ПРАВОВЫЕ СИМВОЛЫ КАК СРЕДСТВА РЕАЛИЗАЦИИ ПРИНЦИПОВ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА (НА ПРИМЕРЕ АДВОКАТСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ РОССИИ И СТРАН СНГ)

О.И.Шарно

Аннотация. Совершенствование применения принципов гражданского общества информационной России обусловлено выбором средств юридико-технического, прикладного характера, среди которых правовые символы как средства экономии правового воздействия на индивида, обеспечивающие эффективную правовую коммуникацию в условиях международной интеграции, становятся наиболее актуальными. Их использование в гражданском обществе распространено и направлено на демонстрацию значения действующих основополагающих начал. В качестве примера действенность правовых символов анализируется в рамках такого механизма, как адвокатура, обеспечивающего международную интеграцию профессиональной защиты и представительства, что подтверждается сравнительным исследованием его функционирования в межгосударственном аспекте на примере адвокатской деятельности стран СНГ. Следовательно, правовые символы обеспечивают реализацию руководящих принципов гражданского общества не только в конкретном государстве, но и на международном уровне. Поэтому их использование эффективно как в прикладном (техническом), так и в политико-правовом (правовое регулирование, правовая коммуникация) значении. Полученные результаты могут быть применены в практической юридической деятельности, а также в процессе организации профессионально ориентированного обучения студентов юридических факультетов.

Ключевые слова: гражданское общество, принципы гражданского общества, правовые символы, адвокатура, СНГ, информационное государство и общество.

Модернизация общественных институтов направлена на защиту прав и свобод граждан, построение правового государства, становление гражданского общества. Основной закон России не содержит определения «гражданского общества», не исключая наличия конституционно-правовых основ его построения: экономической, политико-социальной [1], правовой. Вместе с тем гражданское общество — это юридическая конструкция, «выступающая аналогом правовой реальности…» [3, с. 115]. Данное определение не является устоявшимся, что объясняется значительно поздним, по сравнению с Европой и США (конец XX в.), утверждением в России основополагающих начал гражданского общества [18]: разделения властей, законодательного закрепления деятельности общественных объединений, политических партий, обеспечения свободы слова и СМИ, развития науки, культуры, образования граждан, равенства всех перед законом и судом, а также гарантированной защиты прав и свобод человека, экономической свободы, безопасности гражданского общества.

Формирование гражданского общества, реализация его принципов сопровождаются построением высокотехнологичного государства (e-government) и общества, что обеспечивается различными средствами, как инновационными (Интернет, мобильные карты, видеоконференцсвязь и т. п.), так и традиционными, к числу которых, на наш взгляд, следует отнести правовые символы — культурно-ценностные государственно-правовые юридико-технические (прикладные) средства, предназначенные для эффективности восприятия правового материала, приобретающие в зависимости от политико-правового смысла конкретные форму и содержание, используемые в определенном процедурном порядке и охраняемые государством. Правовой символ обеспечивает создание правовой коммуникации — процесса передачи правовой информации, к важнейшим свойствам которой традиционно относят упорядоченность, определенность, единство понимания [20, с. 41-44]. Учитывая, что кодирование информации достигается различными средствами — язык, текст, изображение, символы, последние широко используются как для разрешения задач правового воздействия (как способы передачи информации в условиях широкого применения информационных коммуникационных технологий гарантируют доступность правовой коммуникации), так и в качестве наглядных средств экономии правового воздействия, способствуя снятию информационного (текстового) перегруза.

Использование правовых символов в гражданском обществе распространено: принцип разделения властей демонстрируется отличительными флагами, знаками, форменной одеждой; правовые гарантии общественных объединений, политических партий, движений, обеспечение свободы слова и СМИ изображается такими символами, как Интернет, социальные сети; к символике избирательных прав относится избирательный бюллетень, «День выборов»; экономическая независимость изображается графическим символом рубля; принцип независимости суда, равенства всех перед законом демонстрируется ритуалом правосудия, судейской мантией, Фемидой; гарантированная защита прав и свобод человека объективно выражается через такой символ-механизм, как адвокатура. Последний приобретает значение инструмента, обеспечивающего международную интеграцию профессиональной защиты и представительства, что подтверждается наличием следующих условий.

Во-первых, наличием международных стандартов [2; 12; 16], инкорпорированных в национальное законодательство. Например, международные правила независимости адвокатуры закрепляются в законодательстве государств — стран СНГ следующим образом. В России и Армении адвокатура является профессиональным сообществом адвокатов и как институт гражданского общества не входит в систему органов государственной власти [5, ст. 3; 19, ст. 3]. Адвокатура Украины, являясь негосударственным самоуправным институтом, обеспечивает защиту, представительство, правовую помощь на профессиональной основе [10]. Аналогично независима адвокатура Азербайджанской Республики [4, ч. 1 ст. 1], Республики Беларусь [6, ст. 1], Республики Молдова [9, ч. 1 ст. 1; 19], Республики Казахстан [7, п. 1 ст. 1].

Во-вторых, в целях практической реализации принципов гражданского общества универсальность адвокатской деятельности обеспечивается созданием и деятельностью сообщества адвокатов на внутригосударственном и международном уровнях, а именно проведением межгосударственных конференций [16], созданием объединений и союзов (Международный союз (Содружество) адвокатов) [13].

Представленное на примере адвокатуры наглядно демонстрирует то, что символы гражданского общества обеспечивают реализацию руководящих принципов гражданского общества не только в конкретном государстве, но и на международном уровне. Таким образом, использование правовых символов в процессе реализации принципов гражданского общества эффективно как в прикладном (техническом), так и в политико-правовом (правовое регулирование, правовая коммуникация) значении, что обеспечивает в конечном итоге становление и развитие основ гражданского общества и в национальном, и в международном масштабах.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Выпряжкина, Ж. Н. Политико-правовая трансформация институтов гражданского общества в условиях глобализации : автореф. дис. … канд. юрид. наук / Ж. Н. Выпряжкина. — Ростов н/Д, 2005. — 23 с.
2. Генеральные принципы этики адвокатов международной ассоциации юристов. — Эдинбург, Шотландия, 1995 // Документы Международной ассоциации юристов. — Электрон. текстовые дан. — Режим доступа: http://www.fparf.ru/international/ iba.htm. — Загл. с экрана.
3. Давыдова, М. Л. Юридическая техника: проблемы теории и методологии / М. Л. Давыдова. — Волгоград : Изд-во ВолГУ 2009. — 318 с.
4. Закон Азербайджанской Республики «Об адвокатах и адвокатской деятельности» от 28 декабря 1999 г. № 783-1Г. — Электрон. текстовые дан. — Режим доступа: http://newlibrary.humanrights house.org. — Загл. с экрана.
5. Закон Республики Армения «Об адвокатуре» (ст. 3) от 13 января 2005 г. № HO-29. — Электрон. текстовые дан. — Режим доступа: http: // base.spinform.ru/show_doc.fwx?rgn=31180. — Загл. с экрана.
6. Закон Республики Беларусь «Об адвокатуре» от 15 июня 1993 г. № 2406-XII. — Электрон. текстовые дан. — Режим доступа: http://lawsby. narod.ru/2d392.html. — Загл. с экрана.
7. Закон Республики Казахстан «Об адвокатской деятельности» от 5 декабря 1997 г. № 195-I : (с изм. на 21.06.2012). — Электрон. текстовые дан. — Режим доступа: http://www.pavlodar.com/zakon=all. — Загл. с экрана.
8. Закон Республики Казахстан «О гарантированной государством юридической помощи» от 3 июля 2013 г. № 122-V ЗРК. — Электрон. текстовые дан. — Режим доступа: http://www.pavlodar.com/ zakon=all. — Загл. с экрана.
9. Закон Республики Молдова «Об адвокатуре» от 19 июля 2002 г. № 1260-XV. — Электрон. текстовые дан. — Режим доступа: http://www.law- moldova.com/advocature-ru.txt. — Загл. с экрана.
10. Закон Украины «Об адвокатуре и адвокатской деятельности» от 5 июля 2012 г. № 5076-VI. — Электрон. текстовые дан. — Режим доступа: http:// zakon1.rada.gov.ua/laws/5076-17. — Загл. с экрана.
11. Кирдина, С. Г. «Гражданское общество»: уход от идеологемы / С. Г. Кирдина // СОЦИС (Социологические исследования). — 2012. — № 2. — С. 63-73.
12. Общий кодекс правил для адвокатов стран европейского сообщества // Барщевский, М. Ю. Адвокатская этика / М. Ю. Барщевский. — Самара : Федоров, 1999. — С. 250-255.
13. О Международном союзе (Содружестве) адвокатов. — Электрон. текстовые дан. — Режим доступа: www.mcca.su. — Загл. с экрана.
14. Основные положения о роли адвокатов. VIII Конгресс ООН по предупреждению преступлений. — Нью-Йорк, 1990 (август) // Документы Международной ассоциации юристов. — Электрон. текстовые дан. — Режим доступа: http://www.fparf.ru/ iba.htm. — Загл. с экрана.
15. Пресс-релиз конференции «Свобода слова и ассоциаций: От теории к практике». — Электрон. текстовые дан. — Режим доступа: http://humanrights house.org/18744.html. — Загл. с экрана.
16. Стандарты независимости юридической профессии международной ассоциации юристов. — Нью Йорк, 1990. — Сент. — Электрон. текстовые дан. — Режим доступа: http://www.fparf.ru/international/ iba.htm. — Загл. с экрана.
17. Устав адвокатской профессии Союза адвокатов Республики Молдова от 8 мая 2011 г. № 54-57/ 302. — Электрон. текстовые дан. — Режим доступа: http://www. coe. int/t/dghl/cooperation/Eastern_ Partneship_ReportontheProfessionofLawyer_rus.pdf. — Загл. с экрана.
18. Факторы развития гражданского общества и механизмы его взаимодействия с государством / под ред. Л. И. Якобсона. — М. : Вершина, 2008. — 296 с.
19. Федеральный закон «Об адвокатуре и адвокатской деятельности в РФ» от 31 мая 2002 г. № 63- ФЗ // Собрание законодательства РФ. — 2002. — 10 июня. — № 23. — Ст. 2102 (Ст. 3).
20. Шарно, О. И. Классификационная модель правоприменительной символики / О. И. Шарно // Вестник Волгоградского государственного университета. Серия 5, Юриспруденция. — 2013. — № 3 (20). — С. 41-44.

Вестник Волгоградского Государственного университета. Серия 5, Юриспруденция 2014. № 2 (23)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code