Постановление Президиума Суда по интеллектуальным правам от 29.10.2015 N С01-574/2015 по делу N СИП-10/2015

По заявлению ИП Фуглаевой В.В. о признании недействительным решения Федеральной службы по интеллектуальной собственности о признании предоставления правовой охраны товарному знаку недействительным.

ПРЕЗИДИУМ СУДА ПО ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫМ ПРАВАМ

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 29 октября 2015 г. по делу N СИП-10/2015

 

Резолютивная часть постановления объявлена 26 октября 2015 года.

Полный текст постановления изготовлен 29 октября 2015 года.

Президиум Суда по интеллектуальным правам в составе: председательствующего — заместителя председателя Суда по интеллектуальным правам Данилова Г.Ю.,

членов президиума: Уколова С.М., Химичева В.А.,

при участии судьи-докладчика Погадаева Н.Н.,

при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания Паксимади Е.Э.,

рассмотрел в судебном заседании с использованием систем видеоконференц-связи при содействии Арбитражного суда Карачаево-Черкесской Республики (судья Миллер Д.В., секретарь судебного заседания Шахаев А.Л.) кассационную жалобу индивидуального предпринимателя Фуглаевой Валентины Васильевны (г. Белгород, ОГРНИП 304312319100098) на решение Суда по интеллектуальным правам от 13.04.2015 по делу N СИП-10/2015 (судьи Снегур А.А., Лапшина И.В., Пашкова Е.Ю.)

по заявлению индивидуального предпринимателя Фуглаевой Валентины Васильевны о признании недействительным решения Федеральной службы по интеллектуальной собственности (Бережковская наб., д. 30, корп. 1, Москва, 123995, ОГРН 1047730015200) от 23.10.2014 о признании предоставления правовой охраны товарному знаку по свидетельству Российской Федерации N 495052 недействительным.

К участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечено общество с ограниченной ответственностью Агроптицепредприятие «Черкесское» — птицекомбинат «Черкесский» (ул. Октябрьская, д. 1, г. Черкесск, Карачаево-Черкесская Республика, 369000, ОГРН 1020900508661).

В судебном заседании приняли участие представители:

от индивидуального предпринимателя Фуглаевой Валентины Васильевны — Коршунов К.О. (по доверенности от 20.10.2015);

от Федеральной службы по интеллектуальной собственности — Шеманин Я.А. (по доверенности N 01/32-525/41 от 11.08.2015);

посредством использования систем видеоконференц-связи принял участие представитель общества с ограниченной ответственностью Агроптицепредприятие «Черкесское» — птицекомбинат «Черкесский» — Хотько А.В. (по доверенности от 30.10.2014).

Президиум Суда по интеллектуальным правам

установил:

индивидуальный предприниматель Фуглаева Валентина Васильевна (далее — предприниматель) обратилась в Суд по интеллектуальным правам с заявлением о признании недействительным решения Федеральной службы по интеллектуальной собственности от 23.10.2014 о признании предоставления правовой охраны товарному знаку по свидетельству Российской Федерации N 495052 недействительным.

Определением Суда по интеллектуальным правам от 16.01.2015 в порядке, предусмотренном статьей 51 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечено общество с ограниченной ответственностью Агроптицепредприятие «Черкесское» — птицекомбинат «Черкесский» (далее — птицекомбинат «Черкесский»).

Решением Суда по интеллектуальным правам от 13.04.2015 в удовлетворении заявленного требования отказано.

Постановлением президиума Суда по интеллектуальным правам от 11.09.2015 обжалуемое решение оставлено без изменения, кассационная жалоба предпринимателя — без удовлетворения.

Постановлением президиума Суда по интеллектуальным правам от 19.10.2015 указанное постановление отменено по вновь открывшимся обстоятельствам, повторное рассмотрение кассационной жалобы назначено на 26.10.2015.

В кассационной жалобе (с учетом дополнений), поданной в президиум Суда по интеллектуальным правам, предприниматель, ссылаясь на то, что решение суда первой инстанции от 13.04.2015 принято без учета фактических обстоятельств дела, просит его отменить и принять новый судебный акт об удовлетворении требования.

По мнению предпринимателя, Роспатент и суд первой инстанции необоснованно расширили диапазон товаров, подлежащих признанию в качестве однородных, при установлении однородности мяса и равиоли, учитывая, что последние обычно изготавливаются с начинкой не из мяса.

Предприниматель полагает, что суд первой инстанции, делая вывод о признании товаров однородными на основании большой степени сходства обозначений товарных знаков, практически признал противопоставляемый товарный знак общеизвестным и применил присущие ему основания для отказа в предоставлении правовой охраны спорному товарному знаку (пункт 3 статьи 1508 Гражданского кодекса Российской Федерации, далее — ГК РФ).

Кроме того, предприниматель в жалобе ссылается на то, что суд первой инстанции ошибочно применил позицию, изложенную в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 08.11.2006 N 8215/06, поскольку спор в указанном деле касался наличия у товарного знака различительной способности, а в настоящем деле требовалось установить наличие однородности товаров.

В судебном заседании представитель предпринимателя поддержал доводы, изложенные в кассационной жалобе и дополнении к ней, сославшись на то, что выводы Роспатента и суда первой инстанции в отношении однородности товаров сравниваемых товарных знаков являются необоснованными.

В отзыве на кассационную жалобу птицекомбинат «Черкесский», считая, что оспариваемый судебный акт является законным и обоснованным, просит оставить его без изменения, кассационную жалобу — без удовлетворения.

Представитель птицекомбината «Черкесский» в судебном заседании поддержал доводы, изложенные в отзыве (поступил в суд 25.08.2015) и указал на то, что доводы заявителя кассационной жалобы направлены на переоценку исследованных судом доказательств и установленных обстоятельств, в связи с чем не могут быть приняты во внимание судом кассационной инстанции.

Представитель Роспатента в судебном заседании просил отказать в удовлетворении кассационной жалобы, пояснив, что суд первой инстанции дал обоснованную оценку всем обстоятельствам дела и представленным доказательствам, а также пришел к правомерному выводу о соответствии оспариваемого решения Роспатента закону и иным нормативным правовым актам.

Согласно части 1 статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд кассационной инстанции проверяет законность решений, постановлений, принятых арбитражным судом первой и апелляционной инстанций, устанавливая правильность применения норм материального права и норм процессуального права при рассмотрении дела и принятии обжалуемого судебного акта и исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе и возражениях относительно жалобы, если иное не предусмотрено названным Кодексом.

Президиум Суда по интеллектуальным правам, изучив материалы дела, доводы, содержащиеся в кассационной жалобе и отзыве на нее, выслушав мнение явившихся в судебное заседание представителей лиц, участвующих в деле, проверив в порядке статей 284 и 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации правильность применения арбитражным судом первой инстанции норм материального и процессуального права, а также соответствие выводов, содержащихся в обжалуемом судебном акте, установленным по делу фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, пришел к выводу об отсутствии правовых оснований для отмены обжалуемого судебного акта в силу следующего.

Как установлено судом первой инстанции и усматривается из материалов дела, предприниматель является правообладателем словесного товарного знака «Тураковские» по свидетельству Российской Федерации N 495052, выполненного стандартным шрифтом буквами русского алфавита (дата приоритета — 14.03.2012, дата истечения срока действия регистрации — 14.03.2022), который зарегистрирован в отношении товаров 30-го класса Международной классификации товаров и услуг для регистрации знаков (далее — МКТУ) «заменители кофе; заменители кофе растительные; кофе; кофе-сырец; напитки кофейно-молочные; напитки кофейные; напитки чайные; пельмени; равиоли; цикорий (заменитель кофе); чай; чай со льдом».

Птицекомбинат «Черкесский» является правообладателем словесного товарного знака «ТУРАКОВСКИЕ» по свидетельству Российской Федерации N 208976, выполненного стандартным шрифтом заглавными буквами русского алфавита (дата приоритета — 25.11.1999, дата истечения срока действия регистрации — 25.11.2019). Данный товарный знак зарегистрирован в отношении товаров 5, 16, 29, 30-го и услуг 39-го и 42-го классов МКТУ, в том числе в отношении следующих товаров 29-го МКТУ: «мясо, рыба, птица и дичь; мясные экстракты; овощи и фрукты консервированные, сушеные и подвергнутые тепловой обработке; желе, варенье, компоты; яйца, молоко и молочные продукты; масла и жиры пищевые».

Полагая, что принадлежащий предпринимателю товарный знак сходен до степени смешения с принадлежащим птицекомбинату «Черкесский» товарным знаком и зарегистрирован в отношении однородных товаров, последний 22.04.2014 обратился в Роспатент с возражением против предоставления правовой охраны товарному знаку по свидетельству Российской Федерации N 495052, мотивированным нарушением требований пункта 6 статьи 1483 ГК РФ.

Решением Роспатента от 23.10.2014 возражение удовлетворено, правовая охрана товарного знака по свидетельству Российской Федерации N 495052 признана недействительной в отношении товаров 30-го класса МКТУ «пельмени, равиоли».

Принимая оспариваемое решение, Роспатент исходил из того, что несмотря на незначительные отличия по графическому признаку, сравниваемые товарные знаки являются сходными до степени смешения и почти тождественны, а товары «пельмени; равиоли» и «мясо; птица; мясные экстракты» однородны. Приходя к выводу об однородности указанных товаров, Роспатент принимал во внимание, что сравниваемые товарные знаки практически тождественны, в силу чего значительно увеличивается вероятность смешения на рынке индивидуализируемых ими товаров, поэтому диапазон товаров, подлежащих признанию в качестве однородных, расширяется.

Роспатент в решении указал, что в отношении товаров широкого потребления и краткосрочного пользования, например, продуктов питания, увеличивается вероятность возникновения у потребителя представления о принадлежности одному производителю индивидуализируемых такими знаками товаров.

Также Роспатент отметил, что «пельмени» и «равиоли» представляют собой мясные полуфабрикаты, основными ингредиентами которых являются мясо, мясо птицы и/или мясные субпродукты; при реализации они размещаются в магазинах, как правило, рядом с замороженными мясными продуктами и иными мясными полуфабрикатами; производятся, как правило, одними и теми же производителями наряду с иной мясной продукцией; имеют одно назначение и один и тот же круг потребителей, поскольку весьма близки по своим питательным качествам.

Таким образом, Роспатент пришел к выводу о том, что регистрация товарного знака по свидетельству Российской Федерации N 495052 противоречит пункту 6 статьи 1483 ГК РФ, поскольку не могут быть зарегистрированы в качестве товарных знаков обозначения, тождественные или сходные до степени смешения с товарными знаками других лиц, охраняемыми в Российской Федерации, в том числе в соответствии с международным договором Российской Федерации, в отношении однородных товаров и имеющими более ранний приоритет.

Не согласившись с принятым решением, предприниматель обратился в Суд по интеллектуальным правам с настоящим заявлением.

Отказывая в удовлетворении заявленного требования, суд первой инстанции, руководствуясь подпунктом 2 пункта 6 статьи 1483, подпунктом 2 пункта 2 статьи 1512 ГК РФ, пунктами 14.4.2, 14.4.3 Правил составления, подачи и рассмотрения заявки на регистрацию товарного знака и знака обслуживания, утвержденных приказом Российского агентства по патентам и товарным знакам от 05.03.2003 N 32 (далее — Правила N 32), пунктами 3.1, 3.1.1 — 3.1.6, 3.3, 3.6 Методических рекомендаций по определению однородности товаров и услуг при экспертизе заявок на государственную регистрацию товарных знаков и знаков обслуживания, утвержденных приказом Федеральной службы по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам от 31.12.2009 N 198 (далее — Методические рекомендации N 198), исходил из высокой степени сходства противопоставляемых обозначений и того, что товары «пельмени; равиоли», с одной стороны, и товары «мясо; птица; мясные экстракты», с другой стороны, могут быть признаны однородными, поскольку относятся к одной и той же родовой группе (продукты питания), имеют общие потребительские свойства и функциональное назначение (удовлетворение потребности в пище), сходные условия реализации (размещаются, как правило, рядом в холодильниках и/или холодильных витринах), имеют единый круг потребителей, относятся к одной ценовой категории товаров (недорогие товары), могут быть взаимозаменяемыми. Указанные обстоятельства в сочетании с высокой степенью сходства сравниваемых обозначений могут приводить к принципиальной возможности возникновения у потребителя представления о принадлежности этих товаров одному производителю, что обусловливает однородность этих товаров.

Кроме того, суд первой инстанции в решении указал, что возможность возникновения у потребителя представления о принадлежности сравниваемых товаров одному производителю усиливается также тем, что, как правило, пельмени и равиоли изготавливаются теми же производителями, которые изготавливают мясные продукты (мясокомбинатами), выпускающими широкий ассортимент мясной и сопутствующей ей продукции.

При названных обстоятельствах суд первой инстанции пришел к выводу о том, что предоставление правовой охраны товарному знаку по свидетельству Российской Федерации N 495052 в отношении товаров 30-го класса МКТУ «пельмени; равиоли» признано Роспатентом недействительным правомерно.

Президиум Суда по интеллектуальным правам соглашается с указанными выводами суда первой инстанции.

В силу статьи 13 ГК РФ и корреспондирующей ей правовой позиции, изложенной в пункте 6 совместного Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 01.07.1996 N 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», основанием для принятия решения суда о признании ненормативного акта, а в случаях, предусмотренных законом, также нормативного акта государственного органа или органа местного самоуправления недействительным является одновременно как его несоответствие закону или иному нормативно-правовому акту, так и нарушение указанным актом гражданских прав и охраняемых законом интересов граждан или юридических лиц, обратившихся в суд с соответствующим требованием.

В соответствии с частью 1 статьи 198 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации граждане, организации и иные лица вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными ненормативных правовых актов, незаконными решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц, если полагают, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решение и действия (бездействие) не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и нарушают их права и законные интересы в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, незаконно возлагают на них какие-либо обязанности, создают иные препятствия для осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности.

Как разъяснено в пункте 2.3 совместного Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26.03.2009 N 5/29 «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации», при рассмотрении возражений против выдачи патента, предоставления правовой охраны товарному знаку, наименованию места происхождения товаров суды определяют основания для признания недействительным патента, предоставления правовой охраны товарному знаку, наименованию места происхождения товаров, исходя из законодательства, действовавшего на момент подачи заявки на выдачу патента, заявки на товарный знак, заявки на наименование места происхождения товаров.

Вместе с тем подлежит применению порядок рассмотрения соответствующих возражений, действующий на момент обращения за признанием недействительными патента, предоставления правовой охраны товарному знаку, наименованию места происхождения товаров.

С учетом даты приоритета спорного товарного знака (14.03.2012) для оценки охраноспособности спорного словесного обозначения в качестве товарного знака судом первой инстанции обоснованно применены часть четвертая ГК РФ, Правила N 32 и Методические рекомендации N 198.

Согласно пункту 1 статьи 1499 ГК РФ экспертиза обозначения, заявленного в качестве товарного знака (экспертиза заявленного обозначения), проводится по заявке, принятой к рассмотрению в результате формальной экспертизы; в ходе проведения экспертизы проверяется соответствие заявленного обозначения требованиям статьи 1477 и пунктов 1 — 7 статьи 1483 этого Кодекса и устанавливается приоритет товарного знака.

По результатам экспертизы заявленного обозначения федеральный орган исполнительной власти по интеллектуальной собственности принимает решение о государственной регистрации товарного знака или об отказе в его регистрации (пункт 2 статьи 1499 ГК РФ).

В силу подпункта 2 пункта 6 статьи 1483 ГК РФ не могут быть зарегистрированы в качестве товарных знаков обозначения, тождественные или сходные до степени смешения с товарными знаками других лиц, охраняемыми в Российской Федерации, в том числе в соответствии с международным договором Российской Федерации, в отношении однородных товаров и имеющими более ранний приоритет.

Регистрация в качестве товарного знака в отношении однородных товаров обозначения, сходного до степени смешения с каким-либо из товарных знаков, указанных пункте 6 статьи 1483 ГК РФ, допускается только с согласия правообладателя.

В соответствии с подпунктом 2 пункта 2 статьи 1512 ГК РФ предоставление правовой охраны товарному знаку может быть оспорено и признано недействительным полностью или частично в течение пяти лет со дня публикации сведений о государственной регистрации товарного знака в официальном бюллетене (статья 1506 данного Кодекса), если правовая охрана была ему предоставлена с нарушением требований пунктов 6, 7 и 10 статьи 1483 этого Кодекса.

Согласно пункту 14.4.2 Правил N 32 при проверке на тождество и сходство осуществляются следующие действия: проводится поиск тождественных и сходных обозначений; определяется степень сходства заявленного и выявленных при проведении поиска обозначений; определяется однородность заявленных товаров товарам, для которых зарегистрированы (заявлены) выявленные тождественные или сходные товарные знаки (обозначения). Обозначение считается тождественным с другим обозначением, если оно совпадает с ним во всех элементах. Обозначение считается сходным до степени смешения с другим обозначением, если оно ассоциируется с ним в целом, несмотря на их отдельные отличия.

Суд первой инстанции обоснованно указал, что по настоящему делу сходство до степени смешения словесного товарного знака «Тураковские» по свидетельству Российской Федерации N 495052 и словесного товарного знака «ТУРАКОВСКИЕ» по свидетельству Российской Федерации N 208976 лицами, участвующими в деле, не оспаривалось.

Как следует из пункта 14.4.3 Правил N 32, при установлении однородности товаров определяется принципиальная возможность возникновения у потребителя представления о принадлежности этих товаров одному производителю. Для установления однородности товаров принимается во внимание род (вид) товаров, их назначение, вид материала, из которого они изготовлены, условия сбыта товаров, круг потребителей и другие признаки.

В соответствии с пунктом 3.1 Методических рекомендаций N 198 для установления однородности товаров могут приниматься во внимание такие обстоятельства, как, в частности, род (вид) товаров, их потребительские свойства и функциональное назначение (объем и цель применения), вид материала, из которого они изготовлены, взаимодополняемость либо взаимозаменяемость товаров, условия их реализации (в том числе общее место продажи, продажа через розничную либо оптовую сеть), круг потребителей, традиционный или преимущественный уклад использования товаров и другие признаки.

Вывод об однородности товаров делается по результатам анализа по перечисленным признакам в их совокупности в том случае, если товары по причине их природы или назначения могут быть отнесены потребителями к одному и тому же источнику происхождения.

Признаки однородности товаров подразделяются на основные и вспомогательные. К основным признакам относятся: род (вид) товаров; назначение товаров; вид материала, из которого изготовлены товары. Остальные признаки относятся к вспомогательным.

Чаще всего основанием для признания товаров однородными является их принадлежность к одной и той же родовой или видовой группе. При определении однородности товаров с учетом их назначения целесообразно принимать во внимание область применения товаров и цель применения (пункты 3.1.1 — 3.1.2 Методических рекомендаций N 198).

Пунктом 3.1.6 Методических рекомендаций N 198 предусмотрено, что при определении однородности товаров целесообразно учитывать, предназначены ли товары для длительного пользования или краткосрочного, а также какой стоимостью они обладают (например, дорогостоящие или дешевые). При покупке изделий длительного пользования или дорогостоящих (например, автомобилей, холодильников, компьютеров, мебели, ювелирных изделий и т.д.) покупатели бывают особенно внимательны, и вероятность смешения в данном случае невелика.

Наоборот, в отношении товаров краткосрочного пользования или дешевых степень внимательности покупателей снижается, и вероятность смешения соответственно увеличивается. К таким товарам могут быть отнесены продукты питания, напитки, косметические и гигиенические изделия, периодические печатные издания, канцелярские товары и т.д.

В соответствии с пунктом 3.3 Методических рекомендаций N 198 при экспертизе обозначений, заявленных для товаров 29, 30 и 32-го классов МКТУ, в случае выявления тождественных или сходных до степени смешения обозначений, зарегистрированных (заявленных) для товаров 5-го класса МКТУ, целесообразно учитывать возможность возникновения у потребителя представления о принадлежности этих товаров одному изготовителю.

Степень однородности товаров тесно связана со степенью сходства обозначений, предназначенных для их маркировки. Чем сильнее сходство, тем выше опасность смешения и, следовательно, шире диапазон товаров, которые должны рассматриваться как однородные (пункт 3.6 Методических рекомендаций N 198).

Учитывая изложенные нормы и принимая во внимание сходство до степени смешения спорного товарного знака предпринимателя и противопоставленного товарного знака (имеющего более ранний приоритет), совокупность представленных по делу доказательств, подтверждающих однородность товаров 29-го класса МКТУ «мясо, птица и дичь; мясные экстракты» и товаров 30-го класса МКТУ «пельмени, равиоли», суд первой инстанции правомерно пришел к выводу о том, что правовая охрана товарного знака по свидетельству Российской Федерации N 495052 в отношении товаров 30-го класса МКТУ «пельмени, равиоли» обоснованно прекращена решением Роспатента от 23.10.2014 на основании подпункта 2 пункта 6 статьи 1483 ГК РФ.

Таким образом, президиум Суда по интеллектуальным правам отклоняет как необоснованный довод кассационной жалобы о том, что Роспатент и суд неправомерно расширили диапазон товаров, подлежащих признанию в качестве однородных. Указанный довод сводится к несогласию заявителя с изложенной в обжалуемом судебном акте оценкой доводов сторон и имеющихся в деле доказательств, не свидетельствует о несоответствии выводов суда фактическим обстоятельствам дела и не является основанием для отмены судебного акта в суде кассационной инстанции.

Довод о том, что суд первой инстанции, делая вывод о признании товаров однородными на основании большой степени схожести обозначений товарных знаков, практически признал противопоставляемый товарный знак общеизвестным и применил присущие ему основания для отказа в предоставлении правовой охраны спорному товарному знаку (пункт 3 статьи 1508 ГК РФ), отклоняется как противоречащий материалам дела и выводам суда первой инстанции.

Исходя из мотивировочной части решения, суд руководствовался только положениями пункта 6 статьи 1483 ГК РФ и не делал выводов относительно признания противопоставляемого товарного знака общеизвестным, а также не применял при рассмотрении заявления пункт 3 статьи 1508 ГК РФ.

Также президиум Суда по интеллектуальным правам отклоняет довод об ошибочном применении судом первой инстанции правовой позиции, изложенной в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 08.11.2006 N 8215/06.

Суд первой инстанции сослался на указанную правовую позицию не применительно к практике установления однородности тех или иных товаров различных классов МКТУ, а относительно того, что решения Роспатента по определению однородности товаров при рассмотрении возражений по предоставлению охраны иным товарным знакам не могут быть приняты во внимание, поскольку решение по каждому товарному знаку принимается судом с учетом конкретных фактических обстоятельств дела.

Президиум Суда по интеллектуальным правам полагает, что судом первой инстанции верно определен круг обстоятельств, имеющих значение для разрешения спора и подлежащих исследованию, проверке и установлению по делу; правильно применены законы и иные нормативные акты, регулирующие спорные правоотношения; дана оценка всем имеющимся в материалах дела доказательствам с соблюдением требований процессуального законодательства.

При названных обстоятельствах президиум Суда по интеллектуальным правам соглашается с выводами суда первой инстанции о том, что оспариваемое решение Роспатента соответствует пункту 6 статьи 1483 ГК РФ.

Учитывая изложенное и исходя из положений части 3 статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, оснований для отмены решения суда первой инстанции не усматривается, поскольку доводы, содержащиеся в кассационной жалобе, в основном направлены на переоценку доказательств, что не входит в компетенцию суда кассационной инстанции в силу положений главы 35 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Нарушений норм процессуального права, являющихся в соответствии с частью 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации основанием для безусловной отмены судебного акта, президиумом Суда по интеллектуальным правам не установлено.

Расходы по уплате государственной пошлины за подачу кассационной жалобы согласно статье 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации подлежат отнесению на ее заявителя.

Руководствуясь статьями 286, 287, 288, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, президиум Суда по интеллектуальным правам

постановил:

решение Суда по интеллектуальным правам от 13.04.2015 по делу N СИП-10/2015 оставить без изменения, кассационную жалобу индивидуального предпринимателя Фуглаевой Валентины Васильевны — без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

Председательствующий
Г.Ю.ДАНИЛОВ

Члены президиума
С.М.УКОЛОВ
В.А.ХИМИЧЕВ
Н.Н.ПОГАДАЕВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code