ОСОБЕННОСТИ ПОРЯДКА СУДЕБНОГО РАЗБИРАТЕЛЬСТВА ПРИ ЗАКЛЮЧЕНИИ ДОСУДЕБНОГО СОГЛАШЕНИЯ О СОТРУДНИЧЕСТВЕ

О.В.Климанова

Аннотация. В статье анализируются и сравниваются основания особых порядков судебного разбирательства, предусмотренных в гл. 40 и 40.1 УПК. Единственным основанием упрощения судебной процедуры является признание вины, но оно не всегда сопровождает заключение досудебного соглашения о сотрудничестве. Таким образом, делается вывод об отсутствии неразрывной связи между институтом сотрудничества с обвиняемым и особым порядком судебного заседания, которую навязывает закон. Обращаем внимание, что смысл заключения соглашения для обвиняемого — назначение наказания по специальным «льготным» правилам УК, а смысл применения сокращенной судебной процедуры — экономия ресурсов, допустимая при отсутствии спора о вине. В этой связи нами предлагаются меры по совершенствованию законодательства с целью разделения указанных субинститутов.

Ключевые слова: особый порядок судебного разбирательства, досудебное соглашение о сотрудничестве, презумпция невиновности, признание вины, обоснованность приговора.

Тенденция к ускорению и удешевлению судопроизводства не миновала и Россию, где к особому порядку судебного разбирательства, применяемому по ходатайству обвиняемого, согласного с предъявленным ему обвинением (гл. 40 УПК), с недавних пор добавился еще один «особый порядок», применяемый по делам с досудебным соглашением о сотрудничестве (гл. 40.1 УПК). Но действительно ли эти порядки настолько одинаковы, насколько законодатель позволил себе их уравнять? По всей видимости, их идейное наполнение в самом деле очень близко, однако о содержательные отличия налицо. Институт гл. 40.1 УПК назван в законе как «особый порядок принятия судебного решения при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве» по аналогии с главой 40 УПК, акцентируя внимание на схожести данных процедур. Однако, исследовав его содержание, становится очевидным его несоответствие столь узкому заглавию. Кроме того, остается без ответа вопрос: почему, предложив свою помощь следствию в обмен на снижение наказания, лицо обязательно утрачивает право оспаривать обвинение и вынуждается к рассмотрению дела в упрощенном порядке? Получается, что обвиняемого без его волеизъявления лишают права на защиту и неразрывно связанного с ним права считаться невиновным: презумпция невиновности при таком законодательном регулировании рассматриваемого института нарушается, и мы имеем дело с презумпцией вины. Такая ситуация недопустима и нуждается в переосмыслении и последующей корректировке.

В этой связи зададимся вопросом: почему этот институт нужно рассматривать как единый и неделимый? Ведь он представляет собой смесь двух хотя и взаимосвязанных, но самостоятельных субинститутов: сотрудничество с обвинением и особый порядок судебного разбирательства. Разделив их таким образом, мы сможем выявить основания возникновения каждого из них, их последствия по отдельности и во взаимосвязи, что позволит нам разрешить многие сложности и противоречия, которыми наполнена гл. 40.1 УПК.

Что касается особого порядка судебного разбирательства, действительно, он может быть применен и при заключении соглашения. Однако отношения этих субинститутов не носят характер «причина — следствие». Основания упрощения судебной процедуры принципиально отличаются от оснований снижения наказания при сотрудничестве обвиняемого, поскольку они обусловлены отказом обвиняемого от своих конституционных прав. Отношение «особых порядков», установленных гл. 40 и 40.1 УПК, можно расценить как отношение общего и специального. Соответственно для правильного понимания характеристик специального нужно первоначально установить основания применения общего.

Реализация положений гл. 40 УПК допустима при определенных условиях, никак не связанных с сотрудничеством. Соответствующая процедура обусловлена позицией обвиняемого, выраженной в форме ходатайства о согласии с обвинением и рассмотрении его дела в сокращенном порядке. В таком случае признание вины является единственным условием, позволяющим применить данную упрощенную форму судопроизводства. Эта закономерность совершенно справедлива. Признание обвиняемым вины как проявление дис- позитивности, свойственной состязательному уголовному процессу, означает отсутствие спора о виновности и, таким образом, устраняет необходимость ее доказывания, поэтому в структуре такого судебного разбирательства нет судебного следствия. Когда обвиняемый, отказываясь от предоставляемых презумпцией невиновности гарантий, признает свою вину, она не прекращает действие, а определенным образом модифицирует соответствующие обязанности органов, осуществляющих уголовное преследование [4, с. 16]. В этой связи особое внимание и правоприменителя, и законодателя в упрощенном судопроизводстве, основанном на признании вины, должно быть уделено своевременному разъяснению правовых последствий применения той или иной процедуры, выяснению добровольности заявленного ходатайства, признания вины, обеспечению проведения предварительных консультаций с защитником.

Таким образом, указанное основание — признание вины — необходимо для любой подобной сокращенной судебной процедуры. Тем не менее в настоящее время, учитывая установленное в гл. 40.1 УПК обязательное последствие в виде сокращения судебного разбирательства, имеет место масса нарушений, связанных с игнорированием указанного основания. В частности, нет речи не только об испрашивании согласия обвиняемого на такой порядок, но даже о его предварительном уведомлении.
Что касается необходимости признания вины или согласия с предъявленным обвинением в таких делах, в доктрине сформировано определенное мнение на этот счет.

Так, большинство авторов высказываются в поддержку обязательности признания вины обвиняемым при заключении соглашения о сотрудничестве [1, с. 16-17; 2, с. 76; 5, с. 15]. Присоединиться к этой позиции можем лишь со следующей оговоркой. Если речь идет об особом порядке судебного разбирательства, то действительно, признание вины здесь необходимо. Вместе с тем обвиняемый может изъявить желание пойти на сотрудничество и получить льготу при назначении наказания, однако быть категорически несогласным с предъявленным ему обвинением. Очевидно, что принуждать его к признанию вины в таком случае недопустимо, а отказываться от взаимовыгодного сотрудничества — нецелесообразно. Получается замкнутый круг, из которого необходимо найти выход. И он весьма прост — указанные субинституты нуждаются в законодательном разграничении.

В этом смысле прогрессивна и полезна мысль высшего судебного органа, выраженная в п. 15 Постановления Пленума Верховного суда РФ от 28 июня 2012 г. № 16 «О практике применения судами особого порядка судебного разбирательства уголовных дел при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве». В нем разъяснено, что если подсудимый не согласен с предъявленным обвинением, суд принимает решение о прекращении особого порядка судебного разбирательства и назначает судебное заседание в общем порядке.

Речь идет о праве безболезненного перехода в обычную судебную процедуру при отсутствии указанного согласия подсудимого, заключившего соглашение о сотрудничестве. При этом, несмотря на рассмотрение дела в общем порядке, льготы, предусмотренные уголовным законодательством за сотрудничество, сохраняются, и соглашение не аннулируется. В аналогичном ключе нуждается в корректировке и гл. 40.1 УПК. Исключив из ее наименования и ст. 317.5 УПК фразу об особом порядке принятия судебного решения, будут устранены ненужные ассоциации с его обязательностью и неизбежностью в рамках данного института. При этом отдельно следует урегулировать особенности производства по делам с заключенным досудебным соглашением о сотрудничестве при согласии с предъявленным обвинением. Регулирование этого субинститута в целом должно быть осуществлено по аналогии с гл. 40 УПК, с включением в судебную процедуру положений, связанных с проверкой выполнения подсудимым обязательств по соглашению.

Будут ли претворены в жизнь указанные идеи, неизвестно. До корректировки гл. 40.1 УПК необходимо ориентирование практических работников на обязательность разъяснения лицам их прав, связанных с упрощенными судебными процедурами, выяснения признания вины во всех случаях инициирования судебного разбирательства без судебного следствия, а также на учет разъяснений Верховного суда РФ. Только в этих условиях институт сотрудничества с обвиняемыми сможет оправдать свое назначение и быть действительно эффективным инструментом в борьбе с преступностью.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Александров, А. С. Порядок заключения досудебного соглашения о сотрудничестве: правовые позиции высших судов России / А. С. Александров, В. В. Колесник // Российский следователь. — 2013. — №> 19. — С. 16-22.
2. Баев, О. Я. Досудебное соглашение о сотрудничестве: правовые и криминалистические проблемы, возможные направления их разрешения / О. Я. Баев. — М. : Норма, 2013. — 207 с.
3. Касаткина, С. А. Признание обвиняемого / С. А. Касаткина. — М. : Проспект, 2010. — 224 с.
4. Кирьянов, А. Ю. Проблемы реализации презумпции невиновности в современном уголовном процессе России : автореф. дис. … канд. юрид. наук / Кирьянов Алексей Юрьевич. — Самара, 2012. — 20 с.
5. Мартыненко, Н. Э. Досудебное соглашение о сотрудничестве как средство защиты интересов потерпевшего / Н. Э. Мартыненко // Российский следователь. — 2011. — №> 22. — С. 13-15.
6. Петрухин, Г. И. Роль признания обвиняемого в уголовном процессе / Г. И. Петрухин // Российская юстиция. — 2003. — №> 2. — С. 24-26.

Вестник Волгоградского Государственного университета. Серия 5, Юриспруденция 2015. № 2 (27)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code