ВИД ИСПРАВИТЕЛЬНОГО УЧРЕЖДЕНИЯ И УСЛОВИЯ ОТБЫВАНИЯ НАКАЗАНИЯ В ВИДЕ ЛИШЕНИЯ СВОБОДЫ ЗА МНОЖЕСТВЕННОСТЬ ПРЕСТУПЛЕНИЙ

Н.Н. КОРОТКИХ

———————————

<*> Научные результаты получены в рамках выполнения государственного задания Министерства образования и науки Российской Федерации, задание N 29.763.2014/К.

 

Либерализация уголовного законодательства способствует тому, что значительная часть преступников осуждается к наказаниям, не связанным с изоляцией от общества. В то же время в местах лишения свободы концентрируется значительное число лиц, совершивших тяжкие и особо тяжкие преступления, отбывающих лишение свободы за совокупность преступлений во второй и более раз при опасном и особо опасном рецидиве. Такие осужденные нуждаются в более тщательной классификации при распределении их по видам исправительных учреждений и выборе условий отбывания наказания. В статье проанализированы положения уголовного и уголовно-исполнительного законодательства по вопросам классификации осужденных по видам исправительных учреждений при различных формах множественности преступлений, выявлены пробелы и рассогласованность норм в регулировании этих отношений. Несовершенство легального определения видов рецидива преступлений, закрепленное в ст. 18 УК РФ, порождает проблемы при применении ст. 58 УК РФ, регламентирующей выбор вида исправительного учреждения. Критерии выбора вида исправительного учреждения осужденным к лишению свободы, основанные только на внешних признаках (пол, возраст, категория преступлений, рецидив преступлений), являются, по мнению автора, недостаточными для достижения результата пенитенциарного воздействия — исправление осужденных и предупреждение совершения новых преступлений. Автор обращает внимание на то, что категоризация осужденных в период отбывания наказания также сопряжена с проблемами законодательного регулирования, и меры, стимулирующие позитивное поведение осужденных, реализуются не в полном объеме. Это обстоятельство обусловлено отсутствием легальных конкретных критериев оценки личности осужденных в период нахождения их в учреждении. Проанализировав различные точки зрения, автором предлагается такая типология осужденных, которая, по его мнению, будет являться ориентирующей, прежде всего для сотрудников исправительных учреждений, на выбор средств и методов исправительного воздействия на осужденных при отбывании ими наказания в виде лишения свободы.

 

Ключевые слова: исправительное учреждение, лишение свободы, множественность преступлений, рецидив преступлений, совокупность преступлений, совокупность приговоров, условия отбывания наказания, распределение осужденных, классификация осужденных.

 

Минимальные стандартные правила обращения с заключенными ООН, как и Европейские тюремные правила, формулируют ряд критериев классификации осужденных, включая разбивку их на те или иные категории. Правильная классификация осужденных — необходимое условие дифференциации программ обращения с ними и средств исправления, обеспечения безопасности и эффективной управляемости учреждений, исполняющих наказания, оптимального распределения имеющихся сил и ресурсов. Такой подход к исполнению наказаний определен и Уголовно-исполнительным кодексом Российской Федерации. Порядок исполнения и отбывания наказания определяют нормы уголовно-исполнительного права, которые выполняют организующую роль в механизме его реализации и основываются на процессе применения норм права. Этот процесс оформляется в строгие процедурно-процессуальные формы, которые обеспечивают достижение целей наказания при реализации правовых норм, охрану прав заинтересованных лиц, защиту от возможных правонарушений и т.п. Значение специально-юридического, организационно-технического аспекта применения права обусловлено тем, что оно связано с практической деятельностью персонала исправительного учреждения, их профессиональной подготовкой. Как известно, уголовно-исполнительное законодательство имеет своими целями исправление осужденных и предупреждение совершения новых преступлений как осужденными, так и иными лицами. Эти цели поставлены перед учреждениями, исполняющими наказание, а не перед осужденными. Именно учреждения, которые представляют государство, стремятся к тому, чтобы снизить в процессе обеспечения отбывания осужденным наказания путем применения средств исправления уровень общественной опасности их личности до такого, который не допускает совершения новых преступлений. Осужденный, который претерпевает наказание при его отбывании, не обязан исправляться, он лишь обязан воздержаться от новых преступлений. Эта обязанность определяется условиями существования человека в обществе <1>.

———————————

<1> См.: Южанин В.Е. Особенности механизма реализации наказания в виде лишения свободы // Вестник Рязанского государственного университета им. С.А. Есенина. 2010. N 28. С. 87 — 97.

 

Концепция развития уголовно-исполнительной системы Российской Федерации до 2020 года <2> в сфере социальной, психологической, воспитательной и педагогической работы с осужденными предусматривает создание справедливой и эффективной системы стимулов осужденных к законопослушному поведению (система «социальных лифтов»). В соответствии с Методическими рекомендациями по использованию системы социальных лифтов в исправительных учреждениях ФСИН России в условиях действующего законодательства <3> целями применения системы стимулов являются социализация осужденного, профилактика рецидивной преступности и создание условий для позитивного формирования личности. Основные задачи данной системы — мотивация осужденного к законопослушному образу жизни и дифференциация их по уголовно-правовой, социально-педагогической и психологической характеристикам.

———————————

<2> См.: распоряжение Правительства Российской Федерации от 14 октября 2010 г. N 1772-р // Ведомости уголовно-исполнительной системы. 2010. N 12. С. 2 — 15.

<3> См.: Методические рекомендации по использованию системы «социальных лифтов» в исправительных учреждениях ФСИН России в условиях действующего законодательства [Электронный ресурс] // URL: <http://фсин.рф> (дата обращения: 19 июня 2014 г.).

 

Либерализация уголовного законодательства способствует тому, что значительная часть преступников осуждается к наказаниям, не связанным с изоляцией от общества. По статистике к лишению свободы в настоящее время осуждается немногим более 28% от числа всех осужденных, а к остальным применяются наказания, альтернативные лишению свободы (в 2013 г. к наказаниям, не связанным с лишением свободы, приговорено 54,9% осужденных, из них 28,2% ранее уже совершали преступления и имели судимость на момент привлечения к уголовной ответственности) <4>. Это свидетельствует о том, что реализуется поставленная Концепцией развития УИС задача — расширение сферы применения наказаний и иных мер, не связанных с лишением свободы к лицам, впервые совершившим преступления, и сокращением тем самым числа граждан в местах лишения свободы и применение данного наказания только к лицам, совершившим тяжкие и особо тяжкие преступления. Но по-прежнему наказание в виде лишения свободы на определенный срок остается одним из самых применяемых в Российской Федерации, составляя ежегодно около тридцати процентов: в 2008 г. — 33,6%; 2009 г. — 32,2%; 2010 г. — 31,2%; 2011 г. — 28,9%; 2012 г. — 27,8%. При этом стабильно высоким является и процент условно осужденных к лишению свободы: в 2008 г. — 38,9%; 2009 г. — 38,3%; 2010 г. — 36,4%; 2011 г. — 36,2%; 2012 г. — 30,1% <5>.

———————————

<4> Данные взяты с официального сайта Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации // URL: <http://www.cdep.ru> (дата обращения: 6 мая 2014 г.).

<5> Данные взяты с официального сайта Судебного департамента Российской Федерации [Электронный ресурс] // URL: <http://www.cdep.ru/> (дата обращения: 6 мая 2014 г.).

 

Численность осужденных, содержащихся в исправительных учреждениях, на декабрь 2011 г. составляла 639 626 человек, 2012 г. — 585 880 осужденных, 2013 г. — 559 900 человек <6>.

———————————

<6> Краткая характеристика уголовно-исполнительной системы [Электронный ресурс] // Федеральная служба исполнения наказаний — URL: <http://фсин.рф/structure/inspector/iao/statistika/Kratkaya%20har-ka%20UIS/> (дата обращения: 6 мая 2014 г.).

 

В условиях сохранения тенденции неуклонной гуманизации уголовной политики это может свидетельствовать о росте тяжести совершаемых преступлений и общем ухудшении криминальной обстановки. Доказательством тому служат и данные официальной статистики ФСИН РФ о контингенте лиц, отбывающих лишение свободы. Так, в 2010 г. осуждены за убийство (ст. 105 УК РФ) и причинение тяжкого вреда здоровью (ст. 111 УК РФ) 56 220 чел., из них назначено наказание в виде лишения свободы 32 834 чел. (что составляет 58,4%). Такая же ситуация наблюдается и в последующие годы: в 2011 г. — 68,5%; в 2012 г. — 67,8%. Причем более 40% осужденных к лишению свободы имеют 2 и более судимости. Криминологическая характеристика спецконтингента в местах лишения свободы является сложной, например, 36,8% осужденных, содержащихся в исправительных колониях, отбывают наказание за совершение умышленных тяжких преступлений, 48,8% — умышленных особо тяжких преступлений; 28,7% осуждены второй раз, 33,2% — третий раз и более <7>.

———————————

<7> Основные показатели деятельности ФСИН России за 2011 — 2013 гг. [Электронный ресурс] // URL: <http://фсин.рф/statistics/> (дата обращения: 24 апреля 2014 г.).

 

В связи с этим в местах лишения свободы уже сейчас концентрируются осужденные, совершившие более тяжкие преступления, неоднократно судимые, при опасном и особо опасном рецидиве. Причем их удельный вес растет, так как они чаще приговариваются к длительным срокам лишения свободы, реже освобождаются досрочно, соответственно это ведет к росту числа отрицательно характеризующихся осужденных, осложнению оперативной обстановки, затруднению процесса исполнения уголовного наказания. Значительный удельный вес в местах лишения свободы лиц, осужденных за различные формы множественности преступлений, позволяет ставить вопрос о необходимости создания системы распределения таких осужденных в зависимости от характерологических параметров их личности (социально-демографические, уголовно-правовые, уголовно-исполнительные признаки).

Наказание в виде лишения свободы в отношении осужденных за ту или иную форму множественности преступлений исполняется в исправительных учреждениях различных видов режимов, куда осужденные распределяются в зависимости от тяжести и общественной опасности совершенных ими преступлений. Лишение свободы как наказание включает в себя карательное принуждение, определяемое нормами уголовного и уголовно-исполнительного права. Уголовное право определяет его сущность, а уголовно-исполнительное право — содержание. В соответствии с ч. 1 ст. 56 УК РФ лишение свободы заключается в изоляции осужденного от общества путем направления его в колонию-поселение, в воспитательную колонию, лечебное исправительное учреждение, исправительную колонию общего, строгого или особого режима либо в тюрьму. Содержание лишения свободы в соответствии с главой 13 УИК РФ определено в виде условий отбывания наказания осужденными, включая различного рода ограничения. Исходя из статьи 56 УК РФ, сущность лишения свободы выражается в основном его признаке — изоляции, которая представляет собой заключение и содержание осужденного в исправительном учреждении под постоянной охраной и надзором. Содержание изоляции осужденного в соответствии с нормами уголовно-исполнительного права составляет весь комплекс правоограничений, выраженный в режиме исполнения и отбывания наказания в конкретном виде исправительного учреждения <8>. Таким образом, следует два важных положения: 1) лишение свободы — это изоляция от общества и 2) характер изоляции зависит от режима отбывания лишения свободы. Основную часть содержания отбывания наказания составляют специальные права осужденных на приобретение продуктов питания и предметов первой необходимости, свидания с родственниками и иными лицами, получение посылок, передач и бандеролей, переписку, получение и отправление денежных переводов, телефонные разговоры, прогулки и т.д. Содержание некоторых прав в количественном выражении отличается в зависимости от вида режима исправительного учреждения, а также условий отбывания наказания внутри вида режима. Посредством их установления законодатель регулирует тяжесть наказания в виде лишения свободы.

———————————

<8> См.: Маликов Б.З., Пленкин Ю.В. Изоляция осужденных к лишению свободы: проблемы правового выражения и реализации. Самара, 2005. С. 6.

 

Назначение вида исправительного учреждения регламентировано в уголовном законодательстве, и необходимые разъяснения даны в новом Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 29 мая 2014 г. N 9 «О практике назначения и изменения судами видов исправительных учреждений» <9>. Отбывание лишения свободы назначается в следующих видах исправительных колоний (ст. 58 УК РФ): а) лицам, осужденным за преступления, совершенные по неосторожности, а также лицам, осужденным к лишению свободы за совершение умышленных преступлений небольшой и средней тяжести, ранее не отбывавших лишение свободы, — в колониях-поселениях. С учетом обстоятельств совершения преступления и личности виновного суд может назначить указанным лицам отбывание наказания в исправительных колониях общего режима с указанием мотивов принятого решения; б) мужчинам, осужденным к лишению свободы за совершение тяжких преступлений, ранее не отбывавших лишение свободы, а также женщинам, осужденным к лишению свободы за совершение тяжких и особо тяжких преступлений, в том числе при любом виде рецидива, — в исправительных колониях общего режима; в) мужчинам, осужденным к лишению свободы за совершение особо тяжких преступлений, ранее не отбывавших лишение свободы, а также при рецидиве или опасном рецидиве преступлений, если осужденный ранее отбывал лишение свободы, — в исправительных колониях строгого режима; г) мужчинам, осужденным к пожизненному лишению свободы, а также при особо опасном рецидиве преступлений — в исправительных колониях особого режима. Позитивным моментом данной регламентации режимов отбывания лишения свободы является то, что законодатель сделал попытку дифференцировать ответственность в зависимости от тяжести преступлений и опасности рецидива. Таким образом, определение вида исправительного учреждения зависит от различных уголовно-правовых факторов: а) категории совершенного преступления; б) формы вины; в) наличия рецидива; г) применения к осужденному лишения свободы в прошлом; д) возраста; е) половой принадлежности.

———————————

<9> Российская газета. 2014. 4 июня.

 

В то же время действующие правила определения вида исправительного учреждения содержат существенные пробелы. Прежде всего отметим, что ст. 58 УК РФ регламентирует правила назначения вида исправительного учреждения применительно к осужденным за единичное преступление и за одну форму множественности преступлений — рецидив, оставляя без ответа вопрос о порядке определения вида исправительного учреждения применительно к осужденным к лишению свободы за совокупность преступлений различной категории и при назначении наказания с применением ст. 70 УК РФ. В упомянутом Постановлении Пленума Верховного Суда РФ 2014 г. даны рекомендации о назначении вида исправительного учреждения только после определения окончательной меры наказания, а также при различных комбинациях преступлений, образующих совокупность или рецидив (п. 2, 3, 4). Отметим, что явные пробелы, существовавшие до этого в определении вида исправительного учреждения при различных проявлениях множественности преступлений, постановление попыталось устранить. Например, определив в п. «а» ч. 1 ст. 58 УК колонию-поселение как место отбывания лишения свободы лицами, осужденными за совершение умышленных преступлений небольшой и средней тяжести, ранее не отбывавшими наказания в виде лишения свободы, законодателем не был решен вопрос о месте отбывания лишения свободы этой же категорией осужденных, если они ранее отбывали лишение свободы, но при отсутствии рецидива преступлений. В п. «в» ч. 1 ст. 58 УК не решен вопрос о месте отбывания лишения свободы мужчинами, осужденными к этому виду наказания за совершение особо тяжких преступлений, ранее отбывавшими лишение свободы, но при отсутствии рецидива преступлений. Теперь согласно разъяснениям Пленума, в случае осуждения к лишению свободы за умышленные преступления небольшой и (или) средней тяжести либо за тяжкое преступление лица мужского пола, ранее отбывавшего лишение свободы, при отсутствии рецидива преступлений отбывание наказания назначается в исправительной колонии общего режима (п. 3); при осуждении к лишению свободы на определенный срок за совершение особо тяжкого преступления лица мужского пола, ранее отбывавшего лишение свободы, при отсутствии любого вида рецидива преступлений суд назначает ему исправительную колонию строгого режима (п. 4). Очевидно, что сочетания преступлений, образующих совокупность, указанные в Постановлении, являются отнюдь не единственными и далеко не самыми распространенными случаями в судебной практике. Поэтому пробел в определении вида режима некоторым категориям осужденных при определенных ситуациях остается, на что в литературе не раз обращалось внимание <10>. Согласно п. «б» ч. 1 ст. 58 УК РФ женщинам, совершившим умышленные преступления небольшой или средней тяжести, ранее отбывавшим лишение свободы, нельзя назначить исправительную колонию общего режима, поскольку совершенное преступление не относится к категории тяжких и особо тяжких, вместе с тем нельзя назначить отбывание наказания в колонии-поселении, ибо этому препятствует имевшее место отбывание лишения свободы. Мужчинам, совершившим тяжкое преступление, ранее отбывавшим лишение свободы, но при отсутствии признаков рецидива нельзя назначить исправительную колонию общего режима (п. «б» ч. 1 ст. 58 УК РФ), но и не могут быть назначены исправительные колонии строгого или особого режима, поскольку отсутствует рецидив, в соответствии с п. «в», «г» ч. 1 ст. 58 УК РФ.

———————————

<10> См.: Непомнящая Т.В., Степашин В.М. Проблемы назначения наказания. Омск, 2011. С. 367; Возжанникова И.Г. Рецидив как вид множественности преступлений. М., 2014. С. 89 — 90.

 

Попытаемся обозначить общие критерии выбора вида исправительного учреждения осужденным к лишению свободы при различных проявлениях множественности преступлений.

Прежде всего для дифференциации ответственности при отбывании наказания необходимо правильно установить вид рецидива преступлений. В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ особо отмечено, что указание в описательно-мотивировочной части приговора на наличие вида рецидива преступлений является обязательным в том числе и в случае, если в обвинительном заключении (обвинительном акте или постановлении) отсутствует решение о рецидиве преступлений. Анализируя части 2 и 3 ст. 18 УК РФ при определении опасного и особо опасного рецидивов преступлений, законодатель в одних случаях прямо указывает на осуждение к реальному лишению свободы, а в других — просто к лишению свободы. Если, например, лицо ранее дважды было осуждено за умышленные преступления средней тяжести к лишению свободы с применением ст. 73 УК РФ и в случае совершения им нового тяжкого преступления, за которое ему назначено реальное лишение свободы, исходя из буквального толкования п. «а» ч. 2 ст. 18 УК РФ, необходимо признавать опасный рецидив преступлений, но это будет противоречить требованиям п. «в» ч. 4 ст. 18 УК РФ, где судимости за преступления, осуждение за которые признавалось условным, при признании рецидива преступлений не учитываются. Положения п. «в» ч. 4 ст. 18 УК РФ нередко затрудняют квалификацию рецидива преступлений. Думается, это связано с недостатком законодательной техники, поскольку указанный пункт плохо взаимосвязан как с другими частями ст. 18 УК РФ, так и с иными предписаниями уголовного законодательства. В науке правильно обращено внимание на неопределенность понятия «реальное лишение свободы». Предписание не учитывать при признании рецидива преступлений судимости, осуждение за которые признавалось условным, лишает смысла указания ч. 2 и 3 ст. 18 УК РФ на осуждение к «реальному» лишению свободы. Данное указание имеет значение лишь как противопоставление условному осуждению, которое назначается, если «суд придет к выводу о возможности исправления осужденного без реального отбывания наказания» (ч. 1 ст. 73 УК РФ). На наш взгляд, следует исходить из следующего: поскольку в УК РФ нет понятий «реальное» или «нереальное» лишение свободы, а есть ст. 56 и ст. 57 УК РФ, регламентирующие лишение свободы на определенный срок и пожизненное лишение свободы, и ст. 73 УК РФ, предусматривающая возможность условного осуждения, то при характеристике лишения свободы в ст. 18 УК РФ необходимо исключить слово «реальное», а в п. «в» ч. 4 ст. 18 УК РФ оставить указание на неучет при признании рецидива судимости за преступления, осуждение за которые признавалось условным. Таким образом судимость за преступления, осуждение за которые признавалось условным либо отбывание наказания за которые отсрочено, учитывается при признании рецидива преступлений, если условное осуждение либо отсрочка отбывания наказания отменялись до совершения лицом нового преступления и лицо направлялось судом для отбывания наказания в места лишения свободы.

Одним из факторов, определяющих вид исправительного учреждения, является установление факта отбывания осужденным в прошлом наказания в виде лишения свободы. По общему правилу ранее отбывавшим лишение свободы считается лицо, которое за совершенное им преступление было осуждено к наказанию в виде лишения свободы и отбывало его в исправительной колонии, тюрьме, лечебном исправительном учреждении, лечебно-профилактическом учреждении либо в следственном изоляторе на основании ст. 77, 77.1 и 77.2 УИК РФ, если судимость за это преступление не была снята или погашена на момент совершения нового преступления. На основании ч. 3, 4, 5 ст. 74 УК РФ условное осуждение может быть отменено и лицо направлено для отбывания назначенного по приговору суда наказания в виде лишения свободы в исправительное учреждение. Такая судимость при признании рецидива преступлений будет учитываться и, более того, лицо будет считаться отбывавшим ранее наказание в виде лишения свободы. В связи с этим логичным выглядит предписание нового Постановления Пленума Верховного Суда РФ о том, что лицо, осуждавшееся к наказанию в виде штрафа, обязательных работ, исправительных работ, принудительных работ или ограничению свободы, которому по основаниям, предусмотренным соответствующими статьями УК РФ, эти виды наказаний были заменены лишением свободы, отныне может рассматриваться как ранее отбывавшее наказание в виде лишения свободы. В прежнем Постановлении эти лица считались не отбывавшими лишение свободы <11>. Таким образом, при определении вида исправительного учреждения за совершение нескольких преступлений основополагающее значение имеют те преступления, за которые назначено лишение свободы и (или) лицо его фактически отбывало. В то же время и категория преступления влияет на признание в содеянном рецидива преступлений. Например, лицо, имеющее судимость за умышленное преступление средней тяжести и ранее отбывавшее наказание в колонии-поселении, вновь совершило совокупность преступлений: одно умышленное преступление небольшой тяжести и одно умышленное преступление средней тяжести. Назначение наказания за каждое совершенное преступление происходит с учетом требований ст. 68 УК РФ, поскольку имеется простой рецидив преступлений. В случае определения окончательного наказания в виде лишения свободы за такое сочетание не самых тяжких преступлений, как ни парадоксально, должна быть назначена колония строгого режима (п. «в» ч. 1 ст. 58 УК РФ).

———————————

<11> См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 12 ноября 2001 г. N 14 «О практике назначения судами видов исправительных учреждений» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2001. N 1.

 

На наш взгляд, необоснованно в колониях строгого режима содержатся как впервые совершившие преступления, так и лица, совершившие преступления при простом и опасном рецидиве. Необходимо дифференцировать ответственность простых и опасных рецидивистов, так как они обладают различной общественной опасностью.

Всех осужденных при различных проявлениях множественности преступлений целесообразно распределять по соответствующим учреждениям и классифицировать на более или менее однородные группы. Но уголовно-исполнительное законодательство не рассматривает классификацию осужденных в качестве средства исправительного воздействия на них. Очевидно, что в зависимости от психологической совместимости, правильной классификации осужденных в пределах одного исправительного учреждения, установления соответствующего режима для каждой категории осужденных зависят результаты пенитенциарного воздействия. На основе требований психологии и педагогики, а также по признакам социально-нравственной запущенности личности осужденного, характера и степени общественной опасности совершенных преступлений, наличия или отсутствия судимости, отбывания в прошлом наказания в виде лишения свободы целесообразно деление лиц на однородные группы в целях их раздельного содержания как в разных исправительных учреждениях, так и внутри них. Целью раздельного содержания осужденных является недопущение такой ситуации, при которой осужденные со стойкими антисоциальными установками могли бы оказывать негативное воздействие на основную массу осужденных. Верно подмечено, что деятельность исправительных учреждений направлена в первую очередь на решение психолого-педагогической по своей сути задачи <12>. Изучение различных категорий осужденных особенно актуально на современном этапе развития законодательства и практики его применения в связи с углублением демократизации и гуманизации уголовного и уголовно-исполнительного законодательства. Общим недостатком предлагаемых УК РФ классификаций осужденных по исправительным учреждениям является то, что они направлены на выделение отдельных групп лиц по внешним, формальным признакам (пол, возраст, категория преступления) и не учитываются внутренние, сущностные характеристики. В то же время такие критерии классификации осужденных, как мотивы содеянного, психологическая совместимость и др., не нашли отражения и в УИК РФ.

———————————

<12> См.: Антонян Ю.М., Кудрявцев В.Н., Эминов В.Е. Личность преступника. СПб., 2004. С. 294.

 

Помимо категоризации осужденных за множественность преступлений при выборе вида исправительного учреждения, категоризация в период отбывания наказания представляется еще более субъективной и нечеткой. Это обстоятельство обусловлено отсутствием легальных конкретных критериев оценки личности осужденных в период нахождения их в учреждении. Осужденные в пределах одной исправительной колонии могут находиться в обычных, облегченных и строгих условиях отбывания наказания, предусмотренных видом режима ИК, это так называемый институт дифференциации исполнения наказаний — «прогрессивная система отбывания наказания». Суть ее заключается в постепенном последовательном изменении условий отбывания наказания в зависимости от поведения осужденного. По общему правилу все осужденные по прибытии в ИК попадают в обычные условия содержания, а затем в зависимости от поведения могут быть переведены в облегченные или строгие условия. Для осужденных, содержащихся в тюрьмах, устанавливается строгий и общий режим без деления их на подвиды, т.е. без дифференциации условий содержания осужденных внутри каждого вида режима. В ст. 130, 131 УИК РФ законодатель не употребляет термины «обычные» и «строгие» условия, а говорит об общем и строгом режиме, хотя речь идет именно об условиях отбывания лишения свободы в тюрьмах.

Совокупность норм, изменяющих условия содержания осужденных посредством уменьшения объема правоограничений, можно классифицировать на два поощрительных института: изменение вида учреждения и изменение условий отбывания наказаний в пределах одного исправительного учреждения. Цель данных институтов, тесно связанных с элементами прогрессивной системы, заключается в стимулировании исправления осужденных и подготовке их к условиям жизни в обществе.

В литературе отмечается, что меры, стимулирующие позитивное поведение осужденных, реализуются не в полном объеме, и наличие трех видов условий содержания не согласуется с количеством категорий осужденных, которые можно выделить в зависимости от степени исправления <13>. В связи с этим предлагается осужденных, нарушающих режим содержания и имеющих одно взыскание в виде водворения в штрафной изолятор, содержать в условиях нового вида отбывания наказания — усиленных <14>, а вторую категорию осужденных, не имеющих взысканий, — в обычных. Усиленные условия отбывания наказания могут служить средством более дробной классификации осужденных в зависимости от степени их исправления, что важно для реализации принципа стимулирования правопослушного поведения и системы социальных лифтов.

———————————

<13> См.: Бабаян С.Л. Совершенствование правового регулирования поощрительных институтов изменения условий отбывания наказания и вида исправительного учреждения // Человек: преступление и наказание. 2012. N 2. С. 46 — 50.

<14> См.: Березиков С.В. Условия отбывания наказания в исправительных учреждениях надо изменять // Законность. 2009. N 6. С. 41 — 43.

 

Неопределенность порядка перевода из одних условий в другие не вызывает у осужденных стремления к правопослушному поведению. Например, в тюрьме по отбытии не менее одного года на строгом режиме (ч. 5 ст. 130 УИК РФ) осужденные могут быть переведены на общий режим, то есть установлен только формальный критерий — обязательный срок отбытия наказания, а материальный — нет. Проблема в том, что в УИК РФ и иных нормативных правовых актах отсутствует понятие «положительно характеризующийся» осужденный, отсутствие взысканий и добросовестное отношение к труду не могут в достаточной степени характеризовать осужденного с точки зрения оценки степени его исправления в целом. Возможно, это связано с тем, что изначально термин «прогрессивная система отбывания наказания» подразумевал учет только положительных изменений личности, но в настоящее время учитываются и негативные. По справедливому замечанию некоторых исследователей, прогрессивность системы отбывания наказания как раз и заключается в необходимости учета как законопослушного поведения осужденных, так и его отрицательного поведения, злостного нарушения режима, стойкого нежелания исправляться, с тем чтобы влиять на осужденного <15>. Правопослушное поведение само по себе может быть обычным, активным или пассивным. Стимулироваться должно, на наш взгляд, активное правопослушное поведение. Поэтому перевод осужденных лишь «не имеющих взысканий» в более мягкие условия отбывания наказания представляется неоправданным.

———————————

<15> См.: Михеева С.В. Правовое положение осужденных, содержащихся в исправительных колониях особого режима: Дис. … канд. юрид. наук. Самара, 2011. С. 88.

 

Помимо этого существует проблема несоразмерности условий содержания в отдельных видах исправительных учреждений. Например, условия содержания лиц, отбывающих наказание в строгих условиях в колонии особого режима, идентичны условиям отбывания наказания в тюрьме в строгих условиях. В соответствии с п. «в» ч. 4 ст. 78 УИК РФ злостные нарушители порядка отбывания наказания из колонии особого режима могут быть переведены в тюрьму на срок не свыше трех лет, причем вновь поступившие в тюрьму помещаются сразу в строгие условия содержания (ч. 3 ст. 130 УИК РФ). Возникает вопрос целесообразности перевода осужденного из колонии особого режима в тюрьму, если условия отбывания в них (на строгих условиях) практически идентичны и относятся к самым суровым. Если сравнивать условия содержания в тюрьме и в колонии особого режима для пожизненно осужденных, то также наблюдается некий дисбаланс. Пожизненно осужденные часть срока, по решению суда, могут отбывать в тюрьме, а затем переводиться в исправительную колонию особого режима. При переводе такие осужденные вновь помещаются в строгие условия (ч. 3 ст. 127 УИК РФ) и только по отбытии не менее 10 лет могут быть переведены в обычные условия. В то же время у содержащихся в тюрьме, несмотря на их большую общественную опасность, условия могут улучшиться со строгих на общие уже через год (ч. 5 ст. 130 УИК РФ).

К прогрессивной системе отбывания наказания относится и институт переводов осужденных в исправительное учреждение с более легким режимом отбывания наказания. Уголовно-исполнительная дифференциация перераспределяет осужденных по разным видам исправительных учреждений в зависимости от поведения осужденного. Согласно ч. 2 ст. 78 УИК РФ, положительно характеризующиеся осужденные могут быть переведены для дальнейшего отбывания наказания из тюрьмы в исправительную колонию, из исправительной колонии особого режима — в колонию строгого режима, из исправительных колоний строгого и общего режимов — в колонию-поселение. Перевод осуществляется судом при наличии положительной характеристики и отбытии определенной части наказания в конкретном исправительном учреждении. Как видим, здесь не учитывается то обстоятельство, что осужденный отбывает наказание за рецидив, совокупность преступлений или совокупность приговоров. В ч. 3 ст. 78 УИК РФ установлен только запрет на перевод в колонию-поселение осужденных при особо опасном рецидиве преступлений. Кроме того, различие критериев перевода из УИК общего и строгого режимов не соответствует принципам последовательности применения поощрительных средств. Например, при переводе осужденного из исправительной колонии общего режима в колонию-поселение ему необходимо находиться в облегченных условиях отбывания наказания, в то же время при переводе из исправительной колонии строгого режима в колонию-поселение и из исправительной колонии особого режима в исправительную колонию строгого режима данное условие не предусмотрено. В результате проведенного исследования выяснилось, что 72% сотрудников исправительных учреждений считают, что нахождение в облегченных условиях является необходимым условием определения готовности к переводу осужденного в другой вид исправительного учреждения. Также отметим, что в уголовно-исполнительном законодательстве нет четких критериев, когда в качестве меры поощрения к осужденному применять перевод в другое исправительное учреждение, а когда условно-досрочное освобождение. Для условно-досрочного освобождения суд должен признать, что для своего исправления осужденный не нуждается в полном отбывании назначенного судом наказания (ч. 1 ст. 79 УК РФ). Но убежденность эта основывается практически на тех же показателях, что и для перевода в другое исправительное учреждение: фактическое отбытие осужденным определенной части наказания (например, 1/2 срока наказания для перевода из исправительной колонии особого режима в исправительную колонию строгого режима, 2/3 срока осужденными, совершившими особо тяжкие преступления, для перевода их из исправительной колонии строгого режима в колонию-поселение, а при условно-досрочном освобождении — не менее 1/2 срока за тяжкое преступление, 2/3 — за особо тяжкое преступление, за совершение которых осужденный как раз и отбывает наказание в колониях строгого или особого режимов) и положительной характеристики осужденного. Анализируя разъяснения Пленумов Верховного Суда РФ о судебной практике об условно-досрочном освобождении <16> и изменении вида исправительного учреждения <17>, можно сделать вывод, что необходимый набор данных для характеристики осужденного включает в себя: а) всесторонний учет данных о его поведении за весь период отбывания наказания; б) отношение к учебе и труду; в) отношение к совершенному деянию; г) частичное или полное возмещение причиненного ущерба или иным образом заглаживание вреда, причиненного в результате преступления. Причем суды не вправе отказать в рассмотрении ходатайства по основаниям, не указанным в законе (например, тяжесть совершенного преступления, наличие прежней судимости, мягкость назначенного наказания, непризнание осужденным вины, кратковременность его пребывания в одном из исправительных учреждений и т.д.). Очевидно, что в системе применения института изменения условий отбывания наказаний отсутствует взаимосвязь и определенная последовательность. Осужденному «невыгодно» последовательное смягчение режима отбывания наказания, когда при тех же условиях можно быть вообще освобожденным от дальнейшего отбывания наказания.

———————————

<16> См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 21 апреля 2009 г. N 8 «О судебной практике условно-досрочного освобождения от отбывания наказания, замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания» (с изм., внесенными Постановлениями Пленума от 23 декабря 2010 г. N 31 и от 9 февраля 2012 г. N 3) [Электронный ресурс] // СПС «КонсультантПлюс». URL: <http://www.consultant.ru> (дата обращения: 19 июня 2014 г.).

<17> См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29 мая 2014 г. N 9 «О практике назначения и изменения судами видов исправительных учреждений» // Российская газета. 2014. 4 июня.

 

В настоящий момент на уровне теории ФСИН России научно-исследовательскими и высшими образовательными учреждениями ФСИН России, а также иными территориальными органами ФСИН России осуществляется разработка моделей вновь вводимых учреждений. Концепция реформирования УИС предусматривает расширение института колоний-поселений с одновременным увеличением направляемых в них осужденных, так как отбывание наказания в колонии-поселении сводит до минимума негативное влияние изоляции на осужденных, присущее лишению свободы. Предусмотрено в том числе введение колоний-поселений с усиленным наблюдением. Вместе с тем единой четкой концепции — конструктивного принципа об особенностях функционирования и исполнения наказания в виде лишения свободы в колониях-поселениях с усиленным наблюдением нет. По мнению И.Е. Третьякова, по категориям осужденных, которые будут отбывать наказание в этих учреждениях, колонии-поселения с усиленным наблюдением будут занимать усредненную позицию между действующими колониями-поселениями и исправительными колониями общего режима <18>. Очевидно, что контингент, содержащийся в этих учреждениях, с позиции личности осужденных и их криминальной запущенности достаточно непростой. Полагаем, что в этом случае необходим набор условий отбывания наказания с учетом работы системы «социальных лифтов».

———————————

<18> См.: Третьяков И.Е. Условия отбывания наказания в колониях-поселениях с усиленным наблюдением (гипотеза) // Вектор науки ТГУ. 2011. N 3(6). С. 87 — 90.

 

Колонии-поселения с обычным наблюдением могут быть предназначены для содержания лиц, совершивших преступления по неосторожности и ранее не отбывавших наказания за тяжкие и особо тяжкие преступления; впервые осужденные за совершение преступлений небольшой и средней тяжести; осужденные условно, которым эта мера была отменена из-за несоблюдения предписанных условий. В колониях-поселениях с усиленным наблюдением могут содержаться осужденные к лишению свободы за неосторожные преступления, но ранее отбывавшие наказание за совершение тяжких преступлений; совершившие преступления небольшой или средней тяжести и ранее судимые к наказаниям, не связанным с лишением свободы; переведенные из тюрем общего или усиленного режимов в виде поощрения.

Основной целью разделения колоний-поселений на два вида являются требования, направленные на повышение эффективности работы учреждений и органов, исполняющих наказания, до уровня европейских стандартов обращения с осужденными и потребностей общественного развития; сокращение рецидивной преступности среди лиц, отбывших наказания, за счет приоритета социальной работы в местах лишения свободы и развития системы социальной реабилитации; обеспечение гуманизации условий содержания осужденных, соблюдение их прав и законных интересов. Социальная, психологическая и воспитательная работа рассматриваются как взаимосвязанные и взаимообусловливающие элементы для ресоциализации осужденных и освоения ими основных социальных функций в качестве необходимого условия исправления и успешной адаптации в обществе после освобождения <19>.

———————————

<19> См.: Морозов Б.П. Особенности реформирования системы исполнения наказаний в виде лишения свободы на современном этапе. Новосибирск, 2013. С. 61.

 

Также Концепцией развития УИС РФ планируется создание тюрем трех видов — общего, усиленного и особого режима. Хотя в самой Концепции не указан контингент лиц, которые должны в них отбывать наказание, некоторыми авторами предлагается следующая схема размещения: 1) тюрьма общего режима — для содержания лиц, впервые осужденных к лишению свободы за тяжкие и особо тяжкие преступления, для осужденных за преступления небольшой и средней тяжести ранее осуждавшихся к лишению свободы за преступления небольшой и средней тяжести; 2) тюрьма усиленного режима — для содержания лиц, ранее не менее двух раз отбывавших наказания в виде лишения свободы и вновь осужденных за совершение тяжких и особо тяжких преступлений и направленных судом для отбывания наказания в данный вид учреждений либо признанных опасными рецидивистами; 3) тюрьма особого режима — для содержания лиц, осужденных к лишению свободы за неоднократное совершение особо тяжких преступлений, в том числе осужденных к пожизненному лишению свободы, а также для лиц, признанных активными членами и лидерами преступных сообществ, особо опасными рецидивистами, «воров в законе», осужденных за тяжкие преступления террористической и экстремистской направленности <20>.

———————————

<20> См.: Непомнящая Т.В., Степашин В.М. Проблемы назначения наказания. Омск, 2011. С. 368 — 369.

 

При переходе на новую типологию исправительных учреждений существенно возрастет роль индивидуализации исполнения наказания и применения индивидуальных методов воздействия. В связи с этим важное значение имеет проведение дифференцированной социальной и воспитательной работы с учетом особенностей различных категорий осужденных. Знание мотивов позволяет определить пути и направления предупредительных и исправительных воздействий. Это особенно важно в связи с тем, что если в процессе индивидуальной работы не затронуть и не нейтрализовать субъективные причины, которые привели или могут привести конкретного человека к совершению преступления, вероятность таких действий, в том числе рецидива, остается высокой <21>. Построение типологии осужденных должно служить цели их исправления, т.е. иметь сугубо практическую направленность. Оно должно отвечать решению задач специального и общего предупреждения.

———————————

<21> См.: Антонян Ю.М., Кудрявцев В.Н., Эминов В.Е. Указ. соч. С. 301.

 

Как нам представляется, всех осужденных к лишению свободы при наличии признаков множественности преступлений следует классифицировать на две большие группы: осужденные впервые и осужденные повторно. Классификация преступников внутри этих групп может быть построена по различным основаниям, среди которых следует выделить: социологические (пол, возраст, уровень образования, род занятий, наличие специальности, место жительства и др.) и правовые (характер, степень тяжести совершенных преступлений, форма множественности, длительность преступной деятельности, объект преступных посягательств, форма вины и т.д.). Раздельное содержание осужденных по признакам пола и возраста не подвергается сомнению, а дополнительные характеристики могут способствовать более дробному делению их внутри исправительного учреждения для организации, например, труда осужденных, обучения, занятости и т.д. Другим критерием распределения осужденных является степень общественной опасности личности, что выражается в том, что осужденные впервые к лишению свободы содержатся отдельно от осужденных, ранее отбывавших это наказание (ст. 80 УИК РФ). Но такого упрощенного подхода к оценке опасности личности осужденного явно недостаточно. Например, осужденный впервые к лишению свободы за совершение одного убийства отбывает наказание в тех же условиях, что и осужденный впервые серийный убийца. На наш взгляд, внутри каждого исправительного учреждения изолировано друг от друга должны содержаться осужденные впервые за единичное преступление и осужденные впервые за множественность преступлений. Кроме того, всех осужденных при множественности преступлений целесообразно распределять внутри исправительного учреждения в зависимости от типологии преступников. В теоретическом отношении типология по сравнению с классификацией представляет собой более высокий уровень познания, она опирается на выявление сходства и различия изучаемых объектов, стремится отобразить их строение, выявить их закономерности <22>. В отечественной криминологии имеется большой опыт создания типологий преступников по полу, возрасту, по мотивам совершения преступления, по характеру преступной направленности и т.д. Наиболее универсальной представляется типология по степени общественной опасности, предложенная рядом ученых <23>. В основу названной типологии положен признак отношения преступника к человеческой жизни, но нами она дополнена и иными признаками, позволяющими осужденных за множественность преступлений отнести к тому или иному типу. В соответствии с этим выделим следующие типы: а) «абсолютно опасные» — совершающие серийные убийства, в том числе наемные и сексуальные, также убийства нескольких человек одновременно либо разновременно, как правило, общеопасным способом или с особой жестокостью, а также в ходе совершения террористического акта, экстремистской деятельности; б) «особо опасные» — совершающие убийства, как правило, в конфликтной ситуации, иные тяжкие и особо тяжкие преступления против личности, посягающие на жизнь и здоровье человека, а также длительное время совершающие корыстные (с причинением большого материального ущерба) и корыстно-насильственные преступления. Сюда же следует отнести лидеров организованных преступных групп и сообществ; в) «опасные» — совершающие преступления против личности, относящиеся к категории средней тяжести или преступления против собственности, нарушающие общественный порядок и т.д., но не посягающие на жизнь; г) «представляющие незначительную опасность» — остальные преступники, в первую очередь те, которые совершили преступления по неосторожности или умышленные преступления небольшой или средней тяжести, либо в силу неблагоприятного стечения личных обстоятельств и т.д.

———————————

<22> Антонян Ю.М., Кудрявцев В.Н., Эминов В.Е. Указ. соч. С. 144.

<23> Антонян Ю.М., Кудрявцев В.Н., Эминов В.Е. Указ. соч. С. 149.

 

Данная типология не носит исчерпывающий характер, а является ориентирующей, прежде всего для сотрудников исправительных учреждений, на выбор средств и методов исправительного воздействия на осужденных при отбывании ими наказания в виде лишения свободы.

Необходимо уже сегодня к решению вопросов о направлении осужденных в то или иное учреждение, распределении их по отрядам, бригадам, жилым помещениям, камерам привлекать психологов, педагогов, социальных работников. Подобный подход к содержанию осужденных способствует созданию необходимых условий для дифференцированного оказания исправительного воздействия на осужденных, относящихся к разным группам, педагогической и психологической работы с ними.

 

Библиография:

  1. Антонян Ю.М., Кудрявцев В.Н., Эминов В.Е. Личность преступника. СПб.: Юридический центр «Пресс», 2004.
  2. Бабаян С.Л. Совершенствование правового регулирования поощрительных институтов изменения условий отбывания наказания и вида исправительного учреждения // Человек: преступление и наказание. 2012. N 2.
  3. Березиков С.В. Условия отбывания наказания в исправительных учреждениях надо изменять // Законность. 2009. N 6.
  4. Возжанникова И.Г. Рецидив как вид множественности преступлений. М.: Контракт, 2014.
  5. Маликов Б.З., Пленкин Ю.В. Изоляция осужденных к лишению свободы: проблемы правового выражения и реализации. Самара, 2005.
  6. Морозов Б.П. Особенности реформирования системы исполнения наказаний в виде лишения свободы на современном этапе. Новосибирск, 2013.
  7. Непомнящая Т.В., Степашин В.М. Проблемы назначения наказания. Омск, 2011.
  8. Третьяков И.Е. Условия отбывания наказания в колониях-поселениях с усиленным наблюдением (гипотеза) // Вектор науки ТГУ. 2011. N 3(6).
  9. Южанин В.Е. Особенности механизма реализации наказания в виде лишения свободы // Вестник Рязанского государственного университета им. С.А. Есенина. 2010. N 28.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code