2.4. Правовая природа иска об освобождении имущества от ареста (Часть 2)

В подготовленном на базе Концепции развития гражданского законодательства РФ законопроекте N 47538-6 «О внесении изменений в части первую, вторую, третью и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации, а также в отдельные законодательные акты Российской Федерации» иск об освобождении вещи или иного объекта вещного права от ареста (ч. 1 ст. 226) отнесен к способам защиты вещных прав. Положения ст. 231 ГК РФ в редакции законопроекта определяют субъектов активной (лицо, чье вещное право нарушено в результате наложения ареста на вещь) и пассивной легитимации (лицо, в интересах которого наложен арест). Предлагаемые новеллы имеют важное значение, поскольку практически исключают на будущее время заявление исковых требований о снятии наложенного ареста к судебному приставу или органу следствия, что имеет место сегодня на практике. Сомнения вызывает лишь сфера применения исков о снятии ареста, ограниченная случаями нарушения вещного права.

Анализ правовой природы иска об освобождении вещи от ареста позволил ряду современных исследователей прийти к следующему умозаключению: удовлетворение иска об исключении имущества из описи аналогично гражданско-правовому эффекту других исков. Полагаем, что выявляемая схожесть в данном случае поверхностна. На первый взгляд юридический эффект исключения из описи имущества, находящегося у собственника, аналогичен удовлетворению негаторного иска, возврат описанного имущества, по существу, тождественен виндикации, а возмещение убытков, связанных с наложением ареста на имущество, относится к особому средству защиты гражданских прав — применению мер гражданско-правовой ответственности. Отмеченные совпадения представляют собой лишь внешнее сходство, поскольку иск об освобождении имущества от ареста преследует принципиально иную процессуально значимую и самостоятельную цель — освобождение имущества от ареста и не направлен непосредственно на возврат конкретной вещи из чужого незаконного владения или устранение препятствий для пользования ею. В сущности, верна позиция С.А. Красновой, что восстановление владения и устранение препятствий в пользовании вещью являются вторичными и факультативными процессуальными целями истца, заявляющего иск о снятии наложенного ареста <462>. Важно обратить внимание и на другое внутреннее, содержательное отличие, которое состоит в том, что само предъявление данного иска изначально связано и происходит в силу наступления особого юридического факта — наложения ареста на имущество и (или) включения имущества в опись, в связи с чем в предмет доказывания по делу неизбежно будет включена обязанность истца доказать факт наложения ареста на вещь и обосновать необоснованность и, возможно, незаконность наложенного ареста. Крайняя неопределенность дальнейшей судьбы арестованного имущества, его состояния на момент вынесения решения, особый предмет доказывания, специфика предмета и оснований заявляемых исковых требований предопределяют вывод о возможности рассмотрения иска об освобождении имущества от ареста в рамках отдельного и самостоятельного способа защиты гражданских прав.

———————————

<462> См.: Краснова С.А. Указ. соч. С. 126 — 127.

 

Осмысление приведенных положений позволяет нам заключить, что иск об освобождении имущества от ареста зачастую связан с нарушением имущественных прав третьих лиц, не являющихся сторонами исполнительного производства, но заинтересованных в силу своего правового положения принадлежностью конкретного имущества.

Иск об исключении имущества из описи (иск об освобождении имущества от ареста) имеет самостоятельное значение и не может относиться и растворяться в каком-либо другом институте исковой защиты права собственности.

На основании изложенного можно прийти к следующим выводам:

  1. Арест имущества и включение его в опись являются юридическим последствием осуществления органом государственной власти или должностным лицом закрепленной за ним компетенции, в связи с чем, по существу, наложение ареста на имущество является актом индивидуального действия, устанавливающим публично-правовые ограничения в осуществлении субъективного гражданского права. Оспаривание законности и обоснованности принятого решения о наложении ареста компетентным должностным лицом или органом власти не может рассматриваться как спор о праве гражданском в рамках искового производства.
  2. Требования заинтересованного лица об освобождении имущества от ареста образуют спор о законности и обоснованности осуществленных органом власти или должностным лицом действий в пределах их компетенции по наложению ареста на имущество.

Правовая природа, процессуальные цели, предмет и основание, обстоятельства, подлежащие доказыванию, функции суда по рассмотрению и разрешению заявленных требований об освобождении имущества от ареста, характер присуждения по требованию об освобождении имущества от ареста позволяют считать требования об освобождении имущества от ареста самостоятельным способом защиты гражданских прав, не являющимся иском о защите нарушенного вещного права в чистом виде.

Содержание

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code