1.3. Вопросы системы вещных исков

На протяжении многовекового развития ни доктрина цивилистики, ни нормы гражданского законодательства не определили исчерпывающего перечня вещных исков, а равно не смогли выстроить устоявшихся и общепризнанных и бесспорных критериев отнесения тех или иных требований к числу вещных, не говоря уже о формировании научного понятия вещного иска в категориальном аппарате гражданского права.

Касательно правовой природы вещного иска, как понятия родового для виндикационного, негаторного и прогибиторного требований, источники римского частного права не содержат ясного и четкого регулирования, поскольку определяют не вещные иски, а особые исковые требования, относимые к группе actio in rem. В юридической литературе обращено внимание на то, что в одном из фрагментов Институций Гая приводится перечень основных прав в связи с характеристикой области применения вещного иска, который имеет место тогда, «когда мы уверены, что телесная вещь наша, или мы поднимаем вопрос о том, что мы имеем какое-либо право по пользованию, извлечению плодов, проходу, прогону скота» <200>. Однако правомочия по владению и пользованию могут быть опосредованы договором с самим собственником, что само по себе свидетельствует о недостаточной точности изложенного подхода и его относимости только к вещным искам.

———————————

<200> См.: Савельев В.А. Юридическая конструкция собственности в римском праве классического периода: дис. … докт. юрид. наук. М., 1997. С. 5.

 

В отличие от источников римского права, BGB и вовсе не содержит какого-либо, пусть даже косвенного и скудного в своем содержании, определения вещного иска, но в единственном случае все-таки указывает на него применительно к давности в § 221. Юристами подчеркивается, что употребление этого термина в данном контексте призвано подчеркнуть факт предметного господства или существующего владения и не затрагивает существа правоотношения и обязанности третьих лиц <201>. В современной литературе указывается на развернутый инструментарий гражданско-правовых средств защиты вещных прав: притязания вещные (§§ 894, 985, 1004 BGB) и служебные (зависимые) по отношению к ним (§§ 861, 862, 1007 BGB и др.), которые в строгом смысле вещными не являются <202>. Считается, что последняя группа призвана обеспечить неприкосновенность абсолютного права (в данном случае — вещного), защищая лишь единичный фрагмент его отражения в юридической позиции истца <203>.

———————————

<201> См.: Mager H. Besonderheiten des dinglichen Anspruchs // AcP 193. 1993. S. 68.

<202> Ср.: Baur F. Lehrbuch des Sachenrechts. — Berlin, 1966. S. 70.

<203> См.: Schreiber K. Das Eigentuemer — Besitzer — Verhaeltniss. Jura, 1992. S. 356; Henckel W. Vorbeugender Rechtsschutz im Zivilrecht // AcP. 174. 1974. S. 141.

 

Наряду с этим встречаются и иные классификации вещных исков по германскому праву. Так, например, проф. В. Ное выделил четыре группы вещных исков по предмету и области их применения <204>. К одной из них — Die dinglichen Herausgabeansprueche — он отнес иск о возврате вещи в порядке виндикации § 985, § 985 с § 1065, § 985 с § 1227, § 1007, § 861 BGB; к другой — исковые притязания о возврате движимых вещей, безосновательно находящихся на чужом земельном участке — Die dinglichen Abholungsanspruche — § 867, § 1005 с § 867 BGB; к третьей — исковые притязания об устранении длящегося воздействия или влияния на вещь — Die Ansprueche auf Beseitigung einer Stoerung — § 1004, § 1004 с § 1027 или § 1065, или § 1027, или § 1090, или § 1227, а также § 862 BGB; наконец, к четвертой — требование об исправлении записи в поземельной книге — Der Grundbuchberichtigungsanspruch — в порядке § 894 BGB. Нетрудно заметить, что в изложенной системе вещных исков смешаны петиторные и посессорные требования, а это сложно признать обоснованным. К примеру, владельческими исками (§§ 861, 862 BGB) может защищаться владение любого субъекта, которым вполне может оказаться незаконный и не всегда добросовестный владелец, а эта особенность не имеет ничего общего с виндикацией. Отсюда следует, что веские основания для отождествления и включения в одну родовую группу указанных выше исков отсутствуют.

———————————

<204> См.: Neye W. Buergerliches Recht in Logischer Anwendung. Berlin, 1949. T. 1. Dingliche ; О едином смысловом значении вещных и владельческих исков (См.: Die dingliche Klage des deutschen Recht. Leipzig, 1857. S. 74).

 

Действующий российский Гражданский кодекс в гл. 20 «Защита права собственности и других вещных прав» также не содержит понятия вещного иска и, в отличие от BGB, не использует это понятие даже на уровне юридической техники. Впрочем, в то же время российский ГК наряду с классическими виндикационным и негаторным исками собственника предоставляет право предъявления этих исков любому титульному владельцу (ст. 305), а в ст. 306 ГК РФ говорит о последствиях прекращения вещных прав в силу закона. Однако последняя формулировка действующего закона к защите вещных прав едва ли имеет прямое отношение: ведь если вещное право прекратилось, то и защищать затронутые имущественные интересы при помощи вещного иска нет никакого смысла и оснований, поскольку в данном случае истец утратил сам вещный титул. В данном случае речь может идти лишь о компенсационном восстановлении имущественной сферы потерпевшего, но никак не о реконструкции того же правового положения, которое существовало до правонарушения.

Пожалуй, приведенная формулировка закона не учитывает, что в области гражданских правоотношений существует немало притязаний, действующих против неопределенного круга лиц, но при этом не являющихся элементом института вещного иска. В современной литературе следование тому же подходу проявляется в тезисах авторов о вещно-правовой природе иска о признании, владельческих исков <205>, отнесении любого титульного владения к вещному праву с причитающимся ему инструментарием вещно-правовой защиты <206>.

———————————

<205> См.: Емелькина И.А. Гражданско-правовые способы приобретения и защиты вещных прав на жилые и нежилые помещения: автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2001. С. 17; Гринько М.А. Институт владения в Германском гражданском уложении 1896 года: к истории вопроса // Вестник МГУ. 1999. Сер. «Право». N 11.

<206> См.: Гражданское право. Учебник / Под ред. Т.И. Илларионовой, Б.М. Гонгало, В.А. Плетнева. М., 1998. Ч. 1. С. 297.

 

Полагаем, что анализ действующего российского законодательства, программных документов текущей реформы гражданского законодательства, подготовленных на базе последних законопроектов, позволяет представить систему вещных исков по российскому праву следующим образом:

виндикационный иск (ст. 301 ГК РФ): направлен на возврат имущества во владение собственника из чужого незаконного владения;

негаторный иск (ст. 304 ГК РФ): направлен на устранение любых препятствий в осуществлении субъектом вещного права правомочий пользования и распоряжения, если это не связано с лишением владения;

— иск об освобождении имущества от ареста или об исключении имущества, состоящего из индивидуально-определенных вещей, из описи;

— иск о признании вещного права;

— иск титульного владельца к третьему лицу (ст. 305 ГК РФ);

— иск титульного владельца к собственнику имущества (ст. 305 ГК РФ).

Следует учитывать, что каждое из названных требований, будучи объединенным рассмотренными выше общими признаками вещного иска, содержит в себе специфические цели и черты, составляющие индивидуальный объект гражданско-правовой охраны вещных прав. В ходе дальнейшего изложения мы постараемся представить аргументы, которые позволяют отнести указанные иски к особой группе способов исковой защиты гражданских прав — вещным искам либо могут породить некоторые сомнения в однозначности решения этого вопроса у исследователя.

Вопросы системы вещных исков тесно связаны со сферой их практического применения. Полагаем, что наиболее известные и позиционируемые в этом качестве — виндикационный и негаторный иски — не могут считаться универсальными способами защиты всех существующих вещных прав, претендуя на свое альтернативное применение в случае любого нарушения вещного права. Специфика конкретного ограниченного вещного права и сам характер допущенного противоправного вмешательства в вещное право третьим лицом не позволяет прийти к обратному по смыслу выводу. Обратимся к таким примерам.

Случаи, когда субъект вещного права лишен возможности виндицировать вещь в силу именно особенностей содержания существующего у него ограниченного вещного права, нетрудно себе представить при выполнении условия об изначальном отсутствии правомочия владения вещью. Например, сервитуарий не может виндицировать чужой земельный участок, который пусть и обременен записью о регистрации сервитута в его пользу, но поскольку сервитуарий изначально не является и не являлся его владельцем — его право пользования ограничено лишь возможностью извлечения некоторой пользы из свойства вещи (проход, проезд), а следовательно, и возможные притязания со стороны сервитуария должны ограничиваться требованием об устранении препятствий в осуществлении принадлежащих ему правомочий <207>.

———————————

<207> Доводы А.В. Копылова (См.: Копылов А.В. Вещные права на землю в римском, русском и современном гражданском праве. М., 2000. С. 72) о признании возможности владения сервитутами и закреплении за сервитуарием статуса титульного владельца, обладающего правомочиями в соответствии со ст. 305 ГК РФ, едва ли бесспорны: ведь институт владения правами не известен отечественному правопорядку, а в тех правовых системах, где он получил развитие и закрепление, применяется не институт вещно-правовой защиты, а посессорный иск (См., например: Graefe J. Die Lehren vom Rechtsbesitz in der Rechtsgeschichte der Neuzeit. Diss. … , 1983; Никонов С.Н. Actio Spolii. Харьков, 1908. С. 257). Действительно, по сравнению с общим и каноническим правом Германии редакторы BGB нашли лишь два случая владения правами, где и допустили владельческую защиту — в отношении владения личными и предиальными сервитутами.

 

В ст. 274 ГК РФ земельный сервитут определен как право ограниченного пользования собственника одного недвижимого имущества соседним земельным участком другого собственника. Далее, ч. 2 п. 1 ст. 274 ГК РФ признаются следующие виды сервитутов, к числу которых относятся упомянутые права прохода и проезда через соседний земельный участок; право прокладки и эксплуатации линий электропередачи, связи трубопроводов через чужой (соседний) земельный участок; право пользоваться источником воды, находящимся на соседней земле в целях обеспечения водоснабжения и мелиорации. Во всех этих случаях чрезвычайно важно, что права сервитуария распространяются не на свою, а на чужую вещь, хотя, думается, это не затрагивает вопросов владения земельным участком, поскольку сервитуарий приобретает возможность только ограниченно-целевого пользования чужой землей, которая остается по-прежнему во владении, пользовании и распоряжении ее собственника, что совершенно очевидно следует из положений п. 2 ст. 274 ГК РФ.

В сущности, такие же ограничения можно предпослать возможностям защиты от противоправных посягательств члена семьи собственника, обладающего согласно ст. 292 ГК РФ правом пользования жилым помещением, но не способным истребовать это помещение из чужого незаконного владения ввиду своего особого статуса, сходного с узуфруктуарием.

Никак не предполагает возникновение правомочия владения и самого состояния владения правовое положение управомоченного лица по праву вещных выдач, которое Концепцией развития гражданского законодательства только планируется закрепить в действующем ГК РФ. Соответственно, в случае нарушения законных прав и интересов управомоченного по праву вещных выдач виндикационный иск использоваться в своем интересе этим субъектом ограниченного вещного права не может. Столь однозначные выводы не следует делать в отношении возможности предъявления им негаторного иска, если оказываемое противоправное воздействие со стороны третьего лица сделало невозможным или ограничило осуществление права вещных выдач. Определяющим в данном случае видится характер и последствия допущенного воздействия на вещь.

Залогодержатель, не имеющий в силу заключенного договора с залогодателем правомочия владения вещью, также не может предъявлять и требовать удовлетворения виндикационного иска, поскольку изначально не имел правомочия на владение вещью.

В случае утраты вещи, обремененной правом преимущественной покупки (Vorkaufsrecht <208>), виндикационный иск быть использован не может, поскольку характер этого ограниченного вещного права не предполагает в своем осуществлении при нормальных условиях развития вещных прав владения вещью и возможности его утраты на стороне управомоченного лица по праву преимущественной покупки. Как отмечается в Концепции развития гражданского законодательства РФ, закрепление положений о праве преимущественной покупки как об ограниченном вещном праве только считается целесообразным и планируется в будущем.

———————————

<208> Однако при этом следует учитывать дифференцированный подход доктрины гражданского права к квалификации данного права как вещного (подробный анализ мнений см.: Синицын С.А. Вещная природа преимущественных прав // Законодательство. 2008. N 10).

 

Концепция развития гражданского законодательства Российской Федерации предлагает установление в ГК РФ закрытого перечня как для перечня видов вещных прав, так и для вещно-правовых способов защиты вещных прав. К их числу отнесены (п. 2.7 разд. IV) <209>:

———————————

<209> Концепция развития гражданского законодательства Российской Федерации. М., 2009. С. 77 — 78.

 

— виндикационный и негаторный иски, заявляемые обладателем вещного права, дающим правомочие владения вещью;

— наделение обладателя ограниченного вещного права, в состав которого не входит правомочие владения, правом на предъявление только негаторного иска;

— закрепление за собственником возможности использования вещно-правовых способов защиты наряду с обладателем ограниченного вещного права на ту же вещь;

— возможность предъявления иска о признании права на вещь к лицу, чье право уже зарегистрировано в ЕГРП;

— иск об освобождении вещи от ареста (исключении из описи).

Как видно, в данном случае к вещным искам прямо отнесены: виндикационный и негаторный иски; иск об освобождении вещи от ареста (исключении из описи); иск о признании права и отмене государственной регистрации. Остальные положения лишь расширяют состав лиц, пользующихся активной легитимацией на предъявление вещных исков, и конкретизируют сферы применения названных исков, не устанавливая нового элемента в системе вещных исков. В последнем случае разработчиками Концепции решаются методически важные вопросы определения сферы действия каждого из поименованных ими же вещных исков, что никак не имеет отношения к искомой цели строгого перечисления вещно-правовых исков в рамках закрытого (исчерпывающего) перечня. Едва ли определение способов защиты вещных прав исчерпывающим перечнем является характерной чертой, свойственной лишь вещным правам.

В Концепции развития гражданского законодательства РФ предлагается установить обязательственно-правовые способы защиты нарушенных прав по типу закрытого перечня. Моделируемые разработчиками Концепции положения об обязательственно-правовых способах защиты призваны, как следует из буквального прочтения самой Концепции (п. 1.4 разд. V) <210>, во-первых, определить сами обязательственно-правовые способы защиты субъективных прав, во-вторых, установить их соотношение с иными способами защиты субъективных прав. Решая поставленные задачи, Концепция называет:

———————————

<210> См.: Концепция развития гражданского законодательства Российской Федерации / Вступ. ст. А.Л. Маковского. С. 102.

 

— требование о принудительном исполнении обязательства по суду;

— требование о возврате исполненного по обязательству в случае досрочного прекращения обязательства, заявляемое исполнившей стороной, но не получившей исполнения от другой стороны;

— невозможность применения положений о виндикации к требованию кредитора, являющемуся собственником переданной должнику вещи, о ее возврате.

Полагаем, что данные положения никак не отличаются единством и однообразием правового регулирования, поскольку в первых двух случаях действительно говорится о видах заявляемых кредитором требований, а в третьем — только о квалификации требований кредитора о принудительном исполнении лежащей на должнике обязанности по возврату не принадлежащей ему вещи. Требование к должнику о возврате вещи в связи с неисполнением или прекращением обязательства является тем же поименованным в первом положении требованием о принудительном исполнении обязательства. Специфика заключается в квалификации судом заявляемых требований и существующих правоотношений между истцом и ответчиком, применении к ним надлежащих правовых норм, правильном определении истцом предмета и оснований заявляемых требований, что в совокупности обосновывает отличительную черту в защите обязательственного права, но никак не самостоятельный способ защиты нарушенного права как вида исковой защиты — обязательственного иска.

Изложенное позволяет сделать методологически важный вывод о том, что способы защиты и особенности осуществления вещного права находятся в прямой зависимости от содержания самого вида вещного права и установленных законодательством особенностей правового режима его объекта.

На основании изложенного можно прийти к следующим выводам:

  1. Способы защиты и особенности осуществления вещного права находятся в прямой зависимости от содержания самого права и особенностей правового режима его объекта.
  2. На примере действия ряда ограниченных вещных прав (права преимущественной покупки, вещных выдач, сервитута, залога, узуфрукта) показано, что виндикационный или негаторный иски не могут считаться единственными и универсальными способами гражданско-правовой защиты вещных прав.
  3. В отечественном гражданском законодательстве система вещных исков включает в себя:

— виндикационный иск (ст. 301 ГК РФ);

— негаторный иск (ст. 304 ГК РФ);

— иск об освобождении имущества от ареста или об исключении имущества, состоящего из индивидуально-определенных вещей, из описи;

— иск о признании вещного права;

— иск титульного владельца к третьему лицу (ст. 305 ГК РФ);

— иск титульного владельца к собственнику имущества (ст. 305 ГК РФ);

— иск об исправлении записи о регистрации права на объект недвижимого имущества в ЕГРП.

Содержание

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code