МЕЖДУНАРОДНЫЙ ДОГОВОР КАК ОСНОВАНИЕ КРИМИНАЛИЗАЦИИ ДЕЯНИЙ

А.К.Князькина

Предметом исследования выступают международные договоры, послужившие основанием криминализации конвенциональных преступлений, т.е. такие договоры в сфере уголовного права, принятие обязательств по которым повлекло необходимость имплементации их норм в текст уголовного закона России. В статье дается понятие конвенциональных преступлений, а затем анализируются международные договоры (в общем виде), послужившие их источниками. Кроме того, анализируется понятие международного договора на основе российского законодательства и международных норм, рассматриваются их виды, порядок их ратификации и затрагиваются некоторые вопросы имплементации. Методологической основой исследования является диалектический метод познания явлений и процессов объективной реальности. Также использовались современные общенаучные, частнонаучные и специальные методы: сравнительный, системно-структурный, нормативно-логический, исторический и др. Научная новизна характеризуется широким кругом анализируемых проблем с учетом современного подхода к содержанию и сущности конвенциональных преступлений. В работе сформулировано понятие конвенциональных преступлений, анализируются понятие международного договора на основе российского законодательства и международных норм, рассматриваются их виды, порядок их ратификации и затрагиваются некоторые вопросы имплементации. В работе сформулирован ряд выводов и предложений по совершенствованию действующего российского законодательства.

Ключевые слова: международный договор, конвенциональные преступления, имплементация, криминализация, кодификация, Уголовный кодекс РФ, международные преступления, преступления международного характера, конвенционные преступления, транснациональные преступления.

 

Конвенциональные преступления в теории международного и российского уголовного права специально не выделяются. Данное понятие не употребляется для обозначения какой-либо группы деяний. Как правило, речь идет о конвенционных, международных, трансграничных и иных подобных преступлениях. Однако ни один из предложенных терминов не позволяет определить сущность общественно опасных деяний, которые вытекают из международных договоров, посвященных вопросам уголовного права.

Ф.Ф. Мартенс писал, что «всякое преступление есть посягательство на общий правовой порядок, обнимающий все государства» <1>. П. Казанский указывал: «Право каждого образованного государства содержит в себе уголовно-правовые постановления, касающиеся разных нарушений международного права» <2>.

———————————
<1> Мартенс Ф.Ф. Современное международное право цивилизованных народов: В 2 т. СПб., 1883. Т. 2. С. 360.
<2> Казанский П. Введение в курс международного права. Одесса, 1901. С. 176. Эту же мысль уже в середине XX в. повторил В.М. Шуршалов (см.: Шуршалов В.М. Основные вопросы теории международного договора. М., 1959. С. 345).

 

А. Фердросс, развивая эту мысль, отмечал, что «государства обязаны на основе международного права преследовать определенные неправомерные деяния, которые регулируются отчасти общим международным правом, а отчасти международными договорами» <3>.

———————————
<3> Фердросс А. Международное право / Пер. с нем. Ф.А. Кублицкого, Р.Л. Нарышкиной; Под ред. и с предисл. Г.И. Тункина. М.: Изд-во иностранной литературы, 1959. С. 148.

 

Конвенционные преступления, как наиболее часто употребляемый термин в теории международного и уголовного права для характеристики преступного деяния, основанием криминализации которого послужила норма международного договора, традиционно рассматриваются совместно с так называемыми международными преступлениями. Д. Анцилотти, например, объединял обе эти группы посягательств общим понятием «международный деликт», понимая под ним любое нарушение обязательства, налагаемого в силу международно-правовой нормы, или противоречащее обещанию, данному одним государством другим государствам <4>.

———————————
<4> См.: Анцилотти Д. Курс международного права: В 2 т. / Пер. с 4-го итал. изд. А.Л. Сакетти и Э.М. Фабрикова; Под ред. и с предисл. Д.Б. Левина. М.: Изд-во иностранной литературы, 1961. Т. 1. Введение — Общая теория. С. 394.

 

Рассматриваемые преступления учеными именуются по-разному. Так, О.Н. Шибков предлагает называть эти деяния международными преступлениями <5>, А.А. Цветков — транснациональными <6>, А.Г. Кибальник, Р.А. Адельханян — преступлениями в международном уголовном праве <7>.

———————————
<5> См.: Шибков О.Н. Принципы и нормы международного права как источники уголовного права: Дис. … канд. юрид. наук. Ставрополь, 2000. С. 121.
<6> См.: Цветков А.А. Общепризнанные принципы и нормы международного права как часть российской уголовно-правовой системы: Дис. … канд. юрид. наук. М., 2005. С. 75 — 90.
<7> См.: Кибальник А.Г. Влияние международного уголовного права на Российское уголовное право: Дис. … докт. юрид. наук. М., 2003. С. 132; Адельханян Р.А. Преступность деяния по международному уголовному праву. М.: МЗ ПРЕСС, 2002. С. 12.

 

Некоторые авторы наряду с двумя указанными выше группами выделяют третью — общеуголовные преступления, осложненные «иностранным элементом» <8> (с международными связями <9>), иными словами, это преступления, совершенные иностранцами на территории другого государства или против иностранцев <10>.

———————————
<8> См.: Яковлев С.П., Савченко М.С. О некоторых особенностях преступных посягательств на культурные ценности в международном аспекте // Ученые записки Санкт-Петербургского им. В.Б. Бобкова филиала ГОУ ВПО «Российская таможенная академия». 2003. N 1(20). С. 66.
<9> См.: Номоконов В.А. Международное уголовное право. Владивосток: Изд-во Дальневосточного университета, 2001. С. 5.
<10> См.: Карпец И.И. Международная преступность. М.: Наука, 1988. С. 97.

 

И.И. Лукашук рассматриваемые деяния считает транснациональными и понимает под ними общеуголовные преступления, подпадающие под юрисдикцию двух и более государств. «В одних случаях такие преступления совершаются в одном государстве, а последствия проявляются в другом. В других случаях часть преступных действий совершается в одном государстве, а часть в другом» <11>.

———————————
<11> Лукашук И.И. Международное право. Особенная часть. М.: Волтерс Клувер, 2005. С. 430. В.Ф. Цепелев, придерживаясь сходной точки зрения, отмечает, что такие преступления затрагивают интересы двух и более государств, однако они, как правило, конвенциями не предусмотрены (см.: Цепелев В.Ф. Уголовно-правовые, криминологические и организационные аспекты международного сотрудничества в борьбе с преступностью: Дис. … докт. юрид. наук. М., 2001. С. 191).

 

Л.Н. Шестаков относит к транснациональным преступлениям общеуголовные преступления, не посягающие на международный правопорядок и не затрагивающие интересы международного сообщества, отправление правосудия по которым невозможно без помощи других государств <12>.

———————————
<12> См.: Международное право / Редкол.: Л.Н. Шестаков [и др.]. М.: Юридическая литература, 1999. С. 340. Такую же позицию занимает Л.Н. Захарова (см.: Захарова Л.Н. Международное право. М.: РИОР, 2005. С. 105).

 

В литературе в качестве самостоятельного вида транснациональных преступлений предлагается выделять посягательства, выходящие за пределы какого-либо одного государства и приобретающие международный характер лишь в конкретной ситуации в связи с появлением в составе преступления «иностранного» элемента. В данную группу включаются хищения и некоторые другие преступления, по поводу которых заключаются соглашения о правовой помощи <13>.

———————————
<13> См.: Рассказов Л.П., Упоров И.В., Трунцевский Ю.В. Ответственность за транснациональные преступления. Краснодар: Краснодарский юридический институт МВД России, 2000. С. 15.

 

Таким образом, по вопросу о сущности преступных посягательств, запрещенных международными договорами, нет единства мнений, как нет и общего термина, охватывающего все подобные деяния. Наиболее распространенной является точка зрения, в соответствии с которой все преступления, вытекающие из международных актов, делятся на две группы: международные преступления и преступления международного характера.

Под международными преступлениями понимаются опасные для всех народов посягательства на мирные отношения народов и государств, на интересы всего человечества, запрещенные международными актами.

Их объектом является вся система международных правовых отношений, т.е. международный правопорядок, под которым понимается целостная система «правовых отношений, существующих между носителями международных прав и обязанностей на основе действующей системы международно-правовых норм и других международно-правовых актов» <14>. Применительно к сфере географической направленности международного преступления можно утверждать об универсальной социальной опасности деяния <15>.

———————————
<14> Василенко В.А. Ответственность государств за международные правонарушения. Киев: Вища школа, 1976. С. 89 — 91.
<15> См.: Саркисян М.А. Квалифицирующие признаки международного преступления // Государство и право. 2005. N 8. С. 83.

 

Специалисты в области уголовного права подобным преступлением признают наиболее серьезное нарушение международного права, наносящее ущерб или угрожающее международному сообществу в целом. Решающим обстоятельством, позволяющим отнести нарушение международного обязательства к международным преступлениям, является объект посягательства — важнейшие интересы международного сообщества; такие деяния посягают на свободу и самое существование целых народов <16>. В качестве объекта международного преступления можно выделить различные общественные отношения, вытекающие из международного обязательства государства, направленного на защиту наиболее важных, наиболее ценных международных благ, таких как мир и безопасность человечества, права человека и др.

———————————
<16> См.: Шахунянц Е.А. Международно-правовые обязательства и внутригосударственное уголовное законодательство. М.: ИНИОН, 1993. С. 7. Сходную позицию занимает А.Г. Князев (см.: Князев А.Г. Проблемы действия уголовного закона в пространстве. Владимир, 2006. С. 37).

 

Для определения международных преступлений описания только их объекта недостаточно. Необходимо также указать на особую опасность посягательства, что означает наступление или возможность наступления тяжких последствий для одного или группы государств и особую опасность конкретных правонарушений, которая должна быть предусмотрена международным правом <17>.

———————————
<17> См.: Галенская Л.Н., Петровский Ю.В. Ответственность физических лиц за совершение международных преступлений // Советский ежегодник международного права. 1971. М., 1973. С. 118.

 

Международные преступления можно охарактеризовать как наиболее серьезные, наиболее существенные нарушения международного права, запрещенные различными международными договорами, наказуемость которых установлена в рамках национального закона. Уголовную ответственность за них несут физические лица, а политическую (моральную) — государства. Эти преступления обладают повышенной общественной опасностью, так как посягают на интересы не какого-то конкретного государства, а всего международного сообщества в целом.

Указанные преступления нельзя рассматривать обособленно от преступлений международного характера. Их необходимо изучать в совокупности, так как они являются составной частью одного явления — конвенциональных преступлений.

В международном праве под преступлениями международного характера понимаются посягательства на законные интересы и прерогативы нескольких или всех государств, представляющие собой вследствие этого международную общественную опасность, признаваемые таковыми по договоренности между государствами, получая в многосторонних конвенциях соответствующую международно-правовую оценку <18>. Эти преступления совершаются вне связи с той или иной государственной политикой, ими нарушаются национальный и международный правопорядок <19>.

———————————
<18> См.: Международное право / Отв. ред. Г.И. Тункин. М.: Юридическая литература, 1982. С. 356.
<19> См.: Курс международного права: В 7 т. / Отв. ред. И.И. Лукашук. М.: Наука, 1992. Т. 6. Отрасли международного права. С. 195; Международное право / Отв. ред. Г.В. Игнатенко, О.И. Тиунов. М.: Норма, 2004. С. 445.

 

Надо иметь в виду, что если относительно деяния нет специального соглашения о борьбе с ним, оно не может считаться преступлением международного характера и преследоваться как угрожающее нормальному функционированию международных отношений <20>. В отношении подобного деяния должна быть принята специальная международная конвенция либо положения о нем могут содержаться в международной конвенции, носящей общий характер.

———————————
<20> См.: Гетьман-Павлова И.В. Международное уголовное право и российское уголовное законодательство. М.: МГОУ, 2004. С. 96, 98.

 

Преступления международного характера — это предусмотренные международными договорами и имплементированные во внутреннее законодательство посягательства на нормальные отношения между государствами, наносящие ущерб мирному сотрудничеству в различных областях отношений, а также причиняющие вред организациям и гражданам.

В литературе предлагается использовать и иные понятия, обозначающие посягательства, имеющие связь с международными договорами.

А.Н. Трайнин, например, употребил термин «интернациональный деликт», под которым понимал посягательство на мирные отношения между государствами. «Как ни велика социальная опасность таких преступлений, как торговля женщинами, подделка денег и др., как ни полезна порой скоординированная борьба с ними, эти преступления не являются посягательствами на мирные международные отношения. Следовательно… деликты, охватываемые этими конвенциями, не являются международными деликтами.

И напротив, вполне мыслимы и реально существуют многие деликты, представляющие серьезное посягательство на мирное сожительство народов, следовательно, интернациональные деликты, которые остались за пределами интернациональных конвенций» <21>.

———————————
<21> Трайнин А.Н. Защита мира и уголовный закон. М.: Юридическое изд-е НКЮ СССР, 1937. С. 99 — 100.

 

В.А. Василенко предлагал ввести в обращение понятие «квазимеждународный деликт», определяя его как «преступное деяние физического лица, противоречащее предписаниям международных соглашений или обычаев, равно как и сформулированным на их основе нормам внутригосударственного (национального) права» <22>.

———————————
<22> Василенко В.А. Указ. соч. С. 171.

 

Некоторыми авторами рассматриваемые посягательства назывались преступлениями против международного права (преступлениями согласно международному праву), под которыми понимались деяния, представляющие опасность в международном масштабе и признаваемые государствами преступными, а также требующими объединения усилий для борьбы с ними <23>.

———————————
<23> См.: Черниченко С.В. Теория международного права: В 2 т. М.: НИМП, 1999. Т. 2. Старые и новые теоретические проблемы. С. 419 — 420.

 

А.Г. Кибальник и Р.А. Адельханян используют понятие «преступление в международном уголовном праве» — это нарушающее мировой правопорядок виновно совершенное лицом деяние, противоправность которого и ответственность за которое установлены в международном уголовном праве <24>.

———————————
<24> См.: Кибальник А.Г. Введение в международное уголовное право. Ставрополь: Ставропольсервисшкола, 2001. С. 138; Адельханян Р.А. Указ. соч. С. 12.

 

Как представляется, ни один из терминов, упомянутых выше, не соответствует в полной мере смысловому значению определяемого ими понятия. Более того, они отражают, по сути, сходные явления.

Думается, что все рассмотренные выше преступления целесообразно именовать конвенциональными <25>, под которыми предлагается понимать все предусмотренные международными договорами общественно опасные посягательства в международно-правовой сфере, наказуемость которых должна быть установлена в национальном законодательстве.

———————————
<25> Конвенциональный (лат. conventionalis — соответствующий договору, условию) — условный, принятый, соответствующий установившимся традициям (см.: Словарь иностранных слов / Под ред. И.В. Алехина и проф. Ф.Н. Петрова. Изд. 4-е, перераб. и доп. М.: Гос. изд-во иностран. словарей, 1954. С. 347).

 

Эти преступления могут причинять вред как всему человечеству, так и отдельным гражданам, организациям и государствам. Таким образом, конвенциональными являются все преступления, предусмотренные международными договорами, независимо от степени тяжести посягательства и наименования международного договора.

Такое преступление, как правило, двухобъектно: нарушаются общественные отношения, на защиту которых, собственно, и было направлено заключение международного договора (это могут быть любые отношения — мир и безопасность человечества, свобода личности, безопасность государства и др.), а также отношения, характеризующие выполнение международного обязательства, т.е. соблюдение принципа pacta sunt servanda (договоры должны соблюдаться), поэтому оно обладает повышенной общественной опасностью по сравнению с иными преступлениями.

Таким образом, можно выделить следующие специфические признаки конвенциональных преступлений:

1) они появляются в связи с международным договором, причем его вид и наименование значения не имеют;

2) они посягают на различные объекты: нормальные межгосударственные отношения, мир и безопасность человечества, международный правопорядок в конкретной сфере и др.;

3) их наказуемость должна быть установлена в национальном законодательстве.

Выделение конвенциональных преступлений в самостоятельную группу позволит определить соответствие норм о них принятым международным обязательствам и сложившейся системе уголовного законодательства РФ. Необходимость употребления данного понятия в уголовном праве состоит в том, чтобы обособить такие посягательства от всех иных, указать на их специфику — наличие связи с международным договором.

Еще Ф. Лист указывал, что «путем международного соглашения государство может быть обязываемо к введению в свое национальное законодательство известных норм уголовного права» <26>, а Н. Коркунов отмечал, что международная уголовная репрессия распространяется в виде изъятия на «некоторые преступления против прав публичных, международное признание которых в чем-либо специально выразилось в договорах или законах» <27>.

———————————
<26> Лист Ф. Международное право в систематическом изложении. Юрьев (Дерпт), 1912. С. 321.

<27> Коркунов Н. Опыт конструкции международного уголовного права // Журнал гражданского и уголовного права. 1889. Кн. 1. С. 120 — 121.

 

В соответствии с ч. 4 ст. 15 Конституции РФ международные договоры Российской Федерации являются составной частью российской правовой системы. В п. «а» ст. 2 Федерального закона от 15 июля 1995 г. N 101-ФЗ «О международных договорах Российской Федерации» указано, что международный договор представляет собой международное соглашение, заключенное Российской Федерацией с иностранным государством (или государствами), с международной организацией либо иным образованием, обладающим правом заключать международные договоры, в письменной форме и регулируемое международным правом, независимо от того, содержится такое соглашение в одном документе или в нескольких связанных между собой документах, а также независимо от его конкретного наименования <28>.

——————————-
<28> СЗ РФ. 1995. N 29. Ст. 2757.

 

Это правовое положение имеет своим источником Венскую конвенцию о праве международных договоров от 23 мая 1969 г. <29>, согласно которой международным договором признается соглашение между государствами независимо от его конкретного наименования.

———————————
<29> Конвенция вступила в силу для СССР 29 мая 1986 г. // ВВС СССР. 1986. N 37. Ст. 772.

 

Ф.Ф. Мартенс писал: «Под международными договорами, в значении источников международного права, мы разумеем всякого рода обязательства, взаимно принимаемые на себя государствами, — выражены ли они в трактатах и конвенциях или в нотах и декларациях» <30>.

———————————
<30> Мартенс Ф.Ф. Современное международное право цивилизованных народов: В 2 т. СПб., 1883. Т. 1. С. 187.

 

Различные наименования международных договоров едины в своей служебной роли, сводящейся к согласованию воли двух или нескольких государств. Кроме того, все они одинаково подлежат исполнению. «Однако многообразие наименований соглашений, как правило, отражает собой различные формы фиксации обязательств сторон, вследствие чего форма соглашения не лишена определенного практического значения» <31>. По сути, наименование международного договора не имеет принципиального значения для уголовного права <32>.

——————————-
<31> Шуршалов В.М. Указ. соч. С. 19.
<32> О значении различных наименований договоров см.: Лукашук И.И. О наименованиях международных договоров // Вопросы теории и практики современного международного права. Вып. 3 / Под ред. Л.А. Моджорян. М., 1960. С. 68 — 87.

 

Следует также обратить внимание, что нормы о посягательствах на мир и безопасность человечества (или, как их еще называют, международные преступления) базируются на международных договорах, в том числе конвенциях. На их основе осуществляется криминализация деяний, предусмотренных международными договорами, независимо от степени тяжести посягательства <33>.

———————————
<33> Некоторые авторы уже указывали на «конвенционный характер» международных преступлений (см., например: Кибальник А.Г., Соломоненко И.Г., Шибков О.Н. Принципы и нормы международного права как источники уголовного права. Ставрополь: Ставропольсервисшкола, 2000. С. 65; Иногамова-Хегай Л.В. Система преступлений в международном и российском уголовном праве // Уголовное право: стратегия развития в XXI веке: Сб. материалов III Междунар. науч.-практ. конф. / Отв. ред. А.И. Рарог. М.: Юрист, 2006. С. 277 и др.).

 

Международные договоры играют существенную роль в процессе надлежащего толкования и применения уголовных законов. В связи с этим все договоры, с точки зрения их внутригосударственного уголовно-правового значения, классифицируются на две группы: 1) специальные международные конвенции, посвященные регламентации сотрудничества государств в борьбе с определенными преступлениями, прежде всего с теми, которым присуща международная общественная опасность; 2) иные международные договоры, отдельные нормы которых устанавливают обязательства государств о предотвращении и наказании определенных преступлений либо содержат положения, прямо или опосредованно связанные с предписаниями уголовных законов <34>.

———————————
<34> См.: Игнатенко Г.В. Международное сотрудничество в борьбе с преступностью. Свердловск: УрГУ, 1980. С. 39.

 

И.И. Лукашук и А.В. Наумов на основе Федерального закона «О международных договорах Российской Федерации» выделяют три вида договоров: межгосударственные (заключены от имени Российской Федерации), межправительственные (заключены от имени Правительства РФ) и ведомственные (заключены от имени органов исполнительной власти), однако приоритетному применению подлежат лишь правила договора, согласие на обязательность которого было выражено в форме федерального закона <35>.

———————————
<35> См.: Лукашук И.И., Наумов А.В. Международное уголовное право. М.: Спарк, 1999. С. 21.

 

Главной функцией общих для всех государств международных норм, имеющих уголовно-правовое содержание, должно быть устранение конфликтов (противоречий) уголовных законов разных государств. Эти нормы: а) должны содержаться в международных соглашениях относительно уголовно-правовой охраны и международного правопорядка и в первую очередь мира и безопасности человечества; б) являются договорными и создают для вступающих в договор государств международно-правовые обязательства издать соответствующий уголовный закон или непосредственно применять их в национальном законодательстве (благодаря исполнению таких обязательств возникает одинаковое по содержанию право в различных государствах) <36>. Но это отнюдь не означает, что все государства должны иметь одинаковые законы. Наоборот, учет национальных особенностей необходим. Следует лишь стремиться к унификации законодательства.

———————————
<36> См.: Сунцов Е.А., Трунцевский Ю.В. Теоретические проблемы имплементации норм международного уголовного права в России // Московский журнал международного права. 1997. N 2. С. 93 — 94.

 

Некоторые ученые отмечают, что конвенции более или менее подробно описывают соответствующий уголовно-правовой запрет (в первую очередь объективную сторону состава преступления) <37>.

———————————
<37> См.: Наумов А.В. Преступления против мира и безопасности человечества и преступления международного характера // Государство и право. 1995. N 6. С. 54.

 

Международные договоры в области уголовного права могут иметь различную «направленность»: некоторые из них напрямую определяют состав преступления (например, в Конвенции об открытом море от 29 апреля 1958 г. <38> и Конвенции ООН по морскому праву (UNCLOS) от 10 декабря 1982 г. <39> состав пиратства), другие же обозначают необходимость его разработки на национальном уровне, т.е. содержат лишь общее описание либо общее обязательство государства установить уголовную ответственность за совершение того или иного посягательства (например, Шанхайская конвенция о борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом от 15 июня 2001 г. <40>).

——————————-
<38> Конвенция вступила в силу для СССР 30 сентября 1962 г. // ВВС СССР. 1962. N 46. Ст. 457.
<39> Конвенция вступила в силу для России 11 апреля 1997 г. // СЗ РФ. 1997. N 48. Ст. 5493.
<40> Конвенция вступила в силу для России 29 марта 2003 г. // СЗ РФ. 2003. N 41. Ст. 3947.

 

Однако независимо от того, как запрет сформулирован в международном договоре, наказание за его нарушение должно быть установлено в УК РФ. Также следует иметь в виду, что санкция международно-правовой нормы никогда не может располагаться во внутригосударственном праве, но это не исключает возможности, что нормы внутригосударственного права, в том числе и их санкции, могут быть направлены на обеспечение международно-правовых норм <41>.

———————————
<41> См.: Черниченко С.В. Международное право: современные теоретические проблемы. М.: Междунар. отношения, 1993. С. 35.

 

Любой международный договор по уголовно-правовым вопросам приобретает юридическую силу для данного конкретного государства только после его ратификации. Последняя представляет собой акт утверждения международного договора высшими органами государственной власти, выражающий согласие на его обязательность. В соответствии с Конституцией Российской Федерации ратификация международных договоров Российской Федерации осуществляется в форме федерального закона. Предложение о ратификации международного договора должно содержать заверенную копию официального текста международного договора, обоснование целесообразности его ратификации, определение соответствия договора законодательству Российской Федерации, а также оценку возможных финансово-экономических и иных последствий ратификации договора, включая при необходимости предусмотренное ст. 104 Конституции Российской Федерации заключение Правительства Российской Федерации.

Государственная Дума рассматривает предложения о ратификации международных договоров и после предварительного обсуждения в комитетах и комиссиях Государственной Думы принимает соответствующие решения. Принятые Государственной Думой федеральные законы о ратификации международных договоров Российской Федерации подлежат в соответствии с Конституцией Российской Федерации обязательному рассмотрению в Совете Федерации.

Принятый Федеральным Собранием Российской Федерации федеральный закон о ратификации международного договора Российской Федерации направляется в соответствии с Конституцией Российской Федерации Президенту Российской Федерации для подписания и обнародования.

На основании федерального закона о ратификации международного договора Российской Федерации Президентом Российской Федерации подписывается ратификационная грамота, которая скрепляется его печатью и подписью Министра иностранных дел Российской Федерации.

Обмен ратификационными грамотами и сдача грамот о ратификации международных договоров Российской Федерации на хранение депозитариям производятся, если не имеется иной договоренности, Министерством иностранных дел Российской Федерации либо по его поручению дипломатическим представительством Российской Федерации в иностранном государстве или представительством Российской Федерации при международной организации.

Кроме того, необходимо, чтобы нормы о конвенционных преступлениях были имплементированы во внутреннее законодательство. Под имплементацией следует понимать принятие норм внутригосударственного права во исполнение международно-правовых норм, а также в целях создания условий для непосредственной реализации международно-правовых норм на территории государства <42>.

———————————
<42> См.: Вдовин В.А. Имплементация международно-правовых норм в уголовном праве Российской Федерации (вопросы Общей части). Ульяновск, 2006. С. 82.

 

При имплементации важно обеспечить соответствие уголовного закона международным актам. Она может осуществляться по нескольким направлениям:

1) если в международном акте существует лишь общая норма, не содержащая конкретного состава преступления, то национальному законодателю необходимо самостоятельно сформулировать уголовно-правовую норму. Это наиболее выгодный вариант, так как законодатель не ограничен жесткими рамками, вправе дать описание состава преступления по своему усмотрению (так, Всеобщая декларация прав человека от 10 декабря 1948 г. <43> и некоторые другие международные акты провозглашают право человека на жизнь. Национальные законодатели вправе самостоятельно устанавливать признаки преступлений против жизни);

2) текстуальное воспроизведение международно-правового запрета. Международно-правовая норма практически без переработки становится нормой внутреннего закона (например, норма Международной конвенции о борьбе с захватом заложников от 17 декабря 1979 г. <44> практически без изменений воспроизведена в УК РФ);

3) сужение содержания международно-правовой нормы при формулировании состава преступления национальным законодателем. Такая ситуация имеет место либо при невнимательности национального законодателя, когда упускаются из вида отдельные признаки посягательства, либо когда законодатель намеренно игнорирует некоторые из них. Кроме того, в некоторых случаях сужение нормы необходимо для исключения конкуренции норм, например, когда какой-то аспект уже учтен в другой норме, запрещающей сходное посягательство (например, имплементируя положения Дополнительного протокола к Женевским конвенциям от 12 августа 1949 г., касающегося защиты жертв международных вооруженных конфликтов (Протокол I) <45>, российский законодатель несколько сузил понятие наемника);

4) расширение содержания международно-правовой нормы при формулировании внутригосударственного уголовно-правового запрета, т.е. криминализация некоторых деяний, которые не охватываются международной нормой (как при имплементации норм Конвенции Совета Европы по предупреждению терроризма от 16 мая 2005 г., установившей ответственность за публичное подстрекательство к совершению террористического преступления. Статья же 205.2 УК РФ устанавливает ответственность не только за публичные призывы к осуществлению террористической деятельности, но и за публичное оправдание терроризма).

———————————
<43> Международное публичное право: Сб. документов. М., 1996. Т. 1. С. 460 — 464.
<44> Конвенция вступила в силу для СССР 3 июня 1983 г. // Сборник международных договоров СССР. Вып. XLIII. М., 1989. С. 99 — 105.
<45> Протокол вступил в силу для СССР 29 марта 1990 г. // Сборник международных договоров СССР. Вып. XLVI. М., 1993. С. 134 — 182.

 

Нельзя сказать, что последние два способа имплементации препятствуют выполнению международно-правовых обязательств. Наоборот, являясь «гибкими» способами, в отличие от «жесткого» текстуального воспроизведения, они дополняют, обогащают национальный закон, помогают адаптировать международные нормы к внутренним особенностям законодательства имплементирующего государства. Поэтому имплементация должна осуществляться с учетом традиций, специфики, особых качеств государства. «Допущение более широкого содержания нормы национального уголовного законодательства по сравнению с соответствующей международной нормой дает возможность государству и выполнять взятые на себя международные обязательства, и учитывать национальные особенности борьбы с преступностью» <46>.

———————————
<46> Шахунянц Е.А. Указ. соч. С. 30.

 

Поскольку нормы международных договоров в уголовно-правовой сфере не могут применяться без соответствующей имплементации их норм в текст уголовного закона, необходимо дополнить ст. 1 УК РФ ч. 3 следующего содержания: «3. При ратификации нового международного договора, содержащего нормы уголовно-правового характера, положения такого договора одновременно должны быть имплементированы в настоящий Кодекс». Такое указание будет способствовать своевременному включению законодателем новых норм, имеющих своим источником международные соглашения, ставшие для России обязательными.

Так, уголовное законодательство России требуется привести в соответствие со многими договорами (например, с Вашингтонской конвенцией о международной торговле видами дикой флоры и фауны, находящимися под угрозой исчезновения, от 3 марта 1973 г. <47>, Международной конвенцией о пресечении преступления апартеида и наказании за него от 30 ноября 1973 г., Международной конвенцией по охранению подводных телеграфных кабелей от 14 марта 1884 г. <48> и др.).

———————————
<47> Конвенция вступила в силу для СССР 8 декабря 1976 г. // Сборник действующих договоров, соглашений и конвенций, заключенных СССР с иностранными государствами. Вып. XXXII. М., 1978. С. 549 — 562.
<48> СССР признал Конвенцию имеющей силу для СССР Постановлением Совета Народных Комиссаров СССР от 2 февраля 1926 г. // Собрание законов и распоряжений Рабоче-Крестьянского Правительства СССР. Отдел второй. 1926. N 31. Ст. 190.

 

В то же время нельзя не отметить, что в некоторых случаях законодатель довольно оперативно реагирует на вступление в силу международного договора. Так, Конвенция Совета Европы о предупреждении терроризма заключена 16 мая 2005 г. Россия подписала ее 17 ноября 2005 г., ратифицировала Федеральным законом от 20 апреля 2006 г. N 56-ФЗ <49>. Федеральным законом от 27 июля 2006 г. N 153-ФЗ <50> в Уголовный кодекс РФ были внесены соответствующие изменения.

———————————
<49> СЗ РФ. 2006. N 17 (ч. 1). Ст. 1785.

<50> Федеральный закон от 27 июля 2006 г. N 153-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона «О ратификации Конвенции Совета Европы о предупреждении терроризма» и Федерального закона «О противодействии терроризму» // РГ. 2006. 29 июля.

 

Своевременное закрепление норм о конвенционных преступлениях в уголовном законе позволяет не только вовремя и в полном объеме исполнить международные обязательства, но и адекватно оценить общественную опасность подобных деяний с учетом его признаков, закрепленных в международном договоре.

Также следует ч. 1 ст. 2 УК РФ изложить в такой редакции: «1. Задачами настоящего Кодекса являются: охрана международных отношений и международного правопорядка, прав и свобод человека и гражданина, собственности, общественного порядка и общественной безопасности, окружающей среды, конституционного строя Российской Федерации от преступных посягательств, обеспечение мира и безопасности человечества, а также предупреждение преступлений».

Включение охраны международных отношений и международного правопорядка в число задач УК РФ позволит особо выделить и отразить специфику данных объектов посягательства и будет ориентировать правоприменителя на необходимость учета соответствующих положений международных актов.

Имплементируя уголовно-правовые положения международных договоров, российский законодатель рассредоточил их в Особенной части УК РФ, поместив их в различные главы, более или менее соответствующие содержанию норм. Как представляется, все конвенциональные преступления в первую очередь посягают на международно-правовую обязанность государства по выполнению принятых обязательств, следовательно, позиция законодателя должна быть несколько иной. Презюмируется, что в УК РФ выделение разделов происходит по родовому объекту посягательства. Следовательно, в данном случае необходимо выделение самостоятельного раздела, посвященного реализации международно-правовых обязательств, то есть необходимо все конвенциональные преступления объединить в один раздел. При этом его следует поместить в самое начало Общей части, перед разделом «Преступления против личности». При разработке нового УК РФ структура раздела «Конвенциональные преступления» можно представить следующим образом:

Глава А. Преступления против мира и безопасности человечества

Статья 1 <51>. Планирование, подготовка, развязывание или ведение агрессивной войны

———————————
<51> Нумерация статей будет начинаться с 1 для удобства восприятия.

 

Статья 2. Публичный призыв к развязыванию агрессивной войны

Статья 3. Совершение незаконных действий с оружием массового уничтожения

Статья 4. Нарушение законов и обычаев ведения вооруженных конфликтов

Статья 5. Геноцид

Статья 6. Апартеид

Статья 7. Наемничество

Статья 8. Нападение на лиц или учреждения, которые пользуются международной защитой

Глава Б. Преступления против основных прав и свобод человека

Статья 9. Убийство

Статья 10. Принуждение к изъятию органов или тканей человека для трансплантации

Статья 11. Похищение человека

Статья 12. Торговля людьми

Статья 13. Обращение в рабство и эксплуатация человека

Глава В. Преступления против основных политических, экономических и социальных прав и свобод человека и гражданина

Статья 14. Нарушение равенства прав и свобод человека и гражданина

Статья 15. Нарушение неприкосновенности частной жизни

Статья 16. Нарушение тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных или иных сообщений

Статья 17. Нарушение неприкосновенности жилища

Статья 18. Воспрепятствование осуществлению избирательных прав или работе избирательных комиссий

Статья 19. Фальсификация избирательных документов, документов референдума

Статья 20. Фальсификация итогов голосования

Статья 21. Необоснованный отказ в приеме на работу или необоснованное увольнение беременной женщины или женщины, имеющей детей в возрасте до трех лет

Статья 22. Невыплата заработной платы, пенсий, стипендий, пособий и иных выплат

Статья 23. Нарушение авторских и смежных прав

Статья 24. Нарушение изобретательских и патентных прав

Статья 25. Воспрепятствование осуществлению права на свободу совести и вероисповеданий

Статья 26. Воспрепятствование проведению собрания, митинга, демонстрации, шествия, пикетирования или участию в них

Глава Г. Преступления против несовершеннолетних

Статья 27. Вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления

Статья 28. Вовлечение несовершеннолетнего в совершение антиобщественных действий

Статья 29. Подмена ребенка

Статья 30. Незаконное усыновление (удочерение)

Статья 31. Неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего

Статья 32. Злостное уклонение от уплаты средств на содержание детей

Глава Д. Преступления, совершаемые в открытом море

Статья 33. Пиратство

Статья 34. Разрыв или повреждение подводного кабеля или подводного трубопровода

Статья 35. Несанкционированное вещание из открытого моря

Глава Е. Преступления против культурных ценностей

Статья 36. Хищение либо вымогательство предметов, имеющих культурную ценность

Статья 37. Контрабанда культурных ценностей

Статья 38. Невозвращение на территорию Российской Федерации культурных ценностей

Статья 39. Уничтожение или повреждение памятников истории и культуры

Глава Ж. Преступления против законной экономической деятельности

Статья 40. Легализация доходов, полученных в результате совершения преступления

Статья 41. Монополистическая деятельность либо недобросовестная конкуренция

Статья 42. Незаконное использование товарного знака

Статья 43. Изготовление, хранение, перевозка или сбыт поддельных денег или ценных бумаг

Статья 44. Контрабанда алкогольных товаров

Глава З. Преступления против общественной безопасности

Статья 45. Террористический акт

Статья 46. Содействие террористической деятельности

Статья 47. Публичный призыв к осуществлению террористической деятельности или публичное оправдание терроризма

Статья 48. Прохождение обучения в целях осуществления террористической деятельности

Статья 49. Организация террористического сообщества и участие в нем

Статья 50. Организация деятельности террористической организации и участие в деятельности такой организации

Статья 51. Угон судна воздушного или водного транспорта либо железнодорожного подвижного состава

Статья 52. Совершение акта насилия в аэропорту

Статья 53. Уничтожение или повреждение оборудования и сооружений аэропорта или воздушного судна, не находящегося в эксплуатации

Статья 54. Захват заложника

Статья 55. Организация преступного сообщества (преступной организации) или участие в нем (ней)

Статья 56. Организация объединения, посягающего на личность и права граждан

Статья 57. Хулиганство во время спортивных мероприятий

Статья 58. Нарушение правил безопасности на объектах атомной энергетики

Статья 59. Незаконные приобретение, хранение, перевозка, использование, передача, преобразование, разрушение или иное уничтожение ядерных материалов или радиоактивных веществ

Статья 60. Хищение либо вымогательство ядерных материалов или радиоактивных веществ

Статья 61. Незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, его основных частей, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств

Статья 62. Незаконное изготовление оружия

Статья 63. Хищение либо вымогательство оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств

Глава И. Преступления против законного оборота и потребления наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов

Статья 64. Незаконные приобретение, хранение, перевозка, изготовление, переработка наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, а также незаконные приобретение, хранение, перевозка растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества

Статья 65. Незаконные производство, сбыт или пересылка наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, а также незаконные сбыт или пересылка растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества

Статья 66. Нарушение правил оборота наркотических средств или психотропных веществ

Статья 67. Хищение либо вымогательство наркотических средств или психотропных веществ, а также растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества

Статья 68. Контрабанда наркотических средств, психотропных веществ, их прекурсоров или аналогов, растений, содержащих наркотические средства, психотропные вещества или их прекурсоры, либо их частей, содержащих наркотические средства, психотропные вещества или их прекурсоры, инструментов или оборудования, находящихся под специальным контролем и используемых для изготовления наркотических средств или психотропных веществ

Статья 69. Склонение к потреблению наркотических средств или психотропных веществ

Статья 70. Незаконное культивирование растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества либо их прекурсоры

Статья 71. Организация либо содержание притонов для потребления наркотических средств или психотропных веществ

Статья 72. Незаконная выдача либо подделка рецептов или иных документов, дающих право на получение наркотических средств или психотропных веществ

Глава К. Преступления против общественной нравственности

Статья 73. Вовлечение в занятие проституцией

Статья 74. Организация занятия проституцией

Статья 75. Изготовление и оборот порнографических материалов или предметов, запрещенных к обороту

Статья 76. Изготовление и оборот материалов или предметов с порнографическими изображениями несовершеннолетних

Статья 77. Незаконные изготовление или оборот порнографических материалов или предметов, разрешенных к обороту

Статья 78. Жестокое обращение с животными

Глава Л. Экологические преступления

Статья 79. Нарушение ветеринарных правил и правил, установленных для борьбы с болезнями и вредителями растений

Статья 80. Загрязнение вод

Статья 81. Загрязнение атмосферы

Статья 82. Загрязнение морской среды

Статья 83. Нарушение законодательства Российской Федерации о континентальном шельфе и об исключительной экономической зоне Российской Федерации

Статья 84. Порча земли

Статья 85. Незаконная добыча (вылов) водных биологических ресурсов

Статья 86. Незаконная охота

Статья 87. Уничтожение критических местообитаний для организмов, занесенных в Красную книгу Российской Федерации

Статья 88. Торговля видами дикой флоры и фауны, находящимися под угрозой исчезновения

Статья 89. Нарушение режима особо охраняемых природных территорий и природных объектов

Глава М. Преступления против безопасности движения и эксплуатации транспорта

Статья 90. Нарушение правил безопасности движения и эксплуатации железнодорожного, воздушного, морского и внутреннего водного транспорта и метрополитена

Статья 91. Нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств

Статья 92. Неоказание капитаном судна помощи терпящим бедствие

Статья 93. Нарушение правил международных полетов

Глава Н. Преступления в сфере компьютерной информации

Статья 94. Неправомерный доступ к компьютерной информации

Статья 95. Создание, использование и распространение вредоносных компьютерных программ

Статья 96. Нарушение правил эксплуатации средств хранения, обработки или передачи компьютерной информации и информационно-телекоммуникационных сетей

Глава О. Преступления против безопасности государства

Статья 97. Сепаратизм

Статья 98. Публичный призыв к осуществлению экстремистской деятельности

Статья 99. Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства

Статья 100. Организация экстремистского сообщества

Статья 101. Возобновление либо продолжение деятельности экстремистской организации

Глава П. Преступления против государственной власти и порядка управления

Статья 102. Пытка

Статья 103. Незаконная выдача паспорта гражданина Российской Федерации, иного документа, заменяющего паспорт гражданина Российской Федерации, либо документов на въезд в Российскую Федерацию или выезд из Российской Федерации, а равно внесение заведомо ложных сведений в документы, повлекшее незаконное приобретение гражданства Российской Федерации

Статья 104. Незаконное пересечение Государственной границы Российской Федерации

Статья 105. Организация незаконной миграции

Глава Р. Коррупционные преступления <52>

———————————
<52> Они включают преступления, совершенные как должностными лицами, так и недолжностными.

 

Статья 106. Злоупотребление полномочиями

Статья 107. Нецелевое расходование бюджетных средств

Статья 108. Нецелевое расходование средств внебюджетных фондов

Статья 109. Превышение полномочий

Статья 110. Получение взятки

Статья 111. Дача взятки

Статья 112. Посредничество во взяточничестве

Глава С. Преступления против правосудия

Статья 113. Воспрепятствование осуществлению правосудия и производству предварительного расследования

Статья 114. Посягательство на жизнь лица, осуществляющего правосудие или предварительное расследование

Статья 115. Угроза или насильственные действия в связи с осуществлением правосудия или производством предварительного расследования

Статья 116. Принуждение к даче показаний

Статья 117. Подкуп или принуждение к даче показаний или уклонению от дачи показаний либо к неправильному переводу

В заключение можно отметить следующее. Роль и значимость норм международного права в последнее время резко возросли. Ощутимее становится «неполноценность» государства на международной арене, правовые акты которого не соответствуют общепризнанным принципам и нормам международного права, а также международным обязательствам этого государства, в том числе в уголовно-правовой сфере.

Установление признаков многих преступлений невозможно без учета положений соответствующих договоров, так как нормы международного права играют существенную роль в толковании и применении норм уголовного закона.

Россия приняла на себя определенные обязательства, подписав и ратифицировав международные договоры. Специфика межгосударственных соглашений в области уголовного права состоит в том, что они не могут быть реализованы без имплементации их положений в УК РФ, поскольку как минимум нормы таких соглашений не имеют санкций. Поэтому выполнение международных обязательств России возможно только посредством включения конвенционных положений в российский закон.

Однако Российская Федерация не полностью имплементировала обязательные для нее положения международных актов. В связи с этим необходимо сопоставлять ратифицированные Россией договоры и российский уголовный закон и выявлять их соотношение. УК РФ не всегда текстуально воспроизводит положения международно-правовых источников, но при анализе имеющихся расхождений нельзя безусловно признавать наличие в УК РФ пробелов в связи с неимплементацией международных договоров в полном объеме. С одной стороны, это может быть обусловлено тем, что российский уголовный закон запрещает данное посягательство иной нормой, с другой — особенностями российской правовой системы и уровнем законодательной техники, когда отдельное положение международного акта невозможно имплементировать в силу объективных причин. Оценивая общественную опасность конвенционных преступлений с учетом признаков, закрепленных в договоре, законодатель, признав наличие пробела и в этой связи конструируя новые составы преступлений, должен опираться не только на определения преступных деяний в конвенциях, но и на особенности и традиции национального законодательства, чтобы не превратить признаки преступлений в набор фраз из положений международных актов.

Библиография:

  1. Адельханян Р.А. Преступность деяния по международному уголовному праву. М.: МЗ ПРЕСС, 2002. 37 с.
  2. Анцилотти Д. Курс международного права: В 2 т. Т. 1. Введение — Общая теория / Пер. с 4-го итал. изд. А.Л. Сакетти и Э.М. Фабрикова; Под ред. и с предисл. Д.Б. Левина. М.: Изд-во иностранной литературы, 1961. 447 с.
  3. Василенко В.А. Ответственность государств за международные правонарушения. Киев: Вища школа, 1976. 267 с.
  4. Вдовин В.А. Имплементация международно-правовых норм в уголовном праве Российской Федерации (вопросы Общей части). Ульяновск: УлГУ, 2006. 216 с.
  5. Галенская Л.Н., Петровский Ю.В. Ответственность физических лиц за совершение международных преступлений // Советский ежегодник международного права — 1971. М., 1973. С. 117 — 127.
  6. Гетьман-Павлова И.В. Международное уголовное право и российское уголовное законодательство. М.: МГОУ, 2004. 208 с.
  7. Захарова Л.Н. Международное право. М.: РИОР, 2005. 186 с.
  8. Игнатенко Г.В. Международное сотрудничество в борьбе с преступностью. Свердловск: УрГУ, 1980. 75 с.
  9. Иногамова-Хегай Л.В. Система преступлений в международном и российском уголовном праве // Уголовное право: стратегия развития в XXI веке: Сб. материалов III Междунар. науч.-практ. конф. / Отв. ред. А.И. Рарог. М.: Юрист, 2006. С. 277 — 281.
  10. Казанский П. Введение в курс международного права. Одесса, 1901. 400 с.
  11. Карпец И.И. Международная преступность. М.: Наука, 1988. 112 с.
  12. Кибальник А.Г. Введение в международное уголовное право. Ставрополь: Ставропольсервисшкола, 2001. 272 с.
  13. Кибальник А.Г., Соломоненко И.Г., Шибков О.Н. Принципы и нормы международного права как источники уголовного права. Ставрополь: Ставропольсервисшкола, 2000. 79 с.
  14. Князев А.Г. Проблемы действия уголовного закона в пространстве. Владимир, 2006. 136 с.
  15. Коркунов Н. Опыт конструкции международного уголовного права // Журнал гражданского и уголовного права. 1889. Кн. 1. С. 120 — 121.
  16. Курс международного права: В 7 т. Т. 6. Отрасли международного права / Отв. ред. И.И. Лукашук. М.: Наука, 1992. 312 с.
  17. Лист Ф. Международное право в систематическом изложении. Юрьев (Дерпт), 1912. 574 с.
  18. Лукашук И.И. О наименованиях международных договоров // Вопросы теории и практики современного международного права. Вып. 3 / Под ред. Л.А. Моджорян. М., 1960. С. 68 — 87.
  19. Лукашук И.И., Наумов А.В. Международное уголовное право. М.: Спарк, 1999. 286 с.
  20. Мартенс Ф.Ф. Современное международное право цивилизованных народов: В 2 т. Т. 1. СПб., 1882. 468 с.
  21. Мартенс Ф.Ф. Современное международное право цивилизованных народов: В 2 т. Т. 2. СПб., 1883. 686 с.
  22. Наумов А.В. Преступления против мира и безопасности человечества и преступления международного характера // Государство и право. 1995. N 6. С. 48 — 57.
  23. Номоконов В.А. Международное уголовное право. Владивосток: Изд-во Дальневосточного университета, 2001. 49 с.
  24. Рассказов Л.П., Упоров И.В., Трунцевский Ю.В. Ответственность за транснациональные преступления. Краснодар: Краснодарский юридический институт МВД России, 2000. 118 с.
  25. Саркисян М.А. Квалифицирующие признаки международного преступления // Государство и право. 2005. N 8. С. 82 — 90.
  26. Сунцов Е.А., Трунцевский Ю.В. Теоретические проблемы имплементации норм международного уголовного права в России // Московский журнал международного права. 1997. N 2. С. 92 — 99.
  27. Трайнин А.Н. Защита мира и уголовный закон. М.: Юридическое издание НКЮ СССР, 1937. 216 с.
  28. Фердросс А. Международное право / Пер. с нем. Ф.А. Кублицкого, Р.Л. Нарышкиной; Под ред. и с предисл. Г.И. Тункина. М.: Изд-во иностранной литературы, 1959. 652 с.
  29. Черниченко С.В. Международное право: современные теоретические проблемы. М.: Междунар. отношения, 1993. 294 с.
  30. Черниченко С.В. Теория международного права: В 2 т. Т. 2. Старые и новые теоретические проблемы. М.: НИМП, 1999. 531 с.
  31. Шахунянц Е.А. Международно-правовые обязательства и внутригосударственное уголовное законодательство. М.: ИНИОН, 1993. 82 с.
  32. Шуршалов В.М. Основные вопросы теории международного договора. М., 1959. 472 с.

«Lex russica», 2015, N 9

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code