ПРОБЛЕМЫ ОСВОБОЖДЕНИЯ ОТ НАКАЗАНИЯ В СВЯЗИ С ПСИХИЧЕСКИМ РАССТРОЙСТВОМ

О.В.Кудряшов

В статье рассмотрены вопросы освобождения от наказания, связанного с лишением свободы. Показано, что действующее законодательство не соответствует судебной и пенитенциарной практике. Предложены изменения в действующее законодательство.

Ключевые слова: психическое расстройство, осужденный, освобождение от наказания.

 

В советском уголовном праве норма об освобождении от наказания в связи с психическим расстройством имела место не в материальном, а в процессуальном законе (ст. 362 УПК РСФСР 1960 г.). Только три союзные республики (Латвийская ССР, Литовская ССР и Эстонская ССР) вводили эту норму в республиканские уголовные законы <1>.

———————————

<1> Спасенников Б.А. Принудительные меры медицинского характера (теория, уголовно-правовое регулирование, практика): Дис. … д.ю.н. М.: Московская государственная юридическая академия, 2004. С. 58.

 

Статья 81 УК РФ озаглавлена «Освобождение от наказания в связи с болезнью». Содержание этой статьи шире ее названия. Она предусматривает не только освобождение от наказания по болезни, но и замену одного наказания другим, на основании заболевания лица, совершившего преступление. Статья 81 УК РФ различает два вида заболеваний: психическое расстройство (ч. 1) и иную тяжелую болезнь, препятствующую отбыванию наказания (ч. 2). Однако главы 5 и 15 УК РФ не упоминают о заболевании, они предусматривают только хроническое психическое расстройство, временное психическое расстройство, слабоумие либо иное болезненное состояние психики. Законодатель непоследовательно использует одно понятие («болезнь») в названии ст. 81 УК РФ, а в тексте части первой этой статьи — другое понятие, более широкое («психическое расстройство») <2>.

———————————

<2> Бычкова А.М. Рецензия на работу «Психические расстройства и их уголовно-правовое, криминологическое, уголовно-исполнительное значение (история, теория, уголовно-правовое регулирование, практика)» д.ю.н., д.м.н., профессора Б.А. Спасенникова // Актуальные вопросы образования и науки. 2012. N 5 — 6 (33 — 34). С. 149 — 150.

 

В.Г. Белоус считает, что упоминаемые в законе психические расстройства чаще являются хроническими, но могут быть и временными, что спорно <3>. Трудно согласиться с введением в этот перечень временных психических расстройств. При этом автор необоснованно игнорирует слабоумие, которое не является хроническим расстройством психики, исходя из содержания ст. 21 УК РФ <4>.

———————————

<3> Белоус В.Г. Критический анализ научных публикаций, посвященных проблеме невменяемости // Актуальные вопросы образования и науки. 2013. N 5 — 6. С. 109.

<4> Спасенников Б.А. Общественно опасные деяния больных психическими расстройствами // Вестник института: преступление, наказание, исправление. 2012. N 4 (20). С. 8 — 11.

 

В части первой ст. 81 УК РФ указывается, что лицо, у которого после совершения преступления наступило психическое расстройство, лишающее его способности к осознанно волевой регуляции поведения, освобождается от наказания. Нам представляется, что такая формулировка требует обсуждения по двум обстоятельствам. Потеря способности осознавать фактический характер и (или) общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими в большинстве случаев скоропреходящая (дни-недели-месяцы), особенно на фоне проводимого этиопатогенетического лечения. В этой ситуации освобождение от наказания и назначение принудительных мер медицинского характера сомнительно, ибо психическое расстройство наступило у лица, обладавшего способностью осознавать фактический характер своих действий (бездействия) и руководить ими во время совершения преступления. Это лицо нуждается в лечении в психиатрическом стационаре, до восстановления способности к осознанно волевой регуляции поведения в соответствии с действующим законодательством о медицинской помощи. Если в отношении лиц, признанных невменяемыми, принудительное лечение осуществляется вплоть до излечения, улучшения состояния или исчезновения обусловленной психическим расстройством возможности «причинения существенного вреда либо опасности для себя или других лиц», то в отношении лиц, у которых психическое расстройство возникло после совершения преступления, юридически значимым критерием достижения лечебного эффекта служит восстановление способности к осознанно волевой регуляции поведения, ибо именно эти качества необходимы для участия в производстве по делу, а также для понимания смысла назначенного наказания. После этого лицо может отбывать наказание. Опасность же этого лица, обусловленная не психическим расстройством, а асоциальными наклонностями, может быть пресечена средствами уголовно-правового порядка <5>.

———————————

<5> Швырев Б.А. Цели принудительных мер медицинского характера // Вестник Международного института управления. 2014. N 5 — 6 (129 — 130). С. 54 — 59.

 

Комментарии к ст. 81 УК, на наш взгляд, изобилуют неточностями. Например, в одном из комментариев говорится, что «если лицо заболело психическим расстройством после совершения преступления, то… применять к нему наказание нельзя…» <6>. В другом руководстве указывается на «невозможность исправления таких лиц из-за утраты способности осознавать характер и общественную опасность своих действий или способности руководить ими, вследствие чего они не в состоянии воспринимать принудительного характера и исправительно-воспитательного смысла применяемых к ним мер государственного принуждения» <7>.

———————————

<6> Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Отв. ред. А.В. Наумов. М., 1997. С. 210.

<7> Уголовное право России. Общая часть. М., 1997. С. 281.

 

У 86% лиц, впервые оказавшихся в психотравмирующей ситуации пребывания в исправительном учреждении, возникает психическое расстройство либо обостряется ранее имеющееся. Оно может проявляться в диссомническом, аффективном, астеническом синдроме и других, более тяжелых проявлениях. Указанные нарушения относятся к психическим расстройствам. Но подобные психические расстройства не могут являться основанием к освобождению от уголовного наказания после совершения преступления. Иначе говоря, если у лица возникло психическое расстройство после совершения преступления, то это не означает, что «цели наказания не могут быть достигнуты» <8>.

———————————

<8> Швырев Б.А. Общие начала назначения наказания в уголовном праве России // Вестник Международного института управления. 2014. N 3 — 4 (127 — 128). С. 59 — 62.

 

У лиц, страдающих хроническим психическим расстройством, например так называемой вялотекущей шизофренией, в исправительном учреждении может наступить обострение этого хронического психического расстройства (подчас расцениваемого как его начало), которое требует определенных лечебно-диагностических мероприятий со стороны сотрудников медицинской части исправительного учреждения, но не «обязательного освобождения от наказания» <9>.

———————————

<9> Спасенников Б.А. О профилактике общественно опасных деяний душевнобольных // Медицинское право. 2012. N 3. С. 45 — 48.

 

Мы полагаем, что суд вправе, но не обязан освобождать от дальнейшего отбытия наказания. Очевидно, в ч. 1, как и в ч. 2 ст. 81 УК Российской Федерации, должна идти речь о факультативном, а не обязательном признаке. Даже при хроническом психическом расстройстве его проявления динамичны, в силу закономерностей течения психического расстройства могут возникать многолетние «светлые промежутки», которые не препятствуют исполнению наказания.

Одновременно должна быть поставлена задача развития службы пенитенциарных психиатров, целью деятельности которых должно быть выявление лиц с психическими расстройствами среди осужденных, оказание им квалифицированной помощи в местах лишения свободы, оказание помощи администрации исправительных учреждений в выборе соответствующего режима, годности к труду и др.

Осужденному в случае возникновения психического расстройства требуется оказать медицинскую (психиатрическую) помощь, которая может быть предоставлена в рамках действующего законодательства, а не вести речь об освобождении от наказания. Ситуация, при которой психическое расстройство делает невозможным исполнение наказания, должна быть очень строго регламентирована в законе.

В Курсе уголовного права приводится практика освобождения от наказания. Из 122 освобожденных от наказания по болезни 82 человека страдали шизофренией, 21 — эпилепсией, 19 — посттравматической энцефалопатией <10>. Опыт клинической криминологии дает основание говорить о том, что эпилепсия и тем более посттравматическая энцефалопатия вряд ли могут быть основанием для освобождения от наказания. Но безусловно, что лица, страдающие этими психическими расстройствами, должны отбывать наказание в тех исправительных учреждениях, где есть возможности для их лечения <11>.

———————————

<10> Курс уголовного права. Общая часть. Т. 2. М., 2002. С. 239.

<11> Швырев Б.А. Проблемы прекращения принудительного психиатрического лечения // Актуальные вопросы образования и науки. 2015. N 1 — 2 (47 — 48). С. 89 — 94.

 

В ст. 81 УК Российской Федерации предусматривается освобождение лица, совершившего преступление, от наказания. Специфика различных видов наказания, от отбывания которых осуществляется освобождение по болезни, указана только в ч. 3 рассматриваемой статьи. В ч. 1 и ч. 2 ст. 81 специфика вида отбываемого осужденным наказания не учитывается. Между тем психическое расстройство, способное дать основание к освобождению от одного вида наказания, может не являться основанием к освобождению в ином случае. То есть не имеется в виду освобождение от любого уголовного наказания. Трудно представить освобождение в связи с психическим расстройством от лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, лишения специального, воинского или почетного звания, классного чина и государственных наград.

При освобождении от наказания лица вследствие психического расстройства решающее значение имеет характер этого расстройства, его тяжесть и прогноз <12>. Такое освобождение не связано ни с тяжестью совершенного преступления, ни с какими-либо иными обстоятельствами (срок отбытого им наказания, поведение осужденного, наличие нарушений режима и т.д.).

———————————

<12> Белоус В.Г., Дивитаева О.А. Становление научной школы уголовного права НОУ ВПО «Институт управления» // На пути к гражданскому обществу. 2015. N 1 (17). С. 13 — 18.

 

Итак, с целью совершенствования отечественного уголовного законодательства предлагается следующая формулировка части первой ст. 81 УК Российской Федерации: «1. Лицо, у которого после совершения преступления наступило психическое расстройство, лишающее его возможности осознавать фактический характер и (или) общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими, может быть судом освобождено от уголовного наказания, а лицо, отбывающее наказание, может быть судом освобождено от дальнейшего его отбывания. Таким лицам суд может назначить меры медицинского характера».

 

Литература

  1. Белоус В.Г., Дивитаева О.А. Становление научной школы уголовного права НОУ ВПО «Институт управления» // На пути к гражданскому обществу. 2015. N 1 (17). С. 13 — 18.
  2. Бычкова А.М. Рецензия на работу «Психические расстройства и их уголовно-правовое, криминологическое, уголовно-исполнительное значение (история, теория, уголовно-правовое регулирование, практика)» д.ю.н., д.м.н., проф. Б.А. Спасенникова // Актуальные вопросы образования и науки. 2012. N 5 — 6 (33 — 34). С. 149 — 150.
  3. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Отв. ред. А.В. Наумов. М., 1997.
  4. Спасенников Б.А. Общественно опасные деяния больных психическими расстройствами // Вестник института: преступление, наказание, исправление. 2012. N 6 (20). С. 8 — 11.
  5. Спасенников Б.А. О профилактике общественно опасных деяний душевнобольных // Медицинское право. 2012. N 3. С. 45 — 48.
  6. Спасенников Б.А. Принудительные меры медицинского характера (теория, уголовно-правовое регулирование, практика): Дис. … д.ю.н. М.: Московская государственная юридическая академия, 2004. С. 58.
  7. Швырев Б.А. Общие начала назначения наказания в уголовном праве России // Вестник Международного института управления. 2014. N 3 — 4 (127 — 128). С. 59 — 62.
  8. Швырев Б.А. Проблемы прекращения принудительного психиатрического лечения // Актуальные вопросы образования и науки. 2015. N 1 — 2 (47 — 48). С. 89 — 94.
  9. Швырев Б.А. Цели принудительных мер медицинского характера // Вестник международного Института управления. 2014. N 5 — 6 (129 — 130). С. 54 — 59.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code