Проблемы обеспечения безопасности защищаемых лиц при окончании производства предварительного расследования

А.А.Дмитриева

В работе рассмотрены особенности защиты участников процесса при окончании расследования. Показана специфика применения мер государственной защиты и обеспечения безопасности участников уголовного судопроизводства, которые оказывают содействие в данном этапе производства по уголовному делу.

Ключевые слова: защита свидетелей, безопасность потерпевших, противоправное воздействие, участники процесса, окончание расследования, прекращение уголовного дела, выделение уголовного дела, постановление, псевдоним, приостановление дела, дознание, предварительное следствие.

 

Обеспечение безопасного содействия уголовному правосудию является одной из основных проблем российского уголовного судопроизводства. Исследование вопросов повышения эффективности качества такого содействия обращает на себя внимание отечественных ученых <1>.

———————————

<1> См., например: Епихин А.Ю. Общие условия эффективности функционирования безопасности личности в уголовном судопроизводстве // Уголовное право. 2003. N 4. С. 69 и др.

 

В этой связи рост преступности, низкая раскрываемость преступлений, в первую очередь тяжких и особо тяжких, напрямую связаны в том числе и с давлением, оказываемым на потерпевших и свидетелей в ходе раскрытия преступлений <2>. Такое активное противодействие правосудию существенно снижает возможности органов предварительного расследования получить доказательства обвинения. В этой связи обеспечение безопасности участников уголовного судопроизводства имеет непосредственное влияние на уголовно-процессуальную деятельность, так как прямо касается проблем получения важной по уголовному делу доказательственной информации относительно обстоятельств, подлежащих доказыванию (ст. 73 УПК) <3>.

———————————

<2> Решение Комитета по безопасности от 15 мая 2003 г. N 105/3 «О проекте Федерального закона N 307533-3 «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства» // Документ опубликован не был. СПС «КонсультантПлюс».

<3> См., например: Зайцев О.А. Теоретические и правовые основы государственной защиты участников уголовного судопроизводства в Российской Федерации: Дис. … докт. юрид. наук. М., 1999; Брусницын Л.В. Теоретико-правовые основы и мировой опыт обеспечения безопасности лиц, содействующих уголовному правосудию: Дис. … докт. юрид. наук. М., 2002; Епихин А.Ю. Концепция обеспечения безопасности личности в сфере уголовного судопроизводства: Дис. … докт. юрид. наук. Сыктывкар, 2004; и др.

 

Отметим, что такой процесс государственной защиты участвующих в уголовном деле лиц может быть как постоянным, то есть на всем протяжении производства по уголовному делу, так иметь и временный характер — закончиться на определенной стадии судопроизводства. Особенности осуществления мер государственной защиты и обеспечения безопасности лиц, содействующих уголовному правосудию, на различных этапах движения уголовного дела имеют, естественно, свои особенности.

В этой связи, как нам представляется, актуальным является исследование проблем обеспечения безопасности защищаемого лица при окончании производства по уголовному делу. Этот интерес вызван, прежде всего, тем, что завершение предварительного расследования имеет свои специфические особенности: оно означает подведение некоего промежуточного для прокурора или суда и окончательного для дознавателя или следователя этапа расследования преступления <4>. Кроме того, в случае применения мер защиты они должны иметь свое продолжение в судебных стадиях и применяться иными субъектами уголовно-процессуальной деятельности. Такой процесс носит строго конфиденциальный характер, поэтому увеличение количества осведомленных о секретных сведениях должностных и иных лиц также накладывает свой отпечаток на этом промежуточном этапе производства по делу.

———————————

<4> Для суда выводы досудебного расследования, в том числе и по поводу предъявленного обвинения, являются предварительными. Окончательными они станут при постановлении приговора.

 

В подобной ситуации, при окончании предварительного расследования, по нашему мнению, может иметь место несколько вариантов следственной (судебной) ситуации:

1) лицо оказало содействие уголовному правосудию, но не нуждается в государственной защите <5>;

———————————

<5> Отсутствие такой нужды может быть вызвано различными причинами: лицо само способно себя защитить, угроза не носит серьезной опасности и т.п.

 

2) лицо оказало содействие производству по делу, нуждается в обеспечении защиты, о чем свидетельствуют объективные предпосылки <6>;

———————————

<6> См., например: Епихин А.Ю. Предпосылки применения мер безопасности участников уголовного процесса // Татищевские чтения: актуальные проблемы науки и практики: Материалы Международной научной конференции. Серия: Правоотношения и юридическая ответственность: В 2 ч. Тольятти: Волжский университет им. В.Н. Татищева, 2004. Ч. 1. С. 180 — 183; Епихин А.Ю. Поводы и основания применения и реализации мер безопасности защищаемых лиц в уголовном судопроизводстве // Вестник КРАГСиУ. Серия: Государство и право. 2004. N 7. С. 4 — 11; и др.

 

3) лицо оказало содействие, и это обстоятельство не является основанием для возникновения угрозы его безопасности, то есть угроза объективно отсутствует;

4) лицо оказало содействие, и это является основанием для возможной угрозы его безопасности.

Кроме того, на этапе окончания производства по уголовному делу представляется важным наличие или отсутствие применения мер государственной защиты и обеспечения безопасности в стадии предварительного расследования (в досудебном производстве).

В зависимости от того, на каком этапе оказано содействие расследованию преступления (на начальном, при возбуждении уголовного дела, его дальнейшем расследовании, при окончании расследования и формулировании окончательного постановления о привлечении в качестве обвиняемого), могут быть различные варианты реализации защитных мер.

В отличие, например, от стадии возбуждения уголовного дела, на период завершения производства по делу все необходимые полученные доказательства с точки зрения дознавателя или следователя собраны, при этом, по нашему мнению, высока вероятность бесполезности оказания противоправного воздействия на защищаемое лицо, которое уже дало необходимые для расследования доказательственные сведения. Теоретически возможна ситуация, при которой защищаемое лицо, подвергающееся противоправному воздействию, изменило свои показания в пользу обвиняемого (подсудимого) на предварительном расследовании или в судебном заседании.

Поэтому одной из многих целей противоправного воздействия может являться вероятное устранение защищаемого лица и его неявка в зал судебного заседания. Вместе с тем неявка свидетеля в судебное заседание по уважительной причине является основанием для оглашения его показаний (ч. 2 ст. 281 УПК РФ), следовательно, в подобной ситуации теоретически отсутствуют причины устранять уже давшего показания участника процесса. Отметим, что оглашение показаний имеет определенные ограничения и не во всех случаях суд может принять подобное решение.

Неявка свидетелей может являться основанием для отложения дела слушанием. В этом случае целью оказания воздействия на сотрудничающих со следствием свидетелей может являться затягивание судебного процесса и т.п. <7>.

———————————

<7> Подробнее см., например: Епихин А.Ю., Быков В.М. Отложение судебного разбирательства и проблемы истребования новых доказательств // Российская юстиция. 2007. N 4. С. 46 — 50; и др.

 

Как показывает судебная практика, оглашение показаний не явившегося в судебное заседание свидетеля может быть признано уважительным и суд вправе на основании ст. 281 УПК огласить его показания. Так, например, кассационная инстанция оставила приговор без изменения, указав, что «не имелось у суда оснований и для признания показаний свидетелей З. и К. неправдивыми или признания их недопустимыми доказательствами, при этом показания свидетеля З. в судебном заседании были оглашены в соответствии с требованиями ст. 281 УПК РФ в связи с уважительной причиной неявки свидетеля и с согласия сторон» <8>.

———————————

<8> Кассационное определение Верховного Суда РФ от 10 февраля 2014 г. N 82-О14-1. Приговор: по п. «д» ч. 2 ст. 105 УК РФ за убийство // Документ опубликован не был. СПС «КонсультантПлюс».

 

Возможность оглашения показаний не явившегося в суд по уважительной причине свидетеля признана Конституционным Судом не противоречащей нормам Конституции Российской Федерации, поскольку нормы ст. 281 УПК допускают возможность по ходатайству государственного обвинителя без согласия стороны защиты огласить показания свидетеля обвинения в случае его неявки без уважительных причин в судебное заседание <9>.

———————————

<9> Определение Конституционного Суда РФ от 21 декабря 2011 г. N 1699-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Богородицкого Сергея Николаевича на нарушение его конституционных прав частями первой и второй статьи 281 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» // Документ опубликован не был. СПС «КонсультантПлюс».

 

Принять меры безопасности в отношении участников процесса, которые помогли ранее или еще продолжают оказывать содействие расследованию, по нашему мнению, должно являться обязанностью лица, ведущего производство по уголовному делу. Содержание ч. 3 ст. 11 УПК РФ, закрепляющей пять уголовно-процессуальных мер безопасности, к нашему сожалению, не обязывает лицо, в чьем производстве находится уголовное дело, принимать такие защитные меры. Формулировка «…принимают в пределах своей компетенции…» меры безопасности не обязывает должностных лиц уголовного процесса к вынесению конкретных решений о применении мер государственной защиты и обеспечения безопасности защищаемых лиц.

В этой связи представляется важным момент разъяснения участнику процесса о его праве на применение пяти мер безопасности, прямо перечисленных в ч. 3 ст. 11 УПК. Это непосредственно связано с возможностью реализации предоставленных законом прав участника процесса — защищаемого лица, содействующего правосудию.

По верному утверждению М.П. Фадеевой, разъяснение лицу права на обеспечение безопасности не должно носить избирательный характер и ни в коем случае не ставиться в зависимость от того, собирается лицо давать показания, изобличающие виновных, или нет. Информирование участника уголовного процесса происходит не во время и не по окончании, а непосредственно перед началом следственного действия, с тем чтобы у лица сформировалась наиболее полная картина о его правах и оно имело бы возможность своевременно сообщить о случаях противоправного воздействия либо об угрозе такого воздействия <10>.

———————————

<10> Фадеева М.П. О государственной защите лиц, содействующих уголовному судопроизводству при производстве допроса // Адвокат. 2006. N 9.

 

В этой связи Е.И. Замылин отмечает, что деятельность по ограждению допрашиваемых от неправомерного воздействия должна быть инициирована следователем, который является координатором мероприятий по обеспечению безопасности конкретных участников процесса на период нахождения уголовного дела в его производстве <11>.

———————————

<11> Замылин Е.И. Тактико-психологические особенности общения с жертвой посткриминального воздействия // Российский следователь. 2008. N 11. С. 34 — 35.

 

Действующий УПК РФ выделяет различные виды окончания производства по делу, следовательно, и варианты развития процесса мер государственной защиты и обеспечения безопасности будут неодинаковы.

Обратим внимание, что в случае применения мер безопасности в досудебных стадиях суд обязан решить вопрос об их продлении на основании предписания в ч. 3.1 ст. 227 УПК.

Кроме того, необходимость защиты участников процесса может возникнуть на этапе окончания предварительного расследования. Причиной появления угрозы безопасности может являться факт ознакомления обвиняемого с материалами уголовного дела, в процессе которого он получает всю информацию по уголовному делу, в том числе и о содействии, например, уличающего его свидетеля с органами расследования. Это может быть вызвано наличием в протоколе допроса, например, свидетеля, указания его псевдонима <12> либо постановления о сохранении в тайне подлинных данных.

———————————

<12> Подробнее см., например: Брусницын Л.В. Участие потерпевших и свидетелей в уголовном судопроизводстве под псевдонимом // Деятельность органов внутренних дел по обеспечению безопасности лиц, подлежащих государственной защите в современных условиях: вопросы теории и практики. 2014. N 1. С. 32 — 38; и др.

 

В отдельных случаях принятые в процессе расследования меры безопасности, например контроль и запись телефонных и иных переговоров, и сведения, полученные путем проведения этих следственных действий, имеют доказательственное значение, в том числе и после устранения угрозы безопасности. Так, А.В. Черенков отмечает, что «контроль и запись переговоров — это следственное действие, а значит, оно может быть осуществлено во временной промежуток между возбуждением уголовного дела и направлением его в суд (прекращением уголовного дела)» <13>. В продолжение этой мысли Р.В. Чупахин считает, что задача обеспечения безопасности участников процесса и иных лиц будет решаться судом, в том числе путем инициирования контроля и записи переговоров <14>.

———————————

<13> Черенков А.В. Использование контроля и записи переговоров в раскрытии и расследовании преступлений: Учебное пособие. М.: Книжный мир, 2005. С. 50.

<14> Чупахин Р.В. Особенности производства контроля и записи переговоров при расследовании взяточничества // Юридический мир. 2006. N 10. С. 49 — 57.

 

Отдельные проблемы может вызвать обеспечение безопасности защищаемого лица при вынесении постановления о приостановлении производства по уголовному делу. Поскольку процессуальная деятельность в данном случае не проводится (заканчивается), предполагается, что и уголовно-процессуальные меры безопасности также применяться не могут. Вместе с тем, на наш взгляд, меры государственной защиты, установленные в Федеральном законе N 119-ФЗ «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства» <15>, могут быть применены или продолжены. Например, в отношении защищаемого лица может быть продолжено его нахождение в безопасном месте до окончания угрозы его безопасности. Такой вариант обеспечения безопасности следует рассматривать и в случае прекращения уголовного дела.

———————————

<15> Федеральный закон от 20 августа 2004 г. N 119-ФЗ «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства» (ред. от 3 февраля 2014 г., с изм. от 4 июня 2014 г.) // СЗ РФ. 2004. N 34. 23 августа. Ст. 3534.

 

Ю.П. Буруленков пишет, что окончание производства по уголовному делу, его прекращение вызывают целый ряд правовых последствий, в том числе принятие такого решения непосредственно связано с возникновением обязанности лица, ведущего дело к решению о принятии безопасности участников процесса <16>.

———————————

<16> Боруленков Ю.П. Предмет доказывания как категория // Уголовное судопроизводство. 2013. N 4. С. 18 — 25.

 

В этой связи может возникнуть вполне закономерный вопрос о том, зачем обеспечивать безопасность защищаемого лица, если дело прекращено? Действительно, на первый взгляд, может показаться, что такая защита не нужна. Однако основания для прекращения производства по делу различны. Также оказание воздействия в подобной ситуации может носить характер мести за оказанное содействие. Кроме того, не исключено, что постановление о прекращении дела может быть впоследствии отменено надзирающим прокурором. Так, например, за 2014 год прокурорами было отменено 29330 постановлений о прекращении дела <17>.

———————————

<17> URL: www.genprok.gov.ru.

 

Меры безопасности обладают спецификой при выделении уголовного дела в отдельное производство (ст. 154 УПК). Так, например, при проведении расследования в отношении несовершеннолетнего уголовное дело в отношении его должно быть выделено в отдельное производство. В литературе отмечается, что в УПК РФ не закреплены случаи, при которых следователь (дознаватель) обязан выделить уголовное дело в отношении несовершеннолетнего подозреваемого (обвиняемого), привлеченного к уголовной ответственности вместе с совершеннолетними обвиняемыми <18>. Вместе с тем, на наш взгляд, при наличии угрозы в отношении одного из несовершеннолетних, сотрудничающего и оказывающего содействие уголовному правосудию, уголовное дело в отношении его должно быть выделено по причине необходимости обеспечения его безопасности.

———————————

<18> Рязанцев В.А. Выделение уголовного дела в отношении несовершеннолетнего подозреваемого (обвиняемого), привлеченного к уголовной ответственности вместе с совершеннолетними // Российский следователь. 2013. N 9. С. 17 — 19.

 

Как отметил Конституционный Суд Российской Федерации, решение суда, вынесенное в отношении лица, чье уголовное дело было выделено в отдельное производство, не может иметь преюдициальное значение при рассмотрении основного уголовного дела <19>. Кроме того, при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве выделение уголовного дела в отдельное производство является обязательным. По верному утверждению В.Г. Глебова и Н.С. Костенко, по смыслу закона даже в случае, когда угроза безопасности участника процесса отсутствует, выделение уголовного дела в отдельное производство остается необходимым условием для принятия после окончания предварительного следствия в особом порядке судебного решения, предусмотренного гл. 40.1 УПК РФ, и, соответственно, реализации заключенного с лицом досудебного соглашения о сотрудничестве <20>.

———————————

<19> Определение Конституционного Суда РФ от 15 июля 2008 г. N 458-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Алексаняна Василия Георгиевича на нарушение его конституционных прав статьей 154 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» // Документ опубликован не был. СПС «КонсультантПлюс».

<20> Глебов В.Г., Костенко Н.С. Проблемы выделения уголовного дела в отношении лица, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве // Российский следователь. 2011. N 24. С. 16 — 18.

 

Таким образом, на этапе окончания предварительного расследования процесс государственной защиты и обеспечения безопасности участников уголовного судопроизводства, содействующих уголовному правосудию, носит сложный, многообразный и противоречивый характер, обладает специфическими межотраслевыми связями.

 

Литература

  1. Боруленков Ю.П. Предмет доказывания как категория // Уголовное судопроизводство. 2013. N 4. С. 18 — 25.
  2. Брусницын Л.В. Теоретико-правовые основы и мировой опыт обеспечения безопасности лиц, содействующих уголовному правосудию: Дис. … докт. юрид. наук. М., 2002.
  3. Брусницын Л.В. Участие потерпевших и свидетелей в уголовном судопроизводстве под псевдонимом // Деятельность органов внутренних дел по обеспечению безопасности лиц, подлежащих государственной защите в современных условиях: вопросы теории и практики. 2014. N 1. С. 32 — 38.
  4. Глебов В.Г., Костенко Н.С. Проблемы выделения уголовного дела в отношении лица, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве // Российский следователь. 2011. N 24. С. 16 — 18.
  5. Епихин А.Ю. Концепция обеспечения безопасности личности в сфере уголовного судопроизводства: Дис. … докт. юрид. наук. Сыктывкар, 2004.
  6. Епихин А.Ю. Общие условия эффективности функционирования безопасности личности в уголовном судопроизводстве // Уголовное право. 2003. N 4. С. 69.
  7. Епихин А.Ю. Поводы и основания применения и реализации мер безопасности защищаемых лиц в уголовном судопроизводстве // Вестник КРАГСиУ. Серия: Государство и право. 2004. N 7. С. 4 — 11.
  8. Епихин А.Ю. Предпосылки применения мер безопасности участников уголовного процесса // Татищевские чтения: актуальные проблемы науки и практики: Материалы Международной научной конференции. Серия: Правоотношения и юридическая ответственность: В 2 ч. Тольятти: Волжский университет им. В.Н. Татищева, 2004. Ч. 1. С. 180 — 183.
  9. Епихин А.Ю., Быков В.М. Отложение судебного разбирательства и проблемы истребования новых доказательств // Российская юстиция. 2007. N 4. С. 46 — 50.
  10. Зайцев О.А. Теоретические и правовые основы государственной защиты участников уголовного судопроизводства в Российской Федерации: Дис. … докт. юрид. наук. М., 1999.
  11. Замылин Е.И. Тактико-психологические особенности общения с жертвой посткриминального воздействия // Российский следователь. 2008. N 11. С. 34 — 35.
  12. Кассационное определение Верховного Суда РФ от 10 февраля 2014 г. N 82-О14-1. Приговор: по п. «д» ч. 2 ст. 105 УК РФ за убийство // Документ опубликован не был. СПС «КонсультантПлюс».
  13. Определение Конституционного Суда РФ от 15 июля 2008 г. N 458-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Алексаняна Василия Георгиевича на нарушение его конституционных прав статьей 154 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» // Документ опубликован не был. СПС «КонсультантПлюс».
  14. Определение Конституционного Суда РФ от 21 декабря 2011 г. N 1699-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Богородицкого Сергея Николаевича на нарушение его конституционных прав частями первой и второй статьи 281 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» // Документ опубликован не был. СПС «КонсультантПлюс».
  15. Решение Комитета по безопасности от 15 мая 2003 г. N 105/3 «О проекте Федерального закона N 307533-3 «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства» // Документ опубликован не был. СПС «КонсультантПлюс».
  16. Рязанцев В.А. Выделение уголовного дела в отношении несовершеннолетнего подозреваемого (обвиняемого), привлеченного к уголовной ответственности вместе с совершеннолетними // Российский следователь. 2013. N 9. С. 17 — 19.
  17. Фадеева М.П. О государственной защите лиц, содействующих уголовному судопроизводству при производстве допроса // Адвокат. 2006. N 9.
  18. Федеральный закон от 20 августа 2004 г. N 119-ФЗ «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства» (ред. от 3 февраля 2014 г., с изм. от 4 июня 2014 г.) // СЗ РФ. 2004. N 34. 23 августа. Ст. 3534.
  19. Черенков А.В. Использование контроля и записи переговоров в раскрытии и расследовании преступлений: Учебное пособие. М.: Книжный мир, 2005. С. 50.
  20. Чупахин Р.В. Особенности производства контроля и записи переговоров при расследовании взяточничества // Юридический мир. 2006. N 10. С. 49 — 57.
  21. URL: www.genprok.gov.ru.

«Российский следователь», 2015, N 19

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code