Решение Суда по интеллектуальным правам от 29.10.2015 по делу N СИП-447/2015

О признании незаконным решения Федеральной службы по интеллектуальной собственности

СУД ПО ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫМ ПРАВАМ

Именем Российской Федерации

РЕШЕНИЕ от 29 октября 2015 г. по делу N СИП-447/2015

 

Резолютивная часть решения объявлена 27 октября 2015 года.

Полный текст решения изготовлен 29 октября 2015 года.

Суд по интеллектуальным правам в составе:

председательствующий судья — Рогожин С.П.,

судьи — Лапшина И.В., Рассомагина Н.Л.,

при ведении протокола судебного заседания секретарем Шовть Е.А., рассмотрев в открытом судебном заседании заявление Лагунова Андрея / Lagunov Andrei (Эстония) о признании незаконным решения Федеральной службы по интеллектуальной собственности (Бережковская наб., д. 30, к. 1, Москва, 123995, ОГРН 1047730015200) от 14.05.2015, при участии в судебном заседании представителей: от заявителя — Найдеров Ю.В. (доверенность от 16.09.2015); от заинтересованного лица — Лебедева А.А. (доверенность от 11.08.2015),

установил:

гражданин Эстонии — Лагунов Андрей / Lagunov Andrei (далее — гражданин) обратился в Суд по интеллектуальным правам с заявлением о признании незаконным решения Федеральной службы по интеллектуальной собственности (Роспатент) от 14.05.2015, которым отказано в удовлетворении возражения и оставлено в силе решение Роспатента от 17.06.2014 об отказе в государственной регистрации комбинированного товарного знака со словесным обозначением «COTE D’AMOUR» по заявке от 01.10.2012 N 2012734073 в отношении товаров 25-го класса Международной классификации товаров и услуг для регистрации знаков (далее — МКТУ).

По мнению гражданина оспариваемым решением нарушено его право на добросовестное и объективное рассмотрение поданного им возражения на принятое решение экспертизы от 17.06.2014 об отказе в государственной регистрации товарного знака со словесным обозначением «COTE D’AMOUR» по заявке от 01.10.2012 N 2012734073 в отношении товаров 25-го класса МКТУ.

В частности гражданин ссылается на отсутствие в материалах административного дела информации, свидетельствующей о реальном существовании французской компании «Cote d’Amour» (далее — компания), выпускающей товары 25-го класса МКТУ либо им однородные.

Поддерживая указанный довод, гражданин ссылается на декларативность информации, отраженной в оспариваемом решение в отношении компании, которая в свою очередь взята административным органом из Информационно-телекоммуникационной сети «Интернет».

По мнению гражданина, отсутствие на сайтах, приведенных в оспариваемом решении Роспатента, каких-либо юридических сведений о компании позволяет сделать вывод о недостоверности ретроспективного мониторинга со стороны Роспатента в отношении компании.

Представитель Роспатента поддержал изложенные в отзыве доводы, с заявленными требованиями не согласился, просил отказать в их удовлетворении, ссылаясь на имеющиеся в материалах дела доказательства.

В судебном заседании представитель гражданина пояснил, что имеющееся информация о продаже купальников в сети Интернет и ввозе купальников под обозначением «COTE D’AMOUR» на территорию Российской Федерации относятся к производству и продаже купальников компаниями MA FASHION GROUP и MA FASHION HOLDINGS, участником которых является заявитель.

Суд по интеллектуальным правам, выслушав доводы представителей лиц, участвующих в деле, исследовав и оценив в порядке, предусмотренном статьями 71, 162 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, представленные в материалы дела доказательства, пришел к следующим выводам.

Как следует из материалов дела, 01.10.2012 гражданин, являющийся учредителем ряда эстонских компаний, подал в Роспатент заявку N 2012734073 на регистрацию комбинированного товарного знака со словесным обозначением «COTE D’AMOUR», выполненным прописными латинскими буквами белого цвета, оригинальным шрифтом, в отношении товаров 25-го класса МКТУ: «одежда; костюмы пляжные».

По результатам проверки соответствия заявленного обозначения требованиям законодательства принято решение от 17.06.2014 об отказе в государственной регистрации спорного обозначения, мотивированное нарушением пункта 3 статьи 1483 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ).

Не согласившись с поименованным решением, 21.11.2014 гражданин обратился в палату по патентным спорам с соответствующим возражениям, мотивированным отсутствием достоверных и объективных доказательств, свидетельствующих о наличии компании, и как следствие введение потребителей в заблуждение относительно изготовителя товара 25-го класса МКТУ.

По результатам рассмотрения указанного возражения 14.05.2015 административным органом принято решение N 2012734073 об отказе в удовлетворении возражения.

Роспатент указал, что в сети Интернет представлена информация, позволяющая установить, что заявленное обозначение используется французской фирмой «COTE D’AMOUR» в отношении товаров 25-го класса МКТУ. Указанное обстоятельство, по мнению Роспатента, свидетельствует о возможности возникновения в сознании потребителя ассоциативной связи между заявленным обозначением и французской компанией, как производителем этих товаров.

При изложенных обстоятельствах Роспатент счел, что заявленное на регистрацию обозначение не соответствует требованиям пункта 3 статьи 1483 ГК РФ, поскольку оно способно ввести потребителя в заблуждение относительно производителя товаров.

Отказ в удовлетворении упомянутого возражения на решение Роспатента послужил основанием для обращения гражданина в Суд по интеллектуальным правам с настоящим заявлением.

Согласно части 1 статьи 198 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации граждане, организации и иные лица вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными ненормативных правовых актов, незаконными решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц, если полагают, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решение и действие (бездействие) не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и нарушают их права и законные интересы в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, незаконно возлагают на них какие-либо обязанности, создают иные препятствия для осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности.

Заявление может быть подано в арбитражный суд в течение трех месяцев со дня, когда гражданину, организации стало известно о нарушении их прав и законных интересов, если иное не установлено федеральным законом (пункт 4 статьи 198 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Исходя из даты поступления настоящего заявления суд полагает, что срок заявителем соблюден.

В соответствии с частью 4 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц арбитражный суд в судебном заседании осуществляет проверку оспариваемого акта или его отдельных положений, оспариваемых решений и действий (бездействия) и устанавливает их соответствие закону или иному нормативному правовому акту, устанавливает наличие полномочий у органа или лица, которые приняли оспариваемый акт, решение или совершили оспариваемые действия (бездействие), а также устанавливает, нарушают ли оспариваемый акт, решение и действия (бездействие) права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

При проверке оспариваемого решения Роспатента на соответствие законам и иным нормативно-правовым актам судом установлено, что юридически значимые действия совершены Роспатентом в рамках своих полномочий, закрепленных статьей 1513 ГК РФ и пунктом 5 Положения о Федеральной службе по интеллектуальной собственности, утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации от 21.03.2012 N 218.

Таким образом, оспариваемое решение принято Роспатентом в рамках своей компетенции.

При проверке соответствия закону оспариваемого решения, судебная коллегия пришла к следующим выводам.

Роспатент правильно указал, что с учетом даты поступления заявки N 2012734073 (02.10.2012) правовая база для оценки охраноспособности заявленного обозначения в качестве товарного знака составляет ГК РФ и Правила составления, подачи и рассмотрения заявки на регистрацию товарного знака и знака обслуживания, утвержденные приказом Роспатента от 05.03.2003 N 32 (далее — Правила N 32).

Согласно статье 1482 ГК РФ в качестве товарных знаков могут быть зарегистрированы словесные, изобразительные, объемные и другие обозначения или их комбинации. Товарный знак может быть зарегистрирован в любом цвете или цветовом сочетании.

Основания для отказа в государственной регистрации товарного знака предусмотрены статьей 1483 ГК РФ.

В частности, не допускается государственная регистрация в качестве товарных знаков обозначений, представляющих собой или содержащих элементы, являющиеся ложными или способными ввести в заблуждение потребителя относительно товара либо его изготовителя (подпункт 1 пункта 3 статьи 1483 ГК РФ).

К таким обозначениям в соответствии с пунктом 2.5.1 Правил, относятся, в частности, обозначения, порождающие в сознании потребителя представление об определенном качестве товара, его изготовителе или месте происхождения, которое не соответствует действительности.

Обозначение признается ложным или вводящим в заблуждение, если ложным или вводящим в заблуждение является хотя бы один из его элементов.

В то же время, согласно пункту 3.1 Рекомендаций по отдельным вопросам экспертизы заявленных обозначений, утвержденных Приказом Роспатента от 23.03.2001 N 39 (далее — Рекомендации), обозначение может содержать элементы, как прямо указывающие на сведения об изготовителе или месте происхождении товара, так и элементы, порождающие у потребителя представление об этих сведениях через ассоциации. Элементы обозначений, содержащие не соответствующие действительности сведения об изготовителе или месте происхождения товара через ассоциации, которые они вызывают у потребителя, относят к способным ввести потребителя в заблуждение. Способность введения в заблуждение элементами обозначений и обозначением в целом не является очевидной, и, как правило, определяется через ассоциативный ряд при восприятии потребителем обозначения, вызывая у него различные представления о товаре и изготовителе.

Анализ указанных положений позволяет сделать вывод о том, что отказ в государственной регистрации со ссылкой на подпункт 1 пункта 3 статьи 1483 ГК РФ является правомерным в случае, если само обозначение или входящие в его состав элементы содержат сведения о производителе, либо выполнены таким образом, что способны порождать в сознании потребителя представление о производителе товаров через ассоциации, в том числе основанные на предшествующем опыте потребителя об использовании тождественного или сходного обозначения в гражданском обороте лицом, отличным от заявителя.

При этом частью 3 Требований к решению коллегии палаты по патентным спорам, утвержденных Приказом Роспатента от 22.02.2008 N 32 (далее — Требования к решению коллегии по патентным спорам) предусмотрено, что мотивировочная часть решения включает правовое обоснование мнения коллегии палаты по патентным спорам и анализ существа доводов возражения, заявления. Правовое обоснование является неотъемлемым разделом решения коллегии палаты по патентным спорам. Указанный раздел должен включать все нормы, регулирующие вопросы, которые затронуты в возражении (заявлении). Сопоставительный анализ доводов возражения и оспариваемого решения должен содержать оценку всех ссылок, обосновывающих решение, а также развернутую оценку всех приведенных в возражении доводов. Указанные оценки решения и доводов возражения должны обосновать вывод коллегии палаты по патентным спорам о правомерности или неправомерности оспариваемого решения, а также вывод по существу вопросов, затронутых в возражении.

При проведении экспертизы заявленного обозначения Роспатент в решении от 17.06.2014 пришел к выводу о том, что словесное обозначение «COTE D’AMOUR» воспроизводит обозначение, используемое французской компанией для маркировки купальников, относящихся к товарам 25-го класса МКТУ; поскольку заявитель является российский изготовитель, то заявленное обозначение способно ввести потребителя в заблуждение относительно изготовителя таких товаров.

Более того, поддерживая указанный вывод, Роспатент отметил, что словесные элементы заявленного обозначения представляют собой слова иностранного происхождения, выполненные буквами латинского алфавита, что способствует в сознание потребителя представлению о принадлежности обозначения иностранному производителю, о месте нахождения изготовителя.

Коллегия палаты по патентным спорам при рассмотрении возражения заявителя отклонив вывод эксперта о способности заявленного обозначения ввести потребителя в заблуждение относительно места происхождения товара, поддержала вывод экспертизы о том, что заявленное обозначение воспроизводит наименование французской компании, используемое ей для маркировки купальников.

При этом делая указанный вывод, палата по патентным спорам не привела мотивы, по которым приняла или отклонила доводы заявителя относительно декларативного характера сведений, опубликованных в Информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» в отношении компании, равно как и об отсутствии достоверной информации о товарах, изготавливающих ей; об ошибочности утверждения экспертиз о том, что заявитель является российским изготовителем.

Порядок рассмотрения возражений установлен Правилами подачи возражений и заявлений и их рассмотрения в Палате по патентным спорам, утвержденными приказом Роспатента от 22.04.2003 N 56 (далее — Правила N 56).

Пунктом 1.6 Правил N 56 установлено, что в палату по патентным спорам может быть подано возражение на решение экспертизы заявленного обозначения по заявке на регистрацию товарного знака.

В соответствии с пунктом 4.8 Правил N 56 при рассмотрении возражений, предусмотренных пунктами 1.1, 1.3, 1.5 — 1.8 этих Правил, коллегия Палаты по патентным спорам ограничивается материалами информационного поиска, указанными в отчете экспертизы. В случае представления любым лицом, участвующим в рассмотрении такого возражения, или членом коллегии Палаты по патентным спорам сведений из словарно-справочных изданий и/или указания на дополнительные обстоятельства, которые не были учтены в решениях экспертизы, эти сведения и дополнительные обстоятельства могут быть приняты во внимание при принятии решения. В этом случае лицо, подавшее заявку на выдачу патента на изобретение, полезную модель, промышленный образец, заявку на регистрацию товарного знака или заявку на регистрацию и/или предоставление права пользования наименованием места происхождения товара, патентообладатель, обладатель исключительного права на товарный знак, обладатель свидетельства на право пользования наименованием места происхождения товара или его представитель должны быть ознакомлены с этими сведениями и/или обстоятельствами и ему должна быть предоставлена возможность для представления своих соображений.

Как установлено судебной коллегией при рассмотрении настоящего спора, эксперт при экспертизе заявленного обозначения сослался на поисковый сайт http://yandex.ru, распечатав и приложив к материалам административного дела распечатки по запросу «cote d’amour», «cote d’amour купальники».

В то же время, согласно разъяснениям, содержащимся в пункте 52 совместного Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации и Пленума Верховного суда Российской Федерации от 26.03.2009 N 5/29 «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее — Постановлении 5/29), при рассмотрении дел об оспаривании ненормативных правовых актов, решений (действий) федерального органа исполнительной власти по интеллектуальной собственности судам следует учитывать, что нарушения Роспатентом процедуры рассмотрения возражений против выдачи патента или против предоставления правовой охраны товарному знаку являются основанием для признания принятого ненормативного правового акта недействительным только при условии, если эти нарушения носят существенный характер, что не позволило Роспатенту всесторонне, полно и объективно рассмотреть указанные возражения.

Проанализировав поисковые запросы: «cote d’amour», «cote d’amour купальники», заданные Роспатентом к поисковой системе, при рассмотрении возражения гражданина и положенные в основу решения, Суд по интеллектуальным правам соглашается с доводами гражданина о наличии существенных процессуальных нарушений со стороны административного органа, которые не позволили ему всесторонне, полно и объективно рассмотреть его возражения.

При этом, соглашаясь с указанными доводами гражданина, суд исходит из того, что в представленных в материалы дела документах, в том числе и из поисковых запросов, а также в выдаче ответов на них отсутствует информация: об известности французской компании «COTE D’AMOUR» российскому потребителю; о самой компании, являющейся производителем товаров, относящихся к 25-му классу МКТУ; об известности этого бренда в том числе российскому потребителю; о юридических сведениях в отношении компании; об истории создания компании и ее учредителях; об официальном сайте компании.

Между тем, как указано в пункте 4.8 Правил N 56 коллегия палаты по патентным спорам ограничивается материалами информационного поиска, указанными в отчете экспертизы.

Действительно, согласно названному пункту Правил N 56 членами коллегии палаты по патентным спорам могут быть представлены сведения из словарно-справочных изданий или дополнительные обстоятельства, которые не учтены при проведении экспертизы.

Вместе с тем, взятые при рассмотрении палатой по патентным спорам сведения из сети Интернет не были установлены экспертизой, и их нельзя отнести к словарно-справочным изданиям, поскольку они представляют собой непроверенную информацию из интернет-магазинов и рекламу.

Кроме того, следует учитывать, что соответствие заявленного обозначения условиям охраноспособности должно проверяться на момент подачи заявки, в то время как невозможно достоверно установить, что скриншоты относятся к периоду даты подачи заявки.

Вывод же палаты по патентным спорам о том, что заявленное на регистрацию обозначение может ввести потребителей в заблуждение относительно производителя товаров, сделан на основании сомнительной информации из сети Интернет, полученной с нарушением пункта 4.8 Правил N 56.

Кроме того, заявителем в судебном заседании представлены сведения о том, что компаниями MA FASHION GROUP и MA FASHION HOLDINGS, участником которых является гражданин, в 2012 году осуществлялся ввоз купальных костюмов, маркированных обозначением «COTE D’AMOUR», на таможенную территорию Российской Федерации, указанная информация также подтверждается письмом ФТС России от 09.10.2015, представленная по запросу Роспатента.

В то же время согласно части 1 статьи 65, частям 4 и 5 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации обязанность доказывания обстоятельств, послуживших основанием для совершения органом, осуществляющим публичные полномочия, оспариваемых действий (бездействия), возлагается на соответствующий орган.

При изложенных обстоятельствах решение Роспатента об отказе в удовлетворении возражения на решение об отказе в регистрации товарного знака нельзя признать соответствующим требованиям действующего законодательства, в том числе положениям пункта 3 статьи 1483 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Учитывая изложенное, суд полагает, что оспариваемое в настоящем деле решение не соответствует закону и нарушает права заявителя в предпринимательской и иной экономической деятельности, в силу названной нормы права суд приходит к выводу о наличии оснований для признания его недействительным.

Согласно правовой позиции, изложенной в пункте 53 Постановлении N 5/29, если по результатам рассмотрения дела об оспаривании решения Роспатента арбитражным судом установлено, что данный ненормативный правовой акт не соответствует закону или иному нормативному правовому акту и нарушает права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, то суд, согласно части 2 статьи 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации принимает решение о признании этого акта недействительным и в резолютивной части на основании пункта 3 части 4 статьи 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации указывает на обязанность Роспатента устранить допущенные нарушения прав и законных интересов заявителя.

При признании решения органа незаконным у Роспатента возникает обязанность устранить допущенные нарушения прав и законных интересов заявителя в установленном законом порядке, путем повторного рассмотрения возражений.

Судебные расходы по уплате государственной пошлины, понесенные заявителем при подаче настоящего заявления, соответствии со статьей 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации подлежат возмещению за счет органа, принявшего ненормативный акт, признанный недействительным.

Руководствуясь статьями 110, 167 — 170, 176, 180, 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

решил:

требования Лагунова Андрея удовлетворить.

Признать решение Федеральной службы по интеллектуальной собственности от 14.05.2015 недействительным как несоответствующее статьей 1483 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Обязать Федеральную службу по интеллектуальной собственности повторно рассмотреть возражения Лагунова Андрея от 21.11.2014 на решение Федеральной службы по интеллектуальной собственности об отказе в государственной регистрации товарного знака по заявке N 2012734073.

Взыскать с Федеральной службы по интеллектуальной собственности в пользу Лагунова Андрея 300 (Триста рублей) судебных расходов по уплате государственной пошлины.

Решение по настоящему делу вступает в законную силу немедленно и может быть обжаловано в президиум Суда по интеллектуальным правам в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия.

Председательствующий судья
С.П.РОГОЖИН

Судья
И.В.ЛАПШИНА

Судья
Н.Л.РАССОМАГИНА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code