Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 25.09.2015 N 59-АПУ15-15СП

Приговор: Осужденные-1, 2 — по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ за разбой, осужденный-1 — по п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ за убийство, по ч. 5 ст. 33, ч. 1 ст. 167 УК РФ за пособничество в умышленном уничтожении имущества; осужденный-2 — по ч. 5 ст. 33, п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ — за пособничество в убийстве, по ч. 1 ст. 167 УК РФ — за умышленное уничтожение имущества.

Определение ВС РФ: Приговор изменен, в связи с истечением сроков давности уголовного преследования осужденный-1 освобожден от назначенного — наказания по ч. 5 ст. 33, ч. 1 ст. 167 УК РФ, осужденный-2 — по ч. 1 ст. 167 УК РФ, назначенное осужденному-2 по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ наказание смягчено.

 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 25 сентября 2015 г. N 59-АПУ15-15СП

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Иванова Г.П.

судей Ведерниковой О.Н., Фроловой Л.Г.

при секретаре Щукиной Ю.В.

рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по апелляционным жалобам осужденных Лишухи Н.А., Ивонина Э.В., адвоката Морар О.М. на приговор Амурского областного суда от 26 декабря 2014 года, постановленный на основании вердикта коллегии присяжных заседателей, по которому

Лишухи Н.А. <…> несудимый, —

осужден:

— по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ — на 10 (десять) лет лишения свободы;

— по п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ — на 17 (семнадцать) лет лишения свободы.

— по ч. 5 ст. 33 ч. 1 ст. 167 УК РФ — на 1 на (один) год лишения свободы.

В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ, по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, окончательно назначено 22 (двадцать два) года лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Ивонин Э.В., <…>, несудимый, —

осужден:

— по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ — на 10 (десять) лет лишения свободы;

— по ч. 5 ст. 33, п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ — на 16 (шестнадцать) лет лишения свободы.

— по ч. 1 ст. 167 УК РФ — на 1 (один) год 2 (два) месяца лишения свободы.

В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ, по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, окончательно назначить 21 (двадцать один) год лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Ведерниковой О.Н., выступление осужденных Лишухи Н.А., Ивонина Э.В., с использованием систем видеоконференцсвязи и их защитников Морара О.М., Данцевича М.А. и Зубовского А.Г., поддержавших доводы апелляционных жалоб, выступление прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Кузнецова С.В., возражавшего против удовлетворения апелляционных жалоб, но просившего о снижении назначенного наказания с учетом истечения сроков давности по ст. 167 УК РФ,  Судебная коллегия

установила:

На основании вердикта коллегии присяжных заседателей от 18 декабря 2014 года Лишухи Н.А. и Ивонин Э.В. признаны виновными:

Лишухи Н.А. — в разбойном нападении с применением насилия, опасного для жизни, совершенного группой лиц по предварительному сговору, с применением оружия, в крупном размере, с причинением тяжкого вреда здоровью П. и его убийстве, сопряженном с разбоем, а также в пособничестве умышленному уничтожению имущества П. с причинением ей значительного ущерба;

Ивонин Э.В. — в разбойном нападении с применением насилия, опасного для жизни, совершенного группой лиц по предварительному сговору, с применением оружия, в крупном размере, с причинением тяжкого вреда здоровью П. и пособничестве в его убийстве, сопряженном с разбоем, а также в умышленном уничтожении имущества П. с причинением ей значительного ущерба.

Преступления совершены 5 — 6 июня 2013 года в <…> области при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В апелляционных жалобах:

— Осужденный Ивонин выражает несогласие с приговором в связи с нарушением его прав и свобод, просит приговор отменить в связи с несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам дела, нарушением уголовного и уголовно-процессуального закона и несправедливостью приговора, противоречиями в выводах суда, который не учел существенные обстоятельства, что повлияло на его выводы. Также указывает о вынесении судебного решения незаконным составом коллегии присяжных заседателей, рассмотрении уголовного дела без участия защитника, нарушении тайны совещания присяжных при вынесении вердикта. Указывает о применении к нему недопустимых методов ведения следствия, которое проводилось необъективно, с нарушением его прав, использовании стороной обвинения недопустимых доказательств, обвинительном уклоне суда, который отклонял все его ходатайства, а также о том, что адвокат Антохий не оказывала ему должной юридической помощи и склоняла его к признанию вины, а старшина присяжных склонял других присяжных к постановлению обвинительного вердикта. Сообщает о нарушениях при формировании вопросного листа, в котором вопросы о разбойном нападении и убийстве объединены в один вопрос, считает, что его осудили дважды за одно и то же, мотив преступления доказан не был, баллистическая экспертиза ружья не проводилась, не учтены разногласия в показаниях свидетелей.

Также сообщает о нарушении подсудности и незаконном составе суда, поскольку дело рассмотрено судьей городского суда (председательствовавший по делу судья Першин в октябре 2014 года назначен председателем Благовещенского городского суда), суд не дал оценки доказательств. Анализирует показания свидетелей, указывает о тенденциозности коллегии присяжных заседателей и нарушении процедуры прокурором, на что судья не реагировал; сообщает о нарушении состязательности судопроизводства и равенства сторон, жалуется на нарушение Конвенции о защите прав человека и основных свобод, Международного пакта о гражданских и политических правах, УПК РФ, ограничение во времени при ознакомлении с материалами дела, неправильную квалификацию его действий как соисполнителя убийства, а не пособника. Просит отменить приговор, передать дело на новое судебное рассмотрение.

— Адвокат Морар указывает, что доказательства вины Лишухи получены незаконно, с нарушением УПК РФ, суд необоснованно отказывал в удовлетворении ходатайств стороны защиты, в том числе в отводе председательствующего по делу, в результате чего Лишухи был лишен права на защиту, его выступление в прениях было прервано, присяжные не были независимыми, в вопросном листе вопросы не ставились по каждому из составов преступлений. Просит отменить постановление Амурского областного суда от 11 ноября 2014 года, которым отказано в возвращении дела прокурору, исключить из совокупности доказательств заключение эксперта <…> от 16.01.2014 г., отменить постановления Амурского областного суда от 05, 06, 07, 10 ноября 2014 об отказе в удовлетворении ходатайств о проведении экспертиз, а также отменить постановление от 14 ноября 2014 года от об отказе в заявлении о роспуске коллегии присяжных заседателей, отменить приговор и привести обвинительное заключение в соответствие с законом.

— Осужденный Лишухи сообщает о нарушении подсудности и незаконном составе суда, поскольку дело рассмотрено судьей городского суда (судья Першин в октябре 2014 года назначен председателем Благовещенского городского суда), суд необоснованно отказывал в удовлетворении ходатайств, чем нарушил его право на защиту, обвинительное заключение составлено с нарушением требований УПК РФ, доказательства получены с нарушением закона. Дает свою оценку доказательств по делу, считает, что М. незаконно признан потерпевшим, при формировании коллегии присяжных заседателей и формулировании вопросного листа допущены нарушения закона, коллегия присяжных была тенденциозной. Обжалует ряд постановлений Амурского областного суда, вынесенных в ходе судопроизводства по делу, в том числе, об отказе в проведении экспертиз, роспуске коллегии присяжных заседателей, о выплате денежных средств М. об оставлении без рассмотрения его замечаний на протокол судебного заседания. Просит отменить вердикт и приговор.

Государственный обвинитель М.В. Коваль возражает на апелляционные жалобы осужденных и защитника Морар, просит оставить их без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб, Судебная коллегия не находит оснований для отмены или изменения приговора.

Судебное разбирательство по делу проведено в соответствии с требованиями закона, регулирующими особенности судопроизводства с участием присяжных заседателей.

Нарушения принципов уголовного судопроизводства, определяющих справедливость судебного разбирательства, в том числе, законности, состязательности, равноправия сторон и права обвиняемых на защиту, судом не допущено.

Доводы жалоб о том, что дело рассмотрено незаконным составом суда являются несостоятельными.

В ходе судебного разбирательства установлено, что при назначении и рассмотрении уголовного дела в отношении Ивонина Э.В. и Лишухи Н.А. Першин А.В. являлся судьей Амурского областного суда, в связи, с чем являлся надлежащим лицом, который в рамках полномочий установленных законном вправе рассматривать данное уголовное дело. Факт назначения данного судьи на иную судейскую должность, в ходе судебного разбирательства по уголовному делу не является безусловным основанием для отвода судьи.

Данную позицию, в том числе подтвердил Конституционный Суд в своем Постановлении от 14 мая 2015 г. N 9-П «По делу о проверке конституционности пункта 5 статьи 11 Закона Российской Федерации «О статусе судей в Российской Федерации» в связи с запросом Президиума Верховного Суда Российской Федерации».

Доводы апелляционных жалоб о необоснованном осуждении Ивонина Э.В. и Лишухи Н.А. о недоказанности их вины материалами дела, об иных обстоятельствах преступления, не являются основаниями для отмены приговора суда, постановленного в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей, поскольку эти вопросы относятся к исключительной компетенции присяжных заседателей и не могут быть предметом проверки в суде апелляционной инстанции.

В соответствии со ст. ст. 347, 348 УПК РФ правильность вердикта не подлежит оспариванию сторонами, а несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела, не является основанием для отмены приговора суда, вынесенного с участием присяжных заседателей (ст. 389.27 УПК РФ).

Коллегия присяжных заседателей была сформирована с участием сторон, в соответствии с требованиями ст. 328 УПК РФ.

Вопреки доводам жалобы от Ивонина Э.В. и Лишухи Н.А., а также их защитников, каких-либо ходатайств о нарушении права на защиту при формировании коллегии присяжных не поступало.

Обстоятельств, исключающих участие присяжных заседателей, вынесших вердикт, в рассмотрении данного дела, не установлено.

Судебное следствие проведено с соблюдением состязательности и равноправия сторон.

В присутствии присяжных заседателей исследовались только допустимые доказательства.

Ходатайства стороны защиты, в том числе, о недопустимости ряда доказательств, об отводе председательствующего, о роспуске коллегии присяжных заседателей рассмотрены в соответствии с требованиями закона, решения суда об их отклонении являются обоснованными и мотивированными.

Доводы жалоб осужденных и адвоката Морар о том, что судья оставил без рассмотрения ходатайство Ивонина об отводе старшине коллегии присяжных заседателей являются необоснованными, поскольку, как следует из протокола судебного заседания, вплоть до удаления коллегии присяжных заседателей в совещательную комнату для вынесения вердикта, ни подсудимые, ни их защитники такого ходатайства не заявляли. Письменное ходатайство Ивонина об отводе старшине коллегии присяжных заседателей поступило на рассмотрение судье уже после вынесения вердикта.

Доводы осужденных и адвоката Морар о том, что в протоколе судебного заседания факт заявления указанного выше ходатайства не нашел отражения, также являются необоснованными, поскольку осужденные и их защитники знакомились с протоколом судебного заседания, при этом осужденный Ивонин замечаний на протокол судебного заседания не подавал, а Лишухи не высказал замечаний в указанной части.

Также, в ходе судебного следствия были обоснованно разрешены ходатайства Лишухи Н.А. и Ивонина Э.В., а также их защитников о признании недопустимыми протоколов допросов осужденных в качестве подозреваемых и обвиняемых, заключений проведенных по делу экспертиз, а также протоколов проверки показаний на месте.

При этом были проверены доводы о фальсификации материалов дела и о нарушении права на защиту. Материалы проведенной проверки рассматривались судом и получили соответствующую оценку.

В ходе предварительного следствия орган расследования обоснованно признал в качестве представителя потерпевшего руководителя ООО «<…>» М. В таком качестве М. участвовал в судебном заседании, при этом его процессуальный статус сторонами не оспаривался, что подтвердил в заседании суда апелляционной инстанции адвокат Морар О.А. С учетом изложенного доводы жалоб в данной части следует признать необоснованными.

Оценка доказательств, в том числе с точки зрения их достоверности и достаточности для вынесения вердикта, отнесена к компетенции присяжных заседателей.

Стороны не были ограничены в праве представлять доказательства и участвовать в их исследовании.

В соответствии со своими обязанностями председательствующий лишь исключал из исследуемых в присутствии присяжных заседателей обстоятельств те из них, оценка которых не входит в их компетенцию.

В то же время, стороны не были лишены возможности задать свидетелям вопросы о фактических обстоятельствах дела и огласить письменные материалы дела, касающиеся существа дела.

Напутственное слово председательствующего, а также речь государственного обвинителя в прениях не содержат сведений, которые могли бы вызвать у присяжных заседателей предубеждение против подсудимых.

Вопреки доводам жалоб, нарушений права на защиту при подготовке и выступлениях в прениях не допущено. Прения сторон председательствующим проведены в строгом соответствии со ст. 336 УПК РФ.

В этой связи доводы жалобы Лишухи о прерывании его председательствующим, в ходе прений сторон несостоятельны, поскольку председательствующим делались замечания строго в рамках полномочий предоставленных ч. 2 ст. 336 УПК РФ, при этом Лишухи продолжил свое выступление в прениях до конца (т. 18 л.д. 185 — 187).

Вопросы, поставленные перед присяжными заседателями, соответствуют требованиям ст. 339 УПК РФ, они сформулированы с учетом предъявленного Лишухи Н.А. и Ивонину Э.В. обвинения, с учетом результатов судебного следствия и прений сторон.

Процедура постановки указанных вопросов, предусмотренная ст. 338 УПК РФ, соблюдена.

Доводы апелляционных жалоб о том, что в поставленные перед присяжными заседателями вопросы нарушают нормы УПК РФ, не соответствуют материалам уголовного дела.

Вынесенный вердикт обоснованно признан председательствующим ясным и непротиворечивым.

Дело рассмотрено судом объективно, с соблюдением требований уголовно-процессуального закона, в том числе принципа состязательности и равноправия сторон.

Незаконное воздействие на присяжных заседателей, повлиявшее на исход дела, оказано не было.

Квалификация содеянного осужденными соответствует вердикту и требованиям закона.

Доводы жалобы осужденного Ивонина о том, что он был дважды осужден за одно и то же, являются необоснованными, поскольку при совершении убийства, сопряженного с разбоем, имеет место идеальная совокупность преступлений, каждое из которых подлежит самостоятельной квалификации.

Согласно Определению Конституционного Суда РФ от 17.07.2012 N 1484-О пункт «з» части второй статьи 105 и пункт «в» части четвертой статьи 162 УК РФ содержат описание разных преступлений, которые не соотносятся между собой как целое и часть. Содержащиеся в статьях 105 и 162 УК Российской Федерации нормы не относятся друг к другу и как общая и специальная, а потому действия виновных в разбойном нападении, в ходе которого потерпевшему причиняется смерть, подлежат квалификации по совокупности преступлений.

Судебное разбирательство по данному делу проведено с соблюдением Конституции РФ и общепризнанных принципов уголовного судопроизводства, закрепленных в Международном пакте о гражданских и политических правах 1966 года, Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

В то же время, Судебная коллегия находит приговор подлежащим изменению по следующим основаниям.

Преступление, за которое Лишухи и Ивонин осуждены по ч. 1 ст. 167 УК РФ, совершено ими 5 — 6 июня 2013 года.

С учетом категории преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 167 УК, и положений п. «а» ч. 1 ст. 78 УК РФ, сроки давности уголовного преследования за данное преступление к настоящему времени истекли, поэтому они подлежат освобождению от наказания, назначенного за данное преступление.

Кроме того, назначая Ивонину наказание за преступление, предусмотренное п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ с учетом положений ст. 62 УК РФ, суд признал смягчающими его наказание обстоятельствами не только активное способствование раскрытию и расследованию преступления, изобличению других соучастников преступления, но и наличие малолетнего ребенка.

Между тем, наказание за данное преступление назначено Ивонину в максимальном размере, с учетом положений ст. 62 УК РФ (2/3 от 15 = 10 лет), что не отражает наличие другого смягчающего обстоятельства, требующего снижения наказания ниже установленного выше максимального предела.

С учетом указанных выше обстоятельств, наказание, назначенное Лишухи по совокупности преступлений, а Ивонину — по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ и совокупности преступлений, — подлежит снижению.

Руководствуясь ст. ст. 389.13, 389.15, 389.20, 389.28, 389.33 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Амурского областного суда от 26 декабря 2014 года, постановленный на основании вердикта коллегии присяжных заседателей, в отношении Лишухи Н.А. и Ивонина Э.В. изменить:

освободить Лишухи Н.А. от наказания, назначенного по ч. 5 ст. 33 ч. 1 ст. 167 УК РФ, на основании п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, за истечением срока давности уголовного преследования.

На основании с ч. 3 ст. 69 УК РФ, по совокупности преступлений, предусмотренных п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ и п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ, путем частичного сложения наказаний окончательно назначить Лишухи Н.А. наказание в виде лишения свободы на срок двадцать один год шесть месяцев с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

освободить Ивонина Э.В. от наказания, назначенного по ч. 1 ст. 167 УК РФ, на основании п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, за истечением срока давности уголовного преследования;

снизить наказание, назначенное Ивонину Э.В. по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ, до девяти лет шести месяцев лишения свободы.

На основании с ч. 3 ст. 69 УК РФ, по совокупности преступлений, предусмотренных п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ и ч. 5 ст. 33, п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ, путем частичного сложения наказаний окончательно назначить Ивонину Э.В. наказание в виде лишения свободы на срок двадцать лет с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

В остальном приговор оставить без изменения, жалобы — без удовлетворения.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code