Определение Верховного Суда РФ от 12.08.2015 г. по делу N 305-ЭС15-4441

ОАО «Н.» обратилось с иском к банку о взыскании 402613832,50 руб. по банковским гарантиям.

Решением суда, оставленным без изменения апелляционным судом, иск удовлетворен. ФАС округа судебные акты отменил, дело направил на новое рассмотрение.

При новом рассмотрении решением суда в иске отказано. Апелляционный суд решение отменил, иск удовлетворил. Суд округа отменил постановление апелляционной инстанции и оставил в силе решение суда первой инстанции.

Между истцом (заказчик, бенефициар) и ООО «Г.» (генподрядчик, принципал) заключен договор от 16.11.2011 о выполнении строительно-монтажных, пусконаладочных и прочих работ. В соответствии с договором ООО «Г.» истцу предоставлены выданные ответчиком (гарант) две безусловные и безотзывные банковские гарантии погашения аванса от 23.11.2011 каждая на 201306916,25 руб.

По условиям банковских гарантий в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения принципалом своих обязательств по договору, а именно по погашению аванса, гарант принял на себя обязательство в течение 5 дней с даты получения требования выплатить бенефициару денежные суммы в пределах 201306916,25 руб. по каждой гарантии.

Письмами от 08.08.2012 истец на основании ст. 717 ГК РФ уведомил ООО «Г.» об отказе от исполнения договора, потребовав возврата (погашения) аванса в течение 10 рабочих дней с момента получения уведомления.

Уведомления получены ООО «Г.» 17.08.2012, возврат аванса в установленный срок (31.08.2012) не произведен.

Сославшись на наличие с 01.09.2012 по условиям договора и банковских гарантий права на предъявление требования бенефициара гаранту об уплате денежной суммы по банковским гарантиям в размере непогашенного аванса, истец потребовал от ответчика уплатить денежные средства в общем размере 402613832,50 руб. Полученные ответчиком требования оставлены им без удовлетворения со ссылкой на наличие доказательств выполнения ООО «Г.» условий договора.

Суд первой инстанции исходил из наличия доказательств освоения аванса — выполнения работ и поставки оборудования по договору, в обеспечение возврата которого выданы банковские гарантии. При этом суд указал, что основное обязательство не было прекращено надлежащим исполнением по вине бенефициара вследствие одностороннего отказа от договора и уклонения от оплаты фактически выполненных работ и поставленного оборудования, усмотрев в действиях истца злоупотребление правом.

Апелляционный суд пришел к выводу о соответствии требования бенефициара и приложенных к нему документов условиям гарантии, положений ст. 370 ГК РФ о независимости банковской гарантии, установив отсутствие предусмотренных законом оснований для отказа банка в совершении платежа. Суд также указал на отсутствие в деле бесспорных доказательств освоения ООО «Г.» аванса и принятия заказчиком выполненных по условиям договора работ.

Предусмотренное банковской гарантией обязательство гаранта перед бенефициаром не зависит в отношениях между ними от того основного обязательства, в обеспечение исполнения которого она выдана, даже если в гарантии содержится ссылка на это обязательство (ст. 370 ГК РФ).

Независимость банковской гарантии от основного обязательства обеспечивается наличием специальных (и при этом исчерпывающих) оснований для отказа гаранта в удовлетворении требования бенефициара, которые не связаны с основным обязательством (п. 1 ст. 376 ГК РФ), а также отсутствием у гаранта права на отказ в выплате при предъявлении ему повторного требования (п. 2 ст. 376 ГК РФ).

По смыслу данных норм обязательство гаранта состоит в уплате денежной суммы по представлении письменного требования бенефициара о платеже и других документов, указанных в гарантиях, которые по своим формальным внешним признакам соответствуют ее условиям. Гарант не вправе выдвигать против осуществления платежа по гарантиям возражения, правом на которые обладает исключительно принципал (по обстоятельствам, связанным с исполнением основного обязательства).

Спорными гарантиями определено, кто является должником по обеспеченному обязательству, указана сумма, подлежащая уплате гарантом при предъявлении бенефициаром соответствующего требования, и характер обеспеченного ими обязательства (в частности, гарантиями обеспечивалось исполнение обязательства по возврату неотработанного аванса).

При этом условия выданных гарантий каких-либо ограничений на предъявление бенефициаром требований о выплате по ним, связанных с действиями сторон основного обязательства по сдаче-приемке работ по договору или по его расторжению, не содержат.

В связи с этим вывод апелляционного суда о том, что обстоятельства, связанные с объемом и качеством подлежащих выполнению по договору подряда работ, в данном случае не имеют значения для ответчика и не могут служить основанием для освобождения его от исполнения своих обязательств, является верным, а выводы суда первой инстанции и округа об обратном — ошибочны.

В качестве исключения из общего принципа независимости банковской гарантии сложившаяся судебная практика рассматривает ситуацию, когда недобросовестный бенефициар, уже получивший надлежащее исполнение по основному обязательству, в целях собственного неосновательного обогащения, действуя умышленно во вред гаранту и принципалу, требует платежа от гаранта.

Между тем доводы ответчика и ООО «Г.» об освоении аванса и уклонении истца от принятия выполненных работ сами по себе не свидетельствуют о злоупотреблении правом со стороны бенефициара, а связаны с оценкой гарантом обстоятельств, касающихся исполнения основного обязательства. Доказательств недобросовестности бенефициара материалы дела не содержат.

При таких обстоятельствах оснований для применения ст. 10 ГК РФ не имелось.

Судебная коллегия отменила постановления кассационной инстанции и решение суда первой инстанции, оставив в силе постановление апелляционной инстанции.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code