Постановление Суда по интеллектуальным правам от 30.10.2015 N С01-934/2015 по делу N А50-27140/2014

по иску компании Карт Бланш Гритингс Лимитед о взыскании компенсации за нарушение исключительных прав

СУД ПО ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫМ ПРАВАМ

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 30 октября 2015 г. по делу N А50-27140/2014

 

Резолютивная часть постановления объявлена 27 октября 2015 года.

Полный текст постановления изготовлен 30 октября 2015 года.

Суд по интеллектуальным правам в составе:

председательствующего судьи — Погадаева Н.Н.,

судей — Тарасова Н.Н., Уколова С.М.,

рассмотрев в судебном заседании кассационную жалобу индивидуального предпринимателя Осадчей Любови Георгиевны (г. Пермь, Пермский край, ОГРНИП 304590702200017) на решение Арбитражного суда Пермского края от 06.04.2015 (судья Щеголихина О.В.) по делу N А50-27140/2014 и постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 09.07.2015 (судьи Григорьева Н.П., Гребенкина Н.А., Муталлиева И.О.) по тому же делу

по иску компании Карт Бланш Гритингс Лимитед / Carte Blanche Greetings Limited (Unit 3, Chichester Business Park, Tangmere, Chichester, West Sussex, PO20 2FT, England, Great Britain)

к индивидуальному предпринимателю Осадчей Любови Георгиевне о взыскании компенсации за нарушение исключительных прав.

Надлежащим образом извещенные стороны в судебное заседание не явились.

Суд по интеллектуальным правам

установил:

компания Карт Бланш Гритингс Лимитед / Carte Blanche Greetings Limited (далее — компания) обратилась в Арбитражный суд Пермского края с исковым заявлением (уточненным в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации) к индивидуальному предпринимателю Осадчей Любови Георгиевне (далее — ИП Осадчая Л.Г., предприниматель) о взыскании компенсации за нарушение исключительных авторских прав и исключительных прав на товарные знаки в размере 40 000 рублей; процентов за пользование чужими денежными средствами на основании пункта 2 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 04.04.2014 N 22 «О некоторых вопросах присуждения взыскателю денежных средств за неисполнение судебного акта» (далее — Постановление от 04.04.2014 N 22) и судебных расходов.

Решением Арбитражного суда Пермского края от 06.04.2015 исковые требования удовлетворены: с ИП Осадчей Л.Г. в пользу компании взыскана компенсация в сумме 40 000 рублей, расходы на уплату государственной пошлины в сумме 2000 рублей, почтовые расходы в сумме 507 рублей 64 копеек; проценты за пользование чужими денежными средствами, начисляемыми на взыскиваемую сумму 42 507 рублей 64 копейки, начиная с момента вступления решения в законную силу и до момента его фактического исполнения, с применением ставки рефинансирования Центрального Банка России 8,25% годовых.

Постановлением Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 09.07.2015 решение Арбитражного суда Пермского края от 06.04.2015 отменено в части взыскания процентов со ссылкой на Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 N 25, которым признан не подлежащим применению пункт 2 Постановления от 04.04.2014 N 22. В остальной части решение от 06.04.2015 оставлено без изменения.

Не согласившись с принятыми судебными актами, ИП Осадчая Л.Г. обратилась в Суд по интеллектуальным правам с кассационной жалобой, в которой просила указанные судебные акты отменить, в удовлетворении исковых требований отказать.

В кассационной жалобе заявитель ссылается на несоответствие выводов судов первой и апелляционной инстанций установленным по делу обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, а также нарушение норм материального и процессуального права.

В обоснование кассационной жалобы ИП Осадчая Л.Г. указывает, что представленными в материалы дела доказательствами — аффидевитом и руководством по корпоративному стилю не подтверждено наличие исключительных прав истца на персонаж. Полагает, что истец не доказал факт нарушения ответчиком исключительных прав; представленными в материалы дела доказательствами не доказан факт приобретения спорного товара именно у ответчика. Кроме того, ИП Осадчая Л.Г. указывает на то, что представленная в материалы дела видеосъемка и кассовый чек не являются допустимыми доказательствами по делу.

Кроме того, ИП Осадчая Л.Г. указывает на то, что полномочия истца на подачу искового заявления и на представительство в суде не подтверждены соответствующими документами.

Заявитель кассационной жалобы также считает, что судами при принятии оспариваемых судебных актов не обоснован размер взыскиваемой компенсации.

Представитель компании направил отзыв, в котором против удовлетворения кассационной жалобы возражал, просил оставить оспариваемые судебные акты без изменения.

Лица, участвующие в деле, надлежащим образом извещенные о времени и месте судебного заседания, в том числе путем публичного уведомления на официальном сайте Суда по интеллектуальным правам http://ipc.arbitr.ru, своих представителей в суд кассационной инстанции не направили, что в соответствии с частью 3 статьи 284 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не может служить препятствием для рассмотрения дела в их отсутствие.

Рассмотрев кассационную жалобу, проверив в соответствии со статьями 286, 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации правильность применения судами норм материального и процессуального права, соответствие выводов судов имеющимся в деле доказательствам и установленным фактическим обстоятельствам, Суд по интеллектуальным правам не находит оснований для отмены либо изменения обжалуемых решения и постановления в связи со следующим.

При рассмотрении спора судами установлено и из материалов дела усматривается, что 28.11.2014 в магазине, расположенном по адресу: г. Пермь, ул. Карбышева, д. 6, предлагался к продаже и по договору розничной купли-продажи был реализован товар — мягкая игрушка (6 см) «Медведь с сердцем».

В подтверждение факта покупки товара истцом представлен кассовый чек от 28.11.2014 на сумму 80 рублей, а также компакт-диск с видеозаписью совершения покупки.

Компания, полагая что продажа данного товара нарушает ее исключительное право на персонаж — медвежонка Ми Ту Ю Тэтти Тедди, на товарный знак, в котором отражен настоящий персонаж (запись 855249 Реестра Международного бюро Всемирной организации интеллектуальной собственности), товарный знак, в котором отражено наименование компании (запись 855 888 Реестра Международного бюро Всемирной организации интеллектуальной собственности, а также на товарный знак «Me to you» (запись 862892 Реестра Международного бюро Всемирной организации интеллектуальной собственности), обратилась в арбитражный суд с настоящим иском.

При принятии оспариваемых судебных актов суды первой и апелляционной инстанций руководствовались нормами статей 1229, 1233, 1257, 1259, 1270, 1477, 1484, 1515 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ), а также разъяснениями, данными в совместном Постановлении Пленумов Верховного Суда и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26.03.2009 N 5/29 «О вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее — Постановление от 26.03.2009 N 5/29) и пришли к обоснованному выводу о наличии оснований для удовлетворения заявленных требований.

Исследовав и оценив представленные в материалы дела доказательства, суды первой и апелляционной инстанции установили, что персонаж «медвежонок Ми Ту Ю Тэтти Тедди» создан не позднее 1995 года и является частью выпущенных компанией серии открыток (произведения изобразительного искусства) и шоколадных оберток (произведения дизайна). В дальнейшем этот персонаж также был использован в иных произведениях, в том числе в литературном произведении «Удивительная история Тэтти Тедди» / «Серый мишка с синим носом» (автор «Миранда»), впервые опубликованном в 2003 году, с иллюстрациями художника Стива Морт-Хилла.

Таким образом, «медвежонок Ми Ту Ю Тэтти Тедди», по мнению судов, является персонажем серии произведений и представляет собой самостоятельный результат творческой деятельности, выраженный в объективной форме.

Установив данные обстоятельства, суды отклонили довод предпринимателя о том, что истцом не доказано наличие у персонажа «медвежонок Ми Ту Ю Тэтти Тедди» правовой охраны.

Также суды указали, что принадлежность истцу исключительных авторских прав на персонаж «медвежонок Ми Ту Ю Тэтти Тедди», как часть произведений — серии выпущенных Компанией открыток, иных изобразительных произведений и книги «Удивительная история Тэтти Тедди»/»Серый мишка с синим носом», и на товарный знак с изображением этого персонажа подтверждена представленными в материалы дела доказательствами (свидетельствами о регистрации, нотариально заверенным аффидевитом с приложением руководства по использованию корпоративного стиля, копией экземпляра литературного произведения «Удивительная история Тэтти Тедди»/»Серый мишка с синим носом», иллюстрации к которому выполнены художником Стивом Морт-Хиллом, договором найма между истцом и художником Стивом Морт-Хиллом).

При этом, принимая во внимание аффидевит Джона Энтони Уиллиса, суды указали, что это доказательство содержит сведения, имеющие значение для дела и выполнено в нотариально заверенной форме, позволяющей установить достоверность документа, а потому является надлежащим письменным доказательством. Содержащиеся в нем сведения согласуются с другими представленными истцом доказательствами и подтверждены ими.

Кроме того, суды отметили, что поскольку именно Стив Морт-Хилл указан на представленном в материалы дела экземпляре книги «Удивительная история Тэтти Тедди» / «Серый мишка с синим носом» в качестве автора иллюстраций к этому литературному произведению, именно он признается автором изображения рассматриваемого персонажа пока не доказано иное, а потому доказательства передачи этим лицом истцу прав на изображенный персонаж (на основании заключенного договора найма) сами по себе являются достаточными для подтверждения исключительных прав истца.

С учетом этого суды первой и апелляционной инстанций пришли к выводу о наличии у истца исключительных прав на персонаж «медвежонок Ми Ту Ю Тэтти Тедди».

Кроме того суды установили факт нарушения исключительных прав истца предпринимателем путем реализации последним без согласия правообладателя товара, представляющего собой переработанный персонаж — мягкую игрушку, выполненную с подражанием изображению «медвежонка Ми Ту Ю Тэтти Тедди», о чем свидетельствует использование при ее изготовлении материала такого же цветового сочетания, что и в лицензионном продукте (серая шерсть, серая мордочка), а также пропорции и характерное расположение его черт, брюшко и типичная сидячая поза, квадратная заплатка на голове справа и квадратная заплатка на животе слева).

Сравнив спорный товар с товарными знаками истца по правилам Методических рекомендаций по проверке заявленных обозначений на тождество и сходство, утвержденных приказом Федеральной службы по интеллектуальной собственности от 31.12.2009 N 197 (далее — Методические рекомендации), суды признали их сходство до степени смешения.

При таких обстоятельствах суды первой и апелляционной инстанций пришли к обоснованному выводу о том, что ответчик нарушил исключительные права компании на соответствующий персонаж и товарные знаки.

В соответствии со статьей 1301 ГК РФ в случаях нарушения исключительного права на произведение автор или иной правообладатель наряду с использованием других применимых способов защиты и мер ответственности, установленных названным Кодексом (статьи 1250, 1252 и 1253), вправе в соответствии с пунктом 3 статьи 1252 этого Кодекса требовать по своему выбору от нарушителя вместо возмещения убытков выплаты компенсации: в размере от десяти тысяч рублей до пяти миллионов рублей, определяемом по усмотрению суда.

Пунктом 4 статьи 1515 ГК РФ также предусмотрено, что правообладатель товарного знака вправе требовать по своему выбору от нарушителя его исключительного права вместо возмещения убытков выплаты компенсации: в размере от десяти тысяч до пяти миллионов рублей, определяемом по усмотрению суда исходя из характера нарушения; в двукратном размере стоимости товаров, на которых незаконно размещен товарный знак, или в двукратном размере стоимости права использования товарного знака, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование товарного знака.

Размер компенсации определяется судом в пределах, установленных ГК РФ, в зависимости от характера нарушения и иных обстоятельств дела с учетом требований разумности и справедливости.

Правообладатель вправе требовать от нарушителя выплаты компенсации за каждый случай неправомерного использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации либо за допущенное правонарушение в целом.

В пункте 43.2 Постановления от 26.03.2009 N 5/29 разъяснено, что компенсация подлежит взысканию при доказанности факта нарушения, при этом правообладатель не обязан доказывать размер понесенных убытков.

Согласно пункту 43.3 названного Постановления, рассматривая дела о взыскании компенсации в размере от десяти тысяч до пяти миллионов рублей, суд определяет сумму компенсации в указанных законом пределах по своему усмотрению, но не выше заявленного истцом требования. При этом суд не лишен права взыскать сумму компенсации в меньшем размере по сравнению с заявленным требованием, но не ниже низшего предела, установленного абзацем вторым статьи 1301, абзацем вторым статьи 1311, подпунктом 1 пункта 4 статьи 1515 или подпунктом 1 пункта 2 статьи 1537 ГК РФ.

Размер подлежащей взысканию компенсации должен быть судом обоснован. При определении размера компенсации суд, учитывая, в частности, характер допущенного нарушения, срок незаконного использования результата интеллектуальной деятельности, степень вины нарушителя, наличие ранее совершенных лицом нарушений исключительного права данного правообладателя, вероятные убытки правообладателя, принимает решение, исходя из принципов разумности и справедливости, а также соразмерности компенсации последствиям нарушения.

Оценив в соответствии со статьей 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в совокупности и взаимосвязи все приведенные сторонами доводы и представленные в материалы дела доказательства, суды пришли к правильному выводу о том, что требования истца о выплате компенсации за нарушение исключительных прав на персонаж и товарные знаки обоснованы.

Определяя размер компенсации, суды учли фактические обстоятельства дела, однократность нарушения, невысокую стоимость реализованного товара, нарушение прав истца на один персонаж и на три товарных знака, в связи с чем компенсация взыскана в минимальном размере (по 10 000 рублей за каждое нарушение).

Суд кассационной инстанции соглашается с выводами судов первой и апелляционной инстанций и не усматривает оснований для отмены обжалуемых судебных актов в связи со следующим.

Согласно правовой позиции, изложенной в пункте 14 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19.06.2006 N 15 «О вопросах, возникших у судов при рассмотрении гражданских дел, связанных с применением законодательства об авторском праве и смежных правах», при разрешении вопроса о том, какой стороне надлежит доказывать обстоятельства, имеющие значение для дела о защите авторского права или смежных прав, суду необходимо учитывать, что ответчик обязан доказать выполнение им требований закона при использовании произведений и (или) объектов смежных прав. Истец должен подтвердить факт принадлежности ему авторского права и (или) смежных прав или права на их защиту, а также факт использования данных прав ответчиком. При этом необходимо исходить из презумпции авторства. В частности, при отсутствии доказательств иного автором произведения считается лицо, указанное в качестве автора на оригинале или на экземпляре произведения.

В соответствии с частью 1 статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений.

По правилу части 1 статьи 66 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации доказательства представляются лицами, участвующими в деле.

Лица, участвующие в деле, несут риск наступления последствий совершения или несовершения ими процессуальных действий (часть 2 статьи 9 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Судами первой и апелляционной инстанций на основании представленных истцом в материалы дела доказательств с учетом презумпции авторства правомерно установлено наличие у истца исключительных прав на персонаж «медвежонок Ми Ту Ю Тэтти Тедди». При этом ни право авторов, ни документы, подтверждающие переход исключительных авторских прав к истцу в установленном законом порядке предпринимателем не оспорены. Его возражения в данной части по существу сводятся к изложению субъективного мнения о недостаточности доказательств для цели подтверждения исключительных прав компании. Собственных доказательств, опровергающих обстоятельства, установленные по итогам исследования указанных выше доказательств, предпринимателем не представлено. Доводов о наличии у истца прав на товарные знаки ответчиком в жалобе не приводится.

Также предпринимателем не представлено допустимых и относимых доказательств, подтверждающих его довод о том, что он не вводил спорный товар в гражданский оборот, в то время как бремя доказывания этих обстоятельств лежит на предпринимателе.

Суд кассационной инстанции отмечает, что ведение видеозаписи (в том числе, и скрытой камерой) в местах, очевидно и явно открытых для общего посещения и не исключенных в силу закона или правового обычая от использования видеозаписи, является элементом самозащиты гражданского права, что соответствует статьям 12, 14 ГК РФ и корреспондирует части 2 статьи 45 Конституции Российской Федерации, согласно которой каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом.

В силу статей 12, 14 ГК РФ, части 2 статьи 64 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации осуществление видеосъемки при фиксации факта распространения контрафактной продукции является соразмерным и допустимым способом самозащиты, и видеозапись отвечает признакам относимости, допустимости и достоверности доказательств.

При рассмотрении дела ответчик в нарушение требований статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не представил доказательств того, что зафиксированная на видеозаписи реализация товара осуществлялась не в его торговой точке.

В связи с этим доводы, изложенные в кассационной жалобе, о несогласии с выводами судов не могут быть признаны обоснованными.

Судебная коллегия также отклоняет довод предпринимателя о том, что аффидевит не соответствует требованиям статьи 68 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и является недопустимым и недостаточным доказательством, поскольку судом первой инстанции правомерно указано, что он отвечает соответствующим критериям, а содержащиеся в нем сведения не опровергаются другими доказательствами.

Суд кассационной инстанции отмечает, что под аффидевитом понимается письменное показание или заявление, даваемое под присягой и удостоверяемое нотариусом или другим уполномоченным на это должностным лицом при невозможности (затруднительности) личной явки свидетеля.

В случае если аффидевит отвечает критериям относимости, допустимости, нет оснований полагать, что эти данные под присягой показания в установленном порядке признаны ложными, не соответствующими действительности (в том числе исходя из права государства, в котором аффидевит дан) и содержание аффидевита не опровергается другими изложенными в материалах дела сведениями, допускается признание аффидевита в качестве доказательства факта принадлежности исключительных прав истцу.

Судебная коллегия суда кассационной инстанции также отклоняет довод заявителя об отсутствии подтверждения полномочий истца на подачу искового заявления и на представительство в суде, поскольку данный довод не был предметом рассмотрения судов первой и апелляционной инстанций, в связи с чем не может быть рассмотрен в рамках полномочий суда кассационной инстанции.

Остальные доводы, содержащиеся в кассационной жалобе, сводятся к несогласию ответчика с оценкой доказательств, данной судами, и сделанными на ее основе выводами, и направлены на переоценку установленных судами обстоятельств и имеющихся в материалах дела доказательств.

При этом Суд по интеллектуальным правам отмечает, что приведенные в кассационной жалобе доводы заявлены без учета компетенции суда кассационной инстанции, поскольку переоценка имеющихся в материалах дела доказательств и установленных судами первой и апелляционной инстанций обстоятельств не входит в полномочия суда кассационной инстанции, определенные главой 35 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Рассмотрев кассационную жалобу в пределах, изложенных в ней доводов, судебная коллегия полагает, что фактические обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены судами первой и апелляционной инстанций на основании полного, всестороннего и объективного исследования имеющихся в деле доказательств с учетом всех доводов и возражений участвующих в деле лиц, выводы судов соответствуют фактическим обстоятельствам и представленным доказательствам, основаны на правильном применении норм материального и процессуального права.

Несогласие заявителя кассационной жалобы с соответствующими выводами судов связано с неверным толкованием им норм материального и процессуального права, что не свидетельствует о судебной ошибке и не может являться основанием для отмены обжалуемых судебных актов.

Доводы заявителя кассационной жалобы по существу повторяют доводы, изложенные в апелляционной жалобе; указанные доводы являлись предметом проверки судов и получили надлежащую правовую оценку применительно к обстоятельствам настоящего дела.

Нарушений норм материального и процессуального права, которые в силу статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации могут являться основанием для отмены судебных актов судов первой и апелляционной инстанций, не установлено.

С учетом изложенного обжалуемые судебные акты подлежат оставлению без изменения, кассационная жалоба — без удовлетворения с отнесением на ее заявителя расходов по оплате государственной пошлины.

Руководствуясь статьями 286, 287, 288, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

постановил:

решение Арбитражного суда Пермского края от 06.04.2015 по делу N А50-27140/2014 и постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 09.07.2015 по тому же делу оставить без изменения, кассационную жалобу индивидуального предпринимателя Осадчей Любови Георгиевны — без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

Председательствующий судья
Н.Н.ПОГАДАЕВ

Судья
Н.Н.ТАРАСОВ

Судья
С.М.УКОЛОВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code