Постановление от 04.06.2015 N 13-П «По делу о проверке конституционности положений статьи 31.1 Федерального закона от 21.071997 N 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним»

Правовые категории в Постановлении: добросовестный приобретатель; право собственности; право на жилище; разовая компенсация добросовестному приобретателю жилого помещения; регистрация недвижимого имущества.

Заявители: граждане В.А. Князик и П.Н. Пузырин (в порядке части 4 статьи 125 Конституции РФ).

Предмет рассмотрения: статья 31.1 Федерального закона от 21 июля 1997 года N 122-ФЗ постольку, поскольку на ее основании судом решается вопрос о возможности выплаты добросовестному приобретателю жилого помещения, от которого жилое помещение было истребовано, разовой компенсации за счет казны Российской Федерации, если по не зависящим от него причинам, в соответствии со вступившим в законную силу решением суда о возмещении ему вреда, причиненного в результате утраты такого имущества, взыскание по исполнительному документу в течение одного года со дня начала исчисления срока для предъявления этого документа к исполнению не производилось.

Позиция заявителей: оспариваемые законоположения не соответствуют Конституции РФ, ее статьям 2, 6, 7, 8, 19, 39 и 55, поскольку по смыслу, придаваемому им правоприменительной практикой, они ставят исполнение предусмотренного законом финансового обязательства государства в зависимость от наличия оснований ответственности компетентного государственного органа за неправомерные действия при регистрации прав на недвижимое имущество (жилое помещение).

Итоговый вывод решения: положения обжалуемой нормы признаны не соответствующими Конституции РФ, ее статьям 19 (часть 1), 35 (часть 1), 40 (часть 1) и 55 (часть 3), в той мере, в какой с учетом места в структуре Федерального закона от 21 июля 1997 года N 122-ФЗ и по смыслу сложившейся правоприменительной практики эти положения не допускают выплату добросовестному приобретателю, от которого было истребовано жилое помещение, разовой компенсации за счет казны Российской Федерации — в случаях, когда по не зависящим от него причинам, в соответствии со вступившим в законную силу решением суда о возмещении ему вреда, причиненного в результате утраты такого имущества, взыскание по исполнительному документу в течение одного года со дня начала исчисления срока для предъявления этого документа к исполнению не производилось, — по мотиву отсутствия оснований для привлечения компетентного государственного органа к ответственности за незаконные действия (бездействие), связанные с производившейся им государственной регистрацией прав на указанное жилое помещение.

Правоприменительные решения, в связи с которыми заявители обратились в Конституционный Суд, если они основаны на положениях статьи 31.1 Федерального закона от 21 июля 1997 года N 122-ФЗ в том аспекте, в каком они признаны не соответствующими Конституции РФ, подлежат пересмотру.

Мотивы решения. Конституционный Суд указал, что, в силу общего правила убытки, причиненные по вине органа, осуществляющего государственную регистрацию прав на имущество (при незаконном отказе в государственной регистрации прав на имущество, внесении в ЕГРП незаконных или недостоверных данных о праве и др.), подлежат возмещению за счет казны Российской Федерации в полном объеме (пункт 9 статьи 8.1 ГК РФ, статья 31 Федерального закона от 21 июля 1997 года N 122-ФЗ). Данный правовой механизм может быть задействован собственником (добросовестным приобретателем) имущества только в случаях незаконных действий регистрирующего органа, ответственность за которые несет государство.

Во всех других ситуациях, к которым относятся и обстоятельства дела заявителей, — когда имущественный вред связан исключительно с противоправными действиями третьих лиц, то есть причинителей вреда, признанных таковыми вступившим в законную силу судебным решением, установившим их обязанность возместить нанесенный вред, но с которых получить взыскание по исполнительному документу в течение установленного законом срока не удалось, — государство не несет юридической (негативной) ответственности за причиненный собственнику (добросовестному приобретателю) имущества вред.

В то же время, в целях обеспечения гарантий стабильности гражданского оборота и исходя из необходимости защиты права частной собственности, государство вправе добровольно возложить на себя часть финансового бремени, вызываемого указанными негативными последствиями. Именно из этого исходил законодатель, вводя в Федеральный закон от 21 июля 1997 года N 122-ФЗ статью 31.1, закрепившую институт разовой компенсации собственнику (добросовестному приобретателю) жилого помещения. Такая компенсация выступает в качестве материальной гарантии права на жилище и предназначена, в частности, для случаев, когда от добросовестного приобретателя жилое помещение было истребовано и если в соответствии с вступившим в законную силу решением суда о возмещении вреда, причиненного в результате утраты указанного имущества, взыскание по исполнительному документу не производилось в течение одного года со дня начала исчисления срока для предъявления этого документа к исполнению.

Таким образом, в силу своего предназначения положения данной статьи не требуют установления обстоятельств, свидетельствующих о совершении регистрирующими органами неправомерных действий. Не предполагается при этом и исследование вопроса о правомерности действий регистрирующего органа, в связи с чем статья 16.1 ГК РФ, регулирующая вопросы компенсации за правомерные действия государственных органов и органов местного самоуправления, в рассматриваемой ситуации также не подлежит применению.

Конституционный Суд отметил, что государство в данном случае выступает не как сторона в отношениях юридической ответственности, не как причинитель вреда (что требовало бы полного возмещения причиненного вреда) и не как должник по деликтному обязательству, а как публичная власть, организующая систему компенсации за счет казны Российской Федерации собственникам жилого помещения, которые не могут его истребовать от добросовестных приобретателей, и добросовестным приобретателям, от которых было истребовано жилое помещение.

Оспариваемые законоположения — притом что они преследуют конституционно значимые цели — не отвечают конституционным критериям недвусмысленности правовых норм и их согласованности в системе действующего правового регулирования. Это подтверждается практикой их применения, анализ которой свидетельствует о том, что суды во многих случаях отказывают в удовлетворении исковых требований заявителей, трактуя эти законоположения как подлежащие применению только при установлении факта неправомерных действий компетентного государственного органа при регистрации прав на жилое помещение, в результате которых лицо лишилось этого имущества. Такое толкование во многом обусловливается тем, что статья 31.1 помещена законодателем в главу «Ответственность при государственной регистрации прав на недвижимое имущество» Федерального закона от 21 июля 1997 года N 122-ФЗ.

Кроме того, многозначность юридического термина «компенсация» налагает на законодателя обязанность использовать его таким образом, чтобы правовая природа разовой компенсации, установленной статьей 31.1 Федерального закона от 21 июля 1997 года N 122-ФЗ, и условия реализации права на нее были понятны правоприменительным органам. Однако в результате допущенного законодателем отступления от правил юридической техники суды в ряде случаев отождествляли предусмотренный данной статьей правовой механизм с механизмом ответственности компетентных органов при государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним.

Конституционный Суд отметил, что неопределенность в понимании правовой природы компенсации, предусмотренной положениями статьи 31.1 Федерального закона от 21 июля 1997 года N 122-ФЗ, могла бы быть не столь ощутимой, если бы эти положения были своевременно конкретизированы в подлежащем принятию, но не принятом правительственном нормативном правовом акте о порядке ее выплаты.

Таким образом, оспариваемые положения — с учетом их места в структуре Федерального закона от 21 июля 1997 года N 122-ФЗ и понимания в правоприменительной практике — не соответствуют Конституции РФ, поскольку позволяют судам отказывать в выплате разовой компенсации добросовестному приобретателю, от которого было истребовано жилое помещение, ссылаясь на отсутствие оснований для привлечения государственного органа к ответственности за незаконные действия (бездействие), связанные с производившейся им государственной регистрацией прав на жилое помещение.

Акты международного права, использованные в Постановлении: Постановление Европейского суда по правам человека от 6 декабря 2011 года по делу «Гладышева (Gladysheva) против Российской Федерации» (жалоба N 7097/10), в котором Суд указал, что риск любой ошибки, допущенной государственным органом, должно нести государство и такие ошибки не должны устраняться за счет заинтересованного лица.

Особое мнение по данному делу представил судья Н.С. Бондарь.

(Официальный интернет-портал правовой информации (http://www.pravo.gov.ru); номер опубликования: 0001201506050029; дата опубликования: 05.06.2015)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code