СМЫСЛОВЫЕ ДОМИНАНТЫ КОНСТИТУЦИОНАЛИЗМА В РОССИИ

Ю.А.Гаврилова

Аннотация. Статья посвящена анализу особенностей политико-правовой теории и практики организации государственной и общественной жизни на основе Конституции России. Рассматриваются уровни развертывания смыслового содержания конституционализма: его смысловое ядро, включающее в себя конституционные ценности, идеи и нормы, и смысловая периферия, охватывающая многообразную конституционно-правовую практику и связанную с ней политическую, экономическую, культурно-воспитательную деятельность социальных субъектов. Особая роль отводится практике конституционного правосудия, которая выполняет функцию адаптации прямых норм Конституции Российской Федерации и конституционного права к потребностям реальной жизни, а также устанавливает систему правовых ограничений и запретов для правительства по ущемлению основных прав и свобод человека, одновременно обязав власти охранять, защищать и восстанавливать в необходимых случаях права и свободы человека и гражданина. Мера приближения конституционно-правовой практики к уровню, адекватному и тексту, и духу современной российской Конституции, указывает на степень корреляции ядерных и периферийных семантических компонентов российского конституционализма.

Ключевые слова: конституционализм, конституционные ценности, смысл права, конституционно-правовая практика, прямое действие Конституции.

Проблема конституционализма в современном российском праве практически не рассматривается в контексте общей проблематики смысла права. Между тем потребность в таком анализе давно назрела, потому что представители различных юридических дисциплин зачастую говорят о сходных по смыслу феноменах правовой действительности в рамках понятийного аппарата и терминологии соответствующей отрасли права или законодательства. Думается, что данная ситуация относится и к конституционализму как величайшему достижению буржуазных революций конца XVI — конца XVIII в. и ценности западноевропейской цивилизации.

Как известно, в наиболее общем виде конституционализм — это политико-правовая теория и практика организации государственной и общественной жизни на правовых началах, в системе которых главенствующую роль играет Конституция. При этом важен не только факт наличия (формального соблюдения) Конституции, но и эффект реальной связанности всех институтов публичной власти в своих действиях и решениях требованиями конституционных норм, высокий авторитет Конституции, уважение выраженных в ней принципов общественным мнением, действительное воплощение сформулированных Конституцией положений в правосознании, законодательстве и реализации права. Когда мы произносим слово «конституционализм», то в образно-ассоциативном ряду этого термина возникают символы демократии, разделения властей, признания и реальной гарантированности широкого круга прав и свобод человека и гражданина, конституционного строя, многопартийности, идеологического плюрализма, господства права в общественной жизни и использования цивилизованных правовых способов разрешения социальных конфликтов государством и т. п. Все отмеченные символы в той или иной степени определяют содержание современного конституционализма.

Особенность современной проблемной ситуации, связанной с конституционализмом, состоит в том, что многие выражаемые им принципы, формы и методы деятельности субъектов конституционного права аналогичны идеологии и теории правового государства. Существует точка зрения, что конституционное государство (а значит, и конституционализм как неизбежный продукт его формирования) предшествует правовому государству. В таком случае развитие идет от преходящих законов каждого поколения к универсальным, вневременным законам нации, нерушимости и преемственности политического строя или конституции (конституционное государство), к последующему его закреплению в виде юридической конституции-устава, когда право и конституция выше государства, однако именно государство призвано придать им юридическую форму и гарантировать их незыблемость (правовое государство) [10, с. 127-140]. В настоящее время часто можно наблюдать, когда в общей теории права рассуждают о правовом государстве, перспективах правовой политики [13, с. 34-42; 14, с. 11-17], а в науке конституционного права в большей мере употребляют термин «конституционализм» [1; 2; 8; 12; 16]. Отсюда смысловой подход представляется наиболее адекватным для обеспечения совместимости указанных научных подходов.
В связи с тем, что смысл — это сложная и многомерная структура знаний и информации об окружающем мире, отражающая внутреннее строение этого мира в различных концептуальных единицах (понятиях, образах, символах, ценностях, нормах и т. д.), можно выделять разные учения о смысле, одним из которых является полевая теория [10, с. 31].

Представляется, что отечественному конституционализму, как любому политико- правовому явлению, свойственно собственное смысловое поле, то есть целостное и многогранное содержание, объективируемое в различных ценностных, логико-понятийных и языковых формах. Данное поле состоит из нескольких более конкретных, детальных слоев, каждый из которых в этой концептуальной схеме представляет собой определенный уровень развертывания смыслового содержания конституционализма.
Российский конституционализм имеет смысловое ядро, включающее в себя конституционные ценности, конституционные идеи и конституционно-правовые нормы, и смысловую периферию, охватывающую многообразную конституционно-правовую практику и связанную с ней политическую, экономическую, культурно-воспитательную и иную деятельность социальных субъектов.

Если анализировать в качестве смысловых первоначал конституционализма конституционные ценности, то, как отмечает Г.Н. Комкова, система конституционных ценностей недостаточно разработана юридической наукой и практикой, требует своего серьезного осмысления и анализа. Как представляется, система конституционных ценностей представляет собой упорядоченную совокупность предметов интереса, желания граждан, а также обобщенные представления людей о целях и нормах своего поведения, которые характеризуются внутренней согласованностью, взаимосвязью входящих в нее компонентов и направлены на наиболее полную реализацию личностных и общественных интересов. Содержание категории ценностей является определяющей для системы конституционного права, и от того, что именно будет признано в качестве конституционных ценностей, зависит не только построение данной отрасли права, но и состояние всего российского общества и государства [11, с. 48].

Действительно, такие априорные человеческие представления (ценности) о жизни, свободе, безопасности, достоинстве, справедливости, порядке важны сами по себе, а будучи рационально осмысленными, осознанными и переработанными в мышлении граждан, трансформируются в конституционные идеи и принципы, формирующие общую «ткань» конституционного законодательства и определяющие его непосредственное нормативно-юридическое содержание.

По мнению О С. Смородиной, конституционные идеи выступают основополагающим элементом конституционализма и являются теоретической основой охраны и защиты конституционных ценностей, а также их реализации в деятельности институтов современного российского общества. Как категория науки конституционного права, конституционные идеи представляют собой систему теоретических суждений о конституционном государстве, государственном устройстве страны, форме правления, организации и функционировании системы органов государственной власти, механизмах обеспечения действия принципа разделения властей, гарантиях обеспечения прав и свобод человека и гражданина, институтов гражданского общества, конституционного строя в целом [15, с. 6].

Как совокупность представлений о путях и способах совершенствования конституционной сферы жизни общества, конституционные идеи положены в основу конституционно-правовых норм, выступающих еще одним ядерным смысловым компонентом отечественного конституционализма. Это простейшие фундаментальные правила поведения граждан и органов власти в наиболее жизненно важных сферах, затрагивающих основы устойчивости общества и государства, а умышленное или длительное невыполнение этих требований и правил позволяет говорить о разрушении, девальвации и нивелировании Конституции как ценности и базовой идеи современности, не- сформированности конституционализма как основы культуры демократии в России [9]. Согласно ст. 29.1 Федерального закона от 6 октября 1999 г. N° 184-ФЗ «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» нарушение Конституции Российской Федерации, федеральных законов и указов Президента Российской Федерации может служить основанием для отрешения от должности главы исполнительной власти (высшего должностного лица) субъекта Российской Федерации [17].

Наконец, вся мощь и регулятивный потенциал Конституции Российской Федерации проявляется в полной мере тогда, когда конституционные ценности, идеи и нормы становятся частью повседневной жизни, привычной составляющей юридически значимого поведения населения страны. В этом плане особая роль отводится практике конституционного правосудия, которая выполняет функцию адаптации прямых норм Конституции Российской Федерации и конституционного законодательства к потребностям реальной жизни, а также устанавливает систему правовых ограничений и запретов для власти посягать на неотъемлемые права и свободы личности, одновременно обязывая власть охранять, защищать и восстанавливать в необходимых случаях права человека и гражданина. В этой связи мера приближения конституционно-правовой практики к уровню, адекватному и тексту, и духу современной российской конституции, свидетельствует о степени связи ядерных и периферийных смысловых компонентов российского конституционализма.

Таким образом, отечественный конституционализм как особый научно-практический феномен может анализироваться с позиции наличия у него собственного смыслового поля. Анализ того реального содержательного и смыслового наполнения, которым обладает отечественный конституционализм, будет в равной степени полезен как для развития доктрины конституционного права с точки зрения корреляции с общей теорией смысла права, так и для совершенствования конституционно-правовой практики с позиции кон- ституционализации правосознания, деятельности граждан и органов власти в целях достижения юридического прогресса, демократии и социальной справедливости.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Авакьян, С. А. Конституция России: природа, эволюция, современность / С. А. Авакьян. — 2-е изд. — М. : Сашко, 2000. — 528 с.
2. Богданова, H. A. Категория «конституционализм» в науке конституционного права / Н. А. Богданова // Российский конституционализм: проблемы и решения. — М. : ИГиП РАН, 1999. — С. 135-140.
3. Гаврилова, Ю. А. Понятие смыслового поля права / Ю. А. Гаврилова // Вестник Волгоградского государственного университета. Серия 5, Юриспруденция. — 2008. — Вып. 10. — С. 44-48.
4. Гаврилова, Ю. А. Понятия «смысловое поле права», «правовое поле», «правовая жизнь»: проблемы соотношения / Ю. А. Гаврилова // Правовая политика и правовая жизнь. — 2013. — N° 4. — С. 16-20.
5. Гаврилова, Ю. А. Смысл права: вопросы теории и методологии / Ю. А. Гаврилова. — Волгоград : Изд-во ВолГУ 2013. — 288 с.
6. Гаврилова, Ю. А. Смысловое поле права (философско-правовой аспект) / Ю. А. Гаврилова. — Волгоград : Изд-во ВолГУ, 2011. — 154 с.
7. Гаврилова, Ю. А. Толкование, конкретизация и смысл права: проблема корреляции понятий / Ю. А. Гаврилова // Северо-Кавказский юридический вестник. — 2012. — № 4. — С. 16-19.
8. Добрынин, Н. М.Конституционализм в новейшей истории России: потенциал и возможности / Н. М. Добрынин // Государство и право. — 2009. — № 2. — С. 5-8.
9. Дьяченко, Ю. В. Конституционализм как основа культуры демократии : автореф. дис. … канд. полит. наук / Дьяченко Юлия Владимировна. — Саратов, 2013.
10. Ильин, М. В. Политический дискурс: слова и смыслы (Государство) / М. В. Ильин // Полис. — 1994. — № 1. — С. 127-140.
11. Комкова, Г. Н. Система конституционных ценностей в позициях Конституционного Суда РФ / Г. Н. Комкова // Конституционная юстиция в политической и правовой системах России. — Саратов : Саратовский источник, 2012. — С. 43-48.
12. Кравец, И. А. Российский конституционализм: проблемы становления, развития и осуществления / И. А. Кравец. — СПб. : Юрид. центр Пресс, 2005. -675 с.
13. Рыбаков, О. Ю. Проблема взаимоотношений человека и государства в теории правовой политики /
О. Ю. Рыбаков, С. В. Тихонова // Известия высших учебных заведений. Правоведение. — 2011.- № 2. — С. 34-42.
14. Рыбаков, О. Ю. Ценностное измерение российской правовой политики / О. Ю. Рыбаков // Вестник Саратовской государственной юридической академии. — 2012. — Доп. вып. — С. 11-17.
15. Смородина, О. С. Современные конституционные идеи как элемент конституционализма : автореф. дис. . канд. юрид. наук / Смородина Ольга Сергеевна. — Челябинск, 2012. — 26 с.
16. Степанов, И. М. Уроки и парадоксы российского конституционализма / И. М. Степанов. — М. : Манускрипт, 1996. — 108 с.
17. Федеральный закон от 6 октября 1999 г. № 184-ФЗ «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ. — 1999. — № 42. — Ст. 5005.

Вестник Волгоградского Государственного университета. Серия 5. Юриспруденция. 2014. № 1 (22)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code