Обвинительный уклон

Обязательным элементом любой правоохранительной системы являются органы, функция которых — выявлять латентные преступления, раскрывать их, добиваться привлечения виновных к уголовной ответственности. Способствуя работе данных органов, следователи, прокуроры и судьи обязаны не только не допустить незаконного привлечения невиновных к уголовной ответственности, но и гарантировать соблюдение всего комплекса конституционных прав личности, важнейшей составляющей которых является защита от необоснованного обвинения. Проанализируем ситуации, в которых органы предварительного расследования, прокуроры, а в некоторых случаях и суды оказались в плену весьма сомнительных версий обвинения.

 

Нотариус: без вины виноватый

 

Время от времени на граждан вдруг «сваливается» наследство. Правда, куда чаще им кажется, что оно незаконно оказалось у более счастливых родственников. Упорядочить взаимоотношения между ревнивыми родственниками призваны нотариат, органы предварительного расследования и суд. Если возведение хулы на родных и близких — для граждан проблема моральная, то незаконное обвинение участников дележа собственности в мошенничестве — уголовное преступление.

Удивительно, но факт: в погоне за «палочками» в учете правоохранительные органы легко принимают на веру сплетни родственников, оставшихся без наследства. От удара карательной системы страдают и рядовые граждане, и нотариусы.

В Тульскую городскую БСП 12.08.2006 г. доставили С. с телесными повреждениями, квалифицированными как тяжкий вред здоровью. По данному факту 17.08.2006 возбуждено уголовное дело N 05-1-0982-2006 по ч. 1 ст. 111 УК РФ. Вскоре С. скончался от травм.

Лиц, причинивших ему телесные повреждения, С. не выдал, преступление своевременно раскрыто не было. Впрочем, потенциальных наследников интересовал не розыск виновных в смерти С., а оставшаяся после его смерти квартира. Каково же было их разочарование, когда они узнали, что С. накануне смерти своей собственностью успел распорядиться. Обиженные родственники попросили защиты у прокурора.

Прокурор Пролетарского района г. Тулы 11.12.2006 г. возбудил уголовные дела по ст. 292 УК РФ в отношении нотариуса С-ной (05-2-0078-2006); по ч. 4 ст. 159 УК РФ в отношении ее же и гр-н К-ва и К-ой (N 05-2-0079-2006).

Этот же прокурор 09.02.2007 г. возбудил еще дела: по ч. 4 ст. 159 УК РФ опять в отношении нотариуса С-ной и гр. П-ой (N 05-2-0014-2007) и N 05-2-0015-2007 по ч. 1 ст. 202 УК РФ в отношении ее же. Все дела были соединены в одно производство с присвоением N 05-1-0982-2006.

Нотариуса С-ну 11.12.2006 г. задержали, 13.12.2006 арестовали, 18.12.2006 г. ей предъявили обвинение по ч. 2 ст. 202 и ч. 5 ст. 33, ч. 4 ст. 159 УК РФ.

Как видим, уголовное преследование нотариуса было организовано прокурором района, компетентные лица, включая руководство СК при Генеральной прокуратуре РФ, и, что самое важное, районный суд никаких нарушений закона со стороны органов предварительного расследования не заметили.

Судебная коллегия по уголовным делам Тульского областного суда 22.12.2006 нотариуса С-ну из-под стражи освободила, а 17.12.2007 уголовное преследование в отношении ее было окончательно прекращено.

Возникает вопрос: в чем причина упорного преследования нотариуса «лучшими» следователями Тульской области в течение 17 месяцев? Ответ прост: сторона обвинения более чем полтора года была буквально заворожена версией, выдвинутой как родственниками скончавшегося С., так и родственниками умершей от старости гр. Ю-вой. Суть этой версии: посторонние лица, расправившись физически с С. и Ю-вой с помощью нотариуса С-ной, сфальсифицировали документы, которые позволили им распорядиться квартирами потерпевших по своему усмотрению.

Вместе с тем пошаговая проверка действий нотариуса еще в стадии возбуждения уголовного дела позволяла сделать только один однозначный вывод: нарушений, влекущих уголовную ответственность, в действиях нотариуса не было, С. и Ю-ва распорядились своим имуществом добровольно. Таковой была и своевременно обозначенная позиция нотариальной палаты Тульской области <1>.

———————————

<1> Постановление следователя по ОВД СО по г. Тула СУ СК при Прокуратуре РФ по Тульской области о прекращении уголовного преследования от 17.12.2007 г. Материалы уголовного дела N 05-1-0982-2006.

 

Следователь: дважды оправданный

 

То, что одни правоохранительные органы следят за своими коллегами из других правоохранительных структур, общеизвестно. Скажем больше, это общепризнанная мировая практика, эффективный метод борьбы с коррупцией. То, что в рамках этой борьбы популярны явно неправовые методы, признает даже Председатель Конституционного Суда РФ В. Зорькин <2>. Суть этих методов искушенному читателю хорошо известна: например, получить от подследственного заявление, что его следователь вымогает взятку. Затем эта «взятка» в виде крупной денежной суммы изымается в какой-нибудь банковской ячейке, о существовании которой взятый в разработку следователь и не подозревает.

———————————

<2> Зорькин В.Д. Цивилизация права и развитие России. М., 2015.

 

Так, органами предварительного расследования следователь Г. обвинялся по ч. 3 ст. 30, подп. «в», «г» ч. 4 ст. 290 УК РФ, а К. и Х. — в пособничестве в получении взятки в крупном размере путем вымогательства.

По приговору Московского городского суда с участием присяжных 24.10.2012 г. все подсудимые полностью оправданы на основании п. п. 1 и 4 ч. 2 ст. 302 УПК РФ, за ними признано право на реабилитацию.

Сторона обвинения данный приговор обжаловала. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ оправдательный приговор отменила, сославшись в том числе на то, что сторона защиты опорочила представленные обвинением доказательства, которые судом не были признаны недопустимыми доказательствами. Насколько приведенные в судебном решении доводы убедительны, судить читателю, очевидно одно — адвокаты выполнили свою работу <3>.

———————————

<3> Кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 24.01.2013 г. N 5-012-137СП. Электронный архив Верховного Суда РФ за 2013 г.

 

Следователь Г. и др. лица 30.06.2014 г. во второй раз были оправданы по приговору Хамовнического районного суда г. Москвы.

Московский городской суд 13.10.2014 г. отказался удовлетворить апелляционное представление государственного обвинителя, оправдательный приговор в отношении Г. вступил в законную силу.

Примечательно, что два следователя, которые осуществляли незаконное преследование Г., уже осуждены. Мещанский районный суд Москвы 23.04.2013 г. признал Д. виновным по ч. 2 ст. 290 в получении взятки должностным лицом в значительном размере (N 1-272/2013). С. осужден 10.11.2014 г. по ч. 4 ст. 291.1 УК РФ за посредничество во взяточничестве в особо крупном размере (N 1-444/2014).

 

Осужден без доказательств

 

По приговору Дзержинского районного суда г. Перми от 06.06.2012 г. гр. Р. осужден за незаконный сбыт кокаина. Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Пермского краевого суда от из совокупности доказательств, приведенных в приговоре, исключена расшифровка телефонного разговора между А. и Д. Президиум Пермского краевого суда 22.05.2013 г. отказал в удовлетворении надзорных жалоб осужденного Р., его защитника.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ, отменяя состоявшиеся по делу постановления, указала следующее.

Суд первой инстанции не учел, что Р. всегда отрицал факт сбыта им кокаина. По мнению Р., А. оговорил его, чтобы не возвращать долг.

В ходе предварительного следствия в судебном заседании свидетель А. признал, что должен Р. деньги, не желая их возвращать, оговорил осужденного.

Однако суд признал эти показания недостоверными, мотивируя это тем, что они опровергаются показаниями свидетеля Л. Вместе с тем показания этого свидетеля — производные от показаний А.

Сам по себе факт выдачи кокаина А. «покупателем» и опознание им Р., с которым он был хорошо знаком, при отсутствии других данных, которые бы подтверждали первоначальные показания А., не может свидетельствовать о том, что кокаин приобретен именно у Р.

Производство по делу в отношении Р. было прекращено в связи с отсутствием события преступления на основании п. 1 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, из-под стражи он был освобожден, за ним признано право на реабилитацию <4>.

———————————

<4> Определение суда надзорной инстанции — Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 12.11.2013 N 44-Д13-20 // Электронный архив Верховного Суда РФ за 2013 г.

 

Основные научно-практические выводы

  1. Внимательное прочтение постановления о прекращении уголовного дела в отношении нотариуса С-кой позволяет сделать вывод, что прокурор, возбудивший уголовные дела, следователи, их расследующие, изначально имели весьма смутные представления о законодательстве, регламентирующем деятельность нотариата. Изучив нормативную базу, они прозрели, дело поспешили прекратить.
  2. Дело в отношении Г. уникально во всех отношениях. Во-первых, это прямое свидетельство того, что имеются силы, которые в состоянии легко организовать уголовное преследование без всяких к тому оснований. Во-вторых, лица, расследующие такие «искусственные» дела, принципиальностью не отличаются, обвинительные приговоры в отношении их — бесспорное тому доказательство.
  3. Авторитет органов госбезопасности хорошо известен, однако, пусть и не сразу, по делу Р. суды сделали правильный вывод о том, что авторитет этот доказательств заменить не может.

Н.Колоколов
«ЭЖ-Юрист», 2015, N 36

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code