О правовых подходах КС РФ к дискреционным полномочиям, закрепленным в ч. 3 ст. 381, ч. 3 ст. 391.5 ГПК РФ и ч. 8 ст. 291.6, ч. 7 ст. 308.4 АПК РФ, а также в ч. 1 ст. 391.11 ГПК РФ и ч. 1 ст. 308.10 АПК РФ

Предыдущая страница

О правовых подходах КС РФ к дискреционным полномочиям, закрепленным в ч. 3 ст. 381, ч. 3 ст. 391.5 ГПК РФ и ч. 8 ст. 291.6, ч. 7 ст. 308.4 АПК РФ.

КС РФ несколько раз рассматривал соответствующие нормы, и по понятным причинам прежде всего закрепленные в ГПК РФ. В основном его подходы, формулируемые в зависимости от того угла зрения, который определялся поставленными заявителями перед ним вопросами, содержатся в определениях. Наиболее важными из них являются следующие.

В п. 2 мотивировочной части Определения от 20 декабря 2005 г. N 530-О <1> КС РФ указал, что возможность обжалования определений судьи об отказе в истребовании дела или об отказе в передаче дела для рассмотрения по существу в суд надзорной инстанции председателю суда надзорной инстанции, заместителю Председателя ВС РФ, которые при несогласии с таким судебным определением выносят определение об истребовании дела или о передаче дела для рассмотрения по существу в суд надзорной инстанции (ч. 6 ст. 381, ч. 2 ст. 383 ГПК РФ), является дополнительной гарантией защиты прав заинтересованных в пересмотре вступивших в законную силу судебных постановлений лиц.

———————————

<1> СПС «КонсультантПлюс».

 

В п. 2 мотивировочной части Определения от 18 декабря 2007 г. N 836-О-О <1> КС РФ указал, что, оспаривая конституционность ч. 6 ст. 381 ГПК РФ, заявительница фактически поставила вопрос об установлении такого порядка рассмотрения надзорных жалоб и представлений в ВС РФ, при котором возможно было бы последовательное их рассмотрение заместителем Председателя ВС РФ и Председателем ВС РФ. В связи с этим КС РФ отметил, что увеличение числа надзорных инстанций не соответствовало бы принципу правовой определенности и предназначению надзорного производства как дополнительного средства обеспечения правосудности судебных постановлений в корреспонденции с признаваемыми Российской Федерацией международно-правовыми стандартами. Аналогично был решен вопрос и в рамках другого дела, что видно из Определения КС РФ от 19 апреля 2007 г. N 302-О-О <2>.

———————————

<1> СПС «КонсультантПлюс».

<2> Там же.

 

В п. 3 мотивировочной части Определения от 15 января 2008 г. N 107-О-О <1> КС РФ не согласился с доводом заявительницы о неконституционности наделения соответствующим дискреционным полномочием не только Председателя ВС РФ, но его заместителя. В связи с этим КС РФ отметил, что он в своих решениях неоднократно указывал, что Конституция РФ, гарантируя каждому право на судебную защиту его прав и свобод и на судебное обжалование решений органов государственной власти, в том числе судебной (ч. ч. 1 и 2 ст. 46), непосредственно не устанавливает какой-либо определенный порядок судебной проверки решений судов по жалобам заинтересованных лиц. Конституционное право на судебную защиту не предполагает возможности для гражданина по собственному усмотрению выбирать способ и процедуру судебного оспаривания, они определяются законами на основе Конституции РФ, ее ст. ст. 46, 123 и 128. Аналогичный подход усматривается из Определения КС РФ от 19 апреля 2007 г. N 262-О-О <2>.

———————————

<1> Там же.

<2> Там же.

 

В п. 2.2 мотивировочной части Определения от 16 апреля 2009 г. N 430-О-О <1> КС РФ указал, что сокращение федеральным законодателем числа надзорных инстанций посредством исключения возможности обращения заинтересованных лиц с надзорной жалобой к председателю верховного суда республики, краевого, областного суда, суда города федерального значения, суда автономной области, суда автономного округа, окружного (флотского) военного суда не может расцениваться как недопустимое ограничение права на обращение в суд надзорной инстанции, влекущее нарушение конституционного права на судебную защиту, тем более что в случае несогласия с отказом судьи в истребовании дела либо передаче его для рассмотрения в суд надзорной инстанции заинтересованные лица в соответствии с п. 3 ч. 2 ст. 377 ГПК РФ вправе обратиться с надзорной жалобой в Судебную коллегию по гражданским делам ВС РФ. Следовательно, как оценил КС РФ, ч. 3 ст. 381 ГПК РФ не может рассматриваться как нарушающая конституционные права заявительницы, перечисленные в жалобе.

———————————

<1> Там же.

 

Основные правовые позиции КС РФ были сформулированы в п. 6 мотивировочной части Постановления от 5 февраля 2007 г. N 2-П <1>. КС РФ указал, во-первых, что по смыслу названных законоположений во взаимосвязи с иными положениями гл. 41 ГПК РФ указанное правомочие может быть реализовано только при наличии соответствующего обращения лица, подававшего надзорную жалобу (представление). Такое обращение может рассматриваться как обжалование вынесенного судьей определения, являясь по сути отдельным этапом производства в суде надзорной инстанции, и допустимо только в пределах срока, установленного ч. 2 ст. 376 ГПК РФ. Во-вторых, он заключил, что председатель верховного суда республики, краевого, областного или приравненного к нему суда, Председатель ВС РФ, заместитель Председателя ВС РФ в случае обращения к ним заинтересованного лица принимают решение в такой же процедуре, в те же сроки и исходя из тех же оснований, которые предусмотрены ГПК РФ для решения рассматривающим надзорную жалобу (представление) судьей вопросов об истребовании дела и о передаче дела для рассмотрения по существу в суд надзорной инстанции, поскольку в противном случае имела бы место не урегулированная законом процессуальная деятельность.

———————————

<1> СПС «КонсультантПлюс».

 

В-третьих, КС РФ отметил, что обращение к указанным должностным лицам после вынесения судьей определения об отказе в истребовании дела или об отказе в передаче дела в суд надзорной инстанции не может считаться обязательным условием для дальнейшего обжалования судебных постановлений в вышестоящую надзорную инстанцию. Иное повлекло бы безосновательное увеличение числа надзорных инстанций и не соответствовало бы принципу правовой определенности и предназначению надзорного производства как дополнительного средства обеспечения правосудности судебных постановлений.

О правовых подходах КС РФ к нормам, установленным в ч. 1 ст. 391.11 ГПК РФ и ч. 1 ст. 308.10 АПК РФ.

Подходы КС РФ, имеющие значение при оценке рассматриваемых полномочий, изложены в ряде его судебных актов.

Прежде всего это уже упомянутое ранее Постановление КС РФ от 5 февраля 2007 г. N 2-П. В п. 8 его мотивировочной части еще применительно к, по сути, аналогичной в аспекте дискреционности норме ст. 389 ГПК РФ КС РФ указал, что правомочие Председателя ВС РФ, его заместителя внести в Президиум ВС РФ мотивированное представление о пересмотре судебных постановлений в порядке надзора в целях обеспечения единства судебной практики и законности вводит особую процедуру инициирования пересмотра судебных постановлений в порядке надзора дополнительно к существующему общему регулированию предварительного производства в надзорной инстанции, установленного ст. ст. 381 — 383 ГПК РФ. Эта процедура предназначена исключительно для случаев, когда без устранения допущенных нижестоящими судами существенных нарушений норм материального или процессуального права невозможно обеспечение верховенства и единообразного применения закона в соответствии с требованиями Конституции РФ, в том числе ее ст. ст. 15, 19, 120 и 126.

Внесением указанными должностными лицами ВС РФ представлений о пересмотре вступивших в законную силу судебных постановлений в порядке надзора затрагиваются права лиц, участвующих в деле, как они определены этими судебными постановлениями. Между тем из конституционных принципов состязательности и равноправия сторон и связанного с ними принципа диспозитивности следует, что процессуальные отношения в гражданском судопроизводстве возникают, изменяются и прекращаются главным образом по инициативе непосредственных участников спорного материального правоотношения, имеющих возможность с помощью суда распоряжаться своими процессуальными правами, а также спорным материальным правом. При этом предполагается такое построение судопроизводства, при котором функция суда по разрешению дела отделена от функций спорящих перед судом сторон: осуществляя правосудие как свою исключительную функцию (ч. 1 ст. 118 Конституции РФ), суд обязан обеспечивать справедливое и беспристрастное разрешение спора, предоставляя сторонам равные возможности для отстаивания своих позиций, и потому не может принимать на себя выполнение их процессуальных функций. Этот подход корреспондирует положениям Постановления КС РФ от 14 февраля 2002 г. N 4-П <1>, Определения КС РФ от 13 июня 2002 г. N 166-О <2>. Данный подход нашел отражение и в носящих рекомендательный характер Процедурах эффективного осуществления основных принципов независимости судебных органов, принятых Резолюцией 1989/60 Экономического и Социального Совета ООН от 24 мая 1989 г., где, в частности, было указано, что ни от одного судьи нельзя требовать выполнения функций, не совместимых с его независимым статусом <3>.

———————————

<1> СПС «КонсультантПлюс».

<2> Там же.

<3> Там же.

 

Следовательно, Председатель ВС РФ или его заместитель, будучи судьями, не могут вносить представления о пересмотре судебных постановлений в порядке надзора по собственной инициативе. Иное приводило бы к искажению природы правосудия, принципов состязательности и равноправия сторон при осуществлении судопроизводства (ч. 3 ст. 13 Конституции РФ), а также конкретизирующего их принципа диспозитивности в гражданском процессе.

В случаях, когда Председатель ВС РФ либо его заместитель по обращениям заинтересованных лиц вносят соответствующее представление, основанное на сложившемся у них убеждении о нарушении вынесенными судебными постановлениями единства судебной практики и законности, они в дальнейшем не могут входить в состав суда, рассматривающего дело по существу. Их участие в рассмотрении дела Президиумом ВС РФ ставило бы под сомнение беспристрастность суда и противоречило бы принципу независимости судей. Далее, КС РФ сослался на то, что аналогичная позиция сформулирована ЕСПЧ, который в п. 97 своего Постановления от 9 ноября 2004 г. по делу «Светлана Науменко (Svetlana Naumenko) против Украины» <1> указал, что практика, в соответствии с которой заместитель председателя суда в качестве члена президиума и заместителя председателя президиума рассматривает внесенный им же в президиум суда протест, несовместима с беспристрастностью судьи, рассматривающего конкретное дело, так как никто не может быть одновременно истцом и судьей в собственном деле.

———————————

<1> Бюллетень Европейского суда по правам человека. Российское издание. 2005. N 4.

 

Таким образом, исходя из конституционных принципов гражданского судопроизводства Председатель ВС РФ или его заместитель могут осуществлять закрепленное за ними ст. 389 ГПК РФ правомочие только при наличии обращения заинтересованных лиц (включая тех, которые по своему статусу в соответствии с законом обладают правом обращаться в защиту публичных интересов) с соблюдением общих правил, предусмотренных гл. 41 ГПК РФ, в том числе в пределах установленных ч. 2 ст. 376, ч. 1 ст. 381, ч. 1 ст. 382 сроков для обжалования судебных постановлений в надзорную инстанцию, истребования дела и вынесения определения по результатам рассмотрения истребованного дела. При этом Председатель ВС РФ или его заместитель, внесшие представление, не могут участвовать в рассмотрении Президиумом ВС РФ соответствующего дела по существу.

Иное истолкование ст. 389 ГПК РФ приводило бы к произвольному ее применению и, соответственно, к неопределенности в спорных материальных правоотношениях и возникших в связи с судебным спором процессуальных правоотношениях, к неограниченному пересмотру вступивших в законную силу судебных постановлений, нарушающему как принцип справедливого судебного разбирательства, так и принцип правовой определенности, и тем самым к неправомерному ограничению конституционного права на судебную защиту, что противоречит требованиям ч. ч. 1 и 2 ст. 19, ч. ч. 1 и 2 ст. 46, ч. 3 ст. 55, ч. 1 ст. 118 и ч. 3 ст. 123 Конституции РФ.

Вместе с тем КС РФ указал, что федеральному законодателю при реформировании надзорного производства, включая процедуры инициирования надзорного пересмотра судебных постановлений в Президиуме ВС РФ, надлежит — «исходя из целей обеспечения единообразного применения закона и руководствуясь Конституцией РФ и настоящим Постановлением» — конкретизировать порядок осуществления правомочия, предусмотренного ст. 389 ГПК РФ.

В п. 2 мотивировочной части Определения от 16 февраля 2012 г. N 341-О-О <1> КС РФ указал, что ст. 389 ГПК РФ (положения которой частично воспроизведены в ст. 391.11 ГПК РФ в ныне действующей редакции) не допускает произвольного отказа Председателя ВС РФ, его заместителя, рассматривающих надзорную жалобу, во внесении в Президиум ВС РФ представления о пересмотре в порядке надзора судебных постановлений, она обязывает указанных должностных лиц при наличии предусмотренных законом оснований для отмены или изменения обжалуемого судебного постановления, во всяком случае, передать его в суд надзорной инстанции и исключает вынесение немотивированных решений по результатам рассмотрения надзорной жалобы. Аналогичные положения нашли отражение в Определениях КС РФ от 26 января 2010 г. N 28-О-О <2>, от 17 июня 2010 г. N 896-О-О <3>. В п. 2 мотивировочной части Определения от 24 сентября 2012 г. N 1716-О КС РФ <4>, приведя схожие выводы в части отсутствия произвольности процессуального поведения судьи ВС РФ, должностных лиц ВС РФ в случае наличия оснований для надзорного пересмотра дела и мотивированности принятого процессуального акта, в отношении довода заявителя о том, что оспариваемые законоположения допускают возможность рассмотрения жалобы, поданной на имя Председателя ВС РФ, судьей данного суда, указал, что этот довод фактически сводится к необходимости изменить порядок рассмотрения надзорных жалоб в ВС РФ, а именно обязать Председателя ВС РФ рассматривать повторную надзорную жалобу заинтересованного лица после того, как в ее удовлетворении отказал заместитель председателя.

———————————

<1> СПС «КонсультантПлюс».

<2> Там же.

<3> Там же.

<4> Там же.

 

Между тем КС РФ в своих решениях неоднократно указывал, что Конституция РФ, гарантируя каждому право на судебную защиту его прав и свобод и на обжалование в суд решений органов государственной власти, в том числе судебной, непосредственно не устанавливает какой-либо определенный порядок судебной проверки решений судов по жалобам заинтересованных лиц; указанное конституционное право не предполагает возможности для гражданина по собственному усмотрению выбирать способ и процедуру судебного оспаривания, они определяются законами на основе Конституции РФ, ее ст. ст. 46, 123 и 128. Это нашло отражение в Определениях КС РФ от 24 ноября 2005 г. N 455-О <1>, от 19 июня 2007 г. N 389-О-О <2>, от 15 апреля 2008 г. N 314-О-О <3>.

———————————

<1> СПС «КонсультантПлюс».

<2> Там же.

<3> Там же.

 

В п. 2 мотивировочной части Определения от 2 июля 2013 г. N 1059-О <1> со ссылкой на свое Постановление от 5 февраля 2007 г. N 2-П КС РФ указал, что предусмотренное ст. 389 ГПК РФ полномочие может быть реализовано по общим правилам гл. 41 ГПК РФ. Не допускается произвольный отказ Председателя ВС РФ, его заместителя внести представление о пересмотре судебных постановлений в порядке надзора при наличии предусмотренных законом оснований. При этом было указано, что эти выводы применимы и к полномочию соответствующих должностных лиц, закрепленному в ст. 391.11 ГПК РФ.

———————————

<1> Там же.

 

Таким образом, КС РФ не усматривает конституционно-правовых претензий к функционированию надзорной инстанции, включающей дополнительно к общему порядку предварительного производства в надзорной инстанции и особую процедуру инициирования пересмотра судебных постановлений в порядке надзора, предназначенную для неких исключительных случаев. При этом в рамках этой особой процедуры должностные лица ВС РФ не могут вносить представления о пересмотре судебных постановлений в порядке надзора по собственной инициативе, поскольку это противоречит принципам состязательности и равноправия сторон при осуществлении судопроизводства (ч. 3 ст. 13 Конституции РФ), а также конкретизирующему их принципу диспозитивности.

КС РФ указал, что должностные лица ВС РФ не могут входить в состав суда, рассматривающего дело по существу. Их участие в рассмотрении дела Президиумом ВС РФ ставило бы под сомнение беспристрастность суда и противоречило бы принципу независимости судей.

КС РФ обратил внимание на необходимость реализации соответствующего дискреционного полномочия при наличии предусмотренных законом оснований с вынесением мотивированного акта об этом.

Применительно к реализации этого полномочия в период действия ст. 389 ГПК РФ КС РФ перед федеральным законодателем поставил вопрос о конкретизации порядка его осуществления (вероятно, есть определенные основания сомневаться, что такой конкретный порядок уже установлен в ст. 391.11 ГПК РФ или ст. 308.10 АПК РФ).

Следующая страница

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code