Понятие и признаки причинения вреда при необходимой обороне

Понятие и правовая природа причинения вреда при необходимой обороне

 

Глава 8 Уголовного кодекса России 1996 года «Обстоятельства, исключающие преступность деяния» включает статью 37, согласно которой не является преступлением причинение вреда посягающему лицу в состоянии необходимой обороны, то есть при защите личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства, если это посягательство было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия. Защита от посягательства, не сопряженного с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия, является правомерной, если при этом не было допущено превышения пределов необходимой обороны, то есть умышленных действий, явно не соответствующих характеру и опасности посягательства.

Социально-правовая сущность акта необходимой обороны состоит в том, что посредством причинения вреда объекту уголовно-правовой охраны осуществляется пресечение общественно опасного посягательства, направленного на права и свободы конкретной личности либо охраняемые законом интересы общества или государства. Это право является важной гарантией реализации конституционных положений о неприкосновенности личности, собственности и жилища граждан, а также обеспечивает условия для выполнения гражданами их долга по защите интересов всего общества и государства.

Уголовное законодательство РФ в статье 37, закрепляя дозволенную возможность причинения вреда лицу, совершающему общественно опасное посягательство, при его пресечении, исключило преступность такого причинения вреда, что имеет большое значение. Во-первых, это стимулирует повышение активности у граждан по пресечению преступлений, что ведет к более тесному сотрудничеству по обеспечению правопорядка между правоохранительными органами и рядовыми гражданами.

Во-вторых, статья 37 УК РФ закрепляет условия, при которых исключает преступность деяния, а значит, и уголовную ответственность лица, причинившего вред при необходимой обороне. Это является четкой законодательной гарантией неосуждения лиц, которые совершили подобные деяния для достижения общественно полезных целей. Это одно из требований принципа законности: «Нет преступления, нет наказания без указания на то в законе» (Nullum crimen, nulla poena sine lege).

В-третьих, действия по защите от общественно опасных посягательств в ряде случаев предотвращают совершение посягавшими лицами новых преступлений. Виновный знает о том, что его общественно опасные действия могут в жесткой форме пресечь не только сотрудники правоохранительных органов, но и любые другие граждане, причем могут причинить вред его здоровью, а при определенных обстоятельствах — даже смерть. Наличие у таких лиц подобных опасений может, наряду с грозящим наказанием, удержать их от совершения повторных общественно опасных посягательств. При этом также осуществляется общая превенция, так как все остальные граждане информируются о возможности причинения вреда при попытках совершения общественно опасного посягательства.

Важность включения статьи 37 в Уголовный кодекс РФ очевидна. Таким образом законодатель предоставляет гарантии гражданам в том, что если человек выберет для себя активный способ самозащиты от общественно опасного посягательства либо будет защищать иных лиц, общество или государство, то уголовная ответственность за причиненный при этом вред не наступит. Законодатель декларирует, что положения о необходимой обороне распространяются на любых лиц «…независимо от возможности избежать общественно опасного посягательства или обратиться за помощью к другим лицам или органам власти» (ч. 3 ст. 37 УК РФ). Из 250 опрошенных нами сотрудников ОВД 91,4% указали на целесообразность данной редакции статьи 37 Уголовного кодекса России либо вносимых в нее изменений, связанных с расширением пределов правомерности причинения вреда, и лишь 8,4% считают ее содержание нецелесообразным и неэффективным. Причем в последнем случае 83,3% опрошенных — сотрудники, имеющие стаж работы в ОВД свыше 5 лет и 16,7% — стаж от 3 до 5 лет работы в ОВД. Эти показатели еще раз подтверждают, что данная норма оправдывает свое назначение как некой правовой гарантии.

Такое понимание существует и на государственном уровне. Необходимая оборона является единственной нормой, особенностям применения которой посвящены четыре специальных постановления высшей судебной инстанции страны <1>. Кроме этого, с момента принятия УК РФ норма о необходимой обороне усилиями отечественного законодателя получала новую редакцию три (!) раза (в 2002, 2003, 2006 гг.). Представляется, что процесс совершенствования ст. 37 УК РФ должен продолжиться.

———————————

<1> См.: Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 23.10.1956 «О недостатках судебной практики по делам, связанным с применением законодательства о необходимой обороне» // Сборник постановлений Пленума Верховного Суда СССР. 1924 — 1963. М., 1964. С. 178 — 185; Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 04.12.1969 «О практике применения судами законодательства о необходимой обороне» // Сборник постановлений Пленума Верховного Суда СССР. 1924 — 1977: В 2 ч. М., 1981. Ч. 2. С. 62 — 70; Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 16.08.1984 «О применении судами законодательства, обеспечивающего право на необходимую оборону от общественно опасных посягательств» // Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (РФ) по уголовным делам. М., 1997. С. 217 — 222; Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 сентября 2012 г. N 19 «О применении судами законодательства о необходимой обороне и причинении вреда при задержании лица, совершившего преступление» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2012. Ноябрь. N 11.

 

Вместе с тем относительно правовой природы причинения вреда при необходимой обороне существуют различные мнения. Еще в дореволюционной уголовно-правовой литературе были высказаны отличающиеся друг от друга точки зрения по вопросу об обосновании возможности причинения вреда при необходимой обороне <1>.

———————————

<1> Приводятся по: Кириченко В.Ф. Основные вопросы учения о необходимой обороне в советском уголовном праве. М.-Л., 1948. С. 13.

 

Н.Д. Сергиевский и Н.Н. Розен утверждали, что установление правовой охраны блага является достаточным основанием для защиты его собственными силами.

А.Ф. Кони, А.А. Берлин, Н.С. Таганцев считали, что необходимая оборона допускается и причинение вреда не подлежит ответственности потому, что государство не может защитить гражданина в каждый момент его бытия.

Представляется, что обе приведенные выше точки зрения свидетельствуют о признании необходимой обороны субсидиарным институтом к деятельности государства по предупреждению преступлений и наказанию преступников. Однако, по нашему мнению, во взглядах Н.С. Таганцева имеется определенное противоречие: с одной стороны, он считает, что «…оборона является необходимым дополнением охранительной деятельности государства и повреждения, причиненные интересам нападающего, представляются не только не противозаконными или извинительными, но и правомерными» <1>, а с другой — утверждает, что «право обороны есть право естественное, прирожденное человеку и эта прирожденность служит основанием законности обороны» <2>.

———————————

<1> Таганцев Н.С. Русское уголовное право. Лекции. Часть Общая. В 2-х томах. Т. I. М., 1994. С. 195.

<2> Там же. С. 194.

 

Следует отметить, что и в наше время отдельные ученые утверждают: «Предоставление безграничного права на необходимую оборону не соответствует нравственному требованию о том, что причинение вреда посягавшему должно быть единственно возможным средством защиты правоохраняемых интересов» <1>. Поэтому институт необходимой обороны должен рассматриваться не как самостоятельный, а как субсидиарный правовой институт, который является заменой в исключительных случаях деятельности органов государственной власти самовольными действиями отдельных лиц. При этом указывается, что из субсидиарной природы необходимой обороны исходят французская и английская доктрины уголовного права <2>.

———————————

<1> Устинов В.С. О субсидиарной природе института необходимой обороны // Нижегородские юридические записки. Право. Власть. Законность. Выпуск третий. Н. Новгород, 1997. С. 178 — 179 (ранее практически аналогичная точка зрения была высказана А.А. Герцензоном. См.: Герцензон А.А. Уголовное право. Часть Общая. М., 1948. С. 270).

<2> См.: Устинов В.С. Указ. соч. С. 179.

 

Представляется, что такая точка зрения уходит своими корнями в советский период времени, когда имела место ситуация, при которой естественное право обороны гипертрофировалось в неестественную обязанность бороться с преступностью лиц, специально на то не уполномоченных. В законодательстве именно этого периода времени при регламентации необходимой обороны был смещен акцент с характеристики действий обороняющегося на характеристику причиненного им вреда. И это, по-видимому, было закономерным явлением: нерегламентированное ни в каком другом нормативном акте, помимо уголовно-правового, это «право», будучи регламентированным в уголовном законе, переставало быть правом, поскольку уголовный закон по общему правилу реагирует лишь на последствия деяния, причем вредоносные для охраняемых им интересов <1>.

———————————

<1> См.: Пархоменко С.В. Указ. соч. С. 201 — 202.

 

Однако определяющей в уголовно-правовой литературе является точка зрения, что необходимая оборона не должна рассматриваться в качестве дополнения к деятельности органов государства, ведущего борьбу с преступниками, и защита может осуществляться вне зависимости от наличия у обороняющегося возможности избежать посягательства или обратиться за помощью к представителям власти <1>.

———————————

<1> См., например: Паше-Озерский Н.Н. Необходимая оборона и крайняя необходимость по советскому уголовному праву. М., 1962. С. 75; Якубович М.И. Учение о необходимой обороне в советском уголовном праве. М., 1967. С. 39; Тишкевич И.С. Условия и пределы необходимой обороны. М., 1969. С. 66; Баулин Ю.В. Обстоятельства, исключающие преступность деяния. Харьков, 1991. С. 227 и др.

 

Пленум Верховного Суда Российской Федерации в целях формирования единообразной судебной практики 27 сентября 2012 г. принял Постановление N 19 «О применении судами законодательства о необходимой обороне и причинении вреда при задержании лица, совершившего преступление» <1> (далее — Постановление от 27.09.2012 N 19). Верховный Суд РФ попытался обобщить накопленный опыт и сгладить недостатки УК РФ. Но и после этого осталось много вопросов и замечаний, как к законодательным формулировкам, так и к разъяснениям высшей судебной инстанции.

———————————

<1> Бюллетень Верховного Суда РФ. 2012. Ноябрь. N 11.

 

Чем же обусловлено отсутствие законодательного и практического единообразия? На наш взгляд, связано это с тем, что необходимая оборона, впрочем, как и все иные виды обстоятельств, исключающих преступность деяния, предусмотренные УК РФ, находятся «на острие конфликта между добром и злом». Выражаясь точнее, данные институты весьма уязвимы с точки зрения соотношения в них условий правомерности и признаков неправомерности поведения; нечетко определены пределы правомерности причинения вреда при обстоятельствах, исключающих преступность деяния. Кроме того, условия правомерности, имеющие казуистичное описание, нередко неправильно толкуются как лицами, причиняющими вред, так и сотрудниками правоохранительных органов и органов правосудия, а это приводит к последующим субъективным и квалификационным (судебным) ошибкам и как следствие — неверной правовой оценке содеянного.

Заметим, что Пленум Верховного Суда РФ в указанном Постановлении от 27.09.2012 N 19 еще раз обратил внимание нижестоящих судов на то, что «положения статьи 37 УК РФ в равной мере применяются… независимо от возможности избежать общественно опасного посягательства или обратиться за помощью к другим лицам или органам власти».

Обусловлено это тем, что суды, рассматривая дела о необходимой обороне и превышении ее пределов правомерности, нередко ошибались, считая, что причинение вреда посягающему лицу правомерно лишь при отсутствии возможности избежать посягательства, то есть как крайняя мера. При несоблюдении этого требования, по мнению суда, речь должна идти либо о превышении пределов правомерности причинения вреда при необходимой обороне, либо об обычном преступлении. Так, судом Привокзального района г. Тулы К. был осужден за убийство при превышении пределов необходимой обороны, совершенное при следующих обстоятельствах. К. вечером встретил на улице ранее ему знакомых Б. и Т. Б. на почве неприязненных отношений к подсудимому оскорбил его нецензурными словами, а затем достал нож и наставил его в область живота К., угрожая нанести телесное повреждение, а Т. в этот момент зашел за спину К., чтобы, по его словам, уйти с места происшествия. К. перехватил нож и нанес им удар в грудь Б., от которого тот скончался на месте. Суд указал в приговоре, что действиями Б. и Т. была создана реальная угроза жизни и здоровью К., но последний превысил пределы необходимой обороны, ибо мог избежать угрозы путем бегства <1>. Таким образом, суд принял ошибочное решение на основании оценки необходимой обороны как субсидиарного правового института. Отрицание данной природы необходимой обороны связано, как представляется, с признанием права на защиту естественным, неотъемлемым правом человека.

———————————

<1> Дело N 4-143/89 // Архив народного суда Привокзального района г. Тулы.

 

Однако, в действующей редакции ч. 3 ст. 37 УК РФ однозначно закрепляется, что «положения настоящей статьи в равной мере распространяются на всех лиц, независимо от их профессиональной или иной специальной подготовки и служебного положения, а также независимо от возможности избежать общественно опасного посягательства или обратиться за помощью к другим лицам или органам власти» (выделено мной. — А.С.). На наш взгляд, такое указание закона в большей степени соответствует социально-правовой сущности и значению необходимой обороны.

Отрицание субсидиарной природы необходимой обороны связано, как представляется, с признанием права на защиту естественным, неотъемлемым правом человека.

Часть 1   Часть 2   Часть 3   Часть 4   Часть 5   Часть 6   Часть 7   Часть 8   Часть 9   Часть 10

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code