ДОВЕРИЕ КАК УСЛОВИЕ СОВЕРШЕНИЯ МОШЕННИЧЕСТВА

С.А.Петров

Статья посвящена анализу такого способа совершения мошенничества, как злоупотребление доверием. Автор приходит к выводу, что злоупотребление доверием не является способом совершения мошенничества, хотя и закреплено в законе в качестве такового, поскольку не соответствует определению способа совершения преступления, а выступает в качестве условия его совершения.

Ключевые слова: мошенничество, злоупотребление доверием, обман, способ преступления.

 

Злоупотребление доверием определено законодателем как один из способов совершения мошенничества, отличный от обмана. Однако анализ правоприменительной практики показывает, что следственные органы и суды не различают обман и злоупотребление доверием, часто подменяя один способ другим. В юридической литературе не дано однозначного определения злоупотреблению доверием, различные авторы понимают его по-разному, иногда смешивают с обманом.

Например, Г.Н. Борзенков, определяя злоупотребление доверием, пишет: «Необходимым признаком рассматриваемого способа мошенничества являются особые отношения доверия между потерпевшим и виновным. Эти отношения могут иметь под собой какое-либо юридическое основание, но могут быть обусловлены только фактическими обстоятельствами» <1>. А.И. Бойцов определяет злоупотребление доверием как использование лицом в корыстных целях доверительных отношений, которые сложились у него с потерпевшим во вред последнему <2>. Г.А. Кригер называет злоупотребление доверием разновидностью обмана, а именно обмана доверием <3>. На наш взгляд, оно таковым не является, так как в противном случае не было бы смысла выделять его в качестве самостоятельного способа хищения.

———————————

<1> Борзенков Г.Н. Ответственность за мошенничество (вопросы квалификации). М.: Юрид. лит, 1971. С. 70.

<2> Бойцов А.И. Преступления против собственности. СПб.: Юрид. центр «Пресс», 2002. С. 406.

<3> Кригер Г.А. Квалификация хищений социалистического имущества. М.: Юрид. лит., 1974. С. 164.

 

А.Г. Безверхов определяет злоупотребление доверием как использование в противоправных целях доверия, сложившегося между виновной и пострадавшей сторонами на основании юридических (гражданско-правовых, трудовых или служебных) и фактических отношений (родственных, дружеских, иных близких связей) <4>. И.В. Ильин под злоупотреблением доверием понимает использование в совершении мошенничества ранее возникших отношений личностного характера, отношений по работе, иной деятельности <5>. Еще одно определение злоупотребления доверием, предлагаемое К.В. Михайловым, звучит следующим образом: «Злоупотребление доверием представляет собой умышленное использование лицом основанных на юридических или фактических обстоятельствах доверительных отношений с корыстной целью по поводу имущества во вред правам и законным интересам собственника или иного законного владельца этого имущества» <6>.

———————————

<4> Безверхов А.Г. Имущественные преступления. Самара: Самарский университет, 2002. С. 262.

<5> Ильин И.В. Теоретические основы борьбы с мошенничеством, совершаемым в экономической сфере (уголовно-правовые и криминологические проблемы): Автореф. дис. … докт. юрид. наук. М., 2011. С. 25.

<6> Михайлов К.В. Злоупотребление доверием как признак преступлений против собственности (уголовно-правовые и криминологические аспекты). Дис. … канд. юрид. наук. Челябинск, 2000. С. 51.

 

В п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2007 г. «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате» злоупотребление доверием определяется как использование с корыстной целью доверительных отношений с владельцем имущества или иным лицом, уполномоченным принимать решения о передаче этого имущества третьим лицам.

Как видно, большинство авторов, а также Пленум Верховного Суда РФ определяют злоупотребление доверием через слово «использование». С точки зрения русского языка «использовать» означает «воспользоваться кем-нибудь, чем-нибудь, употребить с пользой» <7>. То есть «использовать» значит «совершить какие-либо действия с чем-нибудь».

———————————

<7> Ожегов С.И. Словарь русского языка / Под ред. Н.Ю. Шведовой. М.: Русский язык, 1987. С. 220.

 

Доверие — это уверенность в чьей-нибудь добросовестности, искренности, в правильности чего-нибудь и основанное на этом отношение к кому-нибудь, чему-нибудь <8>. То есть доверие — это не предмет, не способ действия, а это состояние, это психическое отношение одного лица к другому. Каким образом его можно использовать? Очевидно, что никаких действий с доверием совершить невозможно. Злоупотребление доверием в законе упоминается как способ обращения имущества. То есть с помощью злоупотребления доверием имущество от потерпевшего должно перейти к виновному. Каким образом с помощью доверия, которое является статическим состоянием, можно похитить имущество? Если злоупотребление доверием — это способ хищения имущества, то оно должно соответствовать определению способа совершения преступления. Однако оно не соответствует. Под способом совершения преступления в уголовном праве понимается совокупность приемов и методов, которые использует виновный, совершая общественно опасное деяние <9>, а доверие — это психическое отношение.

———————————

<8> Там же. С. 145.

<9> Мельникова В.Е. Причинная связь и ее уголовно-правовое значение // Уголовное право России. Общая часть: Учебник / Отв. ред. Б.В. Здравомыслов. М.: Юрист, 1996. С. 156.

 

Для того чтобы окончательно разобраться, что же такое злоупотребление доверием, необходимо озвучить примеры употребления слова «использование», приводимые С.И. Ожеговым. Так вот, С.И. Ожегов приводит следующие словосочетания со словом использовать: использовать специалиста, использовать материал, использовать случай, максимально использовать технику, использовать опыт передовиков <10>. В приведенных примерах присутствует словосочетание, которое не совсем вписывается в даваемое С.И. Ожеговым толкование слова «использование», а именно «использовать случай», так как совершить какие-либо действия со случаем также нельзя. Однако данное словосочетание является устойчивым в русском языке, т.е. относится к разряду фразеологизмов — образных сочетаний слов, смысл которых складывается не на основе значений входящих в него лексем, а на основе переносного значения, вкладываемого в него носителями языка. Использовать случай означает использовать стечение благоприятных обстоятельств для совершения какого-либо действия. Случай при этом является условием, при котором можно совершить эти действия, сам этот случай не используется, а лишь позволяет совершить действия. Аналогичная ситуация происходит при злоупотреблении доверием.

———————————

<10> Ожегов С.И. Словарь русского языка. С. 220.

 

Термин «злоупотребление доверием» для большей ясности следовало бы изложить иными словами. Смысл злоупотребления доверием, который вкладывается большинством авторов в этот термин, заключается в том, что виновный использует во зло предоставленные собственником полномочия относительно владения, пользования и распоряжения имуществом, при этом указанные полномочия он получил в силу сложившихся доверительных отношений с потерпевшим, и возможность использования во зло данных полномочий обусловлена наличием этих доверительных отношений.

Способ хищения в данном случае — это злоупотребление полномочиями в отношении имущества, а доверие — это условие совершения преступления, т.е. обстоятельство, от которого зависит возможность совершения преступления.

Таким образом, становится понятно, почему существует неопределенность в разграничении обмана и злоупотребления доверием, потому что сравниваются разные понятия. Обман — это способ хищения имущества, а доверие — это условие. Эти понятия несопоставимы, поскольку построены на различных логических основаниях. Наличие доверия может быть условием совершения обмана и, как правило, является этим условием, хотя и не всегда. В связи с тем, что обман — это способ, а доверие — условие совершения мошенничества, следственные органы в обвинительных заключениях, а в дальнейшем суды в приговорах зачастую указывают и то и другое, но не в качестве способа и условия, а в качестве двух способов, что в принципе невозможно, как невозможно одновременно совершить и кражу, и грабеж. К примеру, в приговоре Солнцевского районного суда г. Москвы от 19 августа 2008 г. указано, что гражданин Б. совершил мошенничество путем обмана или злоупотребления доверием <11>. Магаданским областным судом 2 сентября 2002 г. Косолапов и Полищук признаны виновными в хищении чужого имущества путем обмана и злоупотребления доверием <12>.

———————————

<11> Уголовное дело N 1-346/08 // Архив Солнцевского районного суда г. Москвы за 2008 год.

<12> Бюллетень Верховного Суда РФ. 2004. N 2.

 

При анализе данной проблемы изучено 549 фактов мошенничества, нашедших отражение в 195 приговорах судов, в 375 случаях (68,3%) в качестве способа совершения мошенничества указаны одновременно обман и злоупотребление доверием.

В некоторых приговорах в качестве единственного способа указано злоупотребление доверием, которое при ближайшем рассмотрении оказывается обманом. Например, Правобережным районным судом г. Магнитогорска за хищение чужого имущества путем злоупотребления доверием осужден Б., который попросил у своего знакомого сотовый телефон, чтобы позвонить, а получив его, с похищенным скрылся <13>. Очевидно, что в данном случае имел место обман в намерениях, так как потерпевший, передавая гражданину Б. свой телефон, полагал, что последний его вернет, хотя Б. этого делать не намеревался.

———————————

<13> Уголовное дело N 1-364/04 // Архив Правобережного районного суда г. Магнитогорска за 2004 год.

 

Еще одним приговором этого же суда установлено, что гражданин Н. под предлогом помощи в приобретении автомашины получил от гражданина С. деньги в сумме 70 тыс. руб., не намереваясь исполнять свое обязательство. Полученные деньги гражданин Н. похитил, чем причинил потерпевшему значительный ущерб <14>. Суд посчитал, что в данном случае способом хищения являлось злоупотребление доверием. Полагаем, что способом хищения имущества при совершении описанного мошенничества также являлся обман в намерениях, а не злоупотребление доверием.

———————————

<14> Уголовное дело N 1-226/08 // Архив Правобережного районного суда г. Магнитогорска за 2008 год.

 

М. Костюк и П. Сердюк по поводу злоупотребления доверием пишут: «Практика показывает, что злоупотребление доверием как способ мошенничества всегда сочетается с обманом и в чистом виде не встречается. Доверие всегда лишь помогает мошеннику совершить обман» <15>. О том же говорит А.А. Бакрадзе: «Злоупотребление доверием чаще всего встречается в сочетании с обманом» <16>. Таким образом, если доверие лишь помогает совершить преступление, то оно не является способом его совершения, а выступает в качестве условия, при котором возможно совершение преступления.

———————————

<15> Костюк М., Сердюк П. Вопросы квалификации мошенничества в сфере банковского кредитования // Уголовное право. 2007. N 4. С. 46.

<16> Бакрадзе А.А. Злоупотребление доверием как способ совершения мошенничества // Российский следователь. 2008. N 24. С. 10.

 

Как видно из приведенных примеров, суды не различают понятия обмана и злоупотребления доверием. Из-за этого на практике следственные органы инкриминируют обвиняемым одновременно и обман, и злоупотребление доверием, предоставляя суду в дальнейшем возможность выбора одного из способов хищения и исключение второго. Суды, не обладая четкими разъяснениями относительно природы обмана и злоупотребления доверием, в приговорах оставляют формулировку, предоставленную им следственными органами.

Смысл злоупотребления доверием, предлагаемый в юридической литературе, сводится к использованию во зло полномочий по владению, пользованию и распоряжению имуществом, предоставленных виновному собственником или иным законным владельцем этого имущества, при условии доверия к виновному со стороны собственника или иного законного владельца этого имущества.

Подобным образом злоупотребление доверием определялось еще до революции. Так, И.И. Аносов определял злоупотребление доверием как «…причинение вреда чужому имуществу лицом, уполномоченным в силу закона, договора или правительственного распоряжения распоряжаться этим имуществом в интересах собственника, посредством злоупотребления этим полномочием» <17>.

———————————

<17> Аносов И.И. Злоупотребление доверием. М.: Центральная типолитография М.Я. Минкова, 1915. С. 39.

 

Следует ли отдельно выделять подобный способ хищения? На наш взгляд, не следует, так как хищения, совершенные подобным образом, в одном случае будут квалифицироваться как мошенничество с использованием обмана, а во втором — как присвоение или растрата; все зависит от момента возникновения умысла.

В связи с расширением понятия вверенности имущества в судебной практике такой способ мошенничества как злоупотребление доверием сошел на нет. В прежние времена передача имущества по устной договоренности для временного хранения или пользования не расценивалась как акт вверения данного имущества, поэтому хищение этого имущества квалифицировалось не как присвоение или растрата, а как мошенничество путем злоупотребления доверием. Вот что по этому поводу в 1984 г. писал Г.А. Кригер: «При злоупотреблении доверием имущество может находиться у виновного, которому оно передается ранее на основе доверия» <18>. Он же: «От хищения путем присвоения и растраты… мошенническое обращение в свою пользу переданного лицу имущества отличается тем, что это имущество передается виновному неофициально, не в силу его служебного положения, а на основе личного доверия без предоставления ему каких-либо правомочий в отношении переданного имущества либо по договору (прокат и т.д.)» <19>.

———————————

<18> Комментарий к Уголовному кодексу РСФСР / Отв. редактор Ю.Д. Северин. М.: Юрид. лит., 1984. С. 217.

<19> Там же. С. 218 — 219.

 

Ныне же практика и теория исходят из достаточно широкого понимания категории вверения имущества, считая, что вещь можно вверить и по устной договоренности, в том числе между гражданами. В связи с этим хищения подобного рода квалифицируются как присвоение или растрата <20>.

———————————

<20> См.: Яни П. Постановление Пленума Верховного Суда о квалификации мошенничества, присвоения и растраты: объективная сторона преступления // Законность. 2008. N 4. С. 15; Елисеев С.А. Преступления против собственности по уголовному законодательству России… С. 209 — 213.

 

Например, судебная коллегия Алтайского краевого суда, рассмотрев дело в отношении Е., приговор мирового судьи и постановление апелляционной инстанции изменила, не согласившись с выводами в части квалификации действий осужденного. Как видно из обстоятельств совершенного преступления, умысел на хищение чужого имущества у Е. возник, когда телефон был вверен ему, а потому его действия не могут быть квалифицированы как мошенничество. При таких обстоятельствах действия Е. должны быть квалифицированы по ст. 160 ч. 1 УК РФ — присвоение, т.е. хищение чужого имущества, вверенного виновному <21>.

———————————

<21> Информационный бюллетень Алтайского краевого суда за 3-й квартал 2007 г. Барнаул, 2007. С. 6.

 

С субъективной стороны обман отличается от злоупотребления доверием моментом формирования умысла, при обмане он возникает до получения имущества, а при злоупотреблении доверием — после. Этим злоупотребление доверием всегда было ближе к присвоению с растратой, нежели к обману. Расширение понятия вверенности чужого имущества вытеснило злоупотребление доверием из числа способов хищения.

В связи с изложенным полагаем, что злоупотребление доверием как способ совершения мошенничества следовало бы исключить из ст. 159 УК РФ. При сохранении же действующей редакции указанной нормы вполне допустимым следует считать вменение лицу обоих признаков мошенничества, что подтверждается и практикой Верховного Суда РФ <22>.

———————————

<22> См., напр.: Пункт 2.1 Обзора практики Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ за второе полугодие 2013 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2014. N 6; Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 18 июня 2013 г. N 12-АПУ13-2 и др.

 

Пристатейный библиографический список

  1. Аносов И.И. Злоупотребление доверием. М.: Центральная типолитография М.Я. Минкова, 1915.
  2. Бакрадзе А.А. Злоупотребление доверием как способ совершения мошенничества // Российский следователь. 2008. N 24.
  3. Безверхов А.Г. Имущественные преступления. Самара: Самарский университет, 2002.
  4. Бойцов А.И. Преступления против собственности. СПб.: Юрид. центр «Пресс», 2002.
  5. Борзенков Г.Н. Ответственность за мошенничество (вопросы квалификации). М.: Юрид. лит., 1971.
  6. Елисеев С.А. Преступления против собственности по уголовному законодательству России.
  7. Ильин И.В. Теоретические основы борьбы с мошенничеством, совершаемым в экономической сфере (уголовно-правовые и криминологические проблемы). Автореф. дис. … докт. юрид. наук. М., 2011.
  8. Комментарий к Уголовному кодексу РСФСР / Отв. редактор Ю.Д. Северин. М.: Юрид. лит., 1984.
  9. Костюк М., Сердюк П. Вопросы квалификации мошенничества в сфере банковского кредитования // Уголовное право. 2007. N 4.
  10. Кригер Г.А. Квалификация хищений социалистического имущества. М.: Юрид. лит., 1974.
  11. Мельникова В.Е. Причинная связь и ее уголовно-правовое значение // Уголовное право России. Общая часть: Учебник / Отв. ред. Б.В. Здравомыслов. М.: Юрист, 1996.
  12. Михайлов К.В. Злоупотребление доверием как признак преступлений против собственности (уголовно-правовые и криминологические аспекты). Дис. … канд. юрид. наук. Челябинск, 2000.
  13. Ожегов С.И. Словарь русского языка / Под ред. Н.Ю. Шведовой. М.: Русский язык, 1987.

14. Яни П. Постановление Пленума Верховного Суда о квалификации мошенничества, присвоения и растраты: объективная сторона преступления // Законность. 2008. N 4.

Уголовное право», 2015, N 4

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code