ВИДЕОЗАПИСЬ ДОПРОСА: ПРОБЛЕМЫ И ПУТИ ИХ РЕШЕНИЯ

С.Ю.СКОБЕЛИН, С.Е.КУЗНЕЦОВ

Анализируются встречающиеся в практической деятельности следователей проблемы видеозаписи допроса участников уголовного судопроизводства. Предлагаются рекомендации по подготовке и проведению данного следственного действия, позволяющие повысить его эффективность и доказательственное значение.

 

Ключевые слова: допрос, видеозапись, подозреваемый, свидетель, протокол.

 

Расследование уголовных дел не обходится без такого следственного действия, как допрос. Показания подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего и свидетелей, протоколы их допросов выступают в роли основных доказательств.

Однако, как показывает практика, все чаще встречается противодействие установлению объективной истины по делу за счет попыток стороны защиты признать такие доказательства недопустимыми. Формами такого противодействия выступают отказ от признательных или уличающих лицо в совершении преступления показаний или их изменение с указанием на нарушения процессуальных прав допрашиваемых, оказание на них психического, физического воздействия, наводящие вопросы следователя и др. Зачастую такие лица избегают последующих встреч со следователем, не являются в судебное заседание, скрываются либо не могут подтвердить ранее данные ими показания по объективным причинам (болезнь, смерть). Такие обстоятельства значительно увеличивают работу следователя, не позволяют своевременно завершить расследование по уголовному делу.

В этом направлении преимущества видеозаписи допроса уже давно оценены правоприменителями. Подобная фиксация позволяет наглядно воспроизвести ход и содержание следственного действия, а не только его результат, а также зафиксировать невербальные реакции допрашиваемого лица при ответе на вопрос, имеющий значение для уголовного дела, его мимику, ритм и уверенность речи, реакции на поставленные вопросы, положение конечностей и т.п. Кроме того, следователь по имеющейся видеозаписи может назначить судебную фоноскопическую и (или) психологическую экспертизы <1>, в том числе на предмет дачи ложных показаний (психолого-вокалографическую экспертизу, психолого-лингвистическую или психолого-акмеологическую) <2>.

———————————

<1> Халиков А.Н., Елинский В.И. Обстоятельства, подлежащие доказыванию при расследовании преступлений, совершенных сотрудниками ОВД в связи со служебной деятельностью (на примере конкретных статей УК РФ) // Российский следователь. 2014. N 3. С. 5 — 10.

<2> Холопова Е.Н., Кравцова Г.К. Экспертные психолого-акмеологические технологии выявления признаков психологической достоверности показаний участников предварительного следствия по видеоматериалам оперативных мероприятий и следственных действий // Библиотека криминалиста. 2014. N 2. С. 268.

 

Видеозапись допроса является хорошим подспорьем органам следствия и в случае неявки допрошенных на судебное заседание. Так, в соответствии с ч. 1 ст. 281 УПК РФ, допускается воспроизведение в суде видеозаписи допросов потерпевшего или свидетеля с согласия сторон в случае их неявки. Также предусмотрены случаи, когда такое согласие не требуется и видеозапись воспроизводится по ходатайству стороны или по инициативе суда после предварительного оглашения показаний, содержащихся в соответствующем протоколе допроса:

1) смерть потерпевшего или свидетеля;

2) тяжелая болезнь, препятствующая явке в суд;

3) отказ потерпевшего или свидетеля, являющегося иностранным гражданином, явиться по вызову суда;

4) стихийное бедствие или иные чрезвычайные обстоятельства, препятствующие явке в суд.

В судебной практике такая демонстрация допроса позволяет критически относиться к изменению показаний лицом, так как подтверждает отсутствие какого-либо воздействия на допрашиваемого, наводящих вопросов, а также фиксирует моральное и физическое состояние последнего.

Об актуальности данного вопроса говорит и тот факт, что Председателем Следственного комитета Российской Федерации А.И. Бастрыкиным 20.02.2015 дано указание подготовить соответствующий нормативный документ о повышении эффективности применения видеозаписи в ходе предварительного расследования. Проект такого документа подготовлен Главным управлением процессуального контроля Следственного комитета Российской Федерации на основании глубокого анализа практики расследования уголовных дел. В нем предусмотрено применение видеозаписи в ходе производства следственных действий (допрос, проверка показаний на месте, очная ставка, следственный эксперимент и опознание) с участием подозреваемых (обвиняемых), дающих показания относительно обстоятельств совершенных ими или иными лицами преступлений, при предъявлении подозреваемого (обвиняемого) для опознания, а также свидетелей и потерпевших следующих категорий:

— несовершеннолетние (за исключением случаев, если несовершеннолетний потерпевший или свидетель либо его законный представитель против этого возражает);

— не имеющие начального или основного общего образования;

— находящиеся в опасном для жизни состоянии (только на основании заключения врача о возможности проведения следственных действий с указанием их вида и максимальной продолжительности);

— лица, в отношении которых имеется обоснованное предположение, что в дальнейшем они откажутся от своих показаний, в том числе под предлогом применения к ним незаконных приемов допроса;

— лица, которые, по имеющимся данным, не смогут явиться в судебное заседание.

Некоторые ученые, считая видеозапись косвенным доказательством, предлагают также проводить видеозапись допроса с переводом, чтобы впоследствии можно было проконтролировать качество перевода путем консультации с филологом <3>. Данное предложение, как представляется, должно распространяться и на допросы глухонемых.

———————————

<3> Ишмухаметов Я.М. Язык уголовного судопроизводства как принцип российского уголовного судопроизводства: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Ижевск, 2006. С. 15; Селина Е.В. Уголовно-процессуальное значение косвенных доказательств // Российская юстиция. 2014. N 12. С. 23 — 25.

 

Не стоит на месте в исследуемом направлении и юридическое образование. В соответствии с решением оперативного совещания при и.о. ректора Академии Следственного комитета Российской Федерации А.М. Багмете от 17.10.2014 N 32 в Институте повышения квалификации данного образовательного учреждения проводятся практические занятия со следователями на тему «Применение видеозаписи в ходе допроса». Ряд ученых Академии ведут научно-исследовательскую работу по данной теме.

Пилотное исследование практики видеозаписи допросов различных участников уголовного судопроизводства следователями Следственного комитета Российской Федерации позволило выявить ряд проблем, решение которых предлагается ниже.

Необходимо отметить наметившуюся коллизию ч. 4 ст. 189 УПК РФ, в которой отмечается, что именно по инициативе следователя может быть произведена видеозапись допроса, и ч. 5 ст. 191 УПК РФ, в соответствии с которой при проведении допроса несовершеннолетнего потерпевшего или свидетеля применение видеозаписи обязательно, за исключением случаев, если несовершеннолетний потерпевший или свидетель либо его законный представитель против этого возражает.

Во-первых, логическое буквальное толкование ч. 5 ст. 191 УПК РФ позволяет утверждать, что если указанные лица возражают против видеозаписи допроса, то делать это необязательно. Но окончательное решение все-таки должно оставаться за следователем. На основании ч. 3 ст. 38 УПК РФ именно следователь уполномочен самостоятельно направлять ход расследования, принимать решение о производстве следственных и иных процессуальных действий. Кроме того, в ч. 2 ст. 189 УПК РФ подчеркивается, что следователь свободен при выборе тактики допроса.

Поэтому представляется, что именно следователь в конечном счете принимает решение о видеозаписи допроса, и тактически правильным будет в уведомительном порядке объявлять допрашиваемому (его представителю) об этом. Безусловно, что в ситуациях категорического отказа давать показания под видеозапись сохраняется возможность произвести допрос без записи. Однако в любом случае до начала следственного действия следователь должен взять у допрашиваемого (его представителя) соответствующее заявление, в котором должно быть отражено согласие (несогласие) на видеозапись допроса и сделана об этом отметка в протоколе (п. 3 ч. 4 ст. 190 УПК РФ).

Кроме того, не исключена ситуация, когда производить видеозапись допроса несовершеннолетнего нецелесообразно (к лицу принимаются меры безопасности, он психологически не готов давать показания под видеокамеру и пр.). Представляется, что и в этом случае, даже если указанные лица не возражают против этого, окончательное решение за следователем.

Порой следователи записывают лишь часть следственного действия, что является неверным. Ценность видеозаписи допроса как дополнительного доказательства сохраняется именно тогда, когда записан весь ход следственного действия. Безусловно, что допросу в целом, а тем более допросу под видео предшествуют предварительная беседа и инструктаж участников, рабочую съемку которых рекомендуется производить лишь для проверки качества записи (звук, освещение, угол съемки и видеозахват участников с определенной точки). Смысл таких бесед-инструктажей заключается в подготовке, в том числе психологическом раскрепощении участников следственного действия к даче показаний, установлении деловой атмосферы.

Открытым остается вопрос о том, кто должен производить видеосъемку. Нормативно субъект видеозаписи не определен, поэтому самостоятельная видеозапись допроса следователем не исключается. В то же время более предпочтительным вариантом представляется привлечение для выполнения функций оператора следователя-криминалиста. Это связано с несколькими причинами. Во-первых, рекомендуется наводить (приближать) камеру на участника, которому разъясняются права и (или) который делает заявление, задает вопрос, рисует схему и пр., что невозможно при автоматической съемке. Во-вторых, оператор может и должен правильно рассадить участников с точки зрения попадания всех в кадр, исключения «перекрытия» одним участником другого или попадания в объектив посторонних предметов, звуков. В-третьих, важно для возможной последующей психологической экспертизы записать не только лицо (глаза) допрашиваемого, его мимику, но и его позу, положение рук и ног. В-четвертых, привлекая к съемке следователя-криминалиста, как правило, имеющего большой практический опыт следственной работы, следователь имеет возможность компенсировать упущенный вопрос (либо тактически верно его сформулировать) за счет того, что его задаст криминалист. Таким образом, происходит как бы допрос вдвоем, что действующим законодательством не запрещено.

В разных процессуальных статусах фигурирует в протоколах допроса следователь-криминалист, производящий съемку. Статус следователя-криминалиста, осуществляющего видеозапись следственного действия, в протоколе допроса целесообразно оставлять именно как следователя-криминалиста — как должностное лицо, уполномоченное осуществлять предварительное следствие по уголовному делу, а также участвовать по поручению руководителя следственного органа в производстве отдельных следственных и иных процессуальных действий или производить отдельные следственные и иные процессуальные действия без принятия уголовного дела к своему производству (п. 40.1 ст. 5 УПК РФ).

Статус специалиста может дать поводы для его отвода, а также исключит дальнейшую работу криминалиста по данному делу в ином статусе. Статус иного действующего лица исключит возможность задавать вопросы допрашиваемому, оказывать помощь следователю.

Следователь-криминалист или другой следователь, осуществляющие видеозапись, вправе также задавать вопросы несовершеннолетнему, но только с разрешения следователя. Следует иметь в виду, что такие вопросы лишь дополняют вопросы следователя, проводящего следственное действие. Недопустимо в ходе допроса всю инициативу допроса передавать следователю-криминалисту, осуществляющему видеозапись.

Ключевым моментом в ходе видеозаписи допроса является видеозапись разъяснения (именно разъяснения, а не дословного зачитывания) прав каждому участнику следственного действия. Разъяснять права необходимо, придерживаясь формулировок закона, но положения, не относящиеся к конкретному лицу, следует опускать <4>.

———————————

<4> Глушков М.Р. Практика применения видеозаписи при производстве следственных действий (на примере проверки показаний на месте): Методические рекомендации. СПб., 2014. С. 14.

 

Для исключения последующих заявлений участников о неполноте или привнесении каких-либо фрагментов записи допроса рекомендуется просматривать видеозапись допроса с его участниками. После просмотра видеозапись необходимо возобновлять, делать пояснение о том, что видеозапись была всеми участниками просмотрена в полном объеме, и задавать вопрос о наличии каких-либо замечаний, заявлений.

Просматривать видеозапись допроса в ускоренном режиме или частями недопустимо. Это является распространенной ошибкой, приводящей к признанию данного доказательства недопустимым. Следует обращать внимание на то, что время начала возобновления съемки всегда должно быть соразмерным времени, требуемому для просмотра всей записи следственного действия.

Видеозапись, как правило, производится на цифровую видеокамеру с записью, либо на внутреннюю память камеры, либо на карту памяти. Рекомендуется копирование записи на CD-диск, который в последующем приобщается к протоколу допроса. Однако копирование правильнее производить в ходе следственного действия, о чем делать пометку в протоколе, а также просматривать видеозапись допроса уже с CD-диска, на который произведено копирование.

Составление отдельного документа, подтверждающего факт копирования записи с внутренней памяти камеры, карты памяти на диск не требуется.

Таким образом, каждый следователь должен быть готов к видеозаписи следственных действий, иметь на вооружении цифровую заряженную видеокамеру с запасной батареей, штатив. В служебном кабинете рекомендуется заранее приготовить для этого хорошо освещенное место, исключающее посторонние звуки, определить дистанцию, высоту, угол съемки для оптимального визуального и речевого воспроизведения.

Главное же заключается в том, что следователь должен тщательно готовиться к видеозаписи допроса, намечать в опросном листе последовательность и формулировку вопросов, готовить сценарий, что исключило бы беспричинные прерывания съемки.

 

Литература

  1. Глушков М.Р. Практика применения видеозаписи при производстве следственных действий (на примере проверки показаний на месте): Методические рекомендации. СПб.: Академия СК России, 2014.
  2. Ишмухаметов Я.М. Язык уголовного судопроизводства как принцип российского уголовного судопроизводства: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Ижевск, 2006.
  3. Селина Е.В. Уголовно-процессуальное значение косвенных доказательств // Российская юстиция. 2014. N 12. С. 23 — 25.
  4. Халиков А.Н., Елинский В.И. Обстоятельства, подлежащие доказыванию при расследовании преступлений, совершенных сотрудниками ОВД в связи со служебной деятельностью (на примере конкретных статей УК РФ) // Российский следователь. 2014. N 3.
  5. Холопова Е.Н., Кравцова Г.К. Экспертные психолого-акмеологические технологии выявления признаков психологической достоверности показаний участников предварительного следствия по видеоматериалам оперативных мероприятий и следственных действий // Библиотека криминалиста. 2014. N 2. С. 268.

«Российский следователь», 2015, N 20

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code