ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА И ПРАВОСУБЪЕКТНОСТЬ ЮРИДИЧЕСКИХ ЛИЦ: НОВЕЛЛЫ ГРАЖДАНСКОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА

В.В.Долинская

Аннотация. Проанализированы новеллы гражданского законодательства о понятии и признаках юридического лица, характере и содержании его правосубъектности. Достоинством новой редакции ГК РФ является то, что предпринята попытка модернизации законодательства, приведения в соответствие друг с другом норм из разных глав ГК, унификации норм о юридических лицах, содержащихся в разных законах. Недостатком, на наш взгляд, — сохранение ряда вопросов нерешенными, использование некорректных формулировок, уделение в ряде случаев внимания процедурным, а не содержательным вопросам.

Ключевые слова: ответственность, правовой статус, правосубъектность, юридическое лицо, новелла законодательства.

Во исполнение Указа Президента РФ от 18.07.2008 № 1108 «О совершенствовании Гражданского кодекса Российской Федерации» [12] и в рамках реализации Концепции развития гражданского законодательства Российской Федерации, внесены изменения в основные положения о юридических лицах (далее — ЮЛ).

В новом легальном определении ЮЛ некоторые признаки субъекта права [6] нашли более четкое отражение, некоторые — наоборот.

Изменения коснулись такого признака ЮЛ, как организационное единство, о чем мы о будем говорить в этой статье неоднократно.

Пока отметим, что законодатель по-прежнему ставит знак равенства между понятиями «ЮЛ» и «организация».

Претерпел изменения экономический признак ЮЛ — обладание обособленным имуществом: исчезли правовые основания такого обособления (представляется, что из-за длящейся реформы вещных прав и неопределенности их числа и названий), а также его бухгалтерская форма — наличие самостоятельного баланса или сметы (п. 1 ст. 48 ГК).
Формулировка материально-правового признака ЮЛ, означающего способность самостоятельно выступать в гражданском обороте от своего имени, скорректирована с учетом изменения предмета гражданско-правового регулирования: способность от своего имени приобретать (иметь) и осуществлять не только имущественные и личные неимушественные права, как это было в первоначальной редакции, но все гражданские права (то есть речь идет и о корпоративных правах — ст. 2, п. 3 ст. 48, п. 2 ст. 65.1 ГК, и — для тех, кто их выделяет, — об организационно-имущественных, и об иных правах — ст. 1226 ГК). Этот признак по-прежнему охватывает способность нести обязанности (с уточнением «гражданские») и имущественную ответственность по своим обязательствам (п. 1 ст. 48 ГК).

Без изменений остался процессуально- правовой признак ЮЛ — способность быть истцом и ответчиком в суде.

Внешнее оформление, признание правом субстракта в качестве участника оборота, которое раньше фигурировало в определении предпринимательской деятельности (ст. 2 ГК) и в отстоявшей от легального определения ЮЛ прежней редакции ст. 51 ГК «Государственная регистрация юридических лиц», зафиксировано теперь в п. 2 ст. 48 и охватывает сразу два момента: обязательную регистрацию в ЕГРЮЛ и указание на закрытый теперь и содержащийся именно в ГК, а не разбросанный по разным федеральным законам перечень организационно-правовых форм ЮЛ.

По-прежнему оставляет желать лучшего освещение правосубъектности ЮЛ.
Гражданский кодекс, как и ранее, прямо указывает лишь на правоспособность ЮЛ (ст. 49 ГК). Однако из анализа правовых актов (в том числе ГК), судебных решений и доктринальных исследований следует, что ЮЛ так же, как и физическое, обладает правоспособностью (ст. 49 ГК), дееспособностью (п. 1 ст. 48 ГК: «может… приобретать… права»), деликтоспособностью (ст. 56, п. 1 ст. 48 ГК: «отвечает… по своим обязательствам»), наименованием (п. 1 ст. 54, п. 4 ст. 52 ГК), местом нахождения (п. 2 ст. 54, п. 4 ст. 52 ГК).

Персонификация ЮЛ включает наряду с наименованием и местом нахождения теперь и адрес (п. 3 ст. 54 ГК), который пока указан как необходимый для юридически значимых сообщений (ст. 165.1 ГК). Однако ее последующее подтверждение вызывает вопросы. Так, с 7 апреля 2015 г. наличие круглой печати для ООО и АО является добровольным [17].
Вопреки мнению отдельных исследователей (например, Е.А. Суханова), современный ГК в рамках преемственности по отношению к действовавшему ранее гражданскому законодательству (ч. I ст. 26 ГК 1964 г.) сохраняет принцип специальной правосубъектности ЮЛ в отличие от принципа общей правоспособности, распространяющегося на физические лица:

— гражданские права и обязанности всех ЮЛ определяются их целями деятельности (ч. I п. 1 ст. 49 ГК);

— гражданские права и обязанности коммерческих организаций, за исключением унитарных предприятий и иных видов организаций, предусмотренных законом, определяются видами деятельности, не запрещенными законом (ч. II п. 1 ст. 49 ГК);

— в случаях, предусмотренных законом, ЮЛ может заниматься отдельными видами деятельности только на основании: а) специального разрешения (лицензии) (было и в прежней редакции); б) членства в саморегулируемой организации (новелла) или в) выданного саморегулируемой организацией свидетельства о допуске к определенному виду работ (новелла) (ч. III п. 1 ст. 49 ГК).

Значимость первой группы ограничений подчеркивает специальное основание недействительности сделок: сделка, совершенная ЮЛ в противоречии с целями деятельности, определенно ограниченными в его учредительных документах, может быть признана судом недействительной по иску этого ЮЛ, его учредителя (участника) или иного лица, в интересах которого установлено ограничение, если доказано, что другая сторона сделки знала или должна была знать о таком ограничении (ст. 173 ГК).

Последняя группа ограничений нашла отражение в ст. 157.1 ГК о согласии на совершение сделки, которое в данном случае является административным актом, разновидностью юридического акта [5], и ст. 173.1 ГК о последствиях совершения сделок без необходимого в силу закона согласия третьего лица, органа ЮЛ или органа публично-правового образования (презумпция оспоримости; по специальным нормам закона — ничтожность или отсутствие правовых последствий для лица, уполномоченного давать согласие, при отсутствии такого согласия; по специальным нормам закона, или, в предусмотренных законом случаях, по соглашению с лицом, согласие которого необходимо на совершение сделки, — иные последствия). Напомню, что согласно ст. 3 Федерального закона от 4 мая 2011 г. № 99-ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности» [14], лицензия — это специальное разрешение на право осуществления ЮЛ или индивидуальным предпринимателем конкретного вида деятельности, которое подтверждается документом, выданным лицензирующим органом. Осуществление предпринимательской деятельности без специального разрешения (лицензии) влечет за собой не только гражданско-правовые последствия, но и предусмотренные другими отраслями права (например, ст. 14.1 КоАП).

Не равна правосубъектность коммерческих и некоммерческих ЮЛ.

В отличие от коммерческих организаций, которые, по общему правилу, как было указано выше, могут иметь гражданские права и нести гражданские обязанности, необходимые для осуществления любых видов деятельности, не запрещенных законом, некоммерческие ЮЛ ограничены в праве осуществлять приносящую доход деятельность. Ее осуществление допустимо:

— если это предусмотрено их уставами (п. 4 ст. 50 ГК);

— лишь постольку, поскольку это служит достижению целей, ради которых они созданы, и если это соответствует таким целям (п. 4 ст. 50 ГК);

— при наличии достаточного для осуществления указанной деятельности имущества рыночной стоимостью не менее минимального размера уставного капитала, предусмотренного для ООО (п. 1 ст. 66.2 ГК) (за исключением казенного и частного учреждений, п. 5 ст. 50 ГК).

Существуют требования ограничительного характера, относящиеся к виду ЮЛ, к конкретной организационно-правовой форме или к конкретному виду его деятельности.
Например, согласно п. 2 ст. 690 ГК коммерческая организация не вправе передавать имущество в безвозмездное пользование лицу, являющемуся ее учредителем, участником (акционером), руководителем, членом ее органов управления и контроля.
Унитарные предприятия имеют более узкую, чем прочие коммерческие организации, правосубъектность (п. 1 ст. 49, ст. 113114 ГК). Законом могут быть предусмотрены иные виды организаций, имеющие более узкую, чем прочие коммерческие ЮЛ, правосубъектность (п. 1 ст. 49 ГК).

Кроме специальных оснований для занятия определенными видами деятельности (ч. III п. 1 ст. 49 ГК), которое при этом носит срочный характер, возможно сужение правосубъектности ЮЛ на основе закона в связи с выбором определенного вида деятельности. Так, банкам запрещено осуществлять операции по производству и торговле материальными ценностями, а также по страхованию всех видов, за исключением страхования валютных и кредитных рисков [16]. Предметом непосредственной деятельности страховых организаций не может быть производственная, торгово-посредническая и банковская деятельность [7; 11].
Несколько изменились формулировки в отношении возникновения и прекращения правосубъектности ЮЛ. Согласно п. 3 ст. 49 ГК, правоспособность ЮЛ возникает с момента внесения в ЕГРЮЛ сведений о его создании и прекращается в момент внесения в указанный реестр сведений о его прекращении.

С одной стороны, при сохранении общего принципа сокращена цепочка рассуждений, которая присутствовала в первоначальной ред. гл. 4 ГК: правоспособность ЮЛ возникает в момент его создания (п. 3 ст. 49 ГК) — ЮЛ считается созданным с момента его государственной регистрации (п. 2 ст. 51 ГК); правоспособность ЮЛ прекращается в момент завершения его ликвидации (п. 3 ст. 49 ГК) — ликвидация ЮЛ считается завершенной, а ЮЛ — прекратившим существование после внесения об этом записи в ЕГРЮЛ (п. 8 ст. 63 ГК).

С другой — если исходить из единой правовой природы регистрации, которой в действующей редакции ГК уделяется значительное внимание (новеллы ГК — ст. 8.1 «Государственная регистрация прав на имущество», п. 3 ст. 49 и др.) [3], то следует помнить, что организационно-имущественная характеристика или формальная определенность (фиксация данных в специальном списке, реестре) выступает правовыми последствиями установления статуса субъекта или режима объекта, а не его обязательными предпосылками установления статуса акционера, а остальные — правовыми последствиями такого установления [1; 9; 10].

При сохранении общего правила об одномоментном возникновении право- и дееспособности ЮЛ ГК по-прежнему выделяет специфику в отношении осуществления ряда видов деятельности (с учетом расширения оснований для занятия ими): право ЮЛ осуществлять деятельность, для занятия которой необходимо получение специального разрешения (лицензии), членство в СРО или получение свидетельства СРО о допуске к определенному виду работ, возникает с момента получения такого разрешения (лицензии) или в указанный в нем срок либо с момента вступления ЮЛ в СРО или выдачи СРО свидетельства о допуске к определенному виду работ и прекращается при прекращении действия разрешения (лицензии), членства в СРО или выданного СРО свидетельства о допуске к определенному виду работ (п. 3 ст. 49 ГК).

Дееспособность включает в себя сделко- и деликтоспособность. Нормы об ответственности ЮЛ следует рассматривать с нескольких позиций.
Сохранены констатация ответственности ЮЛ по своим обязательствам и ее подчеркнуто имущественный характер (п. 1 ст. 48, ст. 56 ГК).

Расширен круг ЮЛ, специфика ответственности которых установлена ГК (ч. II п. 1 ст. 56 ГК).

Предусмотрена обязанность ЮЛ возместить убытки, причиненные другим участникам гражданского оборота вследствие непредставления, несвоевременного представления или представления недостоверных данных о нем в ЕГРЮЛ (п. 2 ст. 51 ГК).

Ряд норм об ответственности содержится в статьях, посвященных прекращению деятельности ЮЛ.

Таблица
Случаи ответственности по обязательствам организации и перед организацией других лиц

Случаи ответственности по обязательствам организации и перед организацией других лиц

Изменены основания возложения ответственности по обязательствам ЮЛ на его учредителя (участника) или собственника его имущества, а также возложения ответственности по обязательствам последних на само ЮЛ: исключены учредительные документы, то есть волеизъявление участников гражданского оборота, а к ГК добавлены другие законы (п. 2 ст. 56 ГК).

Случаи ответственности по обязательствам организации и перед организацией других лиц, в первую очередь имеющих право давать обязательные для этой организации указания либо возможность иным образом определять ее действия, расширены, качественно изменены и подробнее освещены, при этом основные нормы сведены в ст. 53.1 ГК. Основные положения выглядят следующим образом (см. таблицу).

Примечателен переход от субсидиарной ответственности по обязательствам ЮЛ его учредителей (участников), собственника его имущества или других лиц, которые имеют право давать обязательные для этого ЮЛ указания либо иным образом имеют возможность определять его действия в случае, если этими лицами вызвана несостоятельность (банкротство) ЮЛ (прежняя редакция п. 3 ст. 56 ГК), к самостоятельной и полной ответственности.

В случае совместного причинения убытков ЮЛ вышеуказанные субъекты несут солидарную ответственность (п. 4 ст. 53.1, ст. 322 ГК). В отсутствие неделимости предмета обязательства автор не рискнул бы говорить и о связи обязательства с предпринимательской деятельностью, так как ст. 53.1 ГК распространяется как на коммерческие, так и некоммерческие ЮЛ. Возможно, повышение ответственности также как в случае с ценными бумагами связано со значимостью этих отношений для стабильности гражданского оборота.

Интересна новелла п. 5 ст. 53.1 ГК. Комментаторы часто толкуют ее как исключающую соглашения об устранении или ограничении ответственности, но это справедливо только в отношении лица, имеющего фактическую возможность определять действия ЮЛ (п. 3 ст. 53.1 ГК). В отношении же лица, которое в силу закона, иного правового акта или учредительного документа ЮЛ уполномочено выступать от его имени, и членов коллегиальных органов ЮЛ (п. 1 и 2 ст. 53.1 ГК) такое соглашение ничтожно только применительно к совершению недобросовестных действий, а в публичном обществе — к совершению недобросовестных и неразумных действий. То есть возникает коллизия между понятиями вины в гражданском праве и недобросовестности, неразумности.

Сохраняет силу норма о возмещении убытков, причиненных незаконным отказом в государственной регистрации ЮЛ, уклонением от государственной регистрации, включением в ЕГРЮЛ недостоверных данных о ЮЛ либо нарушением порядка государственной регистрации, предусмотренного Федеральным законом от 08.08.2001 № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» [12], по вине уполномоченного государственного органа, за счет казны Российской Федерации (п. 7 ст. 51 ГК).

Составной частью правосубъектности ЮЛ выступает возможность создавать представительства и филиалы, которые являются его обособленными подразделениями, отличными от его органов. Статья 55 ГК о них оставлена практически без изменений.

Единственная новелла: акцент в информационных отношениях смещен с учредительных документов ЮЛ, где представительства и филиалы должны были указываться по прежней редакции на ЕГРЮЛ (п. 3 ст. 55 ГК). Примечательно, что в подп. н) п. 1 ст. 5 ФЗ о государственной регистрации ЮЛ, который должен соответствовать ГК, но опередил его, это требование содержится с 2003 года. Итак, представительства и филиалы так же, как ЮЛ, приобретают и утрачивают свой статус с момента внесения соответствующих сведений в ЕГРЮЛ.

Так как ЮЛ своего рода фикция, то его правосубъектность в гражданском обороте должна быть персонифицирована.

По общему правилу, ЮЛ приобретает гражданские права и принимает на себя гражданские обязанности через свои органы (п. 1 ст. 53 ГК). В предусмотренных ГК случаях организация может приобретать гражданские права и принимать на себя гражданские обязанности через своих участников (п. 2 ст. 53 ГК). Это по сравнению с прежней редакцией не изменилось.

Об органах ЮЛ мы подробно рассказали в прошлом году [2].

Сейчас тезисно обозначим лишь новеллы в персонификации правосубъектности ЮЛ.
Из-за некорректной формулировки ч. I п. 1 ст. 53 ГК и отсылочной нормы (к п. 1 ст. 182 ГК «Представительство») дискуссия о правовом статусе органов ЮЛ вышла на новый уровень.

Термины «назначение» и «избрание» (прежняя редакция), которые больше относятся к членам органов, а не самим органам ЮЛ, объединены в понятие «образование», что соответствует природе этого внутреннего структурного образования (ч. II п. 1 ст. 53 ГК).
Достигнуто единообразие в источниках права применительно к образованию и компетенции органов ЮЛ — в обоих случаях это закон и учредительный документ (ч. II п. 1 ст. 53 ГК).

Спорной, на взгляд автора, новеллой является возможность плюрализма персонификации правосубъектности ЮЛ, причем лица, выступающие от его имени, могут действовать совместно или независимо друг от друга. Такой порядок опускает организации до уровня договорных объединений (договор простого товарищества и т. п.), и раньше встречался именно у организационно-правовых форм ЮЛ, недалеко ушедших от договора (ч. III п. 1 ст. 53 ГК).

Требования к лицам, выступающим от имени организации, распространены на членов коллегиальных органов ЮЛ (наблюдательного или иного совета, правления и т. п.) (п. 3 ст. 53 ГК).

Нормы об их ответственности, как было показано выше, перешли в самостоятельную статью.

Пункт 4 ст. 53 ГК подтверждает включение корпоративных отношений в предмет гражданско-правового регулирования и двухуровневую систему источников права по этому вопросу: ГК и принятые в соответствии с ним законы о ЮЛ.

Новеллы гл. 4 ГК о ЮЛ многочисленны и еще подлежат осмыслению в доктрине и на практике. Достоинством новой редакции является то, что предпринята попытка модернизации законодательства, приведения в соответствие друг с другом норм из разных глав ГК, унификации норм о ЮЛ, содержащихся в разных законах. Недостатком, на наш взгляд, — сохранение ряда вопросов нерешенными, использование некорректных формулировок, уде- ление в ряде случаев внимания процедурным, а не содержательным вопросам.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Долинская, В. В. Миноритарные акционеры: статус, права и их осуществление / В. В. Долинская, В. В. Фалеев. — М. : Волтерс Клувер, 2010. — 141 с.
2. Долинская, В. В. Органы юридического лица: проблемы доктрины и современного законодательства (на примере акционерного общества) / В. В. Долинская // Законы России: опыт, анализ, практика. — 2014. — № 11. — С. 64-71.
3. Долинская, В. В. Понятие, порядок и проблемы государственной регистрации / В. В. Долинская // Закон. — 2006. — № 2. — С. 5-13.
4. Долинская, В. В. Правовой статус и правосубъектность / В. В. Долинская // Законы России: опыт, анализ, практика. — 2012. — № 2.
5. Долинская, В. В. Согласие на совершение сделки: проблемы законодательства и доктрины / В. В. Долинская // Законы России: опыт, анализ, практика. — 2014. — № 12. — С. 3-12.
6. Долинская, В. В. Частноправовые формы и методы экономического саморегулирования /В. В. Долинская // Законы России: опыт, анализ, практика. — 2009. — № 2. — С. 22-30.
7. Закон «Об организации страхового дела в Российской Федерации» от 27 ноября 1992 г. // ВВС РФ. — 1993. — № 2. — Ст. 56.
8. Законы России: опыт, анализ, практика. — 2015. — № 4.
9. Постановление Президиума ВАС РФ от 27.03.2001 №7067/00 // Вестник ВАС РФ. -2001. — № 8.
10. Постановление Президиума ВАС РФ от 18.08.2005 № 1675/05.
11. Собрание законодательства РФ. — 1998. — № 1. — Ст. 4 (с изм.).
12. Собрание законодательства РФ. — 2001. — № 33 (ч. I). — Ст. 3431 (с изм.).
13. Собрание законодательства РФ. — 2008. — № 29 (ч. 1). — Ст. 3482 (с изм.).
14. Собрание законодательства РФ. — 2011. — № 19. — Ст. 2716 (с изм.).
15. Тихомиров, Ю. А. Право и экономическое саморегулирование / Ю. А. Тихомиров // Законы России: опыт, анализ, практика. — 2009. — № 2. — С. 3-6.
16. Федеральный закон «О внесении изменений и дополнений в Закон РСФСР «О банках и банковской деятельности в РСФСР»» от 3 февраля 1996 г № 17-ФЗ // Собрание законодательства РФ. — 1996. — № 6. — Ст. 492.
17. Федеральный закон «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части отмены обязательности печати хозяйственных обществ» от 6 апреля 2015 г. № 82-ФЗ // Собрание законодательства РФ. — 2015. — № 14. — Ст. 2022.

Вестник Волгоградского Государственного университета. Серия 5, Юриспруденция 2015. № 2 (27)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code