БАЛАНС ИНТЕРЕСОВ КАК ПРИНЦИП ГРАЖДАНСКОГО ПРАВА

А.Ф.Пьянкова

Аннотация. Статья посвящена определению места баланса интересов в системе принципов гражданского права. Необходимость соблюдения справедливого баланса между противостоящими интересами красной нитью проходит через практику Конституционного суда РФ, Европейского суда по правам человека. Аргументирован вывод о том, что баланс интересов является самостоятельным гражданско-правовым принципом, который представляет собой основную идею гражданского права, заключающуюся в том, что право должно стремиться к соразмерности прав и обязанностей участников правоотношений и обеспечению равных возможностей для реализации законных интересов. Структуру принципа баланса интересов в гражданском праве составляют такие субпринципы, как соразмерность прав и обязанностей сторон и наличие фактических возможностей для реализации их законных интересов. Принцип баланса интересов развивает или ограничивает содержание других гражданско-правовых принципов.

Ключевые слова: принципы гражданского права, баланс интересов, соразмерность, равенство, добросовестность, свобода договора.

Вопрос о системе принципов гражданского права является дискуссионным уже не одно десятилетие [7; 11; 12; 24]. Гражданский кодекс Российской Федерации в п. 1 ст. 1 декларирует, что гражданское законодательство основывается на следующих принципах: равенства участников регулируемых им отношений, неприкосновенности собственности, свободы договора, недопустимости произвольного вмешательства кого-либо в частные дела, необходимости беспрепятственного осуществления о гражданских прав, обеспечения восстановления нарушенных прав, их судебной защиты [4]. Количество принципов, выделяемых различными авторами, колеблется от двух до бесконечности. В данной статье предложим понимание баланса интересов как особого гражданско-правового принципа.

В последние годы проблематике баланса интересов уделяется все больше внимания как законодателем и правоприменителями, так и учеными. Так, принцип «соблюдения баланса интересов всех лиц, участвующих в правоотношениях», по мнению Конституционного суда РФ, вытекает из ст. 17, 19 и 55 Конституции РФ [17, с. 5]. Европейский суд по правам человека также проверяет в каждом случае, был ли достигнут «справедливый баланс» между общественными интересами и правом на уважение собственности [15; 16].

Считаем, что баланс интересов можно определить как такое состояние правоотношения, в котором права и обязанности сторон соразмерны и стороны имеют равные возможности для реализации своих законных интересов [22, с. 120]. Представляется, что есть все основания характеризовать баланс интересов как одну из основных идей гражданского законодательства, отражающих его смысл, то есть принцип права (курсив мой. — А. П.) [27, с. 27]. Как известно, принципы права могут быть как прямо сформулированы в законе, так и следовать из смысла гражданского законодательства [2, c. 137]. Соответственно под принципом баланса интересов следует понимать основную идею гражданского права, заключающуюся в том, что право должно стремиться к соразмерности прав и обязанностей участников правоотношений и обеспечению равных возможностей для реализации законных интересов.

Как справедливо замечает О.А. Кузнецова, гражданско-правовые принципы взаимодействуют между собой, комплексно воздействуя на поведение субъектов гражданского права [9, c. 80]. Так и принцип баланса интересов активно взаимодействует с другими гражданско-правовыми принципами. Рассмотрим наиболее существенные точки взаимодействия.

Принцип равенства, по мнению О.А. Кузнецовой, можно рассматривать с внешней стороны (в отношениях с публично- правовыми образованиями) и с внутренней стороны (равенство участников конкретного правоотношения). Равенство участников правоотношения (частноправовое равенство), по ее мнению, складывается из следующих императивов: равенство при исполнении обязательств, баланс имущественных интересов участников правоотношения, недопущение необоснованных льгот и привилегий для одной из сторон [9, с. 133-140]. С.А. Киракосян считает, что критерием принципа равенства является баланс интересов субъектов гражданского права [6, с. 10], а Ю.В. Романец пришел к выводу о том, что равенство в гражданском праве не должно быть только формальным — оно должно обеспечивать равенство нравственного достоинства и не должно создавать условия для недобросовестного поведения в конкретных правоотношениях [23, с. 52].

Представляется, что такую роль как раз и призван выполнять принцип баланса интересов. Таким образом, принцип баланса интересов развивает принцип равенства.

Принцип свободы договора является краеугольным принципом имущественного оборота. Как указывал еще И.А. Покровский, «уничтожение этого принципа обозначало бы паралич гражданской жизни, обречение его на неподвижность» [14, с. 249-250]. В то же время еще в 1916 г. И.Б. Новицкий писал, что «договорная свобода в самой себе содержит нечто самоубийственное: при абсолютном действии этого принципа стороны могли бы использовать договорную свободу для того, чтобы своим соглашением упразднить эту свободу» [13, с. 88].

На сегодняшний день отступления от идеала свободы договора перестали быть второстепенными и малозначительными — они являются скорее правилом, чем исключением. Сегодня в коммерческой жизни доминируют договоры присоединения, а не договоры, заключаемые на переговорах. Доктринальный же взгляд по-прежнему выдает заключаемые путем обмена офертой и акцептом соглашения за норму договорной жизни, искажая тем самым общее понимание договора.

С помощью принципа баланса интересов в судебной практике обеспечивается защита слабой стороны договора. Так, в соответствии с п. 9 Постановления Пленума ВАС РФ от 14 марта 2014 г. № 16 «О свободе договора и ее пределах» условия договора, существенным образом нарушающие баланс интересов сторон, являются несправедливыми условиями договора и могут быть признаны ничтожными по ст. 169 ГК РФ, либо судом по заявлению слабой стороны может быть отказано в их применении на основании ст. 10 ГК РФ [18, с. 90].

Кроме того, как правильно указывает О.А. Кузнецова, свобода выбора условий договора ограничивается при применении ст. 333 ГК РФ, норм о договоре присоединения и публичном договоре, императивных норм закона и иных правовых актов [10, с. 81]. Все эти и некоторые другие требования в конечном счете направлены на обеспечение должного соотношения принципов свободы договора и баланса интересов: принцип баланса интересов ограничивает злоупотребления свободой договора.

Принцип добросовестности совсем недавно нашел законодательное закрепление в ГК РФ [25], однако даже в отсутствие формального закрепления суды нередко мотивировали им решения [19-21].

В гражданско-правовой науке отсутствует единство относительно понятия принципа добросовестности. Многие ученые связывают суть данного принципа с соотношением интересов членов общества. Так, И.Б. Новицкий указывал, что принцип доброй совести выражает «связанность, согласованность отдельных частных интересов, а также частного интереса с интересом целого» [13, c. 88].

А.А. Чукреев дает следующее определение: принцип добросовестности — это «обязанность участника гражданских правоотношений при использовании своих прав и исполнении своих обязанностей заботиться о соблюдении прав и законных интересов других участников имущественного оборота» [26, с. 103]. Т.Ю. Дроздова полагает, что добросовестность «в объективном смысле выступает как принцип гражданского права, действие которого проявляется при возникновении и осуществлении гражданских прав и обязанностей и направлено на достижение равновесия интересов между субъектами отношений» (курсив мой. — А. П.) [5, с. 7-8].

Из вышеизложенных рассуждений может возникнуть впечатление о тождестве принципов баланса интересов и добросовестности. Вместе с тем считаем необходимым согласиться с С.А. Красновой в том, что принцип добросовестности характеризует субъективную сторону поведения участников гражданских правоотношений [8, с. 67]. В связи с этим принцип добросовестности, даже рассматриваемый как объективный аспект понятия «добросовестность», направлен на субъекта и описывает его поведение или результат поведения, в то время как принцип баланса интересов является, как было показано, характеристикой правоотношения, то есть характеризует объективную реальность.

Так, поведение добросовестного лица, как правило, соответствует принципу баланса интересов и способствует его реализации, в то время как лицо, действующее недобросовестно, может нарушать баланс интересов сторон правоотношения. Вместе с тем баланс интересов может быть нарушен и при отсутствии недобросовестности, например, в результате не зависящих от воли сторон обстоятельств.

Следует отметить, что согласно ст. 2 Гражданского кодекса Республики Беларусь в числе основных начал гражданского законодательства этого государства указан принцип приоритета общественных интересов, в соответствии с которым осуществление гражданских прав не должно ущемлять права и защищаемые законом интересы третьих лиц [3]. Критикуя данное положение, Н.Л. Бондарен- ко указывает, что речь должна идти не о приоритете, а о балансе частных и общественных интересов [1, с. 47].
Следовательно, в гражданском законодательстве некоторых стран принцип баланса интересов становится нормой-принципом.

Таким образом, принцип баланса интересов имеет в гражданском праве значение самостоятельного принципа и активно взаимодействует с другими гражданско-правовыми принципами, развивая и конкретизируя принципы равенства и добросовестности и ограничивая сферу действия принципов диспозитивности, свободы договора, недопустимости произвольного вмешательства кого- либо в частные дела, необходимости беспрепятственного осуществления гражданских прав, обеспечения восстановления нарушенных прав, их судебной защиты.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Бондаренко, Н. Л. Основные начала гражданского законодательства Республики Беларусь: критический анализ статьи 2 Гражданского кодекса / Н. Л. Бондаренко // Третий Пермский конгресс ученых-юристов : материалы Междунар. науч.-практ. конф. (г. Пермь, Перм. гос. нац. исслед. ун-т). — Пермь, 2012. — С. 47-48.
2. Братусь, С. Н. Предмет и система советского гражданского права / С. Н. Братусь. — М. : Госю- риздат, 1963. — 197 с.
3. Гражданский кодекс Республики Беларусь // Ведомости Национального Собрания Республики Беларусь. — 1999. — 5 марта. — N° 7-9. — Ст. 101.
4. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30 ноября 1994 г № 51-ФЗ // Собрание законодательства РФ. — 1999. — 5 дек. — № 32. — Ст. 3301.
5. Дроздова, Т. Ю. Добросовестность в российском гражданском праве : дис. … канд. юрид. наук / Дроздова Татьяна Юрьевна. — М., 2005. — 187 с.
6. Киракосян, С. А. Принцип равенства в российском гражданском праве : автореф. дис. … канд. юрид. наук / Киракосян Сусана Арсеновна. — Ростов н/Д, 2009. — 25 с.
7. Комиссарова, Е. Г. Принципы в праве и основные начала гражданского законодательства : дис. … д-ра юрид. наук / Комиссарова Елена Генри- ховна. — Екатеринбург, 2002. — 303 с.
8. Краснова, С. А. Определение понятия «добросовестность» в российском гражданском праве / С. А. Краснова // Журнал российского права. — 2003.- № 3. — С. 62-67.
9. Кузнецова, О. А. Нормы-принципы российского гражданского права / О. А. Кузнецова. — М. : Статут, 2006. — 269 с.
10. Кузнецова, О. А. Применение судами принципа свободы договора / О. А. Кузнецова // Вестник Пермского университета. Серия «Юридические науки». — 2009. — № 1. — С. 73-83.
11. Кузнецова, О. А. Принципы гражданского права: современное состояние вопроса / О. А. Кузнецова // Власть закона. — 2011. — № 4. — С. 87-94.
12. Кулаков, В. В. Основные принципы гражданского права как особая форма права / В. В. Кулаков // Вестник Пермского университета. Серия «Юридические науки». — 2013. — № 4. — С. 185-192.
13. Новицкий, И. Б. Принцип доброй совести в проекте обязательственного права / И. Б. Новицкий // Вестник гражданского права. — 1916. — № 7. — С. 85-106.
14. Покровский, И. А. Основные проблемы гражданского права / И. А. Покровский. — М. : Статут, 1998. — 353 с.
15. Постановление Европейского суда по правам человека от 2 декабря 2010 г. «Дело «Юрий Лобанов (Yuriy Lobanov) против Российской Федерации»» (жалоба № 15578/03). — Доступ из справ.-пра- вовой системы «КонсультантПлюс».
16. Постановление Европейского суда по правам человека от 7 июня 2007 г. «Дело «Смирнов (Smirnov) против Российской Федерации»» (жалоба № 71362/01). — Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».
17. Постановление Конституционного Суда РФ от 28 января 2010 г. № 2-П // Вестник Конституционного Суда РФ. — 2010. — № 3. — С. 3-12.
18. Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ «О свободе договора и ее пределах» от 14 марта 2014 г. № 16 // Вестник Высшего арбитражного суда РФ. — 2014. — № 5. — С. 85-91.
19. Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 11 августа 2010 г № 17АП- 7221/2010-ГК по делу № А50-7415/2009. — Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».
20. Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 26 января 2010 г. по делу № А55-11572/2009. — Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».
21. Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 14 февраля 2011 г по делу № А56-10390/2009. — Доступ из справ. — правовой системы «КонсультантПлюс».
22. Пьянкова, А. Ф. Концепция баланса интересов и ее место в гражданском праве России / А. Ф. Пьянкова // Вестник Пермского университета. Серия «Юридические науки». — 2014. — № 2. — С. 117-130.
23. Романец, Ю. В. Принцип справедливого равенства субъектов правоотношений между собой / Ю. В. Романец // Журнал российского права. — 2010.- № 7. — С. 46-54.
24. Свердлык, Г. А. Принципы советского гражданского права / Г. А. Свердлык. — Красноярск : Изд-во Краснояр. ун-та, 1985. — 200 с.
25. Федеральный закон «О внесении изменений в главы 1, 2, 3 и 4 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» от 30 декабря 2012 г. № 302-ФЗ // Российская газета. — 2013. — 11 янв. (№ 3).
26. Чукреев, А. А. Добросовестность в системе принципов гражданского права / А. А. Чукреев // Журнал российского права. — 2002. — № 11. — С. 100-104.
27. Щенникова, Л. В. Гражданское право в основных категориях науки и законодательства / Л. В. Щенникова. — Пермь : Зап.-Урал. ин-т экономики и права, 2005. — 274 с.

Вестник Волгоградского Государственного университета. Серия 5, Юриспруденция 2015. № 1 (26)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code