РЕТРОСПЕКТИВНЫЙ АНАЛИЗ УЧАСТИЯ ПОНЯТЫХ В УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ

Ю.В.Францифоров

Аннотация. В статье рассматриваются исторические параллели развития одного из самых старейших институтов отечественного судопроизводства — процессуального института понятых, который стал известен правовой науке начиная с Соборного уложения 1649 г., получил дальнейшее развитие в Своде законов Российской империи 1835 г., детальное закрепление в Уставе уголовного судопроизводства 1864 г. и в полной мере раскрылся в условиях нового уровня национальной правовой культуры в Уголовно-процессуальном кодексе РСФСР 1960 года. Стабильность и неизменность института понятых на протяжении почти 40 лет проявились и в принятом в 2001 г. УПК РФ, куда вошли практически те же следственные действия, осуществляемые с участием понятых.
Предложения отдельных ученых по замене понятых на технические средства фиксации хода производства следственного действия остаются не в пользу последних, поскольку современные технические средства дают возможность монтажа видеоизображения, остановки видеофиксации с целью создания благоприятной картины увиденного, демонстрации данной видеозаписи в судебном заседании.

Институт понятых в уголовном судопроизводстве имеет полное право на существование при производстве по каждому уголовному делу. Необходимость привлечения понятых для участия в следственных действиях в значительной мере проявляется в современной России при условии использования института понятых в уголовном судопроизводстве, гарантирующего законность и подлинность следственных действий, способствуя обеспечению их объективности и достоверности, что служит гарантией неприменения следователем незаконных методов и приемов в ходе производства следственных действий.

Ключевые слова: понятой, процессуальный статус, Свод законов Российской империи, технические средства, объективность, достоверность.

Необходимость привлечения понятых в  уголовный процесс обусловлена требованием уголовно-процессуального закона по удостоверению факта, содержания, хода и результатов следственного действия с целью обеспечения законности, беспристрастности и объективности его производства. Рассматривая исторические параллели развития института понятых, следует отметить, что это старейший процессуальный институт, который был законодательно закреплен еще в Соборном уложении 1649 г., где в ст. 87 главы X говорилось о привлечении разных участников в уголовный процесс: «понятых, сторонних людей, добрых, кому можно верити», а также о противодействии злоупотреблениям должностных лиц [3, с. 29], которое затем получило развитие в Своде законов Российской империи, принятом 1 января 1835 г., и детальное закрепление в ст. 320-324, 331, 364, 1131, 1132 Устава уголовного судопроизводства, принятого 20 ноября 1864 года.

В соответствии со Сводом законов Российской империи 1835 г. (кн. 2, т. 15) понятые привлекались в основном для производства полицией допросов, с целью ограждения допрашиваемого от насилия и точного изложения их показаний в процессуальном документе.

Подчеркивая значение института понятых в виде народного участия в уголовном процессе, И.Я. Фойницкий указывал, что привлечение понятых вызвано необходимостью подлинности и достоверности осмотров и освидетельствований на предварительном следствии [6, c. 259].

Следует согласиться с О.В. Хитровой, что институт понятых — один из давно возникших и сформировавшихся в российском законодательстве. Его история насчитывает около четырех веков, при этом он является одним из самых стабильных и консервативных институтов отечественного судопроизводства [7, с. 79].

Наиболее полное внимание к применению института понятых наблюдалось в период действия УПК РСФСР 1960 г., в котором были выражены требования необходимости производства большинства следственных и отдельных процессуальных действий с привлечением понятых. По УПК РСФСР участие понятых требовалось при предъявлении для опознания (ст. 165), обыска и выемки (ст. 169), личного обыска (ст. 172), выемки почтово-телеграфной корреспонденции (ст. 174), наложении ареста на имущество (ст. 175), осмотре места происшествия (ст. 179), осмотре и эксгумации трупа (ст. 180), освидетельствовании (ст. 181), следственном эксперименте (ст. 183), удостоверении факта невозможности в силу физических недостатков подписать протокол следственного действия (ст. 142).

Стабильность и неизменность существовавшего института понятых на протяжении почти 40 лет проявились и в принятом в 2001 г. УПК РФ, куда вошли практически те же следственные действия, осуществляемые с участием понятых, за исключением освидетельствования.

Рассматривая институт понятых по действующему уголовно-процессуальному законодательству, следует обратить внимание на то, что в качестве понятых могут приглашаться лишь такие лица, которые не заинтересованы в исходе уголовного дела, а потому привлекаемые следователем для удостоверения факта производства следственного действия, а также содержания, хода и результатов этого следственного действия.

Привлечение понятых для участия в следственных действиях способствует обеспечению их объективности и достоверности, что служит гарантией от применения следователем незаконных методов и приемов в ходе их производства.

Однако законность и подлинность следственных действий могут быть гарантированы лишь при правильном использовании института понятых в уголовном судопроизводстве. Так, ч. 2 ст. 60 УПК устанавливает, что понятыми не могут быть как несовершеннолетние, так и участники уголовного судопроизводства, их близкие родственники и родственники, а также работники органов исполнительной власти, наделенные в соответствии с федеральным законом полномочиями по осуществлению оперативно-розыскной деятельности и (или) предварительного расследования.

Недопустимость привлечения несовершеннолетних в качестве понятых обусловлена недостаточностью у них жизненного опыта, морально-волевых личностных качеств и отсутствием способности своими действиями осуществлять права и исполнять гражданские обязанности. Поэтому несовершеннолетний гражданин вправе самостоятельно совершать только мелкие бытовые сделки.

Следующим условием невозможности приглашения в качестве понятого для осуществления следственных действий является привлечение участников уголовного судопроизводства, их близких родственников и родственников.

В соответствии с уголовно-процессуальным законом лицо, принимающее или принимавшее участие в качестве понятого в следственном действии, является участником уголовного судопроизводства и привлечь его в качестве понятого в другом следственном действии по данному уголовному делу недопустимо по той причине, что участник процесса не может быть привлечен следователем и дознавателем в качестве понятого, что соответствует ч. 2 ст. 60 УПК РФ, поскольку лицо, принимающее или принимавшее участие в следственном действии в качестве понятого, отнесено к группе иных участников уголовного судопроизводства, установленных главой 8 УПК РФ, наравне со свидетелем, экспертом, специалистом и переводчиком. Поэтому наделение лица процессуальным статусом участника уголовного процесса не позволяет его задействовать в качестве понятого в другом следственном действии, поскольку недопустимо привлечение в качестве понятого в следственном действии участника уголовного судопроизводства.

Также невозможно пригласить в качестве понятого и любого родственника «новоиспеченного участника процесса». В данной ситуации не прослеживается заинтересованность как самого понятого наравне с участниками процесса стороны защиты, обвинения и иными участниками уголовного судопроизводства — свидетелем, экспертом, специалистом и переводчиком, который включен в процесс в качестве его участника, так и его близких родственников или родственников. Скорее всего, законодатель, создавая данную норму, не собирался ограничивать право следователя, связанное с возможностью повторного приглашения таких лиц в качестве понятых, в том числе и право следователя, связанное с необходимостью приглашения близких родственников и родственников данного понятого в производстве следственного действия в качестве понятых.

Вместе с тем после производства обыска в жилище может появиться необходимость в проведении предъявления для опознания, процессуальный порядок которого, как и при обыске, требует его осуществлять с обязательным участием понятых. А потому было бы уместно привлечь понятых после производства обыска и для участия в предъявлении для опознания. Однако ч. 2 ст. 60 УПК установила ограничение для повторного использования понятых по той причине, что они получили процессуальный статус участника уголовного судопроизводства, который устраняет возможность привлечения в качестве понятых близких родственников и родственников этого понятого.

Для разрешения данных противоречий следует ввести ч. 5 в ст. 60 УПК РФ, где установить возможность повторного привлечения лица в качестве понятого для производства следственного действия, а также возможность привлечения в качестве понятого родственника понятого при отсутствии заинтересованности указанных лиц в исходе данного уголовного дела.

Следует заметить, в среде ученых и практикующих юристов нет однозначного понимания по вопросу необходимости привлечения понятых при производстве следственных действий. Так, по мнению А. Михайлова, сохранение института понятых в российском уголовном процессе в большинстве случаев связывают прежде всего с недоверием к следователю, постоянной необходимостью контроля за ним, в том числе со стороны посторонних лиц — понятых, что, по его мнению, позволяет усомниться в значении института понятых как средства обеспечения полной достоверности получаемых доказательств в уголовном деле. А потому он предлагает удос- товерительную функцию понятых передать защитнику обвиняемого, врачу (судебно-медицинский эксперт) при осмотре трупа, статистам при опознании и техническим средствам фиксации информации, которые, по его мнению, значительно информативнее как средство удостоверения какого-либо факта, чем свидетельства понятых (лучше один раз увидеть, чем десять раз услышать) [4, с. 30].

Вместе с тем большинство ученых выступают за сохранение использования института понятых при производстве следственных действий, обосновывая свою точку зрения тем, что доверие суда к собранным доказательствам без участия понятых будет существенно подорвано, а потому многие доказательства будут признаваться недопустимыми [2, с. 73].
Как справедливо пишет В.Г. Ульянов, изъятие института понятых при проведении осмотра места происшествия повлечет за собой и нарушения баланса процессуальных возможностей сторон обвинения и защиты на стадии предварительного расследования и дознания, что повлечет за собой автоматически нарушение принципа состязательности сторон [5, с. 1095].

Однако следует согласиться с А. Багаутдиновым, что в настоящее время состояние нашего следствия, дознания и правосудия еще далеко от идеального, а потому рано отказываться от института понятых и следует вести речь не об упразднении института понятых, а о его совершенствовании [1, c. 53].

Конечно, замена понятых на технические средства фиксации хода производства следственного действия должна быть не в пользу последних, поскольку современные технические средства дают возможность для монтажа видеоизображения, остановки видеофиксации, с целью создания благоприятной картины увиденного, для демонстрации данной видеозаписи в судебном заседании.

Вместе с тем на встрече с руководством МВД России Президент Российской Федерации предложил рассмотреть возможность пересмотра уголовно-процессуальных норм, регламентирующих участие понятых в следственных действиях. Результатом обсуждения доводов за и против использования института понятых в уголовном судопроизводстве из 9 следственных действий, проводимых с участием понятых (ст. 177, 178, 181-184, ч. 5 ст. 185, ч. 7 ст. 186, 193, 194), стало то, что законодатель Федеральным законом от 4 марта 2013 г. № 23-Ф3 установил необходимость обязательного привлечения понятых лишь при производстве обыска (ст. 182 УПК), выемки (ст. 183 УПК, за исключением ч. 3.1), личном обыске (ст. 184 УПК) и предъявлении для опознания (ст. 193 УПК). В случаях, предусмотренных ст. 115, 177, 178, 181, 183 (за исключением случаев, предусмотренных ч. 3.1), ч. 5 ст. 185, ч. 7 ст. 186 и ст. 194 УПК, понятые принимают участие в следственных действиях по усмотрению следователя.

Отсутствие реальной возможности отыскания лица для привлечения его в качестве понятого — это существенная проблема, с которой сталкивается следователь, а потому он вынужден идти на различные ухищрения, связанные с привлечением в качестве понятых студентов, технических работников аппарата УВД и своих знакомых.

Необходимость привлечения в качестве понятых лиц, которые не являются сотрудниками правоохранительных органов, а также наделенных в соответствии с федеральным законом полномочиями по осуществлению оперативно-розыскной деятельности и предварительного расследования, зачастую связана с приглашением в качестве понятых случайных граждан, которые могут иметь недостатки, связанные с ограничением зрения и слуха, а также с привлечением лиц, ранее отбывавших уголовное наказание за совершенные преступления.

Более последовательно проблема привлечения понятых решалась в Уставе уголовного судопроизводства 1864 года. Так, в соответствии со ст. 320 УУС понятыми приглашались жители в городах, из числа хозяев домов, лавок, промышленных и торговых заведений, а также их управляющие и поверенные, а в местечках и селениях, кроме вышеупомянутых лиц, землевладельцы, волостные и сельские должностные лица и церковные старосты. Судебный следователь вправе пригласить и других лиц, пользующихся общественным доверием.

Таким образом, правовой статус как судебного следователя, так и самого понятого в период судебной реформы конца XIX столетия был довольно высок, что ни в какое сравнение не идет ни со статусом следователя, ни тем более с процессуальным статусом такого участника процесса, как понятой в настоящее время. Вместе с тем трудно представить, что в качестве понятых в настоящее время могут привлекаться состоятельные граждане, руководители предприятий, должностные лица местных органов власти либо уважаемые граждане города или района.

Следует согласиться с профессором Б.Ф. Багаутдиновым в том вопросе, что органы следствия и дознания не должны полагаться на случайных людей или бегать по улицам в поисках понятых. Понятые должны быть активными, здоровыми людьми, которых интересует установление истины по делу. Это должны быть люди с активной жизненной позицией. Поэтому надо формировать банк сведений о потенциальных понятых (из числа молодежи, студентов и др.). Возможно включение в этот банк и лиц, находящихся на учете в службе занятости. Имея такой банк данных, при современном уровне развития средств связи, оповещения можно быстро пригласить понятых в нужное место. Такие понятые не будут просто «отбывать номер», а будут внимательно следить за всеми действиями следователя [1, с. 12].

Подводя итог теоретического анализа становления и развития института понятых в уголовном судопроизводстве, следует сказать, что он имеет полное право на существование при производстве по уголовному делу.

Следователь, использующий разумную инициативу при выборе и использовании достойных понятых, при производстве следственного действия приобретает такого участника процесса и своего союзника, который способен подтвердить факт, содержание, ход и результаты следственного действия, целью которого служит обеспечение законности, беспристрастности и объективности его производства, гарантирующего права и законные интересы участников уголовного процесса, а также права всего общества.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Багаутдинов, Ф. Институт понятых: совершенствовать, а не упразднять / Ф. Багаутдинов // Законность. — 2012. — № 4. — С. 50-53.
2. Быков, В. Институт понятых в уголовном судопроизводстве России / В. Быков // Уголовное право. — 2002. — № 3. — С. 72-74.
3. Дубинина, С. В. Участие понятых в процессе проведения некоторых следственных действий с участием несовершеннолетних / С. В. Дубинина // Законность. — 2012. — № 4. — С. 47-49.
4. Михайлов, А. Институт понятых — архаизм российского уголовного судопроизводства / А. Михайлов // Законность. — 2003. — № 4. — С. 29-31.
5. Ульянов, В. Г. Обязательно ли участие понятых при производстве следственных действий? / В. Г. Ульянов // Право и политика. — 2012. — N° 6. — С. 1093-1097.
6. Фойницкий, И. Я. Курс уголовного судопроизводства. В 2 т. Т. 2 / И. Я. Фойницкий. — СПб. : Альфа, 1996. — 606 с.
7. Хитрова, О. В. Участие понятых в российском уголовном судопроизводстве / О. В. Хитрова. — М. : Спарк, 1998. — 80 с.

Вестник Волгоградского Государственного университета. Серия 5, Юриспруденция 2015. № 1 (26)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code