Решение Суда по интеллектуальным правам от 02.11.2015 по делу N СИП-459/2015

О досрочном прекращении правовой охраны товарных знаков вследствие их неиспользования

СУД ПО ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫМ ПРАВАМ

Именем Российской Федерации

РЕШЕНИЕ

от 2 ноября 2015 г. по делу N СИП-459/2015

 

Резолютивная часть решения объявлена 28 октября 2015 года.

Полный текст решения изготовлен 2 ноября 2015 года.

Суд по интеллектуальным правам в составе:

председательствующий судья — Тарасов Н.Н.,

судьи — Кручинина Н.А., Погадаев Н.Н.,

при ведении протокола судебного заседания секретарем Увайской О.А.,

рассмотрел в открытом судебном заседании дело по заявлению индивидуального предпринимателя Покидько Алексея Владимировича (Москва, ОГРНИП 304770000145055)

к открытому акционерному обществу «МИЛКОМ» (Воткинское шоссе, 178, г. Ижевск, Удмуртская республика, 426039, ОГРН 1021801591580);

третье лицо, не заявляющее самостоятельных требований относительно предмета спора, Федеральная служба по интеллектуальной собственности (Бережковская наб., д. 30, стр. 1, Москва, 123995, ОГРН 1047730015200),

о досрочном прекращении правовой охраны товарных знаков по свидетельствам Российской Федерации N 417917, N 417915 вследствие их неиспользования.

В судебном заседании приняли участие:

индивидуальный предприниматель Покидько Алексей Владимирович (заявитель, личность установлена судом), Сиротин К.Ю. (по доверенности от 17.08.2015);

от открытого акционерного общества «МИЛКОМ» (ответчика): Никитин М.А. (по доверенности от 16.12.2014) (после перерыва не явился).

Третье лицо извещено надлежащим образом, своего представителя в судебное заседание не направило.

Суд по интеллектуальным правам

установил:

индивидуальный предприниматель Покидько Алексей Владимирович (далее — предприниматель) обратился в Суд по интеллектуальным правам с заявлением к открытому акционерному обществу «МИЛКОМ» (далее — общество «МИЛКОМ», правообладатель) о досрочном прекращении правовой охраны товарных знаков по свидетельствам Российской Федерации N 417917, N 417915 вследствие их неиспользования в отношении части услуг 35-го класса Международной классификация товаров и услуг для регистрации знаков, учрежденной Ниццким соглашением, заключенным в 1957 году (далее — МКТУ).

К участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, судом привлечена Федеральная служба по интеллектуальной собственности.

Представитель заявителя в судебное заседание явился, просил требования удовлетворить по мотивам, изложенным в заявлении.

Представитель ответчика в судебное заседание явился, против удовлетворения заявленных требований возражал по мотивам, изложенным в отзыве и дополнительных письменных пояснениях.

Третье лицо, извещенное надлежащим образом о месте и времени рассмотрения заявления, своего представителя в судебное заседание не направило, что в силу части 3 статьи 156 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не является препятствием для рассмотрения дела в его отсутствие.

Роспатент направил в Суд по интеллектуальным правам отзыв, в котором указал, что вопрос о досрочном прекращении правовой охраны спорного товарного знака вследствие его неиспользования не относится к компетенции ведомства, оставил рассмотрение дела на усмотрение суда, просил дело рассмотреть в отсутствие его представителя.

В связи с поздним предоставлением правообладателем спорного товарного знака письменного отзыва, необходимостью предоставления заявителю сформировать правовую позицию в отношении доказательств, которые не были заблаговременно раскрыты лицам, участвующим в деле, и суду, в судебном заседании объявлялся перерыв до 11 часов 20 минут 28.10.2015.

После перерыва представитель ответчика в судебное заседание не явился, направил письменное ходатайство об отложении судебного заседания, которое судом было рассмотрено и отклонено по мотивам несоответствия положениям статьи 158 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, о чем сделана отметка в протоколе судебного заседания.

Исследовав материалы дела, внимательно выслушав представителей сторон, оценив представленные ими в дело доказательства в их совокупности, суд считает, что заявленные требования подлежат удовлетворению в силу следующего.

Как следует из материалов дела и установлено судом на основании представленных в дело доказательств, ответчик является обладателем исключительного права на товарные знаки со словесным обозначением «Варвара краса» по свидетельствам Российской Федерации N 417917 и 417915, зарегистрированные в Государственном реестре товарных знаков и знаков обслуживания Российской Федерации 08.09.2010 (с приоритетом от 21.08.2009) в отношении, в том числе услуги 35-го (продвижение товаров (для третьих лиц), а именно услуги оптовой и розничной торговли) класса МКТУ.

Возражения ответчика сводятся к отсутствию заинтересованности у истца в досрочном прекращении правовой охраны чужих товарных знаков, а также в наличии доказательств надлежащего использования спорного товарного знака в отношении молочной продукции.

Вместе с тем, согласно статье 1484 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ) лицу, на имя которого зарегистрирован товарный знак (правообладателю), принадлежит исключительное право использования товарного знака в соответствии со статьей 1229 этого Кодекса любым не противоречащим закону способом (исключительное право на товарный знак), в том числе способами, указанными в пункте 2 названной статьи. Правообладатель может распоряжаться исключительным правом на товарный знак.

Исключительное право на товарный знак может быть осуществлено для индивидуализации товаров, работ или услуг, в отношении которых товарный знак зарегистрирован, в частности путем размещения товарного знака:

1) на товарах, в том числе на этикетках, упаковках товаров, которые производятся, предлагаются к продаже, продаются, демонстрируются на выставках и ярмарках или иным образом вводятся в гражданский оборот на территории Российской Федерации, либо хранятся или перевозятся с этой целью, либо ввозятся на территорию Российской Федерации;

2) при выполнении работ, оказании услуг;

3) на документации, связанной с введением товаров в гражданский оборот;

4) в предложениях о продаже товаров, о выполнении работ, об оказании услуг, а также в объявлениях, на вывесках и в рекламе;

5) в сети Интернет, в том числе в доменном имени и при других способах адресации.

В соответствии с пунктом 1 статьи 1486 ГК РФ правовая охрана товарного знака может быть прекращена досрочно в отношении всех товаров или части товаров, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован, вследствие неиспользования товарного знака непрерывно в течение любых трех лет после его государственной регистрации. Заявление о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака вследствие его неиспользования может быть подано заинтересованным лицом в арбитражный суд по истечении указанных трех лет при условии, что вплоть до подачи такого заявления товарный знак не использовался.

Для целей этой статьи использованием товарного знака признается его использование правообладателем или лицом, которому такое право предоставлено на основании лицензионного договора в соответствии со статьей 1489 ГК РФ, либо другим лицом, осуществляющим использование товарного знака под контролем правообладателя, при условии, что использование товарного знака осуществляется в соответствии с пунктом 2 статьи 1484 ГК РФ, за исключением случаев, когда соответствующие действия не связаны непосредственно с введением товара в гражданский оборот, а также использование товарного знака с изменением его отдельных элементов, не влияющим на его различительную способность и не ограничивающим охрану, предоставленную товарному знаку.

Применительно к приведенной норме названного Кодекса заинтересованным лицом может быть признано любое лицо, имеющее законный интерес в прекращении правовой охраны неиспользуемого товарного знака.

Согласно правовой позиции Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в Постановлении от 01.03.2011 N 14503/10, к таким лицам могут быть отнесены производители однородных товаров (работ, услуг), в отношении которых зарегистрирован оспариваемый товарный знак, имеющие реальное намерение использовать спорное обозначение в своей деятельности, а также осуществившие необходимые подготовительные действия к такому использованию, в частности, лицо, подавшее заявку на регистрацию тождественного или сходного обозначения.

Как разъяснено в пункте 2.4 совместного Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 5, Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 29 от 26.03.2009 «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации», решая вопрос о прекращении правовой охраны товарного знака досрочно вследствие его не использования, суды должны исходить из трехлетнего срока такого неиспользования (пункт 1 статьи 1486 ГК РФ) вне зависимости от даты подачи заявки на товарный знак.

Как следует из пункта 3 статьи 1486 ГК РФ бремя доказывания использования товарного знака лежит на правообладателе.

При решении вопроса о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака вследствие его неиспользования могут быть приняты во внимание представленные правообладателем доказательства того, что товарный знак не использовался по независящим от него обстоятельствам.

Таким образом, при разрешении спора по существу в предмет доказывания по настоящему делу входит установление обстоятельств использования правообладателем спорного товарного знака применительно к положениям статьи 1484 ГК РФ.

Из системного толкования норм статей 1484 и 1486 ГК РФ следует, что правообладатель обязан использовать зарегистрированный товарный знак как условие сохранения права на него.

Статьей 5C(1) Парижской конвенции об охране промышленной собственности, статьями 15, 19 Соглашения по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности предусмотрено, что если в стране использование зарегистрированного знака является обязательным, регистрация может быть аннулирована лишь по истечении справедливого срока (не менее трех лет) и только тогда, когда заинтересованное лицо не представит доказательств, оправдывающих причины его бездействия.

Как отмечается в Определении Конституционного Суда Российской Федерации от 02.10.2003 N 393-О, законодатель, установив возможность досрочного прекращения регистрации товарного знака в связи с его неиспользованием в течение определенного срока, рассматривает ее как антимонопольный инструмент, лишая правообладателя легальной монополии (исключительного права) в отношении зарегистрированного им в установленном порядке обозначения.

Заявленные по настоящему судебному делу требования мотивированы тем, что, по мнению заявителя, ответчиком спорный товарный знак в течение последних 3 (трех) лет не используется, в связи с чем его правовая охрана подлежит прекращению по мотивам препятствия регистрации заявителю собственного товарного знака.

С учетом даты подачи заявления о досрочном прекращении действия правовой охраны товарного знака (19.08.2015) период времени, в течение которого правообладателем должно быть доказано использование товарного знака исчисляется с 19.08.2012 по 18.08.2015 включительно.

Таким образом, исходя из бремени доказывания, распределенного законодательством, при рассмотрении данной категории споров заявитель обязан подтвердить свою заинтересованность в досрочном прекращении правовой охраны товарного знака, а ответчик, соответственно, подтвердить использование товарного знака в трехлетний период, предшествовавший обращению с заявлением о прекращении правовой охраны.

Из представленных в материалы дела доказательств, в том числе договоров аренды от 29.11.2011 N 01-22-05-00342/с, от 29.10.2012 N 01-22-05-00382/с, от 29.05.2014 N 01-22-05-00449/с, от 29.04.2015 N 01-22-05-00498/с, от 23.05.2015 N 0027/2015, договора об осуществлении расчетов с использованием банковских карт от 04.04.2013 N 6856-00-28462, договора поставки от 22.05.2013 N GV0000174, приложения к договору от 20.02.2014 N 27498, рекламного буклета магазина истца, копий Z-отчетов кассовых аппаратов, фотографий торгового зала магазинов, ценников, скриншота интернет-сайта следует, а сторонами по делу не оспаривается, что заявитель осуществляет самостоятельную предпринимательскую деятельность, направленную на удовлетворение потребностей других хозяйствующих субъектов, путем продвижения в виде предложения к продаже и реализации, в том числе через сеть Интернет чужих товаров (косметика и парфюмерия), используя для индивидуализации услуг словесное обозначение «Barbara Krasa».

О фальсификации названных доказательств суду в установленном порядке не заявлено.

Названные обстоятельства осуществления заявителем деятельности., направленной на удовлетворение потребностей других хозяйствующих субъектов, путем продвижения в виде предложения к продаже и реализации, в том числе через сеть Интернет их товаров, сторонами по делу фактически не оспариваются.

Кроме того, предприниматель обосновывает свою заинтересованность в досрочном прекращении правовой охраны спорного товарного знака подачей в Роспатент заявки N 2013716513 на регистрацию в качестве собственного товарного знака словесного обозначения «BARBARA KRASA», выполненного заглавными буквами английского алфавита, защита которого испрашивается для услуг 35-го класса МКТУ.

Между тем в результате формальной экспертизы названной заявки Роспатентом было установлено, что испрашиваемой регистрации препятствует сходный с ней до степени смешения спорный товарный знак, зарегистрированный для однородных услуг.

В связи с этим, по мнению регистрирующего органа, заявленное предпринимателем обозначение не может быть зарегистрировано в качестве товарных знаков в отношении однородных товаров и услуг на основании положений пункта 6 статьи 1483 ГК РФ.

Таким образом, вопрос о сходстве до степени смешения словесного обозначения, входящего в состав спорных товарных знаков, и словесного обозначения, правовая охрана для которого испрашивается заявкой предпринимателя, а также однородности услуг, для которых испрашивается правовая охрана по названной заявке, услугам, которым предоставлена правовая охрана спорными товарными знаками, был разрешен по существу уполномоченным органом исполнительной власти и сторонами по делу это обстоятельство также не оспаривается.

Согласно пункту 14.4.3 Правил составления, подачи и рассмотрения заявки на регистрацию товарного знака и знака обслуживания, утвержденных приказом Роспатента от 05.03.2003 N 32 (далее — Правила N 32), при установлении однородности товаров определяется принципиальная возможность возникновения у потребителя представления о принадлежности этих товаров одному производителю.

Указанное свидетельствует о принципиальной возможности возникновения у потребителя ложного представления о лице, являющемся производителем товаров (услуг).

Указанные обстоятельства, по мнению суда, свидетельствуют о наличии у заявителя заинтересованности по смыслу статьи 1486 ГК РФ в досрочном прекращении правовой охраны противопоставленных товарных знаков ответчика в обоснованной им части, касающейся тождественных и однородных услуг, а именно, в отношении таких услуг, как услуга 35-го класса МКТУ — «продвижение товаров (для третьих лиц), а именно услуги оптовой и розничной торговли».

В силу пункта 1 статьи 9 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации судопроизводство в арбитражном суде осуществляется на основе состязательности.

Ответчик своими процессуальными правами распорядился самостоятельно, допустимых и относимых доказательств какого-либо использования в спорный период товарных знаков по свидетельствам Российской Федерации N 417917, N 417915 в отношении спорной по делу услуги 35-го класса МКТУ (продвижение товаров (для третьих лиц), а именно услуги оптовой и розничной торговли) суду не представил, уважительных причин невозможности представить указанные доказательства в судебное заседание не привел.

Вместе с тем, отсутствие возражений ответчика против предъявленного к нему иска может быть расценено как признание им факта неиспользования товарного знака (на что и указано в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 17.09.2013 N 5793/13).

В то же время, представленные в материалы дела правообладателем спорных товарных знаков доказательства: справка общества «МИЛКОМ» об объемах произведенной продукции «Варвара краса» с начала 2015 года, разрешение на использование обществом с ограниченной ответственностью «ТД «МИЛКОМ» товарных знаков «Варвара краса», договор поставки от 15.07.2013 N 60/01 с дополнительными соглашениями, отчет от 03.08.2015 N 1 о рекламе и продвижении товарного знака «Варвара краса», договоры аренды от 01.04.2015 N 18, от 01.07.2015 N 39, от 01.09.2014 N 96, от 01.12.2013 N АР/Пр-01/183, договор от 19.12.2013 N 1/181 на рекламные услуги с дизайн-макетами «Варвара краса», товарная накладная от 31.03.2015 N 137, кассовый чек, договор возмездного оказания услуг от 02.09.2015 N 061/89, договоры поставки от 01.01.2014 N 251, от 01.01.2014 N 586, товарные накладные к ним, объективно подтверждают доводы ответчика о том, что использование правообладателем надлежащим образом в спорный период товарных знаков по свидетельствам Российской Федерации N 417917, N 417915 осуществлялось исключительно путем производства и ввода в гражданский оборот на территории Российской Федерации таких товаров, как молочная продукция.

Таким образом, материалами дела установлено, а сторонами по делу не оспаривается, что ответчик осуществляет деятельность только по производству и оптовой реализации товаров 29-го класса МКТУ (молоко, молочная продукция), маркированных словесным обозначением «Варвара краса».

Между тем, под совершением действий, именуемых продвижением товаров (для третьих лиц), понимается совокупность разнообразных мер, усилий, действий, предпринимаемых производителями или продавцами товаров, посредниками в целях повышения спроса, увеличения сбыта, расширения рыночного поля товара.

Кроме того, под «продвижением товаров (для третьих лиц)» может пониматься комплексная услуга, которая включает в себя раздачу бесплатных образцов, товары по льготной цене (уценка), премии (подарки), призы, награды за лояльность к определенному продавцу, гарантии и демонстрации в местах продаж (презентации), а также реализацию товаров.

Анализом условий представленных в дело соглашений, в том числе договоров поставки, судом установлено, что ответчиком оказываются исключительно такие услуги, вытекающие из названных соглашений, как доставка закупаемой продукции собственным транспортом, а также предоставление возвратной тары.

Доказательства оказания иным хозяйствующим субъектам названных услуг, способствующих расширению рыночного поля их товаров, правообладателем спорных товарных знаков в материалы дела не представлено.

Между тем, как следует из правовой позиции, изложенной в Постановлении президиума Суда по интеллектуальным правам от 30.03.2015 N С01-1416/2014 по делу N СИП-261/2014, реализация своих товаров не подпадает под понятие услуги, поскольку под ней понимаются действия, направленные на оказание помощи, содействия другим лицам, то есть услуга оказывается третьим лицам. Реализация же своих товаров направлена на удовлетворение собственных потребностей.

В соответствии с частью 1 статьи 4 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации заинтересованное лицо вправе обратиться в арбитражный суд за защитой своих нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов в порядке, установленном настоящим Кодексом.

При этом в силу частью 1 статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основания своих требований и возражений.

Согласно статье 68 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации обстоятельства дела, которые согласно закону должны быть подтверждены определенными доказательствами, не могут подтверждаться в арбитражном суде иными доказательствами.

На основании статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности.

Лица, участвующие в деле, своими процессуальными правами распорядились самостоятельно, объем доказательств, которые они представили в суд, определили также самостоятельно, за содействием к суду не обращались, представленные другой стороной доказательства не оспорили, в установленном законом порядке о фальсификации представленных в дело доказательств ими суду не заявлено.

В силу пункта 2 статьи 9 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации лица, участвующие в деле, несут риск наступления последствий совершения или несовершения ими процессуальных действий.

В силу статьи 41 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации лица, участвующие в деле, должны добросовестно пользоваться всеми принадлежащими им процессуальными правами, а неисполнение процессуальных обязанностей несет негативные последствия.

В силу изложенных доводов, Суд по интеллектуальным правам приходит к выводу о документальном подтверждении заявленных по делу требований и о том, что правовая охрана спорных по делу товарных знаков подлежит досрочному прекращению в отношении части услуг, для которых зарегистрированы спорные товарные знаки, а именно в отношении услуг 35-го класса МКТУ (продвижение товаров (для третьих лиц), а именно услуги оптовой и розничной торговли).

Расходы по государственной пошлины распределяются между сторонами согласно статье 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и относятся на ответчика.

Руководствуясь статьями 110, 167 — 170, 176, 180 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

решил:

досрочно прекратить правовую охрану товарных знаков по свидетельствам Российской Федерации N 417917, N 417915 в отношении части услуг 35-го класса МКТУ, указанных в перечнях товаров и услуг, для которых зарегистрированы названные товарные знаки, а именно: «продвижение товаров (для третьих лиц), а именно услуги оптовой и розничной торговли».

Взыскать с открытого акционерного общества «МИЛКОМ» (Воткинское шоссе, 178, г. Ижевск, Удмуртская республика, 426039, ОГРН 1021801591580) в пользу индивидуального предпринимателя Покидько Алексея Владимировича (Москва, ОГРНИП 304770000145055) 12 000 (Двенадцать тысяч) рублей госпошлины.

Решение по настоящему делу вступает в законную силу немедленно и может быть обжаловано в президиум Суда по интеллектуальным правам в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия.

Председательствующий судья
Н.Н.ТАРАСОВ

Судья
Н.А.КРУЧИНИНА

Судья
Н.Н.ПОГАДАЕВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code