Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 29.09.2015 N 71-АПУ15-7

Приговор: По ч. 5 ст. 33, п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ за пособничество в убийстве; по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ за разбой.

Определение ВС РФ: Приговор оставлен без изменения.

 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 29 сентября 2015 г. N 71-АПУ15-7

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего — Сабурова Д.Э.,

судей — Климова А.Н., Хомицкой Т.П.,

при секретаре — Поляковой А.С.,

с участием государственного обвинителя — прокурора Коваль К.И.,

защитника — адвоката Шевченко Е.М.,

осужденной Парыгиной Е.В.,

рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по апелляционной жалобе осужденной Парыгиной Е.В. на приговор Калининградского областного суда от 16 июня 2015 года, которым

Парыгина Е.В. <…> несудимая,

осуждена к лишению свободы по:

— ч. 5 ст. 33, п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 9 годам с ограничением свободы на 1 год, с возложением установленных в приговоре ограничений и обязанностей;

— п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ к 8 годам;

на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно к 13 годам в исправительной колонии общего режима, с ограничением свободы на 1 год с установлением перечисленных ограничений и обязанностей.

По делу разрешен гражданский иск, взыскано в пользу Ш. в счет компенсации морального вреда с Парыгиной Е.В. <…> рублей. Иск о возмещении материального ущерба передан для рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства.

Этим же приговором осужден Ковалев С.М. приговор, в отношении которого не обжалован и представление не принесено.

Заслушав доклад судьи Сабурова Д.Э., выступления в режиме видеоконференцсвязи осужденной Парыгиной Е.В., ее защитника адвоката Шевченко Е.М., поддержавших доводы апелляционной жалобы и дополнений, возражения прокурора Коваль К.И., полагавшей необходимым жалобу оставить без удовлетворения, Судебная коллегия

установила:

Парыгина признана виновной и осуждена за разбойное нападение группой лиц по предварительному сговору на Ш. с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с причинением тяжкого вреда здоровью, с использованием предмета в качестве оружия, а также за пособничество в ее убийстве.

Преступление совершено 14 июля 2014 года в г. <…> при изложенных в приговоре обстоятельствах.

В судебном заседании Парыгина Е.В. признала себя виновной в разбойном нападении на Ш. но отрицала факт совершения пособничества в убийстве Ш.

В апелляционной жалобе и дополнениях к ней осужденная Парыгина полагает приговор незаконным и необоснованным в связи с несоответствием выводов суда, изложенным в приговоре фактическим обстоятельствам дела. Кроме того, считает назначенное ей наказание несправедливым.

Анализируя свои показания, данные в ходе предварительного расследования, указывает, что они последовательны и в полной мере соответствуют действительности. Ссылается, что действительно предложила Ковалеву зайти в цветочный магазин и похитить денежные средства. При этом, Ковалев должен был привести продавца в бессознательное состояние или напугать его ножом, а она в это время похитить денежные средства и отключить видеонаблюдение. 14 июля 2014 г. они осуществили задуманное, Ковалев в магазине напал на продавца, а она отключила камеры видеонаблюдения, после чего похитила деньги, телефоны и ноутбук. О том, что Ковалев убил продавца, поняла, когда увидела его выходящим из холодильного помещения с окровавленным ножом в руке.

Выражает несогласие с выводом суда о том, что Ковалев не смог без ее помощи убить Ш., поэтому потребовал от нее передать ему нож. Указывает, что нож Ковалеву в руки не передавала. Намерений у нее и Ковалева на применение насилия в отношении потерпевшей не было. Заранее об убийстве Ш. не договаривались.

Обращает внимание, что во время совершения преступления своего лица потерпевшей не показывала. Видеонаблюдение отключила, чтобы она и Ковалев не были опознаны в дальнейшем, как лица совершившие преступление.

Указывает, что в холодильное помещение не заходила и нож Ковалеву не передавала. Данные обстоятельства подтверждаются записью камеры наблюдения.

В связи с тем, что убийства Ш. не совершала, просит ее по ч. 5 ст. 33 п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ оправдать, в связи с непричастностью к совершению данного преступления.

В части осуждения по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ просит приговор изменить, действия переквалифицировать на ч. 3 ст. 162 УК РФ, поскольку участия в причинении тяжкого вреда потерпевшей не принимала. Решение о совершении убийства Ковалев принял самостоятельно. Она не была осведомлена и не предполагала о возможности совершения такового.

Считает, что суд неполно исследовал доказательства по делу, и не дал им оценки. Указывает, что суд признал достоверными одни показания Ковалева и отверг другие его показания, при этом не мотивировал свое решение.

В возражениях на апелляционную жалобу осужденной Парыгиной Е.В. государственный обвинитель Коршунов М.В. указывает на несостоятельность приведенных доводов и просит жалобу оставить без удовлетворения.

Изучив уголовное дело, проверив доводы апелляционной жалобы, дополнений и возражений, Судебная коллегия отмечает, что выводы суда о доказанности вины осужденной в пособничестве в убийстве, сопряженном с разбоем, и разбое являются правильными, основаны на совокупности исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре доказательствах.

Так, вина Парыгиной Е.В. подтверждается показаниями потерпевшей Ш. свидетеля Г. осужденного Ковалева, а также данными, содержащимися в оглашенных и исследованных материалах дела — протоколах осмотра места происшествия, заключениях экспертов и других.

Как следует из показаний потерпевшей Ш. в ночь на 14 июля 2014 года в принадлежащем ей магазине «<…>» работала ее дочь. Около 7 часов утра она пришла в магазин, входная дверь была закрыта, поэтому зашла через подсобное помещение. На полу в холодильном помещении обнаружила дочь, которая была мертва. На полу была кровь. Из магазина пропали два мобильных телефона, ноутбук и деньги. Указала, что в мае 2014 года у нее в магазине работала Парыгина.

Смерть Ш. наступила от колото-резаных ран на боковых поверхностях шеи в верхних отделах справа и слева с полным пересечением яремных вен с обеих сторон и правой наружной сонной артерии по ходу раневых каналов, осложнившихся массовой кровопотерей (т. 4 л.д. 18 — 57).

Также, заключением эксперта установлено, что кроме колото-резаных ран на трупе были обнаружены: открытая тупая черепно-мозговая травма с шестью ушибленными ранами и кровоподтеками вокруг них в лобной и теменной областях головы справа, вдавленными переломами лобной и теменной костей справа, ушибом головного мозга с кровоизлияниями под мягкую мозговую оболочку в области лобной и теменной долей справа; кровоподтеки в области лица, правого плеча, предплечий, бедер, верхних и нижних кистей.

Как следует из первоначальных показаний Ковалева в судебном заседании 14 апреля 2015 года, признавая вину, он указал, что убийство совершил один. По обстоятельствам совершенного пояснил, что кражу из магазина цветов предложил совершить он вечером 13 июля 2014 года. По его плану он должен был отвлечь продавца, а Парыгина — похитить деньги. После того, как они вошли в холодильное помещение магазина, он остался с продавцом, а Парыгина вышла в другое помещение магазина. В тот момент, когда продавец заподозрила что-то в действиях Парыгиной, он схватил девушку-продавца за шею, стал ее душить, повалил на пол. Увидев, на полу рядом с собой нож убил им продавца.

Вместе с тем в судебном заседании 28 апреля 2015 года Ковалев изменил и дополнил свои показания, пояснив, что совершить разбойное нападение и убить продавца в магазине «<…>» ему предложила Парыгина. Планируя нападение, они совместно выбрали орудие убийства, первоначально хотели взять молоток, но затем взяли нож, распределили роли. Во время совершения преступления Парыгина заперла входную дверь изнутри, закрыла дверь в холодильное помещение, выключила камеры видеонаблюдения. В тот момент, когда он не смог задушить Ш., он попросил Парыгину передать ему нож, что она и сделала. Указанным ножом, он нанес два удара Ш. в шею. Данный нож он вернул Парыгиной. Также пояснил, что в ходе предварительного следствия при проверке показаний на месте давал правдивые показания. Первоначально указал, что убийство совершил сам, так как хотел смягчить вину Парыгиной (т. 6 л.д. 149 — 152).

Парыгина, в судебном заседании пояснила, что вместе с Ковалевым планировала совершить нападение на магазин, где ранее работала. С собой они взяли нож, который имели намерение применить по необходимости. Предусматривали применение силы в отношении продавца. В момент нападения Ковалева на Ш. нож Ковалеву не передавала. Об убийстве Ш. узнала, когда увидела Ковалева выходящим с ножом из холодильного помещения.

Как следует из показаний Ковалева данных им в ходе предварительного следствия при проверке показаний на месте, он подробно рассказал и показал, каким образом напал на Ш., как наносил ей удары руками и ногами, как душил ее, продемонстрировал механизм нанесения ударов ножом в шею. Указал, что нож ему передала Парыгина, когда он не смог задушить Ш. Показал места, где были затоплены похищенные вещи, нож, системный блок компьютера, спрятана одежда Парыгиной (т. 1 л.д. 106 — 119). Вещи были обнаружены в указанных им местах.

Аналогичные обстоятельства совершенного преступления убийства Ковалевым были указаны и в явке с повинной (т. 1 л.д. 80 — 83).

Оценивая показания Ковалева на предварительном следствии и первоначальные показания в судебном заседании, суд сделал правильный вывод, что достоверными являются показания, данные Ковалевым при проверке показаний на месте и аналогичные его показания в судебном заседании 28 апреля 2015 года.

Указанные им обстоятельства совершенного совместно с Парыгиной преступления были сообщены непосредственно после содеянного, подробно изложены с указанием на детали, которые могли быть известны лишь исполнителю преступления.

Суд обоснованно счел их достоверными и положил в основу приговора. Поскольку они согласовывались с другими доказательствами по делу, были подтверждены Ковалевым и Парыгиной в суде. Кроме того, они были получены в соответствии с требованиями УПК, с соблюдением права на защиту.

Каких-либо противоречий, подвергающих сомнению достоверность, указанных показаний не имеется.

Утверждение осужденной о непричастности ее к совершению убийства Ш. являются несостоятельными, поскольку опровергаются показаниями осужденного Ковалева в суде и на предварительном следствии, и иными исследованными в суде доказательствами, которые суд указал в приговоре.

Согласно видеозаписи с камеры видеонаблюдения торгового зала магазина «<…>» следует, что Ковалев и Парыгина вошли в помещение магазина, Ковалев и Ш. проследовали в холодильное помещение, где Ковалев повалил Ш. на пол, стал наносить ей удары. Парыгина в этот момент закрыла дверь холодильного помещения и отключила камеры видеонаблюдения.

Доводы Парыгиной о том, что решение об убийстве Ш. было принято Ковалевым самостоятельно и то, что она не причастна к совершению убийства Ш., несостоятельны. Передача ножа Парыгиной Ковалеву в тот момент, когда последний лишал жизни Ш., душил ее, свидетельствуют о содействии лицу в умышленном причинении смерти другому человеку, что Парыгина осознавала данное обстоятельство.

В судебном заседании 28 апреля 2015 года после того как Ковалев дополнил свои ранее данные показания Парыгина с ними согласилась и подтвердила, что по требованию Ковалева принесла и передала ему в холодильное помещение нож. Данные показания свидетельствуют о несостоятельности доводов осужденной о том, что она не передавала Ковалеву нож, которым была убита потерпевшая.

О пособничестве Парыгиной в убийстве Ш. говорит и тот факт, что местом совершения преступления было выбрано место, где Парыгину знали, при этом нападавшие не скрывали своих лиц, однако принимали меры к уничтожению записей камер видеонаблюдения.

В судебном заседании Парыгина пояснила, что когда она вместе с Ковалевым пришла ночью в магазин их встретила Ш., данные показания осужденной опровергает ее доводы о том, что она не показывала своего лица Ш.

Указанные осужденной доводы судом проверялись и обоснованно были отвергнуты с приведением соответствующих мотивов. Выводы суда мотивированы, приведены в приговоре и Судебная коллегия с ними соглашается.

Вопреки доводам осужденной, суд надлежащим образом мотивировал свой вывод о достоверности показаний Ковалева о пособничестве Парыгиной в совершении убийства Ш.

Оснований для сомнений в правильности принятого судом решения в части оценки показаний Ковалева Судебная коллегия не находит.

Последовательность показаний Парыгиной на предварительном следствии не свидетельствует о ее непричастности к убийству Ш. поскольку эти показания опровергаются показаниями Ковалева о планировании разбойного нападения и убийства Ш.

Утверждение осужденной о том, что у нее не было намерений применять в отношении потерпевшей насилие, а также ее убивать, несостоятельны, так как выбор орудия совершения преступления совместно с Ковалевым, сначала молоток, а затем нож, свидетельствует об обратном.

Доводы осужденной о том, что она не давала Ковалеву нож и в помещение холодильной камеры не заходила, необоснованны.

Как следует из показаний Парыгиной и Ковалева, рюкзак в котором был нож, в момент нападения Ковалева на Ш. в холодильном помещении был у Парыгиной. Данное обстоятельство подтверждается и записью с камеры видеонаблюдения, на которой зафиксирован момент нападения Ковалева на Ш.

Как установлено судом, после нападения на Ш. Ковалев из холодильного помещения вышел только после ее убийства. Указанные обстоятельства подтверждают объективность показаний Ковалева о том, что ему нож был передан по его требованию Парыгиной, когда он душил потерпевшую в холодильном помещении. И опровергают соответственно доводы осужденной.

Ссылка осужденной о квалификации ее действий по ч. 3 ст. 162 УК РФ несостоятельна, поскольку судом установлено, что потерпевшей был причинен тяжкий вред здоровью.

Мотив разбойного нападения на Ш. с последующим ее убийством судом установлен и указан в приговоре — корысть. Об указанном мотиве поясняли и Парыгина и Ковалев, утверждая, что деньги им были необходимы для оплаты залога и возврата автомобиля.

Всем доказательствам судом дана надлежащая оценка, доводы осужденной Парыгиной о ее непричастности к убийству Ш. проверялись и обоснованно отвергнуты с приведением соответствующих мотивов.

Таким образом, нарушений УПК РФ, влекущих отмену или изменение приговора, судом не допущено.

Как установлено, Парыгина принимала прямое и непосредственное участие в совместном с Ковалевым нападении на Ш. в процессе которого устраняла препятствия для совершения преступления. В момент, когда Ковалев не смог задушить Ш., передала ему нож, которым тот нанес Ш. два удара в шею, причинив две колото-резаные раны, от которых Ш. умерла на месте.

Характер совершаемых Парыгиной действий свидетельствует о наличии у нее прямого умысла на пособничество в убийстве.

С учетом изложенного юридическая оценка действий Парыгиной судом произведена правильно по п. 5 ст. 33 п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ, как пособничество в убийстве, то есть содействие в умышленном причинении смерти другому человеку, сопряженное с разбоем, с предоставлением орудия совершения преступления и устранением препятствий; по п. «в» части 4 ст. 162 УК РФ, как разбой, то есть нападение в целях хищения чужого имущества совершенное с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего.

Психическое состояние осужденной судом изучено полно, с учетом заключения экспертов-психиатров, адекватного поведения в ходе предварительного расследования и в судебном заседании, сделан правильный вывод о ее вменяемости.

Наказание Парыгиной назначено в соответствии с требованиями закона, с учетом установленных обстоятельств дела, характера и степени общественной опасности совершенных преступлений, относящихся к особо тяжким преступлениям, смягчающих наказание обстоятельств, данных о личности, влияния назначаемого на нее наказания.

Оснований для признания назначенного наказания чрезмерно суровым по доводам жалобы осужденной Парыгиной, а также каких-либо исключительных обстоятельств, существенно уменьшающих степень общественной опасности совершенного преступления, судом не установлено. Не находит таких обстоятельств и Судебная коллегия.

Гражданский иск разрешен в соответствии с требованиями закона, присужденная к взысканию сумма в счет компенсации морального вреда соответствует требованиям разумности и справедливости.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 389.20, 389.28, 389.33 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Калининградского областного суда от 16 июля 2015 года в отношении Парыгиной Е.В. оставить без изменения, апелляционную жалобу Парыгиной Е.В. — без удовлетворения.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code