ОБЕСПЕЧЕНИЕ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ НОТАРИУСОМ И СУДЬЕЙ: ТЕХНИКО-ЮРИДИЧЕСКИЙ АСПЕКТ

Л.М.Гасанова

Аннотация. В настоящей статье автор рассматривает актуальные вопросы применения правил и средств юридической техники нотариусом и судьей в процессе осуществления профессиональной деятельности по обеспечению доказательств. Автором разобраны основные правила (требования) юридической техники, регулирующие процесс обеспечения доказательств, особое внимание уделено таким средствам юридической техники, как язык права, юридическая конструкция и правовые символы. На основании проведенного исследования автор предлагает самостоятельные выводы и суждения о применении нотариусом и судьей идентичного профессионального инструментария при обеспечении доказательств.

Ключевые слова: нотариус, судья, обеспечение доказательств, юридическая техника, нотариальная деятельность, правосудие.

Вопросы взаимодействия органов судебной системы РФ с нотариатом являются предметом научного изучения для широкого круга исследователей. Не подлежит оспариванию тот факт, что нотариат рассматривается в качестве публично-правового института превентивного правосудия: «.. .нотариус непосредственно обеспечивает защиту прав гражданина, чем предупреждает необходимость обращаться к судье за защитой тех прав. В других случаях, когда все же не удается предотвратить обращение к правосудию, нотариальные действия максимально облегчают и упрощают деятельность правосудия» [3, с. 33].

Важным институтом гражданского процесса является обеспечение доказательств, g которое, в свою очередь, может быть правомерно осуществлено как на досудебной стадии, так и непосредственно в судебном процессе, и определяется как оперативное закрепление в установленном гражданским (арбитражным) процессуальным законом порядке сведений о фактах, с целью использования их в качестве доказательств при рассмотрении и разрешении гражданских дел в суде или экономических споров в арбитражном суде [6, с. 119].

Тесная связь суда и нотариата в обеспечении функции правосудия прослеживается как в историческом развитии [5, с. 9], целях и принципах организации деятельности (независимость в принятии решений, объективность, беспристрастность, подчинение норме закона), применяемых властных полномочиях от имени государства [3, с. 33], так и в неукоснительном руководстве нормами гражданского и арбитражного процессуального законодательства [1, с. 34].

Большую практическую значимость, на наш взгляд, имеет анализ профессиональной деятельности юриста сквозь призму деятельностного подхода, в соответствии с которым юридическая техника играет ключевую роль в совершенствовании права через достижение целей юридической практики [4, с. 387-404].

Предмет юридической техники значительно расширяется: «она предстает как инструментальная часть любой юридической практики» и определяется системой профессиональных юридических правил и средств, используемых при составлении правовых актов и осуществлении иной юридической деятельности в сферах правотворчества, право- интерпретации, властной и невластной реализации права, обеспечивающих совершенство его формы и содержания [2, с. 45].

Исходя из учений о юридической технике ее состав включает в себя систему правил (требований) и средств (приемов), с помощью которых обеспечивается достижение целей юридической деятельности.

Сами правила юридической техники регламентируют юридически значимые действия, представляя собой разработанные наукой и (или) официально установленные нормативы, соблюдение которых в процессе юридической деятельности выступает критерием ее качества (разумность, экономичность, обоснованность, целесообразность, законность и т. д.).

Очевидно, что при обеспечении доказательств как нотариус, так и судья руководствуются четко регламентирующими процессуальные действия нормативно-правовыми предписаниями, важнейшей целью которых является защита нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов граждан, организаций и других лиц (Основы законодательства Российской Федерации о нотариате, Гражданский процессуальный и Арбитражный процессуальный кодексы).

Немаловажными для профессиональной деятельности правоприменителей являются и особые правила правовой теории, сформировавшиеся практикой и разработанные юридическим сообществом, содержащие в себе конкретизацию нормативно-правовых предписаний, конкретные примеры поведения, разъяснения и пр. (постановления пленумов, методические рекомендации, этические принципы).

Обратившись к общесоциальному средству юридической техники — языку права, можно с абсолютной уверенностью констатировать полное совпадение характеристик указанной категории применительно к обоим субъектам профессиональной юридической деятельности, рассматриваемым в данной статье. Из выделяемых четырех уровней юридического языка (с точки зрения стилистического своеобразия) [2, с. 115] исполнение нотариусом и судьей своих обязанностей реализуется посредством профессиональной речи юриста, а результаты этой деятельности, оформленные в виде документов, будут подчиняться языку правоприменительных и иных индивидуальных актов.

Документам, сопровождающим действия и закрепляющим их результат (заявления, уведомления, протоколы, постановления), присущи свои реквизиты, обязательные требования, наличие юридических терминов и формулировок, идентифицирующих символов (бланки, подписи, печати), а значит, они могут быть созданы профессионалом, умеющим грамотно использовать технико-языковые средства (язык процессуальных, индивидуально-правовых актов). Важно при этом не забывать об устной, «разговорной» стороне юридической профессии, вбирающей в себя все стили русского языка, обусловленной коммуникацией с «обывателями». Здесь необходима адекватная адаптация узкоспециализированного юридического языка, «упрощение» его формулировок до разговорно-обиходного стиля (например, разъяснения), для максимального усвоения гражданами смысла и значения правовых норм.

Юридическая конструкция [2, с. 134] в динамическом («процессуальном») аспекте выступает как особая процедура юридического мышления, прием практической деятельности нотариуса и судьи. С одной стороны, конструкция обеспечения доказательств получила нормативно-правовое закрепление и ориентирована на непосредственное применение на практике, с другой — субъектами деятельности осуществляется интерпретационное и правоприменительное конструирование. Так, выстраивается логическая цепочка алгоритма последовательных действий: установление объективных фактов; наличие / отсутствие необходимых оснований для совершения действия; принятие заявлений заинтересованных лиц, отвечающих необходимым требованиям; принятие решения о виде будущего действия (допрос / осмотр доказательств / назначение экспертизы); осуществление подготовительных действий (уведомление заинтересованных лиц); установление разумных сроков / определение критериев случаев, «не терпящих отлагательства» (реальная возможность полного уничтожения доказательств в будущем, к примеру, размещенных в Интернете); оценка необходимости привлечения дополнительных лиц (переводчиков, законных представителей); подготовка к назначенному действию (выбор эксперта); оформление результатов юридическим документом (протокол допроса/осмотра, постановление). При этом все необходимые процедуры должны осуществляться в полном соответствии с нормативно-правовыми предписаниями, основные из которых подлежат обязательному разъяснению привлекаемым лицам (об ответственности, тайне и пр.).

В качестве идентично используемых правовых символов [2, с. 226] следует назвать подписи (письменные словесные символы), оттиски печатей с воспроизведением герба Российской Федерации (предметные символы); общепринятыми символами судьи являются мантия, церемониальный молоток; идентифицирующими нотариуса — бланки единого образца, специальные красные наклейки «звездочки» (конгривки), трехцветные ленты для прошивки документов.

В рамках непосредственного осуществления юридически значимых действий по обеспечению доказательств как судьей, так и нотариусом в чистом виде предстает профессиональная юридическая деятельность, направленная на конечный результат — создание юридического документа, соответствующего всем законодательно установленным требованиям. Анализ изучаемой деятельности позволил сделать вывод о том, что указанными правоприменителями используется аналогичный инструментарий юридической техники.

Дальнейшие исследования в этой области позволят решать проблемные вопросы, лежащие в плоскости технико-юридического совершенствования — значительного улучшения как качества законодательства, так и требований, предъявляемых к субъектам профессиональной деятельности, к качеству применения ими своих профессиональных навыков.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1.Бегичев, А. В. Проблемы взаимодействия суда и нотариата в вопросах обеспечения доказательств / А. В. Бегичев // Нотариальный вестник. — 2011. — №> 4. — С. 31-39.
2.Давыдова, М. Л. Юридическая техника (общая часть) / М. Л. Давыдова. — Волгоград : Изд-во ВолГУ, 2009. — 292 с.
3.Жуйков, В. Нотариат как институт превентивного правосудия: использованные возможности / В. Жуйков // Российская юстиция. — 1998. — №№ 7. — С. 33-34.
4.Карташов, Н. В. Юридическая практика / Н. В. Карташов // Общая теория права : курс лекций / под общ. ред. В. К. Бабаева. — Н. Новгород : Изд-во Нижегор. ВШ МВД РФ, 1993. — С. 387-404.
5.Москаленко, И. В. Взаимодействие нотариальной и судебной систем / И. В. Москаленко, М. Н. Москаленко // Нотариус. — 2013. — №> 1. — С. 8-10.
6.Треушников, М. К. Судебные доказательства / М. К. Треушников. — М. : Городец, 2005. — 288 с.

Вестник Волгоградского Государственного университета. Серия 5, Юриспруденция 2015. № 2 (27)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code