ПРАВОВАЯ ОБЕСПЕЧЕННОСТЬ ДОКАЗАТЕЛЬСТВЕННОЙ СИЛЫ ОБЪЯСНЕНИЯ В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ РОССИИ

В настоящей статье на основе анализа нормативно-правовых актов, прецедентов судебной практики рассматривается возможность признания объяснений, полученных до возбуждения уголовного дела, в качестве доказательств по уголовному делу. Поднимается проблема неопределенности в правовом регулировании после принятия Федерального закона от 4 марта 2013 г. N 23-ФЗ.

Федеральным законом от 4 марта 2013 г. N 23-ФЗ «О внесении изменений в статьи 62 и 303 Уголовного кодекса Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» расширен перечень процессуальных действий, которые следователь (дознаватель) может осуществлять до возбуждения уголовного дела. Полномочия следователя (дознавателя) наряду с ранее имевшимися дополнены возможностью получать объяснения, образцы для сравнительного исследования, истребовать документы и предметы, изымать их, назначать судебную экспертизу, производить осмотры, в том числе документов, предметов, трупов, производить освидетельствование <1>. Использование расширенного изменениями в УПК РФ проверочного инструментария можно назвать одной из причин наблюдающейся тенденции к снижению показателя отмен постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела и о возбуждении уголовного дела как незаконных <2>.

———————————

<1> Часть 1 ст. 144 УПК РФ (в ред. от 4 марта 2013 г. и позднее) // СПС «КонсультантПлюс».

<2> Согласно данным Генеральной прокуратуры РФ на 19,5% и 2,4% в январе — ноябре 2014 г. снизилось количество отмен прокурором постановлений о возбуждении уголовного дела и постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела соответственно (Статистические данные об основных показателях деятельности органов прокуратуры Российской Федерации за январь — октябрь 2014 г. // Официальный сайт Генеральной прокуратуры РФ. URL: http://genproc.gov.ru/upload/iblock/72a/2014_11.xls (дата обращения: 05.01.2015)).

 

Законодатель впервые в современном российском уголовном процессе (спустя более 10 лет действия УПК РФ!) закрепил полномочие следователя (дознавателя) получать от лиц объяснения по материалам доследственной проверки <3>.

———————————

<3> УПК РСФСР в ст. ст. 109, 415 закреплял полномочие следователя (дознавателя) получать объяснения, однако сменивший его УПК РФ аналогичное полномочие не предусматривал до 4 марта 2013 г., что не исключало в практической деятельности получения объяснений в рамках доследственных проверок.

 

Вопрос об использовании объяснений в рамках доследственной проверки и в доказывании по уголовному делу всегда имел дискуссионный характер: ни законодательное регулирование, ни доктринальные позиции, ни примеры из судебной практики не давали оснований утихнуть спорам.

Следует отметить, что в своей практической деятельности следователи (дознаватели) и до внесенных изменений в ст. 144 УПК РФ активно использовали объяснения при проверке сообщения о преступлении. Объяснение в этом случае — единственная форма закрепления полученной от лиц информации. В связи с этим можно с уверенностью констатировать, что практически каждый материал проверки сообщения о преступлении, каждое уголовное дело содержат объяснения лиц. Сложившаяся практика осуществления процессуального контроля (надзора) за органами расследования свидетельствует также о придании получению объяснения процессуальной значимости, поскольку зачастую именно из-за того, что какое-либо лицо по материалу проверки не опрошено следователем, отменяются постановления об отказе в возбуждении уголовного дела.

В период действия УПК РФ правомочие по принятию объяснений обеспечивалось федеральными законами и ведомственными нормативными актами <4>. Несмотря на то что правовое регулирование получения объяснения в ходе досудебного производства имело место, оно не соответствовало требованиям ст. 1 УПК РФ о регулировании порядка уголовного судопроизводства именно Уголовно-процессуальным кодексом. При таком подходе в нормативном регулировании имело место получение квазилегального объяснения.

———————————

<4> См., напр.: Приказ ФСНП РФ от 16 августа 2002 г. N 379 «Об утверждении Инструкции о порядке приема, регистрации и разрешения в федеральных органах налоговой полиции сообщений о преступлениях» // СПС «КонсультантПлюс»; Приказ Генерального прокурора РФ от 16 марта 2006 г. N 12 «О совершенствовании системы приема, регистрации и проверки сообщений о преступлениях в органах прокуратуры Российской Федерации // Доступ из информационно-правового портала «Гарант.ру». URL: http://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/1255664 (дата обращения: 28.12.2014); Федеральный закон «О прокуратуре Российской Федерации» (абз. 3 ч. 1 ст. 22) // СПС «КонсультантПлюс»; Федеральный закон «О Федеральной службе безопасности» (п. «к» ст. 13) // СПС «КонсультантПлюс»; Закон РФ «О милиции» (п. 4 ч. 1 ст. 11) // СПС «КонсультантПлюс»; Федеральный закон «О Следственном комитете Российской Федерации» (п. 3 ч. 1 ст. 7) // СПС «КонсультантПлюс»; Федеральный закон «О полиции» (п. 3 ч. 1 ст. 13) // СПС «КонсультантПлюс».

 

Претерпевшей изменения ст. 144 УПК предусмотрено, что при проверке сообщения о преступлении следователь (дознаватель) вправе получать объяснения (ч. 1 ст. 144 УПК РФ), более того, полученные сведения могут быть использованы в качестве доказательств при условии соблюдения ст. ст. 75 и 89 УПК РФ, т.е. правил о допустимости доказательств и использовании в доказывании результатов ОРД. Можно говорить о том, что использование объяснений в качестве доказательств по уголовному делу — некая новация в устоявшейся традиции обращения к объяснениям лиц в рамках уголовного судопроизводства.

Казалось бы, изменения поставили точку в дискуссии об объяснении как доказательстве по уголовному делу, однако важный с позиции правоприменителя вопрос о порядке получения объяснения остался без ответа, тем самым законодатель пренебрег одним из главных постулатов права — lex simper certa (закон всегда определенен).

Буквальное толкование закона позволяет говорить о том, что допустимыми доказательствами объяснения будут в случае соблюдения порядка их получения, определенного УПК РФ. Однако такой порядок в специальных нормах УПК РФ отсутствует, кроме этого, ч. 1.1 ст. 144 УПК РФ неконкретизированно обязывает должностное лицо органа расследования при проверке сообщения о преступлении разъяснять участнику доследственной проверки его права и обязанности, предусмотренные УПК РФ, а также ряд других прав, прямо предусмотренных указанной частью. Отсюда возникает несколько взаимосвязанных вопросов: какие нормы регулируют порядок получения объяснения и, соответственно, какие права и обязанности должны быть разъяснены опрашиваемому? Каким видом доказательств будут являться объяснения?

Если рассматривать текст уголовно-процессуального закона буквально, то для допустимости объяснений необходимо их облечь в привычную для органов расследования письменную форму, при этом разъяснить лицу лишь те права и обязанности, которые непосредственно указаны в ч. 1.1 ст. 144 УПК РФ, поскольку самостоятельного следственного (процессуального) действия «получение объяснения» Особенной частью УПК РФ не предусмотрено и дополнительных требований к нему в иных статьях не предъявляется. При таком узком подходе к гарантиям лиц, участвующих в уголовном процессе, отсутствует возможность обеспечить соблюдение в полной мере прав участвующих лиц, а также возложить обязанности на них в интересах объективного расследования.

На наш взгляд, нельзя пренебрегать сведениями, полученными на первом этапе уголовного процесса. В полной мере согласны с позицией В.А. Лазаревой: «Если сведения, полученные до возбуждения уголовного дела, рассматриваются в качестве надлежащего основания для принятия процессуального решения о возбуждении уголовного дела, они не могут утрачивать своего значения после принятия этого решения. Не рассматривая их в качестве доказательств, мы фактически ставим под сомнение законность и обоснованность решения о возбуждении уголовного дела» <5>. Опасения использовать в качестве доказательств сведения, полученные в рамках проверки сообщения о преступлении, вызваны отсутствием при ее проведении достаточных гарантий достоверности получаемых сведений.

———————————

<5> Лазарева В.А. Доказывание в уголовном процессе: Учебник для бакалавриата и магистратуры. М.: Юрайт, 2014. С. 194.

 

Рассмотренная практика применения при разрешении уголовных дел обновленных положений ст. 144 УПК РФ об объяснениях свидетельствует об отсутствии единого подхода к приданию доказательственного значения объяснениям. Еще до изменения ст. 144 УПК РФ Конституционный Суд РФ указывал на допустимость использования материалов проверки сообщения о преступлении в доказывании по уголовному делу <6>. В правоприменительной практике судов объяснения признавались доказательствами по делу в качестве иных документов <7>. Однако судебные инстанции в ряде дел исходили по-прежнему из позиции объяснений как недопустимых доказательств, обосновывая это: 1) их отсутствием в перечне, определенном ст. 74 УПК РФ <8>; 2) нарушением порядка его получения <9>; 3) невозможностью рассмотрения объяснений в качестве иных документов <10>.

———————————

<6> Статья 74 УПК РФ… не содержит каких-либо положений, исключающих доказательственное значение документов, полученных в результате проверки заявлений о преступлениях (Определение Конституционного Суда РФ от 20 октября 2011 г. N 1449-О-О. URL: http://doc.ksrf.ru/decision/KSRFDecision78650.pdf (дата обращения: 13.01.2015)).

<7> Объяснения свидетеля Ю., полученные следователем… в порядке, предусмотренном ст. 144 УПК РФ, и приобщенные к материалам дела в качестве «иного документа», обоснованно признаны вещественными доказательством в соответствии со ст. 74 ч. 2 п. 6 УПК РФ (Апелляционное определение Судебной коллегии по уголовным делам Московского областного суда от 4 июня 2013 г. N 22-3771/13. URL: http://oblsud.mo.sudrf.ru (дата обращения: 13.01.2015)); Иные документы, в том числе объяснения, которые в соответствии с частью первой статьи 144 УПК Российской Федерации вправе получать следователь… используются для установления обстоятельств уголовного дела с соблюдением требований норм, определяющих порядок собирания, проверки и оценки доказательств в уголовном судопроизводстве (Определение Конституционного Суда РФ от 28 мая 2013 г. N 723-О. URL: http://doc.ksrf.ru/decision (дата обращения: 13.01.2015)).

<8> Объяснения участников уголовного судопроизводства не входят в перечень, установленный ст. 74 УПК РФ, и поэтому доказательствами не являются (Апелляционное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 4 июня 2013 г. N 41-АПУ13-13сп. URL: http://vsrf.ru (дата обращения: 13.01.2015)); суд обоснованно отказал… в оглашении объяснений… полученных… в досудебном производстве, поскольку они не являются доказательствами в силу ст. 74 УПК РФ (Апелляционное постановление Московского городского суда от 27 ноября 2013 г. N 10-11567/13. URL: http://www.mos-gorsud.ru/files/docs (дата обращения: 13.01.2015)); судебная коллегия соглашается с доводами апелляционной жалобы о том, что объяснения… данные… до возбуждения уголовного дела, являются недопустимыми доказательствами (Апелляционное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Карелия от 28 октября 2013 г. N 22-2034/2013. URL: https://rospravosudie.com/court-verxovnyj-sud-respubliki-kareliya-respublika-kareliya-s/act-439501027 (дата обращения: 13.01.2015)).

<9> Приговор Вичугского городского суда Ивановской области от 6 сентября 2013 г. по делу N 180/2013. URL: http://vichugsky.iwn.sudrf.ru; Апелляционное определение Судебной коллегии по уголовным делам Красноярского краевого суда от 14 мая 2013 г. N 22-3313/2013. URL: http://kraevoy.krk.sudrf.ru.

<10> Суд обоснованно отказал. в оглашении объяснений, поскольку они… не могут быть признаны иными документами в силу ст. 84 УПК РФ (Постановление Московского городского суда от 27 ноября 2013 г. N 10-11567/13. URL: http://www.mos-gorsud.ru/files/docs (дата обращения: 13.01.2015); Судебная коллегия соглашается с доводами апелляционной жалобы о том, что… ссылка в приговоре на то, что данные объяснения относятся к иным документам и в силу ч. 6 ст. 74 УК РФ являются допустимыми доказательствами, является ошибочной (Апелляционное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Карелия от 28 октября 2013 г. N 22-2034/2013. URL: https://rospravosudie.com/court-verxovnyj-sud-respubliki-kareliya-respublika-kareliya-s/act-439501027 (дата обращения: 13.01.2015)).

 

Единое мнение на этот счет отсутствует и в научных дискуссиях. Например, В.М. Быков, В.С. Балакшин, А.И. Григорьев являются сторонниками использования объяснений в качестве иных документов <11>. Мы же, разделяя позицию, что иные документы изготавливаются вне уголовно-процессуальной деятельности, изымаются, истребуются либо предоставляются следователю (дознавателю) и составляются лицами, не являющимися официальными участниками уголовного процесса <12>, полагаем неправильным рассмотрение объяснений как доказательства в качестве иного документа. Исходя из этого иными документами могут признаваться объяснения, полученные в рамках ОРД, административного производства, служебных проверок и т.п. <13>.

———————————

<11> Быков В.М. Новый закон о порядке рассмотрения следователем и дознавателем сообщения о преступлении // Российская юстиция. 2013. N 5. С. 27; Балакшин В.С. Объяснение как доказательство в уголовном и административном судопроизводстве // Российский юридический журнал. 2012. N 5. С. 124 — 126; Григорьев А.И. Допустимость объяснений в качестве доказательств по уголовному делу // Российский юридический журнал. 2013. N 5. С. 145 — 148.

<12> См. подробнее: Уголовно-процессуальное право Российской Федерации: Учебник / Отв. ред. П.А. Лупинская, Л.А. Воскобитова. 3-е изд. М.: Норма; ИНФРА-М, 2013. С. 296; Лазарева В.А. Доказывание в уголовном процессе: Учебник для бакалавриата и магистратуры. М.: Юрайт, 2014. С. 350; Ляхов Ю.А. Единство процесса доказывания в досудебном уголовном судопроизводстве России // Государство и право. 2014. N 11. С. 112.

<13> Например: суд признал недопустимыми объяснения Плотниковой Е.С., данные ей прокурору до возбуждения уголовного дела, хотя их необходимо было отнести к иным доказательствам согласно п. 6 ч. 2 ст. 74 УПК РФ (Апелляционное определение Судебной коллегии по уголовным делам Костромского областного суда от 17 сентября 2013 г. N 22-1283. URL: http://oblsud.kst.sudrf.ru (дата обращения: 13.01.2015)).

 

Объяснения в рамках доследственной проверки по своей сути представляют собой показания, поскольку в них содержится изложение сведений лицом об обстоятельствах, оставивших отпечаток в его сознании, и оформляются в рамках УПК РФ непосредственно следователем (дознавателем). Тем самым объяснения необходимо рассматривать в качестве показаний лица.

Функциональный подход к толкованию норм УПК РФ, а также декларируемые намерения законодателя <14>, анализ введенной Федеральным законом от 4 марта 2013 г. N 23-ФЗ ч. 2 ст. 226.5 УПК РФ, позволяющей дознавателю не допрашивать лиц, от которых в ходе проверки сообщения о преступлении были получены объяснения, косвенно свидетельствуют о необходимости распространения на получение объяснений требований, предусмотренных для допроса <15>. Справедливо отмечается, что «использование объяснений, получаемых в порядке, отличном от производства допроса, приведет к негативным последствиям для участников уголовного судопроизводства со стороны защиты» <16>.

———————————

<14> Общая концепция законопроекта в определенной части состояла в уточнении процедуры проверки сообщения о преступлении, борьбе с процессуально небезупречными доказательствами, влекущими после возбуждения уголовного дела необходимость совершения повторных по большей части аналогичных действий, что должно было создать все необходимые условия для принятия законного и обоснованного решения о возбуждении уголовного дела либо об отказе (Пояснительная записка к проекту Федерального закона «О внесении изменений в статьи 62 и 303 Уголовного кодекса Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» // Автоматизированная система обеспечения законодательной деятельности. URL: http://asozd2.duma.gov.ru/main.nsf (дата обращения: 07.12.2014)).

<15> Например, О.Л. Васильев также усматривает в получении объяснений аналогичную допросу природу процессуального действия. Васильев О.Л. Новый этап реформы досудебных стадий уголовного процесса. Критический анализ новелл 2013 г. // Закон. 2013. N 8. С. 100 — 108.

<16> Панокин А.М. Порядок рассмотрения сообщения о преступлении в уголовном процессе // Актуальные проблемы российского права. 2013. N 11 (36). С. 1462 — 1463.

 

На наш взгляд, при получении объяснений необходимо соблюдать требования, предусмотренные ст. ст. 164, 187 — 191 УПК РФ, тем самым объяснение оформляется протоколом, не может быть допустимым при нарушении продолжительности опроса, опрашиваемому запрещается задавать наводящие вопросы, возможно применение технических средств фиксации хода получения объяснения, при получении объяснения недопустимо применение насилия, угроз, иных незаконных мер, к объяснению могут быть приобщены схемы, чертежи, рисунки, вызываемое для дачи объяснений лицо может быть в указанных случаях подвергнуто приводу, в ходе получения объяснений могут предъявляться опрашиваемому предметы, документы. Опрашиваемому лицу также необходимо разъяснить права и обязанности, предусмотренные ст. 56 УПК РФ.

В случае если объяснения принимаются у лица, в отношении которого проводится доследственная проверка, то, на наш взгляд, необходимо разъяснять такому лицу, по сообщению о каком преступлении проводится в отношении его проверка, а также права, предусмотренные п. п. 2, 4 — 11 ч. 4 ст. 46 УПК РФ, право пользоваться помощью защитника (ч. 2 ст. 48 Конституции РФ, п. 6 ч. 3 ст. 49 УПК РФ). Невыполнение указанных требований влечет признание объяснений лица полученными с нарушением закона <17>.

———————————

<17> Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 31 октября 1995 г. N 8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия» (в ред. от 16 апреля 2013 г.) // Официальный сайт Верховного Суда РФ. URL: http://vsrf.ru/Show_pdf.php?Id=8598 (дата обращения: 28.12.2014).

 

Полученные при доследственной проверке объяснения кладутся в основу принятия решения о возбуждении уголовного дела, что предопределяет необходимость получения действительно правдивых сведений. Однако ст. 144 УПК РФ не предусматривает ни одного условия, способствующего получению достоверных объяснений. В целях исключения злоупотреблений на стадии возбуждения уголовного дела со стороны лиц, у которых принимаются объяснения, получение объяснений должно быть обеспечено превентивными уголовно-правовыми мерами. Необходимо предупреждать опрашиваемого (кроме лица, в отношении которого проводится проверка сообщения о преступлении) об уголовной ответственности за заведомо ложные показания и за отказ от дачи показаний по ст. ст. 307, 308 УК РФ. Лицо, в отношении которого проводится проверка сообщения о преступлении (при согласии давать объяснения), предупреждается лишь о том, что его показания могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу, в том числе и при его последующем отказе от этих показаний.

Нужно заметить, что «опрашиваемый, не будучи еще участником уголовного процесса, не может нести ответственность за отказ от дачи показаний и за дачу ложных показаний, а также быть подвергнут приводу» <18>, поскольку диспозиции ст. ст. 307, 308 УК РФ распространяют свое действие на свидетеля, потерпевшего, эксперта, специалиста, переводчика. Это означает отсутствие правовых оснований для предупреждения опрашиваемого о такой ответственности.

———————————

Примечание.

Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (под ред. В.М. Лебедева, В.П. Божьева) включен в информационный банк согласно публикации — Юрайт-Издат, 2007 (3-е издание, переработанное и дополненное).

 

<18> Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. В.М. Лебедева; науч. ред. В.П. Божьев. М.: Юрайт, 2014. С. 323.

 

Данная проблема нуждается в дополнительном законодательном регулировании. Например, оно возможно посредством распространения уголовной ответственности по ст. ст. 307, 308 УК РФ на участника проверки сообщения о преступлении. Нам видится целесообразным несколько иной путь — наделить отдельных участников доследственной проверки процессуальным статусом участника уголовного судопроизводства (гл. 6 УПК РФ). В частности, на лицо, в отношении которого производится проверка сообщения о преступлении, должны распространяться гарантии подозреваемого. Тем более что по результатам такой проверки может быть возбуждено уголовное дело в отношении этого лица, что автоматически его наделит статусом подозреваемого (п. 1 ч. 1 ст. 46 УПК РФ). Что касается опрашиваемого, то его следовало бы рассматривать в качестве свидетеля. Для этого ч. 1 ст. 56 УПК должна предполагать, что свидетелем является лицо, которому могут быть известны какие-либо обстоятельства, имеющие значение для рассмотрения сообщения о преступлении, расследования и разрешения уголовного дела. Надо сказать, что фактически опрашиваемый является свидетелем — ему известны обстоятельства, имеющие значение для принятия решения по материалу доследственной проверки. Однако отсутствие лишь формального признака получения статуса свидетеля — возбужденного уголовного дела является препятствием на пути достижения целей и задач уголовного процесса, установления истины.

Наделение лиц, участвующих в проверке сообщения о преступлении, статусом участников уголовного судопроизводства также разрешит проблему, связанную с реализацией закрепленных в ст. 144 УПК РФ и прямо вытекающих из нее положений об обеспечении процессуальной формы назначения и производства экспертизы (ст. 198 УПК РФ), о неразглашении данных предварительного расследования (ст. 161 УПК РФ), о принятии мер безопасности (ч. 9 ст. 166 УПК РФ), поскольку действие указанных норм распространяется на лиц, обладающих статусом согласно гл. 6 УПК РФ.

Резюмируя, отметим, что трансформация объяснений в доказательство по уголовному делу возможна только при соблюдении рассмотренных выше требований, и высказанная нами точка зрения находит отражение в формирующейся практике судов <19>. Например, судебная коллегия, вынося апелляционное определение по уголовному делу, указала, что использование объяснений в качестве доказательств вины является недопустимым, и они подлежат исключению из приговора из-за того, что получены не в порядке, предусмотренном УПК РФ для показаний свидетеля, и не являются иным документом <20>. Тем самым суды обозначили возможность использования объяснения в качестве доказательства вины по уголовному делу при соблюдении требований УПК РФ, предъявляемых к допросу свидетеля.

———————————

<19> Суд не усматривает оснований для признания полученного с В.А. объяснения допустимым доказательством, поскольку права и обязанности свидетеля либо потерпевшего В.А. при получении данного объяснения не разъяснялись // Приговор Вичугского городского суда Ивановской области от 6 сентября 2013 г. по делу N 1-80/2013. URL: http://vichugsky.iwn.sudrf.ru; суд первой инстанции признал недопустимым доказательством объяснение… на том основании, что последний не предупреждался об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний (Апелляционное определение Судебной коллегии по уголовным делам Красноярского краевого суда от 14 мая 2013 г. N 22-3313/2013. URL: http://kraevoy.krk.sudrf.ru (дата обращения: 13.01.2015)).

<20> Апелляционное определение Судебной коллегии по уголовным делам Вологодского областного суда по делу от 6 марта 2014 г. N 22-224/2-14 // Официальный сайт. URL: http://oblsud.vld.sudrf.ru.

 

Вышеуказанное не позволяет нам обнаружить сущностных отличий в процессуальном действии «получение объяснений» и следственном действии «допрос». Полагаем, что законодателю следовало не столько «узаконить» фактически сложившееся принятие объяснений, сколько предоставить следователю (дознавателю) полномочие по проведению допроса, что исключало бы необходимость дополнительной регламентации. Аналогичную точку зрения высказывают А. Каретников, С. Коретников <21>, Ю. Ляхов <22>, М. Махмутов <23>. К тому же на этапе рассмотрения сообщения о преступлении допускается проведение отдельных следственных действий, и проведение допроса не являлось бы исключением.

———————————

<21> Каретников А., Коретников С. Следственные действия как способы проверки сообщения о преступлении // Законность. 2014. N 7. С. 41.

<22> Ляхов Ю.А. Единство процесса доказывания в досудебном уголовном судопроизводстве России // Государство и право. 2014. N 11. С. 112.

<23> Махмутов М. Закон о дознании в сокращенной форме и реформа стадии возбуждения уголовного дела // Законность. 2013. N 7. С. 39 — 43.

 

Надо сказать, что до внесения предлагаемых изменений в УПК РФ следует исходить из содержательного (фактического) статуса участника доследственной проверки, а не руководствоваться исключительно формальным. Такую позицию занимали некоторые судебные инстанции при принятии решений <24>. Более того, Конституционный Суд РФ не исключает возможность использования в качестве доказательств по уголовному делу объяснения лица (впоследствии ставшего подозреваемым и обвиняемым), полученные до возбуждения уголовного дела <25>. Тем самым находящиеся во взаимосвязи ст. ст. 144 и 75 УПК РФ не позволяют использовать объяснения лица (впоследствии подозреваемого), полученные в отсутствие защитника, в случае, предусмотренном п. 1 ч. 2 ст. 75 УПК РФ (т.е. в нарушение требований, предъявляемых к оценке показаний).

———————————

<24> Плотникова Е.С. при получении объяснения фактически имела статус подозреваемой, право же пользоваться услугами адвоката не разъяснялось. При таких обстоятельствах суд первой инстанции обоснованно признал объяснения недопустимыми доказательствами (Апелляционное определение Судебной коллегии по уголовным делам Костромского областного суда от 17 сентября 2013 г. N 22-1283. URL: http://oblsud.kst.sudrf.ru (дата обращения: 13.01.2015)); При определении правового статуса лица, в отношении которого осуществляется публичное уголовное преследование, учитывать не только его формальное процессуальное, но и фактическое положение (Определение Конституционного Суда РФ от 21 декабря 2004 г. N 467-О. URL: http://doc.ksrf.ru/decision (дата обращения: 13.01.2015)).

<25> Часть 2 ст. 74 УПК, п. 1 ч. 2 ст. 75 УПК «не содержат каких-либо исключений из закрепленного в части 1.2 статьи 144 УПК Российской Федерации правила, согласно которому полученные в ходе проверки сообщения о преступлении сведения могут быть использованы в качестве доказательств лишь при условии соблюдения положений статей 75 и 89 того же Кодекса» // Определение Конституционного Суда РФ от 20 ноября 2014 г. N 2540-О. URL: http://doc.ksrf.ru/decision (дата обращения: 13.01.2015).

 

Таким образом, полагаем, что в целях получения допустимых доказательств при осуществлении процессуальных действий до возбуждения уголовного дела надлежит обеспечивать лицам такие гарантии, которые должны им быть обеспечены в соответствии с УПК РФ при наличии соответственно статуса подозреваемого, свидетеля после возбуждения уголовного дела при их допросе. Сведения, полученные от лица, в отношении которого проводится доследственная проверка, либо от иного опрашиваемого лица только тогда могут приобрести равное («конкурентное») с показаниями доказательственное значение, когда указанные лица наделены процессуальными гарантиями соответственно подозреваемого и свидетеля. Такой подход направлен на реализацию принципов уголовного судопроизводства, закрепленных в ст. ст. 11, 16 УПК РФ.

Подводя итог сказанному, подчеркнем, что для рассмотрения объяснения в качестве доказательства по уголовному делу требуется дополнительная правовая регламентация процессуальной формы, а также формирование единообразного правоприменительного подхода. Вместе с этим объяснение в любом случае должно проверяться и оцениваться в соответствии со ст. ст. 87, 88 УПК РФ, как и любое другое доказательство.

Пристатейный библиографический список

  1. Балакшин В.С. Объяснение как доказательство в уголовном и административном судопроизводстве // Российский юридический журнал. 2012. N 5.
  2. Быков В.М. Новый закон о порядке рассмотрения следователем и дознавателем сообщения о преступлении // Российская юстиция. 2013. N 5.
  3. Васильев О.Л. Новый этап реформы досудебных стадий уголовного процесса. Критический анализ новелл 2013 г. // Закон. 2013. N 8.
  4. Григорьев А.И. Допустимость объяснений в качестве доказательств по уголовному делу // Российский юридический журнал. 2013. N 5.
  5. Каретников А., Коретников С. Следственные действия как способы проверки сообщения о преступлении // Законность. 2014. N 7.
  6. Лазарева В.А. Доказывание в уголовном процессе: Учебник для бакалавриата и магистратуры. М.: Юрайт, 2014.
  7. Ляхов Ю.А. Единство процесса доказывания в досудебном уголовном судопроизводстве России // Государство и право. 2014. N 11.
  8. Махмутов М. Закон о дознании в сокращенной форме и реформа стадии возбуждения уголовного дела // Законность. 2013. N 7.
  9. Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. В.М. Лебедева; науч. ред. В.П. Божьев. М.: Юрайт, 2014.
  10. Панокин А.М. Порядок рассмотрения сообщения о преступлении в уголовном процессе // Актуальные проблемы российского права. 2013. N 11 (36).
  11. Уголовно-процессуальное право Российской Федерации: Учебник / Отв. ред. П.А. Лупинская, Л.А. Воскобитова. 3-е изд. М.: Норма; ИНФРА-М, 2013

Е.Ю.ФРОЛОВА, А.В.ГОРБАНЬ

_______________

Ключевые слова: проверка сообщения о преступлении, возбуждение уголовного дела, объяснение, доказательства, досудебное производство, полномочия следователя, уголовный процесс.

Другие статьи по теме:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code