Изъятие имущества, являющегося предметом договора купли-продажи, до отгрузки покупателю в рамках исполнительного производства

Вопрос: Имущество, являющееся предметом договора купли-продажи, до отгрузки покупателю было изъято в рамках исполнительного производства. Может ли такое изъятие быть признано обстоятельством, за которое ни одна из сторон не отвечает и которое свидетельствует о прекращении обязательств по договору купли-продажи?

 

Ответ: Изъятие имущества, являющегося предметом договора купли-продажи, до отгрузки покупателю в рамках исполнительного производства не может быть признано обстоятельством, за которое ни одна из сторон не отвечает и которое свидетельствует о прекращении обязательств по договору купли-продажи.

 

Обоснование: Как следует из смысла ст. ст. 223, 458, 459 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ), право собственности на товар, являющийся предметом договора купли-продажи, переходит к покупателю с момента передачи товара (если законом или договором не оговорено иное).

В данном случае товар покупателю не передан, то есть право собственности на товар не перешло.

Пунктом 1 ст. 416 ГК РФ предусмотрена возможность прекращения обязательства в результате невозможности его исполнения, если указанная невозможность исполнения вызвана обстоятельством, за которое ни одна из сторон не отвечает.

Конструктивно данный способ прекращения обязательства обусловлен наличием обстоятельства, которое, во-первых, объективно исключает возможность исполнения обязательства, во-вторых, его возникновение не связано с поведением сторон обязательства.

В частности, в качестве примера такого обстоятельства можно привести выбытие лица — управляющей организации из отношений по поставке энергии, в связи с выбором собственниками многоквартирного дома другой управляющей организации (Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 11.02.2015 N Ф09-9957/14 по делу N А60-17065/2014, Постановление Арбитражного суда Московского округа от 19.03.2015 N Ф05-1242/2015 по делу N А41-25363/14).

Применительно к поставленному вопросу соответствующая судебная практика не выявлена.

Вместе с тем Президиум ВАС РФ в п. 5 информационного письма от 21.12.2005 N 104 «Обзор практики применения арбитражными судами норм Гражданского кодекса Российской Федерации о некоторых основаниях прекращения обязательств» на примере конкретного случая дал толкование п. 1 ст. 417 ГК РФ, содержащего схожее положение о возможности прекращения обязательства, если в результате издания акта государственного органа его исполнение становится невозможным.

Как разъяснил ВАС РФ, отзыв у должника лицензии, вызванный неправомерными действиями лицензиата, и неисполнение в связи с этим обязательства не являются основанием прекращения обязательств должника.

Аналогичный вывод поддержан в судебной практике применительно к п. 1 ст. 416 ГК РФ в ситуации, когда невозможность исполнения обязательства была обусловлена отказом миграционной службы в выдаче приглашений иностранным гражданам, при этом отказ не был связан с нарушением лицом установленных правил (Постановление Арбитражного суда Московского округа от 20.01.2015 N Ф05-14517/2014 по делу N А40-34444/14).

В соответствии с п. 1 ст. 12 Федерального закона от 21.07.1997 N 118-ФЗ «О судебных приставах» в процессе принудительного исполнения судебных актов и актов других органов, предусмотренных Федеральным законом об исполнительном производстве, судебный пристав-исполнитель в том числе принимает меры по своевременному, полному и правильному исполнению исполнительных документов.

Согласно статье 30 Федерального закона от 02.10.2007 N 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» (далее — Федеральный закон N 229-ФЗ) судебный пристав-исполнитель возбуждает исполнительное производство на основании исполнительного документа по заявлению взыскателя… (ч. 1).

Если исполнительный документ впервые поступил в службу судебных приставов, то судебный пристав-исполнитель в постановлении о возбуждении исполнительного производства устанавливает срок для добровольного исполнения должником содержащихся в исполнительном документе требований и предупреждает должника о принудительном исполнении указанных требований по истечении срока для добровольного исполнения… (ч. 11).

Согласно ч. 1 ст. 69 Федерального закона N 229-ФЗ обращение взыскания на имущество должника включает изъятие имущества и (или) его реализацию, осуществляемую должником самостоятельно, или принудительную реализацию либо передачу взыскателю.

В рассматриваемом случае судебным приставом-исполнителем обращено взыскание на товар, являющийся имуществом поставщика.

Соответственно, если должником по исполнительному производству является поставщик, то обоснованным представляется вывод о том, что обстоятельство (изъятие имущества до отгрузки) обусловлено действиями (бездействием) непосредственно поставщика, не исполнившего добровольно требования исполнительного документа, что исключает возможность его освобождения от исполнения обязательства.

Указанный вывод подтверждается судебной практикой (см. Постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 14.10.2014 по делу N А49-4808/2014).

Дополнительно необходимо отметить, что в приведенной ситуации значимым обстоятельством, подлежащим выяснению, является наличие у поставщика неисполненной обязанности по исполнению соответствующего исполнительного документа.

Сложившаяся судебная практика применения ст. ст. 416, 417 ГК РФ исходит из возможности прекращения обязательства невозможностью исполнения только в случае правомерного поведения лица, не имеющего возможность исполнить обязательство (приведенное выше Постановление Арбитражного суда Московского округа от 20.01.2015 N Ф05-14517/2014 по делу N А40-34444/14, также Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 11.06.2015 N Ф09-3428/15 по делу N А07-20089/2014, Определение Верховного Суда РФ от 05.06.2015 по делу N 306-ЭС15-2863, А55-3563/2014).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code