Определение Верховного Суда РФ от 10.11.2015 N 26-КГ15-58

Об установлении факта нахождения на иждивении.

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 10 ноября 2015 г. N 26-КГ15-58

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Кликушина А.А.

судей Юрьева И.М. и Вавилычевой Т.Ю.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по заявлению Нальгиева В.Ш., Нальгиевой М.Х., Нальгиева А.В. об установлении факта нахождения на иждивении,

по кассационной жалобе представителя МВД по Республике Ингушетия Точиева М.А. на решение Назрановского районного суда Республики Ингушетия от 6 июня 2014 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Республики Ингушетия от 14 апреля 2015 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Кликушина А.А., выслушав объяснения представителей МВД по Республике Ингушетия — Точиева М.А. и Марьяна Г.В., поддержавших доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Нальгиев В.Ш., Нальгиева М.Х., Нальгиев А.В. обратились в суд с заявлением об установлении факта нахождения на иждивении Нальгиева Р.В., сотрудника органов внутренних дел МВД по Республике Ингушетия, погибшего 5 апреля 2010 г. при исполнении служебных обязанностей. В обоснование заявленных требований Нальгиев В.Ш., Нальгиева М.Х. (родители погибшего Нальгиева Р.В.) и Нальгиев А.В. (брат погибшего) указали, что, проживая вместе с Нальгиевым Р.В., находились на полном его иждивении. Установление данного факта необходимо им для получения денежной компенсации расходов на оплату ремонта индивидуального жилого дома.

Решением Назрановского районного суда Республики Ингушетия от 6 июня 2014 г. заявление удовлетворено.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Республики Ингушетия от 4 сентября 2014 г. решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Постановлением президиума Верховного суда Республики Ингушетия от 18 февраля 2015 г. апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Республики Ингушетия от 4 сентября 2014 г. отменено, дело направлено на новое апелляционное рассмотрение.

При новом рассмотрении апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Республики Ингушетия от 14 апреля 2015 г. решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

В кассационной жалобе представитель МВД по Республике Ингушетия Точиев М.А. ставит вопрос об отмене указанных судебных постановлений.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Кликушина А.А. от 16 октября 2015 г. кассационная жалоба представителя МВД по Республике Ингушетия с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что имеются основания для отмены состоявшихся по делу судебных постановлений.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

При вынесении оспариваемых судебных постановлений такие нарушения норм материального права были допущены судами обеих инстанций.

Согласно части 1 и пункту 2 части 2 статьи 264 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд устанавливает факты, от которых зависят возникновение, изменение, прекращение личных или имущественных прав граждан, организаций. Суд рассматривает дела об установлении факта нахождения на иждивении.

Разрешая спор и признавая установленным факт нахождения Нальгиева В.Ш., Нальгиевой М.Х. и Нальгиева А.В. на иждивении Нальгиева Р.В., суд исходил из справки, выданной главой администрации сельского поселения Сурхахи Назрановского муниципального района Республики Ингушетия 24 апреля 2014 г., в соответствии с которой заявители находились на иждивении Нальгиева Р.В., а также указал на то, что Нальгиева М.Х. является получателем пенсии по случаю потери кормильца. Кроме того, суд указал на то, что Нальгиев В.Ш. является инвалидом 2 группы.

Суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции, добавив ссылку на то, что денежное довольствие, получаемое Нальгиевым Р.В. на момент смерти, значительно превышало размер заработной платы, получаемой Нальгиевой М.Х., и пособия по безработице, получаемого Нальгиевым В.Ш., что позволило суду апелляционной инстанции сделать вывод о том, что получаемая заявителями от Нальгиева Р.В. помощь носила для них существенный характер и была для них постоянным и основным источником средств к существованию.

Между тем Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что судебные постановления приняты с нарушением норм материального права и согласиться с ними нельзя по следующим основаниям.

Как установлено судом и следует из материалов дела, 5 апреля 2010 г. при выполнении служебных обязанностей погиб сотрудник органов внутренних дел МВД по Республике Ингушетия Нальгиев Р.В. (л.д. 19 — 20).

Нальгиев В.Ш., <…> года рождения, и Нальгиева М.Х., <…> года рождения, приходятся родителями Нальгиеву Р.В., а Нальгиев А.В., <…> года рождения, приходится братом погибшему.

В соответствии с пунктом 4 части 1 статьи 10 Федерального закона от 19 июля 2011 г. N 247-ФЗ «О социальных гарантиях сотрудникам органов внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» члены семьи сотрудника, погибшего (умершего) вследствие увечья или иного повреждения здоровья, полученных в связи с выполнением служебных обязанностей, либо вследствие заболевания, полученного в период прохождения службы в органах внутренних дел, имеют право на получение денежных компенсаций расходов на оплату ремонта принадлежащего им индивидуального жилого дома.

Как следует из подпункта «д» пункта 3 Правил обеспечения проведения ремонта индивидуальных жилых домов, принадлежащих членам семей военнослужащих и сотрудников органов внутренних дел Российской Федерации, потерявших кормильца, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 27 мая 2006 г. N 313, к членам семей погибших (умерших) военнослужащих относятся лица, находившиеся на иждивении погибшего (умершего) военнослужащего.

В силу пункта 4 части 2 статьи 1 Федерального закона от 19 июля 2011 г. N 247-ФЗ «О социальных гарантиях сотрудникам органов внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» членами семьи сотрудника и гражданина Российской Федерации, уволенного со службы в органах внутренних дел, и лицами, находящимися (находившимися) на их иждивении, считаются лица, находящиеся (находившиеся) на полном содержании сотрудника (гражданина Российской Федерации, уволенного со службы в органах внутренних дел) или получающие (получавшие) от него помощь, которая является (являлась) для них постоянным и основным источником средств к существованию, а также иные лица, признанные иждивенцами в порядке, установленном законодательством Российской Федерации.

Частью 2 статьи 179 Трудового кодекса Российской Федерации определено, что иждивенцами признаются нетрудоспособные члены семьи, находящиеся на полном содержании работника или получающие от него помощь, которая является для них постоянным и основным источником средств к существованию.

Таким образом, для признания лиц находившимися на иждивении в целях получения предусмотренных статьей 10 Федерального закона от 19 июля 2011 г. N 247-ФЗ «О социальных гарантиях сотрудникам органов внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» компенсационных выплат необходимо установление одновременно наличия следующих условий: нетрудоспособности лица, постоянности источника средств к существованию и установления факта того, что такой источник является основным для существования лица. Отсутствие одного из указанных условий исключает возможность признания лица иждивенцем.

При определении круга лиц, относящихся к нетрудоспособным, следует руководствоваться пунктом «б» части 3 статьи 29 Закона Российской Федерации от 12 февраля 1993 г. N 4468-1 «О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей», согласно которому нетрудоспособными членами семьи считаются отец, мать и супруг, если они достигли возраста: мужчины — 60 лет, женщины — 55 лет, либо являются инвалидами.

Между тем, предусмотренные законом условия, необходимые для признания заявителей находившимися на иждивении умершего, отсутствуют.

Как следует из материалов дела, на момент смерти Нальгиева Р.В. его родители — мать Нальгиева М.Х., <…> года рождения (л.д. 5) и отец Нальгиев В.Ш., <…> года рождения (л.д. 4), возраста для назначения пенсии по старости не достигли. Каких-либо документов, свидетельствующих о возможности назначения им пенсии по иным основаниям, предусмотренным законом в этот период времени, в материалах дела не имеется. Инвалидность 2 группы была установлена Нальгиеву В.Ш. 23 января 2014 г. (л.д. 16), то есть после смерти сына в 2010 году (л.д. 13 — 14).

Учитывая, что на момент смерти Нальгиева Р.В. заявители являлись трудоспособными, совокупность предусмотренных законом условий, необходимых для признания заявителей находившимися на иждивении умершего, отсутствовала.

Кроме того, заявитель Нальгиев А.В., <…> года рождения, на момент смерти брата являлся несовершеннолетним и проживал совместно с трудоспособными родителями Нальгиевым В.Ш. и Нальгиевой М.Х., не лишенными родительских прав и на которых законом возложена обязанность по его содержанию.

При таких обстоятельствах вывод суда о нахождении заявителей на иждивении Нальгиева Р.В. нельзя признать основанным на положениях действующего законодательства, регулирующего данные правоотношения.

Судебная коллегия находит, что допущенные судами первой и апелляционной инстанций нарушения норм материального права являются существенными, они повлияли на исход дела и без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов заявителя, в связи с чем судебные постановления подлежат отмене.

Поскольку по делу установлены обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения заявления, однако судом допущена ошибка в применении норм материального права, Судебная коллегия полагает возможным, не передавая дело на новое рассмотрение, принять по делу новое решение об отказе в удовлетворении заявления.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

решение Назрановского районного суда Республики Ингушетия от 6 июня 2014 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Республики Ингушетия от 14 апреля 2015 г. отменить, принять по делу новое решение, которым в удовлетворении заявления Нальгиева В.Ш., Нальгиевой М.Х., Нальгиева А.В. об установлении факта нахождения на иждивении отказать.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code