ВОЗМЕЩЕНИЕ ВРЕДА, ПРИЧИНЕННОГО ПРЕСТУПЛЕНИЕМ, КАК ОДНО ИЗ ОСНОВАНИЙ УСЛОВНО-ДОСРОЧНОГО ОСВОБОЖДЕНИЯ: ПРОБЛЕМЫ И ВОЗМОЖНЫЕ ПУТИ ИХ РЕШЕНИЯ

Материал содержит основные положения выступления автора на проведенном в январе 2015 года Верховным Судом РФ совместно с Российским государственным университетом правосудия круглом столе «Актуальные вопросы судебной практики освобождения от наказания».

Возмещение вреда (полностью или частично), причиненного преступлением, в размере, определенном решением суда, является одним из обязательных условий условно-досрочного освобождения от отбывания наказания в виде содержания в дисциплинарной воинской части, принудительных работ или лишения свободы (далее — условно-досрочное освобождение). Эта законодательная новелла <1> является обоснованной, поскольку, находясь на свободе, осужденный имеет больше возможностей трудиться и осуществлять дальнейшее возмещение вреда, если он возмещен не полностью. Кроме того, введение в ст. 79 УК РФ такого основания условно-досрочного освобождения служит для осужденного, отбывающего наказание, дополнительным стимулом к трудовой деятельности и совершению иных действий, направленных на возмещение потерпевшему вреда, причиненного преступлением <2>.

———————————

<1> Федеральный закон от 28 декабря 2013 г. N 432-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в целях совершенствования прав потерпевших в уголовном судопроизводстве».

<2> Карабанова Е.Н., Парфенова М.В. Право потерпевшего на возмещение вреда, причиненного преступлением // Вестник Академии Генеральной прокуратуры РФ. 2014. N 2 (40). С. 91 — 92.

 

Вместе с тем, как это нередко бывает, законодательные новеллы порождают у правоприменителей ряд вопросов. Изменение нормативной регламентации условно-досрочного освобождения не стало в этом смысле исключением.

  1. В первую очередь следует обратить внимание на то обстоятельство, что на сегодняшний день частичное или полное возмещение вреда, причиненного преступлением, с одной стороны, является одним из самостоятельных оснований условно-досрочного освобождения, с другой стороны, по-прежнему свидетельствует об исправлении осужденного. Такой дуализм, возникший после вступления в силу рассматриваемой новеллы, порождает интересную проблему, когда один из обязательных критериев условно-досрочного освобождения является одновременно необходимым основанием для другого его обязательного критерия (отсутствия необходимости в дальнейшем отбывании наказания для исправления осужденного). Действительно, в ч. 1 ст. 175 УИК РФ прямо указано, что «для дальнейшего исправления осужденный не нуждается в полном отбывании назначенного судом наказания, поскольку в период отбывания наказания он возместил вред (полностью или частично), причиненный преступлением, раскаялся в совершенном деянии».

В связи с этим требуются не только изменения в ст. 175 УИК РФ, но и соответствующие разъяснения высшего судебного органа. В действующем Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 21 апреля 2009 г. N 8 «О судебной практике условно-досрочного освобождения от отбывания наказания, замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания» (далее — Постановление Пленума N 8) справедливо отмечено, что фактическое отбытие осужденным предусмотренной законом части срока наказания в соответствии с ч. 3 ст. 79 УК РФ не может служить безусловным основанием для условно-досрочного освобождения (п. 5). Считаем вполне логичным экстраполирование данного суждения и на такое основание условно-досрочного освобождения, как возмещение вреда, причиненного преступлением: само по себе возмещение вреда в сочетании с фактическим отбытием осужденным предусмотренной законом части срока наказания не может служить безусловным основанием для условно-досрочного освобождения.

  1. В Постановлении Пленума N 8 закреплено, что в тех случаях, когда вред, причиненный преступлением, по гражданскому иску не возмещен в силу таких объективных причин, как инвалидность осужденного или наличие у него заболеваний, препятствующих трудоустройству, невозможность трудоустройства из-за ограниченного количества рабочих мест в колонии и т.д., суд не вправе отказать в условно-досрочном освобождении от отбывания наказания только на этом основании (п. 7). Произошедшие законодательные изменения критериев условно-досрочного освобождения требуют по-новому взглянуть на это разъяснение. Вправе ли суд, учитывая перечисленные уважительные причины, освободить осужденного условно-досрочно, если последний не возместил (даже частично) вред, причиненный преступлением? Исходя из буквы закона — нет, поскольку возмещение вреда, причиненного преступлением, является обязательным условием условно-досрочного освобождения. При наличии у лица, отбывающего наказание, уважительных причин, препятствующих ему возместить вред, причиненный преступлением, он вправе обратиться в суд с заявлением об отсрочке или рассрочке исполнения приговора в части имущественного взыскания (п. 23 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26 июня 2008 г. N 13 «О применении норм Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении и разрешении дел в суде первой инстанции»). Полагаем, что вступившее в силу решение суда об отсрочке или рассрочке исполнения решения о возмещении вреда, причиненного преступлением, влечет за собой необязательность рассматриваемого основания условно-досрочного освобождения.
  2. Следующий вопрос возникает, когда осужденный, отбывая наказание, назначенное по совокупности преступлений или по совокупности приговоров, частично возместил вред, причиненный только одним из преступлений. Можно ли считать такое возмещение частичным? Думается, можно, поскольку при решении вопроса о том, какую часть срока наказания должны отбыть лица, осужденные по совокупности преступлений или приговоров за преступления, относящиеся к различным категориям, судебная практика исходит из окончательного срока наказания, назначенного по совокупности, а не рассматривает сроки, назначенные за каждое преступление отдельно (п. 2 Постановления Пленума N 8). По справедливости такой «объединяющий» подход должен применяться и при решении вопроса о возмещении вреда, причиненного преступлением, при рассмотрении ходатайства об условно-досрочном освобождении.
  3. Аналогичный образом, на наш взгляд, должен разрешаться вопрос в ситуации, когда одним преступлением причинен вред нескольким потерпевшим и осужденный частично возместил вред только одному из них. При принятии решения об условно-досрочном освобождении такое возмещение можно рассматривать как частичное возмещение вреда, причиненного преступлением.
  4. Институт условно-досрочного освобождения распространяется и на несовершеннолетних осужденных. Несмотря на то что в ст. 93 УК РФ не предусмотрено возмещение вреда, причиненного преступлением, в качестве материального критерия освобождения, вместе с тем это общее положение, предусмотренное ст. 79 УК РФ, значимо и для решения вопроса об условно-досрочном освобождении несовершеннолетнего осужденного <3>. В соответствии с ч. 2 ст. 1074 ГК РФ в случае, когда у несовершеннолетнего в возрасте от 14 до 18 лет нет доходов или иного имущества, достаточных для возмещения вреда, вред должен быть возмещен полностью или в недостающей части его родителями (усыновителями) или попечителем.

———————————

<3> Пункт 41 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 1 февраля 2011 г. N 1 «О судебной практике применения законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних».

 

Означает ли это, что в случае возложения обязанности возмещения вреда, причиненного преступлением, совершенным несовершеннолетним, на его родителей рассматриваемое нами основание условно-досрочного освобождения неприменимо? Очевидно, что да. В связи с этим целесообразно задаться следующим вопросом: равны ли в своем положении несовершеннолетние осужденные, сами исполняющие свою гражданско-правовую обязанность возместить причиненный преступлением вред, и те осужденные подростки, вместо которых причиненный ими вред должны возмещать их родители. Ответ, скорее, будет отрицательным, потому что в первом случае невозмещение вреда — это прямое основание для отказа в условно-досрочном освобождении, во втором случае — нет.

  1. Отбывая наказание, осужденный существенно ограничен в возможностях зарабатывать деньги и возмещать вред, причиненный преступлением. Вместе с тем у его родственников и других третьих лиц может возникнуть желание помочь осужденному и взять на себя возмещение вреда, причиненного преступлением. Можно ли в данном случае рассматривать такое возмещение вреда как выполненное условие условно-досрочного освобождения? С одной стороны, ч. 1 ст. 79 УК РФ прямо указывает на то, что лицо само должно возместить вред, который оно причинило преступлением, с другой стороны, если взглянуть на этот вопрос с позиции защиты интересов потерпевшего, то для последнего большее значение имеет факт возмещение вреда, а не принципиальность его возмещения самим лицом, совершившим преступление. Полагаем, что истина «посередине», а именно осужденный сам должен возместить причиненный им вред, однако источником средств, за счет которых этот вред возмещается, могут выступать деньги и другое имущество, переданное осужденному третьим лицом.
  2. Согласно п. 3 Постановления Пленума N 8 отмена условно-досрочного освобождения в соответствии с ч. 7 ст. 79 УК РФ сама по себе не может служить основанием для отказа в повторном применении к осужденному условно-досрочного освобождения от отбывания наказания. В этой связи рассмотрим такую ситуацию: лицо частично возместило причиненный вред и было условно-досрочно освобождено от отбывания наказания, затем условно-досрочное освобождение было отменено, и, отбыв еще часть наказания, лицо ходатайствует о его повторном условно-досрочном освобождении. Как в данном случае решать вопрос о возмещении вреда, если во время второго периода отбывания наказания лицо не возмещало причиненный преступлений вред? Формально вред частично уже возмещен, и при соблюдении других условий, предусмотренных ч. 1 ст. 79 УК РФ, осужденный подлежит условно-досрочному освобождению. На наш взгляд, эта ситуация нуждается в дополнительных разъяснениях Пленума Верховного Суда, поскольку было бы справедливо, чтобы, продолжая отбывать наказание, осужденный выполнял свою обязанность по возмещению вреда, причиненного преступлением.
  3. Из содержания ч. 5 ст. 79 УК РФ остается неясным, распространяется ли условие о возмещении вреда, причиненного преступлением, на лиц, отбывающих пожизненное лишение свободы. С одной стороны, ч. 5 названной статьи предусмотрены условия досрочного освобождения, среди которых отсутствует возмещение вреда, причиненного преступлением. С другой стороны, такое исключение представляется нелогичным. В связи с этим возникает вопрос, насколько строго следует разграничивать материальные критерии условно-досрочного освобождения, указанные в ч. ч. 1 и 5 ст. 79 УК РФ. В первом случае материальным критерием являются данные о том, что для своего исправления осужденный не нуждается в полном отбывании назначенного судом наказания, во втором — данные о том, что осужденный не нуждается в дальнейшем отбывании пожизненного лишения свободы. На наш взгляд, это не иной самостоятельный критерий, а уточнение материального критерия с учетом характерных особенностей этого вида наказания. Закрепление специфических положений, не затрагивающих ординарного порядка условно-досрочного освобождения, не ново и имеет место в ст. 93 УК РФ <4>. Сходным образом, полагаем, следует расценивать критерии условно-досрочного освобождения осужденных, отбывающих пожизненное лишение свободы, и учитывать возмещение (полное или частичное) вреда, причиненного преступлением, как необходимое условие условно-досрочного освобождения.

———————————

<4> Уголовно-правовое воздействие: Монография / Г.А. Есаков, Т.Г. Понятовская, А.И. Рарог и др.; под ред. А.И. Рарога. М.: Проспект, 2012. С. 216.

 

  1. Наконец, нельзя не отметить, что с точки зрения защиты прав потерпевшего ст. 79 УК РФ имеет существенный недостаток, поскольку в ней не предусмотрена возможность отменить условно-досрочное освобождение по причине злостного уклонения осужденного от дальнейшего возмещения вреда, причиненного преступлением. Например, осужденный частично возместил вред, причиненный преступлением, и был условно-досрочно освобожден от отбывания наказания, после чего начал уклоняться от дальнейшего возмещения вреда. Такое поведение осужденного не является основанием для отмены условно-досрочного освобождения, хотя при условном осуждении систематическое уклонение от возмещения вреда, причиненного преступлением, является основанием для возможной отмены условного осуждения и исполнения наказания.

 

Пристатейный библиографический список

  1. Карабанова Е.Н., Парфенова М.В. Право потерпевшего на возмещение вреда, причиненного преступлением // Вестник Академии Генеральной прокуратуры РФ. 2014. N 2 (40).

2. Уголовно-правовое воздействие: Монография / Г.А. Есаков, Т.Г. Понятовская, А.И. Рарог и др.; под ред. А.И. Рарога. М.: Проспект, 2012.

Е.Н.Карабанова

______________________

Ключевые слова: условно-досрочное освобождение от наказания.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code