О СТРУКТУРЕ И СОДЕРЖАНИИ СУДЕБНОГО ЗАСЕДАНИЯ СУДА КАССАЦИОННОЙ ИНСТАНЦИИ

Омарова Асель Сабетовна

Аннотация. На основе анализа норм гл. 47.1 УПК РФ определяется структура судебного заседания суда кассационной инстанции. Выявляются законодательные проблемы регулирования содержания деятельности суда и других участников кассационного производства в судебном заседании, для разрешения которых предлагается дополнить ряд статей уголовно-процессуального закона нормативными положениями, конкретизирующими действия указанных субъектов. Анализируя статью 401.13 УПК РФ, автор приходит к выводу о том, что в режим принятия кассационного решения введено новое положение — правило поддержки благоприятного мнения для осужденного, оправданного и лица, в отношении которого уголовное дело прекращено.

Ключевые слова: кассационное производство, судебное заседание, структура, ходатайство, доклад, иные документы.

При регламентации в ст. 401.13 УПК РФ нового порядка судебного заседания суда кассационной инстанции законодатель не называет его части, как это имеет место, например, при регламентации судебного заседания суда апелляционной инстанции (ст. 389.13 УПК РФ).

Между тем вопрос о структуре судебного заседания суда кассационной инстанции заслуживает внимания. Так, интерес представляет вопрос о том, есть ли в структуре судебного заседания судебное следствие, ведь в суде кассационной инстанции не проводится исследование фактических обстоятельств дела с проверкой доказательств. Анализ норм ст. 401.13 УПК РФ, в том числе и проверочных действий суда в виде заслушивания доклада судьи-докладчика и выступлений сторон, дает основание для утверждения о познавательном характере процессуальной деятельности в судебном заседании. Это утверждение дополнительно подкрепляется и тем, что для обеспечения объективности выводов суда закон впервые предусматривает ведение протокола кассационного судебного заседания (ч. 10 ст. 401.13 УПК РФ). В связи с этим, думается, что в структуре кассационного судебного заседания следует выделить исследовательскую часть как аналог судебного следствия.

В целом из смысла ст. 401.13 УПК РФ вытекает, что судебное заседание суда кассационной инстанции включает следующие части: подготовительную часть, исследовательскую часть, судебные прения, постановление кассационного решения. Однако регламентация осуществляемой в них деятельности суда и других субъектов кассационного производства представляется в отдельных моментах недостаточно полной и ясной.

Так, согласно положениям ч. 4 ст. 401.13 УПК РФ суд в подготовительной части выясняет, имеются ли у участников судебного заседания отводы и ходатайства. Если по по
воду отводов в законе есть ясность, то вопрос о характере заявляемых ходатайств требует рассмотрения, так как в судебном заседании суда кассационной инстанции, как уже отмечалось, не должно проводиться исследование доказательств.

В частности, требует ясности вопрос о разрешении ходатайств о приобщении к делу копий иных документов, которые кассаторы могли, но не направили одновременно с жалобой, представлением в порядке ч. 5 ст. 401.4 УПК РФ. Ведь в силу действия принципа правовой определенности неприемлемо использование дополнительных материалов как средств (доказательств) установления фактических обстоятельств дела в суде кассационной инстанции.

Поэтому удовлетворение такого рода ходатайств должно зависеть от характера этих документов как не требующих проверки путем производства судебных действий. К таким документам могут быть отнесены официальные документы — правоустанавливающие документы, например, свидетельства, заверенные копии судебных решений по другим уголовным и гражданским делам, приказы государственных органов по кадровой части о службе должностных лиц, осуществлявших производство по уголовному делу и т. п.

Будучи дополнительными, эти официальные документы, безусловно, входят в группу иных документов по смыслу ч. 1 ст. 84 УПК РФ. Но они должны отличаться от прочих иных документов-доказательств, во-первых, тем, что своим содержанием нацелены не на установление фактических обстоятельств дела, а на установление нарушений требований норм уголовного закона и уголовно-процессуального закона, допущенных субъектами, ведущими уголовный процесс; во-вторых, тем, что обладают такими свойствами, которые исключают сомнения в их достоверности.

Исходя из этого в ч. 4 ст. 401.13 УПК РФ следует предусмотреть положение о том, что в подготовительной части суд рассматривает и разрешает ходатайства о приобщении иных документов только в том случае, если они отвечают изложенным выше качествам и не устанавливают вопросы факта рассматриваемого уголовного дела.

В регламентации исследовательской части судебного заседания обращает на себя внимание справочный характер выступления судьи-докладчика, содержание которого определено в ч. 6 ст. 401.13 УПК РФ.

На это справедливо указывают Н.Н. Ковтун и А.С. Подшибякин, подчеркивая, что такое выступление должно быть более содержательным, в нем должно быть отражено мнение самого судьи-докладчика [3, с. 15-22].

Судья-докладчик — член суда, контрольно изучивший жалобы, представления, постановление судьи суда кассационной инстанции о передаче их для рассмотрения в судебном заседании, прилагаемые к ним документы, уголовное дело и действующий в соответствии с положениями о ревизионном начале и запрете поворота к худшему. Следовательно, он должен дать всесторонний анализ законности обжалованного судебного акта, указать кассационные основания, сформулировать свои мотивированные выводы и предложения.

Думается, что такое выступление следует всегда заканчивать напоминанием, что это мнение только судьи-докладчика, что оно не обязательно для остальных судей и не предрешает судьбу жалобы, представления.

В связи с этим целесообразно дополнить положения ч. 6 ст. 401.13 УПК РФ, изложив ее в следующей редакции: «Докладчик излагает обстоятельства уголовного дела, содержание судебных решений, принятых по делу, доводы кассационных жалобы, представления, послужившие основанием для передачи кассационных жалобы, представления, свои выводы о наличии существенных нарушений норм уголовного закона и норм уголовно-процессуального закона и их влияния на исход дела».

В регламентации судебных прений (ч. 7 ст. 401.13 УПК РФ), полагаем, требуют уточнения действия прокурора в тех случаях, когда само кассационное производство не инициировано его представлением. Так, из текста закона не ясно, должен ли он высказывать свое мнение по поводу состоявшихся в судебных прениях выступлений сторон?

Уяснение позиции прокурора, изложенной в виде заключения, необходимо во всех случаях. Но особенно это важно тогда, когда заявитель и другие участники дела настаивают на наличии нарушений закона в досудебном производстве в виде обстоятельств, указанных в ч. 1 и п. 1 ч. 1.2 ст. 237 УПК РФ; требуют отменить приговор или иное судебное решение с возвращением уголовного дела прокурору в порядке п. 3 ч. 1 ст. 401.14 и ч. 3 ст. 401.15 УПК РФ.

Думается, что исходя из значимости стабильности приговора именно заключением прокурора должны завершаться судебные прения. В связи с этим возникает необходимость дополнения ст. 401.13 УПК РФ новой частью 7.1 следующего содержания: «Прокурор выступает с заключением, если им не вносилось представление».
При нормативном закреплении данного предложения станет логичным уже имеющееся законодательное требование об обязательном участии прокурора в судебном заседании (ч. 2 ст. 401.13 УПК РФ).

Постановление кассационного решения — завершающая часть в структуре судебного заседания, урегулированная нормами ч. 9 ст. 401.13 УПК РФ. Следует обратить внимание, что в этих нормах формулируется новое положение о первоочередном голосовании предложения, благоприятного участникам со стороны защиты — осужденному, оправданному, лицу, в отношении которого уголовное дело прекращено.

Очевидно, это одно из проявлений правила благоприятствования защите (in favorem defensionis). Правило благоприятствования защите в целом придает некоторое преобладание стороне подсудимого (обвиняемого) в состязательном процессе [5, с. 431].
В судебно-проверочных производствах это правило, по мнению М.Т. Аширбековой, традиционно выражается в виде запрета поворота к худшему [1, с. 332].

Теперь же правило in favorem defensionis приобрело новую грань выражения в кассации. Однако оно касается процедуры голосования, но не означает «преимущественного значения более благоприятного для подсудимого мнения» [2, с. 37-38].

В связи с этим для теории уголовного процесса это правило должно быть определено как правило поддержки благоприятного мнения для осужденного, оправданного и лица, в отношении которого уголовное дело прекращено и рассматривается как черта новой кассации.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Аширбекова, М. Т. Принцип публичности уголовного судопроизводства: понятие, содержание и пределы действия : дис. … д-ра юрид. наук / Аширбекова Мадина Таукеновна. — Волгоград, 2009.- 483 с.
2. Калиновский, К. Б. Права человека и проблема равноправия сторон обвинения и защиты в уголовном процессе / К. Б. Калиновский. — Электрон. текстовые дан. — Режим доступа: http:// kalinovsky-k.narod.ru/p/1998-3.htm. — Загл. с экрана.
3. Ковтун, Н. Н. Производство в суде надзорной инстанции: вопросов больше, чем ответов / Н. Н. Ковтун, А. С. Подшибякин // Российский судья. — 2002. — №> 9. — С. 15-20.
4. Смирнов, А. В. Состязательный процесс / А. В. Смирнов. — СПб. : Альфа, 2001. — 320 с.
5. Фойницкий, И. Я. Курс уголовного судопроизводства. Т. 2 / И. Я. Фойницкий. — СПб. : Альфа, 1996. — 606 с.

Вестник Волгоградского Государственного университета. Серия 5. Юриспруденция. 2014. № 1 (22)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code