МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВЫЕ СТАНДАРТЫ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА И ВОПРОСЫ ГУМАНИЗАЦИИ СУДОПРОИЗВОДСТВА

С.М.Юткина

Аннотация. В данной работе представлены теоретико-правовой анализ принципа гуманизации государственного принуждения в сфере судопроизводства, проявляющегося в деятельности судебных органов, и его регламентация в международно-правовых актах. Автор подробно исследует понятие международно-правовых стандартов в области осуществления правосудия и их место в правовой системе России. Статья представляет собой попытку исследования актуальных вопросов гуманизации судопроизводства в контексте реализации международно-правовых стандартов в области прав человека. В работе особое внимание уделено сравнению принципов справедливого судебного разбирательства и гуманизации судопроизводства через обеспечение прав потерпевших от преступных деяний. Особое внимание уделяется основным направлениям гуманизации судопроизводства с учетом правоприменительной практики Европейского суда по правам человека в соотношении с правовой оценкой Конституционного Суда Российской Федерации. Рассмотрены вопросы коллизий между решениями Европейского суда по правам человека и Конституционного Суда Российской Федерации в сфере защиты прав человека и гражданина.

Ключевые слова: права и свободы человека и гражданина; общепризнанные принципы и нормы международного права, международно-правовые стандарты; право на судебную защиту; правосудие; судопроизводство; Европейский суд по правам человека; Конституционный Суд Российской Федерации; гуманизация.

В демократическом правовом государстве обеспечение и защита прав человека выступают основой законности и правопорядка. В Конституции России провозглашено, что смысл и содержание законов определяются правами и свободами человека и гражданина, что законодательные и исполнительные органы государственной власти и местного самоуправления функционируют на основе соблюдения прав человека, одновременно признав правосудие в качестве способа обеспечения этих прав и свобод (ст. 18). В связи с этим весьма актуальным является вопрос о роли международно-правовых стандартов в области прав человека при решении проблем гуманизации судопроизводства в современной России.

В Постановлении Верховного Суда РФ от 10 октября 2003 г. было дано разъяснение, в соответствии с которым общепризнанные принципы международного права рассматриваются в качестве основополагающих императивных норм международного права, принимаемых и признаваемых большинством государств, реализация которых не допускает отклонения [16]. Согласно данному Постановлению общепризнанная норма — это принятое и признанное государствами-членами ООН правило поведения, являющееся юридически обязательным для международного сообщества. Для Российской Федерации судебное применение норм международного права обусловлено международными обязательствами, что, в конечном счете, ведет к совершенствованию собственного законодательства и функционирования правовых механизмов.
Принятая Генеральной Ассамблеей ООН Резолюция от 20 декабря 1971 г. № 2858 [19] однозначно подтвердила, что принципы, которые касаются прав человека в рамках отправления правосудия, закрепленные ст. 5, 10 и 11 Всеобщей декларации прав человека, включают в себя:

1) право человека на свободу от негуманного обращения или наказания;

2) право человека на гражданское или уголовное разбирательство в справедливом и беспристрастном суде при гласном процессе;

3) право человека признаваться невиновным в совершении преступления до вступления в законную силу обвинительного приговора суда;

4) право человека на защиту от ретроспективных уголовных санкций.

Существенное значение для утверждения рассматриваемых стандартов отводится «Миланскому плану действий» [13], принятому VII Конгрессом ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушениями (1985 г.), который был утвержден совместно с «Руководящими принципами в области предупреждения преступности и уголовного правосудия в контексте развития и нового международного экономического порядка».

При этом необходимо учитывать, что принципы международного права — это не статичные элементы, они находятся в постоянном развитии и видоизменении. Например, анализ такого международно-правового акта, как «Рекомендации относительно международного сотрудничества в области предупреждения преступности и уголовного правосудия в контексте развития» [20], позволяет отметить, что такое развитие можно определить при учете важнейшей роли системы правосудия по предупреждению преступности. В соответствии с этим тезисом систему правосудия следует строить на принципах гуманизации законодательства и судебных процедур, поиска альтернативных способов вынесения приговоров и назначения наказания, не выходя за рамки общественных интересов и социальной справедливости.

Вопросы гуманизации как одного из основных направлений развития судопроизводства были рассмотрены X Конгрессом ООН по предупреждению преступности и обращения с правонарушителями (2000 г.). В рамках деятельности Конгресса был принят документ, регламентирующий основные подходы к определению ответственности и справедливости в процессе отправления правосудия в отношении уголовных правонарушителей и жертв преступлений [1], в котором был подтвержден тезис о необходимости поиска соразмерности борьбы с преступлениями и необходимой правовой процедурой наказания.

Вышеназванное положение в последующем было детально закреплено в ст. 6 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1948 года [8]. В Конвенции право человека на справедливое судебное разбирательство закреплено как отдельный элемент правового статуса личности, в дальнейшем подтвержденный в Протоколе № 11 [27]. Это положение отразило как сложившуюся практику деятельности судов стран, подписавших Конвенцию, так и обыкновения толкования указанных положений Конвенции Европейским судом по правам человека.

В понятие «права человека и гражданина на справедливое судебное разбирательство» следует включать следующие принципиальные элементы, которые изложены в Конвенции: а) публичное рассмотрение дела в разумные сроки при соблюдении принципа гласности процесса; б) рассмотрение дела независимым и беспристрастным судом, созданным в строгом соответствии с законом; в) соблюдение принципа презумпции невиновности лица, подвергнутого уголовному преследованию; г) обеспечение обвиняемому лицу минимального перечня прав в уголовном процессе.
Толкование европейским правом данной статьи Конвенции в таком широком смысле связано с тем, что закрепленная в ней норма права имеет особое значение в процессе построения правового государства и утверждения демократического общества. Причем основой для справедливого судебного разбирательства должен стать институт судебного контроля судебной процедуры без каких-либо ограничений, осуществляемый реально, а не существующий лишь на бумаге.

Следует заметить, что практика рассмотрения дел Европейским судом по правам человека выработала принцип справедливости, который распространил свое действие не только на стадию непосредственного судебного разбирательства, но также и на стадию досудебного производства («требование справедливости относится к процессу в целом и не ограничивается состязательными слушаниями» [17]). Такая практика определяется тем, что нарушения прав лиц, участвующих на стадии досудебного производства, могут серьезно повлиять на справедливое осуществление правосудия в дальнейшем. Вышеизложенное позволяет сделать вывод, что право человека на справедливое судебное разбирательство следует рассматривать в широком смысле, в котором охватывается весь спектр процессуальных правоотношений.

Учитывая направление развития судопроизводства по пути гуманизации, Комитет министров Совета Европы принял в 1987 г. Рекомендацию № 6 R (87) 18 «Относительно упрощения уголовного правосудия» [21]. Принимая данные Рекомендации, Комитет министров Совета Европы учел особенности правовых систем, которые существуют в различных европейских государствах. Основная цель такой универсализации обеспечение схожести существующих (появляющихся в будущем) процессов оптимизации системы осуществления правосудия. Однако такая цель может быть достигнута только тогда, когда данные процессы не будут игнорировать выработанные международные стандарты в области прав человека.

Основой для принятия Рекомендаций стала ситуация значительной загруженности судов, как правило, по рассмотрению дел малозначительного характера, которая прямо сказывалась на увеличение сроков продолжительности уголовных процессов в системе уголовного правосудия, что, в свою очередь, оказывало отрицательное воздействие на репутацию системы правоохранительных органов. Подобная ситуация, кроме того, вызывала масштабные нарушения права человека на разумные сроки судебного разбирательства, ведь загруженность не должна оправдывать подобное положение. Странам было предложено трансформировать политику в сфере отправления правосудия через разработку новых способов, которые могли бы изменить современный общий порядок судебного разбирательства.

В процессе гуманизации судопроизводства не могут быть оставлены без внимания вопросы обеспечения прав потерпевших. Декларация основных принципов правосудия для жертв преступлений и злоупотребления властью [3] (1985 г.) и Резолюция Генеральной Ассамблеи ООН по осуществлению данной Декларации закрепили положение, что жертвы преступления имеют право не только на доступ к системе правосудия, но и на скорейшее вынесение решения о компенсации за причиненный ущерб в рамках национального законодательства. Статьей 52 Конституции РФ закреплено, что права потерпевших от преступлений находятся под охраной закона, а государство должно обеспечить им доступ к справедливому правосудию и получение компенсации за причиненный ущерб.

Для обеспечения реализации данного права рекомендуется предусмотреть возможность установления как официальных, так и неофициальных процедур, в том числе посредничества или местной практики, для того чтобы способствовать примирению сторон в судебном разбирательстве и обеспечению жертвам возмещения ущерба, которые характеризовались бы оперативным, доступным и недорогостоящим характером. Кроме того, конечный результат урегулирования конфликта должен быть, в первую очередь, благоприятным для жертв преступления и не выходить за рамки, предусмотренные при использовании официальной системы правосудия.
Лицо, пострадавшее от совершенного преступления, во всех случаях должно обеспечиваться правом: 1) на получение полной информации о движении дела по разрешению поданной им жалобы; 2) формулирование своего мнения и его учет в тех случаях, когда делом затронуты личные интересы жертвы (в России, к сожалению, данному праву не уделяется должного внимания, что отражено в решениях Конституционного Суда РФ [15]); 3) оказание должной помощи в процессе всего судебного разбирательства; 4) использование всех мер, способных свести к минимуму неудобства жертв преступлений, обеспечить охрану их личной жизни; 5) обеспечение безопасности жертвы преступления, а также безопасности членов его семьи и свидетелей; 6) недопущение неоправданного увеличения сроков предоставления компенсации.

Кроме того, необходимо способствовать созданию и увеличению государственных фондов, направленных на предоставление компенсации жертвам преступлений. Особо следует обратить внимание на соблюдение принципа скорейшего рассмотрения вопроса о компенсации причиненного вреда [26], вследствие того что скорость принятия решения о возмещении вреда необыкновенно важна, ведь компенсация предназначена для сглаживания негативного переживания потерпевшего, связанного с преступным деянием, которое особенно остро в первые дни после совершения преступления. Задержка в возмещении вреда, наоборот, влечет дискредитацию самой идеи правового регулирования.

Особое внимание к проблеме положения потерпевшего было впервые привлечено именно европейской организацией, посредством принятия Конвенции по возмещению ущерба жертвам насильственных преступлений [24, с. 81-85].
На основе международно-правовых стандартов большинство стран закрепляют и гарантируют каждому право на судебную защиту, являющееся важнейшим принципом правового государства. Конституции многих зарубежных государств: Итальянской Республики (ст. 24) [10], Швейцарской Конфедерации (ст. 30) [12], Королевства Дания (ст. 71) [11], Великого Герцогства Люксембург (ст. 13) [9] и др. — гарантируют каждому право на справедливый и беспристрастный суд.

Статья 46 Конституции России гарантирует каждому право на судебную защиту, в том числе международную. Вместе с тем в 2012 г. в адрес Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации поступило 14 146 жалоб, посвященных нарушению личных (гражданских) прав человека. В данной категории жалоб 67,1 % составляют жалобы, связанные с нарушением права на судебную защиту и справедливое судебное разбирательство, что на 8,0 % больше показателя 2011 года [5].

В России действует немало нормативных правовых актов, посвященных исполнению решений судебных органов, в том числе международных. Так, в мае 2011 г. на первом Петербургском международном юридическом форуме Д.А. Медведев, будучи Президентом России, сообщил, что им подписан Указ о мониторинге правоприменения в части выполнения решений Конституционного Суда России и постановлений Европейского суда по правам человека [25].

Исполнение решений Европейского суда по правам человека является системной проблемой, неразрывно связанной с вопросами соотношения национального и наднационального (международного) права, проблемой пересмотра решений Конституционного Суда России в связи с решением Европейского суда по правам человека в случае их противоречия [4].

В.Д. Зорькин отмечает, что Конвенция занимает специфическое место в сравнении с традиционными международно-правовыми нормами, а также по отношению к международным договорам. Судьи Европейского суда по правам человека, а также практики по международным отношениям и ученые-юристы придерживаются доктрины, в соответствии с которой Конвенция характеризуется как «конституционный инструмент европейского правопорядка» [6].

В пояснительной записке к Рекомендациям Комитета министров Совета Европы говорится, что хотя в Конвенции и не содержится положений, которые обязывают государств-участников предусмотреть во внутреннем законодательстве возможность пересмотра дел, а также возобновления производства по делу, такие возможности при определенных обстоятельствах были бы чрезвычайно важными, а в отдельных делах могли бы стать единственными средствами достижения restitutio in integrum. В настоящее время все больше государств-участников Конвенции принимают законодательство, которое направлено на обеспечение возможности пересмотра дел и возобновления производства по делу [22].

На этот счет совершенно однозначное мнение высказал Председатель Конституционного Суда России В.Д. Зорькин. Смысл и содержание его мнения сводится к нарушению суверенитета российского государства в случае изменения первичного решения суда конституционного контроля России в соответствии с решением Страсбургского суда [7].
6 декабря 2013 г. было принято решение Конституционного Суда Российской Федерации, оставившего за собой право определять способы реализации спорных для страны решений Европейского суда по правам человека [14].

«На мой взгляд, — подчеркнул Президент Российской Федерации В.В. Путин, — российский Конституционный Суд выбрал наиболее оптимальное решение. Вы предложили именно корректный с юридической точки зрения способ реализации решений Европейского Суда, который не повлечет за собой искажения норм российской Конституции» [18].
Следует признать, что практика применения судами Российской Федерации международно-правовых стандартов оказывает прогрессивное воздействие на процесс гуманизации судопроизводства, направлена на укрепление принципов построения правового государства и гражданского общества. Конкретизация судами имеющихся международно-правовых норм в сфере защиты прав человека, их осмысление и преломление к конкретным обстоятельствам создают основу для признания международно-правовых норм в качестве эталонов, как в рамках внутригосударственной, так и на уровне международно-правовой системы.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Венская декларация о преступности и правосудии: ответы на вызовы XXI века : (принята на Десятом Конгрессе ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями, Вена, 17 апр. 2000 г.) // Десятый Конгресс ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями. — М. : Юрлитинформ, 2001. — 496 с.
2. Действующее международное право. Документы. В 2 т. Т. 1. — М. : Юрайт : Междунар. отношения, 2007. — 768 с.
3. Декларация основных принципов правосудия для жертв преступлений и злоупотребления властью,
25 ноября 1985 г. A/RES/40/34. — Электрон. текстовые дан. — Режим доступа: http://www.relworld.oig.ru/docid/ 529dea504.html. — Загл. с экрана.
4. Доклад Председателя Европейского Суда по правам человека Жан-Поль Коста (сокращенная версия). — Электрон. текстовые дан. — Режим доступа: http://hri.ru/docs/?content=doc&id=409. — Загл. с экрана.
5. Доклад Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации за год // Российская газета. Федер. вып. — 2013. — 29 марта (№ 6044).
6. Зорькин, В. Д. Конституционный Суд России в европейском правовом поле / В. Д. Зорькин // Журнал российского права. — 2005. — № 3. — С. 3-9.
7. Зорькин, В. Д. Предел уступчивости / В. Д. Зорькин // Российская газета. — 2010. — 29 окт. (№ 5325).
8. Конвенция о защите прав человека и основных свобод : (закл. в г. Риме 4 ноября 1950 г.) : (с изм. от 13.05.2004) // Собрание законодательства РФ. — 2001. — № 2. — Ст. 163.
9. Конституция Великого Герцогства Люксембург. — Электрон. текстовые дан. — Режим доступа: http://worldconstitutions.ru/archives/146. — Загл. с экрана.
10. Конституция Итальянской Республики. — Электрон. текстовые дан. — Режим доступа: http:// worldconstitutions.ru/archives/148. — Загл. с экрана.
11. Конституция Королевства Дания. — Электрон. текстовые дан. — Режим доступа: http:// worldconstitutions.ru/archives/152. — Загл. с экрана.
12. Конституция Швейцарской Конфедерации. — Электрон. текстовые дан. — Режим доступа: http:// worldconstitutions.ru/archives/135. — Загл. с экрана.
13. Миланский план действий : (принят на Седьмом Конгрессе ООН по предупреждению преступлений и обращению с правонарушителями, Милан,
26 авг. — 6 сент. 1985 г.) // Советская юстиция. — 1992. — № 13-14 (начало) ; № 15-16 (окончание).
14. Постановление Конституционного Суда РФ «По делу о проверке конституционности положений статьи 11 и пунктов 3 и 4 части четвертой статьи 392 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросом президиума Ленинградского окружного военного суда» от 6 декабря 2013 г. № 27-П // Собрание законодательства РФ. — 2013. — № 50. — Ст. 6670.
15. Постановление Конституционного Суда РФ «По делу о проверке конституционности положений частей второй и четвертой статьи 20, части шестой статьи 144, пункта 3 части первой статьи 145, части третьей статьи 318, частей первой и второй статьи 319 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросами Законодательного Собрания Республики Карелия и Октябрьского районного суда города Мурманска» от 27 июня 2005 г. № 7-П // Собрание законодательства РФ. — 2005. — № 28. — Ст. 2904.
16. Постановление Пленума Верховного Суда РФ «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации» от 10 октября 2003 г. N° 5 // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. — 2003. — № 12.
17. Прецеденты Европейского Суда по правам человека. Руководящие принципы судебной практики, относящейся к Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод. Судебная практика с 1960 по 2002 г. — СПб. : Юридический центр «Пресс», 2004. — 1072 с.
18. Путин похвалил Конституционный суд: научился «корректно» игнорировать решения ЕСПЧ. — Электрон. текстовые дан. — Режим доступа: http://www.newsru.com/russia/13dec2013/ konstituz.html. — Загл. с экрана.
19. Резолюция 2858 (XXVI) Генеральной Ассамблеи ООН «Права человека при отправлении правосудия» от 20 декабря 1971 г. — Электрон. текстовые дан. — Режим доступа: http://www.hro.org/ docs/ilex/un/res2858.php. — Загл. с экрана.
20. Рекомендации Организации Объединенных Наций «Относительно международного сотрудничества в области предупреждения преступности и уголовного правосудия в контексте развития» от 14 декабря 1990 г. — Электрон. текстовые дан. — Режим доступа: http://www.businesspravo.ru/Docum/ DocumShow_DocumID_39192.html. — Загл. с экрана.
21. Рекомендация № 6 R (87) 18 «Относительно упрощения уголовного правосудия» (1987 г.). — Электрон. текстовые дан. — Режим доступа: http:// www 1.umn.edu/humanrts/russian/euro/ RRec(87)18.html. — Загл. с экрана.
22. Рекомендация Комитета министров Совета Европы по пересмотру дел и возобновлению производства по делу на внутригосударственном уровне в связи с решениями Европейского Суда по правам человека (19 января 2000 г.) // Журнал российского права. — 2000. — № 9. — С. 61-64.
23. Решение Европейского Суда по правам человека по делу «Константин Маркин против России» (7 октября 2010 года) // Бюллетень Европейского Суда по правам человека. — 2010. — № 12.
24. Сборник документов Совета Европы в области защиты прав человека и борьбы с преступностью / Ю. Н. Жданов [и др.]. — М. : Спарк, 1998. — 388 c.
25. Указ Президента Российской Федерации «О мониторинге правоприменения в Российской Федерации» от 20 мая 2011 г. № 657 // Собрание законодательства РФ. — 2011. — № 21. — Ст. 2930.
26. Федеральный закон «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок» от 30 апреля 2010 г. № 68-ФЗ // Собрание законодательства РФ. — 2010. — № 18. — Ст. 2144.
27. Федеральный закон «О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней» от 30 марта 1998 г. № 54-ФЗ // Собрание законодательства РФ. — 1998. — № 14. — Ст. 1514.

Вестник Волгоградского Государственного университета. Серия 5, Юриспруденция 2014. № 4 (25)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code