Определение Верховного Суда РФ от 10.11.2015 N 18-КГ15-202

О выделе супружеской доли из общего имущества, признании права собственности на имущество.

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 10 ноября 2015 г. N 18-КГ15-202

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Кликушина А.А.,

судей Вавилычевой Т.Ю., Юрьева И.М.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Кустова А.И. к Кустову А.А., Кустову А.А., Николаевой Т.А., нотариусу Сочинского нотариального округа Краснодарского края Ларионовой Л.Е. о выделе супружеской доли из общего имущества, признании права собственности на имущество

по кассационной жалобе Кустова А.И. на решение Центрального районного суда г. Сочи Краснодарского края от 27 ноября 2014 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 17 февраля 2015 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Юрьева И.М., выслушав объяснения представителя Кустова А.И. — Василенко А.А., поддержавшей доводы кассационной жалобы, объяснения Кустова А.А., представителя Николаевой Т.А. — Кустовой Г.М., возражавших против доводов кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Кустов А.И. обратился в суд с иском к Кустову А.А., Кустову А.А., Николаевой Т.А., нотариусу Сочинского нотариального округа Краснодарского края Ларионовой Л.Е. о выделе супружеской доли в праве общей совместной собственности на земельный участок площадью <…> кв. м, расположенный по адресу: <…>, и признании за ним права собственности на % доли в праве общей собственности на указанный земельный участок, мотивировав свои требования тем, что он является пережившим супругом умершей 9 марта 2014 г. Кустовой Г.А. Земельный участок был предоставлен в пожизненное наследуемое владение Кустовой Г.А. для обслуживания приобретенного в браке жилого дома, затем передан ей в собственность на основании акта органа местного самоуправления. Поскольку имущество было нажито в период брака, оно является совместной собственностью супругов, а у истца как пережившего супруга возникло право на Уг доли указанного имущества. Вместе с тем нотариус отказала в выдаче свидетельства о праве собственности по заявлению пережившего супруга на Уг доли земельного участка, как переданного Кустовой Г.А. в собственность безвозмездно.

Ответчик Кустов А.А. исковые требования признал.

Представитель ответчиков Кустова А.А. и Николаевой Т.А. — Романовский А.Б. иск не признал, указал, что спорный земельный участок не является общим имуществом супругов.

Решением Центрального районного суда г. Сочи Краснодарского края от 27 ноября 2014 г. Кустову А.И. отказано в удовлетворении исковых требований.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 17 февраля 2015 г. решение суда оставлено без изменения.

В кассационной жалобе Кустов А.И. ставит вопрос об отмене судебных постановлений, как незаконных.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Юрьева И.М. от 14 октября 2015 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что имеются основания для отмены состоявшихся по делу судебных постановлений.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Такие нарушения были допущены при рассмотрении настоящего дела судами первой и апелляционной инстанций.

Судом установлено и из материалов дела следует, что Кустов А.И. и Кустова Г.А. с 11 марта 1995 г. состояли в зарегистрированном браке.

В период брака на имя Кустовой Г.А. по договору купли-продажи от 11 июня 1997 г. супругами Кустовыми был приобретен в собственность жилой дом <…> по ул. <…> (л.д. 42).

Постановлением администрации города Сочи от 23 июня 2000 г. N 471/24 Кустовой Г.А. был предоставлен в пожизненное наследуемое владение для индивидуального жилищного строительства земельный участок площадью <…> кв. м, расположенный по адресу: <…> (л.д. 44 — 45).

Постановлением главы администрации Центрального района г. Сочи от 9 марта 2005 г. N 369 земельный участок общей площадью <…> кв. м при указанном выше доме передан ей в собственность бесплатно (л.д. 14).

9 марта 2014 г. Кустова Г.А. умерла, что подтверждается свидетельством о смерти от 11 марта 2014 г.

Кустову А.И. как пережившему супругу нотариусом было выдано свидетельство о праве собственности на 1/2 доли в праве общей совместной собственности супругов на жилой дом <…> по ул. <…> (л.д. 41).

В выдаче свидетельства о праве собственности на долю пережившего супруга на земельный участок площадью <…> кв. м нотариус Ларионова Л.Е. отказала, указав, что участок получен Кустовой Г.А. на основании постановления главы администрации Центрального района г. Сочи от 9 марта 2005 г. N 369 безвозмездно, совместно нажитым имуществом супругов не является (л.д. 18).

Разрешая спор и отказывая в удовлетворении иска, суд первой инстанции исходил из того, что спорный земельный участок в силу статьи 36 Семейного кодекса Российской Федерации являлся личной собственностью умершей супруги истца, поскольку первоначально был ею получен на праве пожизненного наследуемого владения, а впоследствии безвозмездно передан в ее личную собственность. Также указано на то, что суд не наделен правом на выдел доли из общей наследственной массы того или иного наследника, в данном случае супруга умершего, так как полномочия по определению наследников и их долей законом возложены на нотариуса в порядке статьи 1162 Гражданского кодекса Российской Федерации, и что истцом выбран неправильный способ защиты нарушенных прав.

Суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции и оставил решение суда без изменения.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что судебными инстанциями допущено существенное нарушение норм материального права, что выразилось в следующем.

Положениями статьи 34 Семейного кодекса Российской Федерации и статьи 256 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что совместная собственность супругов возникает в силу прямого указания закона.

Законный режим имущества супругов действует, если брачным договором не установлено иное (пункт 1 статьи 33 Семейного кодекса Российской Федерации).

К общему имуществу супругов согласно пункту 2 статьи 34 Семейного кодекса Российской Федерации относятся в том числе приобретенные за счет общих доходов супругов движимые и недвижимые вещи (жилые и нежилые строения и помещения, земельные участки, автотранспортные средства, мебель, бытовая техника и т.п.); любое другое нажитое супругами в период брака имущество независимо от того, на имя кого из супругов оно приобретено либо на имя кого или кем из супругов внесены денежные средства.

Вместе с тем, если имущество, принадлежало каждому из супругов до вступления в брак, или имущество, получено одним из супругов во время брака в дар, в порядке наследования или по иным безвозмездным сделкам, такое имущество является собственностью каждого из супругов (статья 36 Семейного кодекса Российской Федерации).

Как усматривается из материалов дела, распоряжением главы администрации Центрального района г. Сочи от 28 августа 2000 г. N 512 Кустовой Г.А. разрешена реконструкция жилого дома, расположенного по адресу: <…>, являющегося совместным имуществом супругов Кустовых.

Суды, установив, что земельный участок был предоставлен в пожизненное наследуемое владение для индивидуального жилищного строительства (реконструкции указанного дома) Кустовой Г.А. и передан ей в собственность безвозмездно, сделали вывод об отнесении его к личной собственности Кустовой Г.А.

Однако с такими выводами судов согласиться нельзя.

В силу абзацев первого и второго пункта 9.1 статьи 3 Федерального закона от 25 октября 2001 г. N 137-ФЗ «О введении в действие Земельного кодекса Российской Федерации», если земельный участок предоставлен до введения в действие Земельного кодекса Российской Федерации для ведения личного подсобного, дачного хозяйства, огородничества, садоводства, индивидуального гаражного или индивидуального жилищного строительства на праве пожизненного наследуемого владения или постоянного (бессрочного) пользования, гражданин, обладающий таким земельным участком на таком праве, вправе зарегистрировать право собственности на такой земельный участок, за исключением случаев, если в соответствии с федеральным законом такой земельный участок не может предоставляться в частную собственность.

Во исполнение указанных положений закона Кустова Г.А. как обладатель права пожизненного наследуемого владения оформила спорный земельный участок на основании постановления главы администрации Центрального района от 9 марта 2005 г. N 369 в собственность, о чем 18 мая 2005 г. в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним сделана запись о государственной регистрации права (л.д. 12 — 13).

Согласно подпунктам 1, 2 пункта 1 статьи 8 Гражданского кодекса Российской Федерации гражданские права и обязанности возникают в том числе из договоров или иных сделок, предусмотренных законом, а также из договоров и иных сделок, хотя и не предусмотренных законом, но не противоречащих ему, а также из актов государственных органов и органов местного самоуправления, которые предусмотрены законом в качестве основания возникновения гражданских прав и обязанностей.

Таким образом, законодатель разграничивает в качестве оснований возникновения гражданских прав и обязанностей договоры (сделки) и акты государственных органов, органов местного самоуправления и не относит последние к сделкам, в том числе безвозмездным. Бесплатная передача земельного участка одному из супругов во время брака на основании акта органа местного самоуправления не может являться безусловным основанием его отнесения к личной собственности этого супруга.

Поскольку право собственности у Кустовой Г.А. на спорный участок возникло в силу акта органа местного самоуправления, выводы судов об отнесении спорного земельного участка к личной собственности умершей Кустовой Г.А. в порядке статьи 36 Семейного кодекса Российской Федерации противоречат указанным выше положениям закона.

Земельный участок, предоставленный одному из супругов в период брака на праве пожизненного наследуемого владения и впоследствии переданный ему в собственность в браке на основании акта органа местного самоуправления, в соответствии с положениями статьи 34 Семейного кодекса Российской Федерации относится к общему имуществу супругов.

Статьей 1150 Гражданского кодекса Российской Федерации установлено, что принадлежащее пережившему супругу наследодателя в силу завещания или закона право наследования не умаляет его права на часть имущества, нажитого во время брака с наследодателем и являющегося их совместной собственностью. Доля умершего супруга в этом имуществе, определяемая в соответствии со статьей 256 Кодекса, входит в состав наследства и переходит к наследникам в соответствии с правилами, установленными Кодексом.

Согласно разъяснениям, данным в пункте 33 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 2012 г. N 9 «О судебной практике по делам о наследовании», в состав наследства, открывшегося со смертью наследодателя, состоявшего в браке, включается его имущество, а также его доля в имуществе супругов, нажитом ими во время брака, независимо от того, на имя кого из супругов оно приобретено либо на имя кого или кем из супругов внесены денежные средства, если брачным договором не установлено иное. При этом переживший супруг вправе подать заявление об отсутствии его доли в имуществе, приобретенном во время брака. В этом случае все это имущество входит в состав наследства.

В силу положений действующего законодательства (статья 34 Семейного кодекса Российской Федерации, статья 256 Гражданского кодекса Российской Федерации) право собственности одного из супругов на долю в имуществе, нажитом во время брака, не прекращается после смерти другого супруга.

Таким образом, супружеская доля пережившего супруга на имущество, совместно нажитое с наследодателем, может входить в наследственную массу лишь в том случае, когда переживший супруг заявит об отсутствии его доли в имуществе, приобретенном в период брака.

Материалы дела такого заявления Кустова А.И. не содержат, последний настаивает на выделе его супружеской доли.

Рассматривая спор, суды данные обстоятельства, как и выше указанные требования закона, не учли.

Суждения судов о выборе Кустовым Г.А. ненадлежащего способа защиты нарушенного права не основаны на законе, поскольку одним из юридически значимых обстоятельств при разрешении заявленных им требований является установление того, относится ли спорный земельный участок к общему имуществу супругов. Заявленные Кустовым А.И. требования направлены на устранение спора, возникшего между истцом и наследниками в отношении земельного участка, на принадлежность которого на праве общей совместной собственности супругов было им указано в качестве основания иска.

Таким образом, нарушение судами первой и апелляционной инстанций норм материального права привело к неверному разрешению спора.

С учетом изложенного Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что допущенные судами первой и апелляционной инстанций нарушения норм материального права являются существенными, они повлияли на исход дела и без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов Кустова А.И., в связи с чем решение Центрального районного суда г. Сочи Краснодарского края от 27 ноября 2014 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 17 февраля 2015 г. нельзя признать законными, они подлежат отмене с направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении дела суду следует учесть изложенное и разрешить возникший спор в соответствии с требованиями закона.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

решение Центрального районного суда г. Сочи Краснодарского края от 27 ноября 2014 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 17 февраля 2015 г. отменить, дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code