2.3. Правовая природа иска о признании вещного права

В доктринальных источниках российского гражданского права квалификация иска о признании всегда отличалась заметным разнообразием. Так, одни ученые воспринимали иск о признании как «усеченную виндикацию» <412>, другие придавали ему значение негаторного притязания <413>, а современной наукой этот иск воспринят как самостоятельное вещно-правовое требование в системе гражданско-правовых средств защиты субъективного права собственности <414>. Изложение таких подходов не образует специфики научных воззрений российских цивилистов на правовую природу иска о признании. Германский цивилист Колер особо подчеркивает, что виндикационный и негаторный иски имеют множество сходств с иском о признании, а иск об аннулировании записи в поземельной книге является иском о признании, поскольку сама запись в поземельной книге даже в случае, например, утраты силы права залога сохраняет некоторое «блокирующее действие», особенно в случае последующей регистрации в поземельной книге <415>. Однако если это так, то необходимо жестко разграничить правоподтверждение, как особую стадию процесса о праве гражданском, и признание, как его особую форму, а главное — юридическую силу и значение регистрационной записи в отрыве от правооснований. Ответа на эти вопросы обнаружить в цитируемом сочинении нам не удалось.

———————————

<412> См.: Амфитеатров Г.Н. Виндикация как способ защиты права собственности в СССР: дис. … докт. юрид. наук. М., 1947. С. 123.

<413> См.: Венедиктов А.В. Гражданско-правовая охрана социалистической собственности. М. — Л., 1954. С. 79; Слесарев В.Л. Экономические санкции в гражданском праве: автореф. дис. … докт. юрид. наук. Свердловск, 1990. С. 25; Тархов В.А. Охрана прав трудящихся по советскому гражданскому законодательству: дис. … докт. юрид. наук. Саратов, 1965. С. 258.

<414> См.: Толчеев Н.К., Потапенко С.В. Настольная книга судьи по спорам о праве собственности. М., 2007. С. 75; Автаева Н.Е., Волошин Н.П. Гражданско-правовая защита социалистической собственности. М., 1974. С. 12; Донцов С.В. Гражданско-правовые внедоговорные способы защиты социалистической собственности. М., 1980. С. 11; Витрянский В.В. Защита имущественных прав предпринимателей. М., 1992. С. 28; Савкин С.Ф. Споры, возникающие из правоотношений собственности и аренды // Государство и право. 1997. N 2. С. 70.

<415> Kohler… Weismann, die Feststellungsklage. Zwei Abhandlungen // KVGR. Bd. 22. 1880. S. 181.

 

Обнаруживается ряд оснований, под влиянием которых в обоснованности изложенных подходов об отнесении иска о признании к числу гражданско-правовых способов защиты вещных прав появляются некоторые сомнения.

Во-первых, иск о признании представляет собой общий (генеральный) способ защиты гражданских прав, который изначально не привязан к защите определенной группы субъективных прав и правоотношений. Его использование в вещных правоотношениях возможно, но для этого название иска должно быть как минимум конкретизировано применительно к задачам защиты нарушенных вещных прав. Такой способ исковой защиты вещных прав должен называться иском о признании вещного права.

Существенные коррективы в определение понятия и сферы применения иска о признании были внесены российской правоприменительной практикой. В отдельных судебных актах отмечается, что в силу ст. 12 ГК РФ одним из способов защиты гражданских прав является признание права. Однако такой способ защиты может применяться только для защиты абсолютного права: право, признания которого в судебном порядке требует истец, не является абсолютным, а поэтому не может быть защищено иском о его признании <416>. Иск о признании права собственности является вещно-правовым способом защиты нарушенного права собственности на определенную вещь <417>. Приведенные подходы судебной практики подчеркивают специфику восприятия иска о признании вещных прав в современном российском праве. Однако представляется необоснованной увязка иска о признании только с абсолютными правами.

———————————

<416> Постановление ФАС МО от 24.09.1999 по делу N КГ-А40/3108-99 // СПС «КонсультантПлюс».

<417> Постановление ФАС МО от 13.03.2008 N КГ-А40/1339-08 // СПС «КонсультантПлюс».

 

Диапазон применения иска о признании широк и в силу действующего российского закона никак не ограничивается сферой вещных правоотношений (известны и допустимы законодательством требования о признании сделки недействительной, признании авторских, наследственных прав и т.д.). Кроме того, с формальной точки зрения этот иск не назван в гл. 20 ГК РФ в качестве гражданско-правового способа непосредственной защиты субъективного права собственности и иных вещных прав.

Генеральный иск о признании (иск о признании субъективного права как таковой) не может рассматриваться в качестве особого вида или разновидности вещных исков непосредственно без привязки к специфике защиты нарушенных вещных прав. Спорно ввиду своей неопределенности мнение А.А. Добровольского, что иск о признании направлен на принуждение ответчика воздерживаться от любых вторжений в правовую сферу истца по поводу спорного права, чтобы ответчик не чинил никаких помех истцу в нормальном пользовании правом <418>. Обращает на себя внимание неточность предложенных формулировок, восприятие которых на практике повлечет за собой неясность резолютивной части судебного акта по конкретному делу, в перспективе — невозможность совершения исполнительных действий. Далее, не вполне понятно, какие здесь отличия от отрицательного иска, при помощи которых могла бы быть обоснована специфика иска о признании в системе вещных исков. Скорее, генеральный иск о признании может быть представлен как родовое требование о признании определенного материально-правового статуса лица в исковом производстве, не считаясь при этом элементом системы вещных исков. Суть иска о признании состоит в требовании о признании определенного гражданско-правового состояния, статуса субъекта гражданского права.

———————————

<418> Добровольский А.А. Исковая форма защиты права. М., 1965. С. 165.

 

В изложении истории становления иска о признании права обнаруживаются довольно противоречивые сведения. Одни авторы связывают его с римским правом <419>, другие определяют периодом Средневековья, где он «с трудом примиряет на себя романистическое обличие» <420>. В отдельных работах отмечается, что иск о признании составлял важное исключение из общего правила римского судопроизводства. О.Х. Вендт указывает, что наличие исков о признании признано в formula praejudicialis, но все-таки потребность и допустимость исков о признании в римском праве одобрялась в исключительных, строго определенных случаях, когда предметом судебного разбирательства становился имущественный или личный правовой статус лица: liberalis causa, de partu agnoscendo, de partia potestate, querela inofficiosi testamenti, accusatio falsi testamenti. С положенной римским правом традиции правопонимания иск о признании подразделялся на позитивный (признание правоотношения) и негативный (отрицание правоотношения). Иск мог предъявляться о признании как существующего, так и отсутствующего правоотношения <421>.

———————————

<419> Wendt O.H. Lehrbuch der Pandekten. Jena, 1888. S. 232.

<420> Ср.: Kohler… Weismann, die Feststellungsklage. Zwei Abhandlungen // KVGR. Bd. 22. 1880. S. 379 — 381.

<421> Wendt O.H. Op. cit. S. 233.

 

Универсальное значение исков о признании утвердилось в более позднюю эпоху развития государства и права. Условием удовлетворения иска о признании стал юридический интерес истца в подтверждении спорного юридического отношения <422>.

———————————

<422> Ibid.

 

В общем и каноническом праве Германии сфера применения исков о признании отличалась заметным многообразием: иск о признании утратившим юридическую силу документа, иск об установлении права владения, об установлении правоотношений и др. Основанием иска о признании должно было являться не во всех случаях субъективное гражданское право, а интерес, который должен иметь правовое значение и оправдывать процессуальные беспокойства, которые доставляются истцом прочим лицам по делу <423>. Решение по иску о признании устанавливает какие-либо обстоятельства, имеющие правовое значение, но не обязывает непосредственно выполнить те или иные предписания суда. Этим обстоятельством принято объяснять отсутствие в иске о признании перспективы исполнительного производства. По мнению Колера, решение по иску о признании формирует новое (второе) правовое отношение, добавляющееся к первому: оно констатирует будущее требование истца, которое может возникнуть в будущем при наличии конкретных обстоятельств. С точки зрения ученого, очевидны различия между присуждением и правоподтверждением: последнее дает возможность установить наличие правового статуса, первое — обязанность ответчика совершить действие в будущем. Так, если из решения суда следует, что А. должен освободить какие-либо площади к 22.07.2014 и запись о нем как о правообладателе исключается из реестра прав к той же дате, то это решение об установлении, поскольку на сегодняшнюю дату — 01.01.2014 — у истца нет права ничего требовать, его права лишь подтверждены судом, а требование к ответчику признано судом обоснованным и подлежащим исполнению в будущем. Сказанное вовсе не означает, что из решения об установлении конкретных прав и правоотношений должно следовать пусть и отсроченное принудительное исполнение во всех случаях.

———————————

<423> Kohler… Op. cit. S. 383.

 

В юридической литературе иногда отмечается, что признание субъективного права является неотъемлемым условием и предпосылкой для его последующей защиты: ведь для принятия обоснованного процессуального решения по делу суд должен убедиться в том, что это право в действительности существует именно на стороне истца и нарушено ответчиком. При этом значение признания сводится к доказыванию конкретного субъективного права: чтобы защитить нарушенное право, его предварительно требуется доказать. Такой ход рассуждений видится вполне логичным, но не является верным. В данной ситуации корректно говорить не о признании, а о правоподтверждении как стадии рассмотрения судом спора в гражданском процессе, в ходе которой от истца требуется обосновать заявленные в суд исковые требования. Признание не является в данном случае предметом спора сторон. Такое суждение ставит под сомнение обоснованность выводов, что признание является обособившейся стадией доказывания по большинству из рассматриваемых судами исков.

Правоподтверждение не является в данном случае конечной процессуальной целью судебного разбирательства, а только стадией (этапом) разрешения судом гражданского спора, в рамках которого судом проверяется и исследуется вопрос о материально-правовых основаниях заявленных исковых требований, исследуется предмет доказывания по делу, характер правовых связей сторон.

Нередко можно встретить и обратные по смыслу утверждения: «Когда предъявляется виндикационный иск, суду надлежит подтвердить право истца потребовать от ответчика отдачи вещи. Но для этого суду необходимо предварительно установить наличность у истца права собственности на вещь и, быть может, придется провести проверку подлинности того документа, на который ссылается истец для убеждения суда в своем праве» <424>. В.М. Гордон допускает два вывода суда по заявленному виндикационному иску: подтверждение права истца и принуждение ответчика к возврату вещи, определяя их соотношение причиной и следствием. Однако едва ли оба эти вывода имеют самостоятельное значение при разрешении виндикационного иска в отношениях не только участвующих в деле сторон, но и прочих лиц.

———————————

<424> См.: Гордон В.М. Иски о признании. Ярославль, 1906. С. 39.

 

В противном случае получается, что суд по своей инициативе и независимо от воли спорящих по делу сторон перед рассмотрением по существу заявленного виндикационного иска и установлением важных именно в этой части обстоятельств, имеющих значение для дела (обстоятельств утраты владения истцом, правовое положение ответчика, наличие спорной вещи во владении ответчика), не ограничиваясь выяснением вопроса о правовых основаниях предъявления виндикационного иска, проводит проверку правового титула истца вообще, которая подтверждается судебным актом, обязательным для исполнения всеми и каждым.

По изложенной логике конечным результатом такой проверки в случае удовлетворения заявленного виндикационного иска должны стать два самостоятельных, но логически связанных между собой вывода, которые напрямую связаны с характером судебного присуждения: 1) вывод суда о наличии у истца защищаемого материального права; 2) обязание ответчика вернуть вещь во владение истца; констатация владения ответчика спорной вещью как незаконное. При этом совершенно не ясны основания возникновения соответствующего права суда на исследование вопросов, которые участниками процесса не были поставлены, к примеру, в первоначальном иске, встречном иске, возражениях. Здесь необоснованно смешиваются два различных по природе предмета доказывания, безосновательно расширяются функция и компетенция суда по заявленным в процессе исковым требованиям. Это провоцирует вывод о том, что любое решение суда по иску состоит из двух частей: одна подтверждает само спорное правоотношение, другая присуждает что-либо истцу, обязывая к чему-либо ответчика. Причем оба вывода суда в равной степени обязательны для спорящих сторон и третьих лиц. Применительно к виндикационному иску это не так. Резолютивная часть судебного акта по виндикационному иску обязывает ответчика только к совершению положительных действий в пользу истца, связанных с возвратом во владение истца спорной вещи. Решение суда по виндикационному иску подтверждает незаконность владения спорной вещью на конкретный момент времени ответчиком, и его мотивировочная часть никак не может использоваться в качестве самостоятельного и нового основания права собственности истца в отношении с третьими лицами.

В юридической литературе издавна подчеркивалась универсальность иска о признании как способа защиты гражданских прав: иск о признании недействительной сделки, недействительного завещания, недействительности брака, иск о признании членом клуба или любое юридически значимое отношение может быть его предметом <425>, иск о признании симулятивной сделки, иск о признании правомерным требования исполнения по обязательству, иск о признании непочтительным поведения одаряемого. Отмечалось, что иск о признании должен быть основан на юридически значимом интересе истца и быть спровоцирован стеснениями истца от действий ответчика <426>. Цель иска о признании — предотвращение вреда правовому состоянию <427>. Применительно к авторскому праву цель иска о признании иначе сформулирована В.М. Гордоном: иски о признании могут представлять для автора и «моральный интерес, являясь бесспорным доказательством использования его труда», особое значение имеет публикация принятых судебных решений по искам о признании, в том числе и для установления подлинного содержания испорченного плагиатом произведения <428>. Интересно, что Н. Полетаевым рассматривается лишь иск о признании права собственности на имущество, находящееся у ответчика <429>, как способ защиты права собственности. Но последующие утверждения ученого заставляют усомниться в сугубо декларативной природе иска о признании. Указывается, что, если предметом спора оказывается недвижимое имущество, истец вводится во владение, в случае движимости вещь отбирается у ответчика и передается истцу <430>. Однако такие особенности характерны более для исков о присуждении, чем для исков о признании.

———————————

<425> См.: Полетаев Н. Иск о признании наличности юридических отношений // Журнал Санкт-Петербургского юридического общества. 1898. Кн. 6. С. 36.

<426> Там же. С. 35.

<427> Там же.

<428> См.: Гордон В.М. Основные проблемы советского авторского права: дис. … докт. юрид. наук. Харьков, 1940. С. 387 — 388.

<429> Полетаев Н. Указ. соч. С. 41.

<430> Там же.

 

В современном германском праве иск о признании не регламентирован BGB как основным источником гражданского законодательства ни в ранге универсального, ни в ранге специального способа защиты нарушенных гражданских прав. Нормы об иске о признании обнаруживаются в § 256 ZPO, в котором в качестве предмета возможных исковых требований названы требования об установлении или об отсутствии правоотношения, о признании документа подложным. Здесь же названо обязательное условие заявления исковых требований о признании — правовой интерес в подтверждении судом существования/отсутствия правоотношения; подтверждение подлинности или подложности конкретного документа. В юридической литературе отмечается, что собственник правомочен предъявить иск о признании к любому лицу, кто оспаривает его право <431>.

———————————

<431> См.: Westermann H., Westermann H.P., Gursky K.H., Eickmann D. Sachenrecht. Heidelberg — Muenchen — Landsberg — Frechen — Hamburg, 2011. S. 4.

 

Как таковой иск о признании изначально не открывает в большинстве случаев перспективы совершения исполнительных действий <432>, а, как было показано в предыдущих разделах настоящей работы, соблюдение условия о действии иска в натуре составляет одну из существенных характеристик вещного иска. Это вынуждает нас рассмотреть иск о признании вещного права более тщательно на предмет его соответствия ранее выделенным признакам вещного иска.

———————————

<432> Именно по причине отсутствия принудительной силы исполнения решения суда возможность применения иска о признании долгое время отвергалась советской судебной практикой (более подробно см.: Зейдер Н.Б. Основные вопросы учения об иске в советском гражданском процессе: дис. … канд. юрид. наук. Саратов, 1939. С. 184).

 

Отсутствуют какие-либо сомнения в абсолютной юридической природе и внедоговорном характере (основании) иска о признании. Впрочем, возможна и обратная ситуация. Характеристики абсолютности и внедоговорного характера в этом случае носят казуистический, вероятностный характер, хотя бы потому что участникам договорных отношений ничто не препятствует предъявить иск о признании конкретных прав или обязанностей, вытекающих из договора, друг к другу, в связи с чем сфера применения иска о признании никак не может быть ограничена вещными правоотношениями, считаясь при этом индивидуальным способом защиты только вещных прав.

На первый взгляд изложенные соображения дают основания для вывода о неприемлемости классификации исков на вещные и обязательственные в отношении общего иска о признании, понимаемого как генеральный способ защиты субъективных прав. Однако этим никак не умаляются специфические особенности и значение данного требования в системе гражданско-правовых средств защиты субъективного права собственности. К числу вещных исков возможно отнести лишь конкретную разновидность иска о признании — иск о признании вещного права (позитивный иск) и иск о признании вещного права отсутствующим (негативный иск) как его разновидность.

Квалификация иска о признании вещного права как вещного иска предопределяет коррекцию понимания ранее выделенных общих признаков вещного иска с учетом индивидуальной специфики данного требования. Направленность иска о признании вещного права на исполнение в натуре предполагает внесение судом определенности в содержание защищаемого субъективного гражданского права, что способствует восстановлению непосредственного господства лица над вещью как стержня любого вещного права, содержание и понимание которого не может сводиться к конкретному правомочию субъекта вещного права.

Как справедливо заметил проф. В. Гордон, основной целью иска о признании является судебное подтверждение юридической связи между субъектами, а значит, и существования самого правоотношения, являющегося источником и основанием для целого ряда будущих требований одной стороны к другой <433>.

———————————

<433> См.: Гордон В.М. Иски о признании // Временник Демидовского юридического лицея. Ярославль, 1906. Т. 94. С. 42.

 

Юридическим основанием иска о признании является спор о праве гражданском. Иными словами, любое оспаривание права истца: недостоверные публикации, устные замечания, высказанные в органах власти или обществе. Удовлетворение иска о признании наличествующими тех или иных юридических отношений впоследствии может привести к самостоятельным искам о присуждении, но уже в ином процессе. Необходимость в таком способе защиты, как признание права, возникает тогда, когда наличие у лица определенного права подвергается сомнению, оспаривается, отрицается, что приводит к невозможности его осуществления, имеется реальная угроза наступления таких обстоятельств. Иск о признании права направлен на то, чтобы суд подтвердил, констатировал уже существующее правоотношение. Значение такого судебного решения определяется тем, что оно подтверждает то право, которое существовало как на момент возникновения спора, так и на момент предъявления иска, а также разрешения возникшего спора. В российской судебно-арбитражной практике отмечается, что признание права является средством устранения неопределенности во взаимоотношениях субъектов, создания необходимых условий для его реализации и предотвращения со стороны третьих лиц действий, препятствующих его нормальному осуществлению <434>.

———————————

<434> Постановление ФАС МО по делу N КГ-А40/10997-06 от 14.12.2006 // СПС «КонсультантПлюс».

 

Сомнительным видится отождествление иска о признании права и иска о признании недействительным конкретного документа, имеющего юридическую силу. Требование о признании недействительным документа ставит под сомнение лишь его действительность и доказательственную силу, но не может повлечь за собой выводов об отсутствии или прекращении удостоверенного таким документом права.

Обращает на себя внимание спор о цели и назначении позитивного иска о признании: подтвердить существование права или правоотношения? Возможно встретить утверждения, что иск о признании затрагивает вопрос существования или несуществования не субъективных прав, а правоотношений <435>. Аналогичной точки зрения придерживается Н. Полетаев и объясняет свою позицию тем, что признание права может устанавливать активную обязанность ответчика: если признать право собственности на имущество, то последнее может быть востребовано от ответчика, в то время как иск о признании не накладывает на ответчика обязанности активного типа <436>. Полагаем, что спор об объекте как правоохраняемой ценности иска о признании вызван отождествлением понятий права и правоотношения, что само по себе видится весьма спорным утверждением. Иск о признании не во всех случаях подтверждает наличие субъективного права истца, но может быть в конкретной жизненной ситуации полезен истцу для подтверждения значимого для него правоохраняемого интереса или законности осуществления конкретного правомочия. Справедливо утверждение Ю. Гамбарова: иск о признании имеет целью «признание каких-либо обстоятельств, представляющих известный интерес для лица, но не его прав», «иск может стоять независимо от права» <437>. Наконец, предъявляя иск о признании, истец прежде всего заинтересован в защите нарушенного субъективного права, а не правоотношения, в то время как действующему законодательству вовсе не известны способы защиты правоотношений.

———————————

<435> См.: Гордон В.М. Иски о признании. Ярославль, 1906. С. 43 — 47. Ср.: Гессен И. Германский иск об установлении наличности и отсутствия гражданских правоотношений // Журнал Министерства юстиции. 1898. N 6. С. 241; Змирлов К.П. К вопросу о пересмотре общих положений Устава гражданского судопроизводства // Журнал Министерства юстиции. 1897. N 1. С. 102.

<436> См.: Полетаев Н. Указ. соч. С. 27, 33.

<437> См.: Гамбаров Ю.С. Гражданское право. Общая часть. СПб., 1911. С. 382.

Содержание

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code