Верховный Суд об исковой давности

Верховный Суд РФ 29 сентября 2015 года утвердил Постановление N 43 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм ГК РФ об исковой давности», которым было признано не подлежащим применению одноименное Постановление Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 15.11.2001 N 15/18. Отметим наиболее важные моменты нового Постановления.

 

О слабых и незащищенных

Достаточно интересными и актуальными являются сформулированные судом уточнения относительно порядка исчисления срока исковой давности по спорам о нарушении прав физических лиц, не обладавших на момент нарушения гражданской и гражданско-процессуальной правоспособностью (несовершеннолетних, лиц, лишенных либо ограниченных в дееспособности).

Суд разъяснил, что, если пропуск срока исковой давности имел место в силу ненадлежащего исполнения законными представителями своих непосредственных обязанностей, пропущенный срок может быть восстановлен. В случае если нарушение прав данной категории лиц совершено их законными представителями, срок исковой давности будет исчисляться с того момента, как другой законный представитель, действующий добросовестно, узнал о нарушении права, либо с того момента, как представляемому стало известно либо должно было стать известно о нарушении его права и он стал способен самостоятельно осуществлять защиту своего нарушенного права в суде.

Сейчас в судебной практике нередки дела об оспаривании сделок с недвижимым имуществом, совершенных законными представителями с нарушением прав лиц, находящихся в определенной степени зависимости от них. Сформулированные судом разъяснения направлены на защиту слабой категории граждан, которые в силу своего положения не в состоянии защитить свои права в момент совершаемого нарушения. К сожалению, зачастую законные представители действуют в обход интересов и прав лиц, не обладающих полной дееспособностью.

Следовательно, изложенное судом разъяснение направлено на защиту интересов слабой категории граждан, а также на создание условий для правильного разрешения спора судом.

 

От третьего лица…

Верховный Суд РФ в Постановлении от 29.09.2015 N 43 (далее — Постановление) уделил особое внимание судебному процессу, порядку применения норм процессуального права.

По общему правилу исковая давность применяется только по заявлению стороны в споре, значит, заявление третьего лица не является основанием для применения судом исковой давности. Вместе с тем ВС РФ отметил, что заявление о пропуске срока исковой давности может быть сделано третьим лицом и должно быть принято судом, если в случае удовлетворения исковых требований к ответчику это повлечет возникновение регрессного обязательства.

Полагаем, что с точки зрения судебной практики данное разъяснение весьма актуально, так как не всегда суд готов взять на себя инициативу и, применив расширенное толкование норм права, принять заявление о применении исковой давности от третьего лица. Ведь случаются такие ситуации, когда ответчик не принимает участие в процессе, а третье лицо, таким образом, не может в полной мере реализовывать свои процессуальные права. По факту действия третьего лица в процессе должны быть направлены на поддержание позиции ответчика, так как в случае возникновения регрессного обязательства будет иметь значение факт участия/неучастия третьего лица в первоначальном процессе, степень активности его позиции и пр.

Право суда принять заявление об истечении срока исковой давности от третьего лица позволит и сэкономить процессуальное время, и устранить противоречия в процессе рассмотрения разбирательств, вытекающих как из основного, так и из регрессного обязательств.

Отдельного внимания заслуживает небольшое уточнение ВС РФ о праве и обстоятельствах восстановления срока исковой давности.

ВС РФ в своих разъяснениях императивно указал, что срок давности, пропущенный юридическим лицом, а также гражданином — индивидуальным предпринимателем по требованиям, связанным с осуществлением предпринимательской деятельности, не подлежит восстановлению независимо от причин его пропуска.

Данным замечанием суд прекратил различие в подходах к разрешению данного вопроса. Положение сформулировано утвердительно, исключая какое-либо иное толкование. Суд закрепил позицию, что субъекты предпринимательской деятельности являются более сильной стороной, обладающей достаточной квалификацией и структурой для контроля за соблюдением таких моментов, как исковая давность.

 

Признание долга

Еще одно из существенных положений Постановления, достойных внимания, касается указания о порядке исчисления исковой давности в случае признания должником долга. В старом Постановлении данному институту уделялось незначительное внимание.

В последних разъяснениях суд обращает внимание участников гражданского оборота на то, какие действия могут быть расценены судом в качестве признания долга. К таким обстоятельствам отнесены исключительно активные действия должника, а именно: признание претензии, изменение договора, свидетельствующее о признании наличия долга (например, подписание дополнительного соглашения к договору), просьба должника о таком изменении (о рассрочке либо отсрочке платежа), акт сверки взаиморасчетов, подписанный уполномоченными представителями обеих сторон.

Под признанием долга понимаются только активные действия должника, фиксирующие однозначное признание задолженности; ответ на претензию, не содержащий указание на признание задолженности, не свидетельствует о признании долга, в том числе бездействие лица не может служить основанием для перерыва срока исковой давности.

Данное разъяснение имеет существенное практическое значение. По сути, этот вывод собран из различных подотраслей гражданского права. Тем самым правоприменитель обращает внимание на дополнительную возможность защиты гражданских прав.

Стоит отметить, что внимания достоин также нюанс об объеме признания долга. Например, признание основной суммы долга не означает признание акцессорного обязательства.

Кроме того, признание долга в любом случае должно быть полным и однозначным, исключающим двоякое понимание. Так, частичная уплата долга не будет признана судом фактом признания долга.

Факт признания долга создает выгодную позицию для кредитора в гражданско-правовом обязательстве, так как оно создает две модели исчисления исковой давности. Так, по общему правилу признание долга прерывает течение срока исковой давности, однако перерыв может иметь место только в пределах срока исковой давности. При этом, если должник признает долг в письменной форме, по истечении срока исковой давности течение исковой давности начнется заново.

Таким образом, нормы ГК РФ об исковой давности весьма статичны, концепция понимания и применения данного института по сути неизменна. Однако судебная практика развивается и регулярно сталкивается с ситуациями, в которых необходимо в первую очередь применить правила о толковании закона. В целях создания единообразия в качестве ориентира судам необходимы актуальные разъяснения высшего судебного органа.

Ю.Маковкина
«ЭЖ-Юрист», 2015, N 44

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code