СИСТЕМА ПОВОДОВ К ВОЗБУЖДЕНИЮ УГОЛОВНОГО ДЕЛА: ПРОБЛЕМЫ ДВОЙСТВЕННОГО ПОДХОДА К ФОРМИРОВАНИЮ

М.Е.Гущев, Е.С.Кузьменко

Рассматривается современная система поводов возбуждения уголовного дела. Анализируются плюсы и минусы существующей в настоящее время системы и перспективы ее развития. Выясняется значение «свободного повода» в аспекте достижения паритета конкретности и универсальности поводов к возбуждению уголовного дела.

Ключевые слова: повод к возбуждению уголовного дела, основание возбуждения уголовного дела, свободный повод к возбуждению уголовного дела.

 

Как указывал профессор Б.В. Гаврилов: «Несмотря на произошедшие в России за три последних десятилетия экономические и социально-правовые изменения, современное досудебное производство, содержащее в своей основе положения принятого более 50 лет назад УПК РСФСР, не способно обеспечить реализацию его задач, сформулированных в ст. 6 УПК РФ, как назначение уголовного судопроизводства» <1>.

———————————
<1> Гаврилов Б.В. Современные проблемы досудебного производства и меры по их разрешению // Российский следователь. 2013. N 21. С. 5.

 

Однако проводимая более пятнадцати лет судебно-правовая реформа, призванная усовершенствовать практику расследования и рассмотрения уголовных дел, по сути, привела к кардинальному реформированию теории уголовного процесса, в связи с чем нормативные новеллы УПК РФ вызвали необходимость доктринального переосмысления целого ряда правовых институтов и лежащих в их основе теоретико-методологических постулатов.

В числе первых в этом списке стоит институт возбуждения уголовного дела, и внимание, прежде всего, обращается на принципиально новый подход к нормативному описанию системы поводов к возбуждению уголовного дела. С одной стороны, указанная система стала более компактной, с другой — стала универсальной за счет элемента, сформулированного в п. 3 ч. 1 ст. 140 УПК РФ. Данный факт нашел отражение в весьма неоднозначных, подчас противоречивых, интерпретациях новой системы поводов.

Так, отдельные исследователи попытались представить универсальность современной системы поводов для возбуждения уголовного дела как неоспоримое благо. В юридической литературе появились заявления о целесообразности дальнейшей унификации системы поводов, более того, о сведении этой системы к одному универсальному (свободному) элементу. С другой стороны, стали активизироваться приверженцы усиления формальной индивидуализации поводов и их институционального закрепления. Таким образом, в науке уголовного процесса обозначились два разных (почти противоположных) подхода: универсализация и конкретизация (дифференциация) системы поводов.

Исследование методологических оснований указанных подходов и выяснение их потенциальной практической эффективности имеет большое значение для науки и практики уголовного процесса. Актуальность этой задачи в значительной мере подтверждается наличием специфической, отличающейся от российской, тенденции развития систем поводов к возбуждению уголовного дела в уголовно-процессуальном законодательстве стран СНГ.

Вместе с тем исследования поводов и системы поводов содержат немало «белых пятен». Юридическая наука мало внимания уделяла предпосылкам самой системности поводов. Системный подход к автономному и совокупному осмыслению понятий поводов и оснований к возбуждению уголовного дела практически не применялся. Кроме того, большинство работ были написаны на основе советского уголовно-процессуального законодательства; принятие нового УПК РФ сделало их менее актуальными.

Важность данной темы диктуется и рядом других факторов, тесно соприкасающихся с проблемой системной организации поводов. На фоне формирования различных подходов к системе поводов к возбуждению уголовного дела обострилась дискуссия о самих понятиях поводов и оснований. Появились оригинальные точки зрения на сущность деятельности в первой стадии уголовного процесса. Новая система поводов заметно активизировала ведомственное нормотворчество. В многочисленных актах правоохранительных ведомств, посвященных приему и разрешению заявлений и сообщений о преступлениях, появились разного рода нюансы понимания информационных источников, дающих импульс для начала уголовного процесса <2>. Достаточное количество проблем возникло в практической сфере деятельности.

———————————
<2> См., напр., Приказы: Генеральной прокуратуры РФ, МВД РФ, МЧС РФ, Минюста РФ, ФСБ РФ, Минэкономразвития РФ и Федеральной службы РФ по контролю за оборотом наркотиков от 29.12.2005 N 39/1070/1021/253/780/353/399 «О едином учете преступлений» (с изменениями и дополнениями); МВД России от 29.08.2014 N 736 «Об утверждении Инструкции о порядке приема, регистрации и разрешения в территориальных органах Министерства внутренних дел Российской Федерации заявлений и сообщений о преступлениях, об административных правонарушениях, о происшествиях»; СК России от 11.10.2012 N 72 «Об организации приема, регистрации и проверке сообщений о преступлении в следственных органах (следственных подразделениях) системы Следственного комитета Российской Федерации» // СПС «КонсультантПлюс».

 

Указанные процессы как по отдельности, так и в совокупности свидетельствуют о том, что сегодня вновь актуализировалась потребность в выяснении сущности поводов и оснований к возбуждению уголовного дела, в теоретическом осмыслении их влияния на формирование системы поводов. Решение этой важнейшей для уголовного процесса задачи требует тщательного критического осмысления имеющегося нормативного материала и доктринального знания, а также выяснения оценки системы поводов со стороны практических работников.

Представление о поводе к возбуждению уголовного дела относится к числу проблемных понятий. Единообразия взглядов на его понимание не достигнуто ни в науке, ни в праве (УПК РФ просто игнорирует понятие повода). Значительная часть исследователей акцентирует внимание преимущественно на формально-информационной стороне повода, предлагая понимать последний как источник, из которого компетентные государственные органы получают информацию о преступлении <3>.

———————————
<3> См., напр.: Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса: В 2 т. М., 1970. Т 2. С. 13; Карев Д.С. Возбуждение и расследование уголовных дел. М., 1967. С. 6; Рыжаков А.П. Возбуждение и отказ в возбуждении уголовного дела. М., 2001. С. 9.

 

Обратим внимание на то, что в сноске приведены источники, разница между изданием которых достигает тридцати и более лет. Этот факт подтверждает, что имеет место устойчивая тенденция одноаспектного упрощенного понимания повода. Эта односторонность не способствует качественному развитию системы поводов. Повод — понятие сложное, многоуровневое. И одной только «источниковой» трактовки повода для понимания его сущности недостаточно. Разграничение поводов на различные группы обусловлено генетически. В ведомственных инструкциях нашли отражение определенные исторические закономерности. Современная система поводов сочетает в себе полицейские (ведомственные) и исторические предпосылки, определяющие различную юридическую силу поводов, выражающуюся в неодинаковой совокупности производимых в связи с его возникновением действий.

Кроме того, нельзя говорить о том, что нормативный формализм присущ только поводу и совсем чужд основанию. Действительно, по общему правилу при формировании основания — накоплении данных до уровня их достаточности — действует принцип свободной оценки доказательств. Однако практика сознательно допускает отступления от этого правила и иногда идет по пути формализации оснований. Такой подход характерен для возбуждения дел о некоторых экономических преступлениях, когда результаты соответствующей проверки априори оцениваются как основание для возбуждения уголовного дела.

Образ предполагаемого преступления создается системным единством повода и основания для возбуждения уголовного дела, и следовательно, необходимыми и достаточными для принятия итогового решения свойствами обладает только неразрывная связка повода и основания. Таким образом, можно говорить о том, что юридический факт, дающий импульс для начала уголовно-процессуальной деятельности, порождается совокупными усилиями повода и основания. С практической точки зрения необходимо осознавать, что повод и основание не являются автономными явлениями. Начало уголовно-процессуальной деятельности обусловлено системным единством повода и основания. Только система «повод + основание» способна вызвать к жизни уголовный процесс. Иными словами, у этой системы появляется свойство, не присущее ни поводу, ни основанию, взятым в отдельности. Кроме того, синтетическими становятся и разрозненные свойства этих слагаемых. Если в поводе первенствуют формальные, а в основании — логические аспекты, то в их связке речь идет уже об особых формально-информационных и логических свойствах.

Вряд ли можно безапелляционно говорить о том, что повод имеет материальную природу, а основание — интеллектуальную (логическую). Очевидно, что такое соотношение указанных явлений было бы слишком упрощенным. За всяким поводом скрывается логически оформленная мысль. Основание для возбуждения уголовного дела базируется на логическом законе достаточного основания. Это подтверждается и современной законодательной дефиницией основания, в центре которой находится требование достаточности данных о признаках преступления. Однако логическая сторона не единственная. Формирование достаточного основания предполагает и практическую деятельность по получению данных о признаках преступления.

Современная система поводов вполне логична (что не означает, что она совершенна). Эта логика становится ясной при изложении ее в следующей редакции: «Поводами для возбуждения уголовного дела служат сообщения о совершенном или готовящемся преступлении, полученные из: 1) заявления о преступлении; 2) заявления о явке с повинной; 3) других источников». Мы не предлагаем эту конструкцию в текст закона. Она является всего лишь текстуальным переводом предполагаемого в явное. Однако и этого достаточно, чтобы увидеть признаки понятия повода. Повод — это сообщение о преступлении, полученное из предусмотренного законом источника. Сообщение, содержащее в себе достаточные данные, указывающие на признаки преступления, может служить основанием для возбуждения уголовного дела.

Получение основания для возбуждения уголовного дела предполагает доказательственную деятельность в этой стадии, приведение определенных аргументов, которым свойственны требования, похожие на неотъемлемые свойства доказательств, — относимость и допустимость. Эти требования теснейшим образом переплетаются в таком явлении, как повод к возбуждению уголовного дела. Двойственность субстанции, дающей толчок для начала производства по делу, находит отражение и в понимании повода. Сегодня в науке уголовного процесса складывается определенная школа двойственной трактовки повода. С некоторой долей условности эти трактовки можно обозначить как повод в начале деятельности на стадии возбуждения уголовного дела и повод в завершающем виде как побуждение к началу производства предварительного расследования или судебного разбирательства (по делам частного обвинения). Системность поводов для возбуждения уголовного дела генерируется как формальной (законной) основой понятия повода, так и логической квинтэссенцией понятия основания. Но в большей степени системным образованием, получающимся в результате сложения этих элементов.

Однако система поводов, описанная в УПК РФ, не отличается преемственностью. Законодатель при ее формулировании отдал предпочтение принципу унификации, в то время как предшествующие системы развивались по принципу конкретизации. Пропускная способность системы поводов по УПК РФ не изменилась, а вот формальная определенность в значительной мере снизилась. А последнее обстоятельство означает снижение доказательственной устойчивости информации, полученной до возбуждения уголовного дела.

Однако дифференциация поводов как необходимая предпосылка развития системы поводов к возбуждению уголовного дела по пути конкретизации не должна пониматься как отказ от инструментов, повышающих универсальность системы поводов. Свойство универсальности может быть достигнуто за счет включения в систему поводов так называемого свободного повода. Однако свободный повод — не единственный способ придания системе поводов универсальных свойств.

Главным способом достижения этого, по мнению авторов, является сама системная организация поводов. Сам факт появления свободного повода (п. 3 ч. 1 ст. 140 УПК РФ) может быть оценен позитивно. Но техника его закрепления в законе заслуживает критики. Законодатель поместил в этот повод массу конкретных источников информации. Сюда попали, в частности, и публикации в средствах массовой информации, и непосредственное обнаружение признаков преступления органами расследования, и др. Все это привело к формальной неопределенности указанного повода. Поводы должны быть по возможности формально определенными.

Поиск адекватной процессуальной формы, пригодной для множества конкретных проявлений поводов, должен опираться на идею унификации. Об оптимальном сочетании начал конкретности и универсальности в системе поводов для возбуждения уголовного дела можно говорить только тогда, когда все известные поводы детализированы, а свободный повод, действительно, является свободным. Свободный повод не должен аккумулировать (растворять) в себе источники, конкретизация которых уже состоялась в ходе исторической эволюции уголовного процесса. Безусловно, свободный повод предполагает некоторую степень информационной неопределенности <4>, однако преимущества такого повода, на наш взгляд, неоспоримо выше.

———————————
<4> Подробно см.: Боруленков Ю.П. Информационная неопределенность и риск принятия решения как факторы юридической деятельности // Российский следователь. 2014. N 2. С. 36.

 

Несмотря на ряд имеющихся объективных трудностей, возникающих в сфере уголовного судопроизводства, в особенности применительно к стадии возбуждения уголовного дела, думается, определенные шаги в сторону улучшения ситуации должны быть сделаны.

Существующее уголовно-процессуальное законодательство постоянно совершенствуется. Об этом говорят многочисленные изменения, вносимые в УПК РФ, и связанные с ним нормативно-правовые акты с учетом правоприменительной практики.

Интерес исследователей к указанной проблематике не ослабевает, что дает возможность говорить о формировании современной системы поводов и усовершенствовании ее в сторону оптимальной сочетаемости начал конкретности и универсальности.

Литература

  1. Боруленков Ю.П. Информационная неопределенность и риск принятия решения как факторы юридической деятельности // Российский следователь. 2014. N 2. С. 36 — 40.
  2. Гаврилов Б.В. Современные проблемы досудебного производства и меры по их разрешению // Российский следователь. 2013. N 21. С. 5.
  3. Карев Д.С., Савгирова Н.М. Возбуждение и расследование уголовных дел. М., 1967.
  4. Рыжаков А.П. Возбуждение и отказ в возбуждении уголовного дела. М., 2001.
  5. Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса: В 2 т. М., 1970. Т. 2.

(«Российский следователь», 2015, N 20)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code