К ВОПРОСУ О ПРЕДМЕТЕ ДОКАЗЫВАНИЯ В КОНСТИТУЦИОННОМ СУДЕБНОМ ПРОЦЕССЕ

А.Ю.Головкова

Аннотация. В статье анализируется специфика содержания предмета доказывания в конституционном судопроизводстве, посредством которого решаются исключительно вопросы права. В структуре предмета доказывания выделяются правовые обстоятельства, такие как особенность конституционного судебного процесса, и фактические обстоятельства, установление которых входит в компетенцию Конституционного суда РФ. Обосновывается двуединая природа предмета доказывания при установлении правовых обстоятельств: во-первых, это юридический факт, влекущий определенные последствия, во-вторых, это содержание нормативных положений, что опять же является особенностью конституционного судопроизводства. Рассматриваются способы установления правовых и фактических обстоятельств, выявляются сходства и различия в их установлении. Делается вывод, что конструкция предмета доказывания в конституционном судопроизводстве в целом укладывается в традиционную конструкцию предмета доказывания, существующую в праве, в связи с чем анализируется возможность применения по аналогии положений нормативных актов, регулирующих сходные правоотношения в иных видах судопроизводства.

Ключевые слова: конституционное судопроизводство, предмет доказывания, Конституционный суд РФ, доказывание, доказательства.

 

За прошедшие годы конституционный  судебный процесс в России получил активное   развитие, что положительно повлияло на эффективность защиты основ конституционного строя, основных прав и свобод человека и гражданина и в целом Конституции РФ.  В результате деятельности Конституционного суда  РФ были выявлены различного рода проблемы касающиеся его организации и деятельности, определения стадий конституционного судопроизводства, лаконичного нормативного регулирования процесса доказывания и доказательств и т. д. В частности, одной из проблем конституционного судебного процесса можно обозначить отсутствие законодательно установленных правил формирования предмета доказывания, а также специфики его содержания.

Отсутствие указанного законодательного регулирования вызывает затруднения у заявителей уже на стадии обращения в Конституционный суд РФ, в большей степени у заявителей-граждан. Например, в среднем за год в Конституционный суд РФ поступает около 17 000 обращений от заявителей-граждан. В 2014 г. постановления были вынесены только в отношении 70 обращений 1 По остальным обращениям в основном вынесены отказные определения, где основанием отказа нередко является неточное определение обстоятельств, подлежащих доказыванию [6], отсутствие аргументированной правовой позиции заявителя [7] и т. д.

В отличие от конституционного судопроизводства, правила формирования и определения предмета доказывания получили достаточное нормативное регулирование в иных видах судопроизводства, в частности в гражданском и уголовном судопроизводстве. В указанных процессуальных отраслях права под предметом доказывания понимается совокупность обстоятельств, подлежащих доказыванию для разрешения дела по существу [9, с. 49]. Считается, что предмет доказывания составляют обстоятельства — юридические факты, с которыми нормы права связывают наступление определенных юридических последствий. С.С. Алексеев отмечал, что без юридического факта нет никаких юридических последствий [1, с. 341].

Однако конституционный судебный процесс существенно отличается от иных видов судебного процесса, посредством которых решаются вопросы факта. Деятельность Конституционного суда РФ направлена на решение исключительно вопросов права. Установление же фактических обстоятельств возможно, но только в случае, если это не входит в компетенцию иных органов [10, ст. 3]. Как подчеркивал Н.В. Витрук, главным в конституционном судопроизводстве является проверка конституционности объектов контроля и их соотнесение с положениями Конституции РФ, а не установление фактических обстоятельств [2, с. 342]. Поэтому возникает вопрос: насколько конституционное судопроизводство укладывается в уже сложившуюся в юридической науке конструкцию предмета доказывания?

Федеральный конституционный закон «О Конституционном Суде Российской Федерации» [6] (далее — Закон о Конституционном Суде) связывает наступление определенных юридических последствий с установлением Конституционным Судом РФ юридических фактов [10, ст. 79], в частности, соответствия либо несоответствия Конституции РФ объекта контроля, тем самым не выделяя его из традиционной конструкции. Например, утрата юридической силы положения нормативного акта является следствием установления Конституционным Судом РФ юридического факта несоответствия оспариваемых положений Конституции РФ и т. д.

Интерес вызывает содержание предмета доказывания в конституционном судопроизводстве и процесс установления фактов, влекущих юридические последствия. Основным объектом исследования Конституционного суда РФ выступают положения Конституции РФ и иных нормативных актов, а в некоторых случаях конкретные жизненные обстоятельства. Поэтому представляется нужным различать в предмете доказывания юридические факты, установленные путем анализа нормативных правовых актов (правовые обстоятельства), и юридические факты, установленные путем исследования конкретных жизненных обстоятельств (фактические обстоятельства).
Особое значение в установлении правовых обстоятельств имеет проверка содержания нормативных актов, осуществляемая Конституционным судом РФ. Положения Конституции РФ, как правило, носят общий характер, детализируются и раскрываются в иных нормативных актах, регулирующих конкретные общественные отношения. Но иногда лаконичность формулировок конституционных положений порождает неоднозначность в их понимании и, как следствие, неточное отражение в содержании иных нормативных актов, что приводит к появлению неконституционных нормативных актов. Как подчеркивал Н.В. Витрук, установить факт соответствия/ несоответствия объекта конституционного контроля Конституции РФ возможно только путем сопоставления их правового содержания [2, с. 342]. В этом проявляется особенность установления правовых обстоятельств. При разрешении дела деятельность участников процесса фактически направлена на установление истинного содержания положений Конституции РФ относительно рассматриваемых правоотношений, а также выявление конституционно-правового содержания оспариваемых норм [8]. Между сторонами фактически происходит состязание в понимании положений нормативных актов, основанном на субъективном толковании норм, путем приведения правовых аргументов, рассуждений, умозаключений и т. д. Факт соответствия/несоответствия оспариваемых положений Конституции РФ устанавливается как логический вывод, сделанный на основании уяснения и сопоставления содержания нормативных актов. Исходя из этого содержание правовых норм в конституционном судопроизводстве фактически является предметом доказывания, позволяющим установить факт, влекущий юридические последствия. Таким образом, при установлении правовых обстоятельств предмет доказывания приобретает двуединую природу. С одной стороны, это юридический факт, влекущий определенные последствия, что укладывается в традиционную конструкцию предмета доказывания. С другой стороны, это содержание нормативных положений, на уяснение которых в основном направлена деятельность Суда и иных участников процесса, что является особенностью конституционного судопроизводства.

Отдельно следует отметить категорию дел о толковании Конституции РФ. Осуществляя толкование конституционных положений, деятельность Суда направлена на уяснение и разъяснение их содержания и не связана с установлением правовых обстоятельств, влекущих юридические последствия. Например, решение Конституционного суда о толковании Конституции РФ не влечет утрату юридической силы нормативных актов или их отдельных положений. Содержание акта толкования неотделимо от содержания разъясняемой правовой нормы, является лишь своеобразной разверткой ее содержания и значения [11, с. 52]. Следовательно, при рассмотрении дел о толковании Конституции РФ предмет доказывания в традиционном значении отсутствует. Содержание исследуемой нормы Конституции РФ фактически выступает единственным предметом доказывания. Нужно отметить, что необходимость пересмотра нормативных актов, принятых исходя из иной интерпретации положений Конституции РФ, связана не с процессом выявления истинного содержания ее положений, а с фактом их несоответствия Конституции РФ.

Как уже отмечалось, Конституционный суд РФ в исключительных случаях устанавливает фактические обстоятельства. Исследование и анализ конкретных жизненных обстоятельств возможны при осуществлении проверки нормативных актов по форме, по порядку подписания, заключения, принятия, опубликования или введения в действие [10, ст. 86]. Например, осуществляя проверку правового акта по порядку принятия, Конституционный суд РФ исследует конкретные обстоятельства принятия акта и выявляет их соответствие законодательно установленному законотворческому процессу.
Заслуживает внимания категория дел о даче заключения о соблюдении установленного порядка выдвижения обвинения Президента РФ в государственной измене и совершении иного тяжкого преступления (далее — порядок выдвижения обвинения). Рассматривая дело, Конституционный суд РФ устанавливает фактические обстоятельства, позволяющие ему принять решение о соблюдении/несоблюдении законодательно установленного порядка выдвижения обвинения. Следует отметить совокупность фактических обстоятельств, установление которых необходимо для разрешения дела по существу, определена законодательно. Например, Конституция РФ закрепляет, что решение Государственной Думы ФС РФ о выдвижении обвинения должно быть принято двумя третями голосов от общего числа депутатов и т. д. [3, ч. 2 ст. 93]. В связи с этим Конституционный суд РФ устанавливает факт того, что данное решение принято именно двумя третями голосов и т. д. Таким образом, при установлении фактических обстоятельств предмет доказывания в конституционном судопроизводстве имеет традиционное значение, понимается как совокупность юридических фактов.

Формирование предмета доказывания в конституционном судебном процессе представляет собой довольно сложный процесс, что объясняется спецификой его содержания и лаконичностью нормативного регулирования. При этом нужно отметить, что конструкция предмета доказывания в конституционном судопроизводстве вполне укладывается в общепринятую конструкцию предмета доказывания, существующую в праве. Однако представляется необходимым законодательное регулирование специфики предмета доказывания в конституционном судопроизводстве как процессе, направленном на решение вопросов права. Думается, что законодательное закрепление фактически существующей составляющей предмета доказывания — «содержание права» и процедуры установления правовых обстоятельств упростит процесс доказывания в конституционном судопроизводстве и сделает более действенным механизм защиты прав и свобод каждого, в первую очередь граждан.

ПРИМЕЧАНИЕ

1 Количественные данные приведены на основе материалов, размещенных на сайте Конституционного суда РФ: http://www.ksrf.ru/ru/Decision/ Statisticses/Pages/Decision.aspx.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Алексеев, С. С. Проблемы теории права. В 2 т. Т. 1 / С. С. Алексеев. — Свердловск : Урал. раб., 1973. — 395 с.
2. Витрук, Н. В. Конституционное правосудие. Судебно-конституционное право и процесс / Н. В. Витрук // Российская академия правосудия. — 4-e изд., перераб. и доп. — М. : Норма : ИНФРА-М, 2012. — 592 с.
3. Конституция Российской Федерации : (принята всенар. голосованием 12.12.1993) : (с учетом поправок, внесенных законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 № 6-ФКЗ, от 30.12.2008 № 7-ФКЗ, от 05.02.2014 № 2-ФКЗ, от 21.07.2014 № 11- ФКЗ) // Официальный интернет-портал правовой информации. — Электрон. текстовые дан. — Режим доступа: http://www.pravo.gov.ru (дата обращения: 01.08.2014). — Загл. с экрана.
4. Нарутто, С. В. Конституционный судебный процесс / С. В. Нарутто, С. Э. Несмеянова, Е. С. Шуг- рина. — М. : Норма : ИНФРА-М, 2014. — 432 с.
5. Несмеянова, С. Э. Конституционный судебный процесс в России. — М. : РИОР : ИНФРА-М, 2012. — 204 с.
6. Определение Конституционного Суда РФ «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Горшенгорина Валерия Ефимовича на нарушение его конституционных прав пунктами 5 и 7 статьи 12 Федерального закона «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний»» от 7 октября 2014 г. № 2159-О. — Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».
7. Определение Конституционного Суда РФ «Об отказе в принятии к рассмотрению запроса Государственного Собрания — Эл Курултая Республики Алтай о проверке конституционности Закона Республики Алтай «О муниципальных образованиях города, районов (аймаков) Республики Алтай и о полномочиях их органов на переходный период»» от 13 ноября 2001 г. № 253-О // ВКС РФ. — 2002. — № 2.
8. Постановление Конституционного Суда РФ «По делу о проверке конституционности положения части второй статьи 29 Федерального закона от 3 февраля 1996 года «О банках и банковской деятельности» в связи с жалобами граждан О.Ю. Веселяшкиной, А.Ю. Веселяшкина и Н.П. Лазаренко» от 23 февраля 1999 г. № 4-П // Российская газета. — 1999. — 3 марта (№ 40).
9. Решетникова, И. В. Доказательственное право в гражданском судопроизводстве / И. В. Решетникова. — Екатеринбург : Изд-во Гуманит. ун-та,
1997. — 336 с.
10. Федеральный конституционный закон «О Конституционном Суде Российской Федерации» от 21 июля 1994 г. № 1-ФКЗ : (ред. от 04.06.2014) // Российская газета. — 1994. — 23 июля (№ 138-139).
11. Хабриева, Т. Я. Толкование Конституции РФ: теория и практика / Т. Я. Хабриева. — М. : Юрист, 1998. — 245 с.

Вестник Волгоградского Государственного университета. Серия 5. Юриспруденция. 2015. № 3 (28)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code