АВТОРСКИЕ ПРАВА И ПРАВА ИЗОБРАЖЕННОГО ЛИЦА: ПРОТИВОРЕЧИЯ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ

Е.Ю.Маликов

Аннотация. Рассматриваются проблемы правового регулирования отношений, связанных с осуществлением прав автора на произведение искусства и прав изображенного лица. Обращается внимание на некорректность формулировок закона в отношении прав изображенного лица, а также на неоправданный приоритет защиты прав изображенного лица перед правами автора, что ограничивает исключительные права автора на произведение. Аргументируется вывод об установлении пределов для осуществления права изображенного лица на отзыв согласия. Делаются выводы относительно правовой природы согласия изображенного лица на использование его изображения, и предлагается рассматривать такое согласие как сделку. Формулируются тенденции развития законодательного регулирования в области защиты авторских прав и прав изображенного лица.

Ключевые слова: произведение искусства, исключительные права автора, изображенное лицо, права изображенного лица, обнародование произведения, согласие изображенного лица, форма согласия.

 

Право на охрану изображения тесно переплетается с нормами об авторском праве, так как, с одной стороны, у автора произведения искусства (картины, скульптуры, фотографии и пр.) возникают авторские права, а с другой — они ограничены волей изображенного лица. Следовательно, реализовать свои исключительные права на произведение искусства автор может только с согласия изображенного лица, за исключением случаев, предусмотренных законом. После обнародования произведения искусства использование изображения лица мо- R жет осуществляться только с его согласия « (п. 1 ст. 152.1 ГК РФ) [2]. В Таким образом, экспонировать свои работы на выставках, включать их в каталоги, использовать в других произведениях искусства (например, в качестве иллюстраций) и пр. автор произведения может только с согласия изображенного лица.
Законом установлен ряд исключений из этого правила. Судебные инстанции предложили свое толкование норм, заложенных в законе. Так, согласно п. 7 Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 5, Пленума ВАС РФ № 29 от 26 марта 2009 г. «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации» такое согласие не требуется, если использование изображения осуществляется в публичных интересах; изображение гражданина получено при съемке, которая проводится в местах, открытых для свободного посещения, или на публичных мероприятиях, за исключением случаев, когда такое изображение является основным объектом использования; гражданин позировал за плату (п. 1 ст. 152.1 ГК РФ).

На первый взгляд, предложенные исключения из общего правила достаточно упрощают жизнь автора, однако, на наш взгляд, представленная в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ № 5, Пленума ВАС РФ № 29 точка зрения — довольно вольная трактовка закона.

Еще более свободная трактовка нормы ст. 152.1 ГК РФ предлагается в Разъяснении Роскомнадзора «О вопросах отнесения фото- и видеоизображения, дактилоскопических данных и иной информации к биометрическим персональным данным и особенности их обработки» [7], где указывается, что в случае получения изображения из общедоступных источников согласие изображенного лица на использование не требуется.

Буквальное толкование закона (п. 1 ст. 152.1 ГК РФ), на наш взгляд, позволяет отнести исключения о получении согласия изображенного гражданина только к случаю, когда обнародование и использование изображения гражданина осуществляются после его смерти. При жизни получение согласия обязательно во всех случаях.

Таким образом, изображенное лицо вправе своим запретом на обнародование и использование произведения искусства практически исключить использование автором своих исключительных авторских прав. Такая ситуация недопустима. Более того, установленный в п. 1 ст. 152.1 ГК РФ запрет противоречит не только нормам действующего законодательства, но и основным правам, заложенным в Конституции РФ.
Так, с одной стороны, «каждому гарантируется свобода литературного, художественного, научного, технического и других видов творчества» (ч. 1 ст. 44 Конституции РФ); «каждый имеет право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом» (ч. 4 ст. 29 Конституции РФ). С другой стороны, за каждым гражданином закреплено право на неприкосновенность частной жизни, на личную и семейную тайну (ст. 23 Конституции Российской Федерации), на охрану своего изображения (ст. 152.1 ГК РФ).

При решении данного вопроса необходимо обеспечить баланс прав каждого лица, как автора произведения, так и изображенной личности.

Судебная практика при возникновении спорных ситуаций между авторами произведений и правами изображенного лица отдает приоритет обладателям нематериальных благ. Так, использование автором фотографий своих работ, полученных в результате фотосъемки, при оформлении календаря, квалифицировано судом как нарушение права на изображение: «право гражданина давать согласие на использование своего изображения (за исключением случаев, установленных законом) превалирует над правом автора фотографического произведения обнародовать его» [1].

В научной литературе предлагается решить данную проблему в пользу авторов произведений искусства. Так, И. Иванов исходя из того, что информация о гражданине (в том числе его изображение) «исключена из перечня объектов гражданских прав (ст. 128 ГК РФ)… изображение гражданина правомерно рассматривать лишь как охраняемый результат интеллектуальной деятельности, оборот которого (включая обнародование) регулируется системой норм, составляющих часть 4 ГК РФ» [3, с. 7]. Может, и следовало бы согласиться с мнением автора, если бы современное законодательство не относило к произведениям искусства помимо прочего комиксы, графические рассказы и проч. (ст. 1259 ГК РФ). А в этом случае защита права на изображение необходима.

Представители противоположного подхода считают, что изображенный в любой момент может отозвать или аннулировать свое согласие, возместив возникшие при этом убытки [5, с. 22]. В противном случае речь идет об ограничении прав изображенного, что недопустимо. Однако отзыв согласия в любой момент так же серьезно ограничивает права автора на произведение, в котором он использовал изображение.

В.А. Микрюков предлагает исходить из того, возмездно или безвозмездно было получено согласие. Если лицо позировало за плату, то отзыв согласия невозможен. Если же изображение передано безвозмездно, то лицо в любой момент может свое согласие аннулировать [6, с. 23]. При этом автор аргументирует вывод тем, что «легальное причисление права гражданина на изображение к разряду личных неимущественных прав с учетом правила п. 2 ст. 9 ГК РФ, согласно которому за исключением предусмотренных законом случаев отказ граждан и юридических лиц от осуществления принадлежащих им прав не влечет прекращения этих прав, исключает возможность совершить бесповоротное отчуждение или безотзывную частичную передачу кому-либо такого нематериального блага, как право на изображение» [6, с. 23].

В целом соглашаясь с автором в вопросе о том, что возможность отзыва согласия следует рассматривать в непосредственной взаимосвязи с возмездностью его получения, необходимо отметить следующее.

По правовой природе само согласие на использование изображения есть ни что иное, как сделка. Следовательно, на получение согласия распространяется правовой режим сделок. В литературе такого рода согласие рассматривают как одностороннюю сделку [8]. Полагаем, что речь идет о двухсторонней сделке, так как для ее совершения необходимо наличие воли двух лиц — изображенного и лица, использующего изображение. При этом в силу действующего законодательства никакого одностороннего отказа изображенного лица (при условии, что оно давало свое согласие) не может быть (ст. 310 ГК РФ). При таком понимании согласия сразу снимается вопрос, также вызывающий дискуссию в научной литературе, о форме согласия — письменное или устное. В данном случае необходимо применять правила о форме сделок (ст. 161 ГК РФ).

При этом нельзя не отметить, что норма ст. 152.1 ГК РФ в целом сформулирована таким образом, что создается впечатление об имущественном характере права на изображение, так как в норме указанной статьи речь идет о возможности продажи собственного изображения, то есть использовании его в гражданском обороте. Анализ статьи вызывает сомнения по поводу неотчуждаемости и непередаваемости данного нематериального блага. В литературе в отношении данной нормы уже высказывалось мнение о том, что по сравнению с западным законодательством «право на изображение в России de lege ferenda является имущественным правом, которым лицо может беспрепятственно и свободно распоряжаться, определяя способы, пределы, формы своего изображения и т. д.» [4, с. 6].

У нематериальных благ отсутствует материальное содержание. Имя, честь и достоинство сами по себе не могут выражаться в денежном или ином материальном эквиваленте. Имущественные последствия могут наступать только тогда, когда нарушается личное неимущественное право на конкретное благо. Например, в средствах массовой информации опорочили имя человека. У него возникает право требовать возмещения вреда. В случае же с изображением гражданина законом предусмотрена прямая возможность получать за свое изображение имущественный эквивалент (п. 1 ст. 152.1 ГК РФ). Более того, исходя из предусмотренной возможности родственников давать согласие после смерти изображенного лица на использование и обнародование произведений с его изображением следует, что это право передается по наследству, а передача по наследству личных неимущественных прав и нематериальных благ запрещена законом (ч. 3 ст. 1112 ГК РФ), за некоторым исключением, например, передается право на защиту личных неимущественных прав.

Таким образом, корректировка нормы ст. 152.1 ГК РФ должна, во-первых, исключить материальные аспекты в понимании нематериального блага, а во-вторых, четко обозначить, что согласие изображенного лица, данное автору произведения искусства, следует рассматривать как двухстороннюю сделку, расторжение которой возможно только по соглашению сторон, а также в случаях, предусмотренных законом.
Существует значительная коллизия и по срокам действия права на изображение и авторского права. Срок охраны интересов изображенного лица не ограничивается периодом его жизни. После смерти гражданина его изображение может использоваться только с согласия детей и пережившего супруга, а при их отсутствии — с согласия родителей. При этом следует обратить внимание, что согласие должно быть получено и у супруга, и у детей.

Отсутствие согласия хотя бы одного из перечисленных родственников не дает право на обнародование и использование изображения.

Таким образом, право на охрану изображения не ставит охрану интересов изображенного гражданина в зависимость от истечения сроков действия исключительных прав автора. Следовательно, создается коллизия между нормами авторского права и нормами, направленными на охрану изображения.

Исключительное право действует в течение всей жизни автора и семидесяти лет после смерти, вслед за тем произведение искусства переходит в общественное достояние, а следовательно, может свободно использоваться любым лицом без чьего-либо согласия. Однако, если речь идет о произведении, содержащем изображение гражданина, это правило не действует. Для его использования требуется согласие либо изображенного лица, либо пережившего супруга, детей, родителей. Следовательно, действие исключительных авторских прав прекращается, а право на нематериальное благо — изображение продолжает действовать. Таким образом, использовать такое произведение искусства либо невозможно, либо крайне затруднительно.

Для защиты прав авторов необходимо синхронизировать сроки охраны и защиты. В частности, по нашему мнению, следует исключить получение согласия родственников изображенного лица на обнародование и использование изображения. Такое исключение снимают, по нашему мнению, три существующие проблемы:
Первая — срок действия права на защиту изображения сократится до периода жизни изображенного лица, и после его смерти автор произведения искусства либо правообладатель сможет обнародовать и использовать его беспрепятственно.
Вторая — родственники умершего изображенного лица не смогут отозвать согласие, полученное от самого изображенного лица. Мы уже высказывали мнение, что они не могут это сделать, так как речь идет о двухсторонней сделке, но в силу действующего законодательства и сложившейся судебной практики эта норма толкуется неоднозначно.

Третья — согласие родственников на использование изображения умершего лица необходимо исключить и в силу того, что право на изображение относится к нематериальным благам, которые характеризуются неотчуждаемостью и непередаваемостью. Следовательно, ни о какой передаче после смерти права на то, чтобы дать согласие на использование изображения или отозвать его, речи быть не может. Более того, действующее законодательство прямо запрещает переход по наследству личных неимущественных прав и нематериальных благ (ч. 3 ст. 112 ГК РФ). Возможна защита личных неимущественных прав умершего его наследниками, но это право в данном случае никто не оспаривает. Более того, нематериальные блага тесно связаны с конкретной личностью и носят строго личный характер. Это означает, что другие лица не могут осуществлять права на нематериальные блага, принадлежащие иному лицу.

Немаловажным для нахождения равновесия между авторскими правами и правом на изображение является цель использования изображения. При использовании изображения в рекламе, а также в иных целях, направленных на извлечение прибыли, согласие следует получать всегда. Сложнее обстоит дело с произведениями искусства. И здесь в большей степени речь идет о фотографическом и киноискусстве. С изобразительным искусством вопрос решается просто, так как предполагается, что если лицо позирует художнику или скульптору, то делает он это добровольно, то есть имеется его согласие. Более того, в других случаях (фото- и видеосъемка) позирование гражданина должно рассматриваться как выражение его положительного волеизъявления. Что же касается видео- и фотофиксации в общественных местах, то необходимо, как и в действующем законодательстве, предусмотреть ряд исключений. При этом исключения должны касаться не только государственных и общественных нужд или съемки в публичных местах, но и обеспечивать реализацию другого конституционного права граждан — права на информацию. При совершенствовании данной нормы должен учитываться и другой важный принцип — непричинение вреда разглашением информации о личной или семейной жизни.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Апелляционное определение Алтайского краевого суда от 25 сентября 2013 г. по делу N° 337872-13 // Гладкая, Е. И. Аналитический обзор практики по спорам в сфере интеллектуальной собственности. Личные неимущественные права автора / Е. И. Гладкая. — Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс», 2014.
2. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30 ноября 1994 г. № 51-ФЗ : (ред. от 31.12.2014) // Собрание законодательства РФ.- 1994. — № 32. — Ст. 3301.
3. Иванов, И. Портрет неизвестного / И. Иванов // Юрист : электрон. журн. — 2012. — № 47. — С. 6-12.
4. Колосов, В. Право на изображение в российском праве с учетом зарубежного опыта / В. Колосов, М. Шварц // Интеллектуальная собственность. Авторское право и смежные права. — 2008. — № 5. — С. 4-16.
5. Малеина, М. Н. Использование в рекламе изображения гражданина: правовые основания и последствия / М. Н. Малеина // Закон. — 2007. — № 10.- С. 21-26.
6. Микрюков, В. А. О возможности отмены согласия гражданина на использование его изображения / В. А. Микрюков // Юрист. — 2013. — № 13. — С. 23-26.
7. Разъяснения Роскомнадзора «О вопросах отнесения фото- и видеоизображения, дактилоскопических данных и иной информации к биометрическим персональным данным и особенности их обработки» // Экономика и жизнь. Бух. прил. — 2013.- 13 сент. (№ 36).
8. Эрделевский, А. М. Об охране изображения гражданина / А. М. Эрделевский. — Доступ из справ. -правовой системы «КонсультантПлюс», 2007.

Вестник Волгоградского Государственного университета. Серия 5. Юриспруденция. 2015. № 3 (28)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code