2. Использование товарного знака и распоряжение исключительным правом на товарный знак

Статья 1484 ГК РФ. Исключительное право на товарный знак

 

Комментарий к статье 1484

 

Комментируемая статья определяет содержание исключительного права на товарный знак. Ранее подобное регулирование содержалось в ст. ст. 4 «Исключительное право на товарный знак» и 22 «Использование товарного знака и последствия его неиспользования» Закона 1992 г. о товарных знаках, но положения этих статей претерпели изменения, о чем подробнее сказано ниже.

В пункте 1 комментируемой статьи прежде всего закреплено, что исключительное право использования товарного знака принадлежит лицу, на имя которого соответствующий товарный знак зарегистрирован (при этом в юридико-технических целях введено сокращенное обозначение «правообладатель»). Исходя из этого положения в п. 62 Постановления Пленума ВС России и Пленума ВАС России 2009 г. N 5/29 разъяснено следующее: следовательно, лицу, на имя которого зарегистрирован товарный знак, не может быть отказано в его защите (даже в случае, если в суд представляются доказательства неправомерности регистрации товарного знака) до признания предоставления правовой охраны такому товарному знаку недействительной в порядке, предусмотренном ст. 1512 комментируемого параграфа, или прекращения правовой охраны товарного знака в порядке, установленном ст. 1514 данного параграфа; вместе с тем суд вправе отказать лицу в защите его права на товарный знак на основании ст. 10 «Пределы осуществления гражданских прав» части первой ГК РФ, если по материалам дела исходя из конкретных фактических обстоятельств действия по государственной регистрации соответствующего товарного знака могут быть квалифицированы как злоупотребление правом.

Пункт 1 комментируемой статьи устанавливает, что правообладателю принадлежит исключительное право использования товарного знака в соответствии со ст. 1229 комментируемой части любым не противоречащим закону способом (при этом в юридико-технических целях введено сокращенное обозначение «исключительное право на товарный знак»), в том числе способами, указанными в п. 2 комментируемой статьи.

Наряду с этим в п. 1 комментируемой статьи предусмотрено, что правообладатель может распоряжаться исключительным правом на товарный знак. Двум основным видам договоров, посредством заключения которых осуществляется реализация указанной возможности: договору об отчуждении исключительного права на товарный знак и лицензионному договору о предоставлении права использования товарного знака — посвящены соответственно ст. ст. 1488 и 1489 комментируемого параграфа.

Исключительное право на товарный знак может переходить и без заключения договора, т.е. согласно общей норме ст. 1241 комментируемой главы — при переходе права в порядке универсального правопреемства (наследование, реорганизация юридического лица) и при обращении взыскания на имущество правообладателя. В этом отношении следует иметь в виду данное в п. 85 Постановления Пленума ВС России 2012 г. N 9 со ссылкой на положения п. 1 комментируемой статьи разъяснение, согласно которому принадлежавшее индивидуальному предпринимателю исключительное право на товарный знак, унаследованное гражданином, не зарегистрированным в качестве индивидуального предпринимателя, должно быть отчуждено им в течение года со дня открытия наследства.

Ранее Закон 1992 г. о товарных знаках содержал иные положение, нежели те, которые вошли в п. 1 комментируемой статьи. Так, в п. 1 ст. 4, п. п. 1 и 2 ст. 22 данного Закона (здесь и далее в ред. Федерального закона от 11 декабря 2002 г. N 166-ФЗ) устанавливалось следующее:

правообладатель вправе использовать товарный знак и запрещать использование товарного знака другими лицами. Никто не может использовать охраняемый в России товарный знак без разрешения правообладателя;

использованием товарного знака считается применение его на товарах, для которых товарный знак зарегистрирован, и (или) их упаковке правообладателем или лицом, которому такое право предоставлено на основе лицензионного договора в соответствии со ст. 26 данного Закона. Использованием может быть признано также применение товарного знака в рекламе, печатных изданиях, на официальных бланках, на вывесках, при демонстрации экспонатов на выставках и ярмарках, проводимых в России, при наличии уважительных причин неприменения товарного знака на товарах и (или) их упаковке;

юридические и физические лица, осуществляющие посредническую деятельность, могут на основе договора использовать свой товарный знак наряду с товарным знаком изготовителя товаров, а также вместо товарного знака последнего.

Положения п. 1 комментируемой статьи закреплены соответственно общим положениям ч. 1 п. 1 упомянутой ст. 1229 комментируемой части, согласно которым гражданин или юридическое лицо, обладающие исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (правообладатель), вправе использовать такой результат или такое средство по своему усмотрению любым не противоречащим закону способом; правообладатель может распоряжаться исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации, если ГК РФ не предусмотрено иное.

В пункте 2 комментируемой статьи предусмотрено, что исключительное право на товарный знак может быть осуществлено для индивидуализации товаров, работ или услуг, в отношении которых товарный знак зарегистрирован, а также указывает, что это может быть реализовано путем размещения товарного знака в местах, открытый перечень которых определен в данном пункте.

Пункт 3 комментируемой статьи устанавливает запрет любому использовать без разрешения правообладателя сходные с его товарным знаком обозначения в отношении товаров, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован, или однородных товаров, если в результате такого использования возникнет вероятность смешения.

Ранее вместо этого в п. 2 ст. 4 Закона 1992 г. о товарных знаках указывалось, что нарушением исключительного права правообладателя (незаконным использованием товарного знака) признается использование без его разрешения в гражданском обороте на территории РФ товарного знака или сходного с ним до степени смешения обозначения в отношении товаров, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован, или однородных товаров, в том числе размещение товарного знака или сходного с ним до степени смешения обозначения:

на товарах, на этикетках, упаковках этих товаров, которые производятся, предлагаются к продаже, продаются, демонстрируются на выставках и ярмарках или иным образом вводятся в гражданский оборот на территории РФ, либо хранятся и (или) перевозятся с этой целью, либо ввозятся на территорию РФ;

при выполнении работ, оказании услуг;

на документации, связанной с введением товаров в гражданский оборот;

в предложениях к продаже товаров;

в сети Интернет, в частности в доменном имени и при других способах адресации.

Ответственность за незаконное использование товарного знака предусмотрена в ст. 1515 комментируемого параграфа, в п. 1 которой вошло положение, ранее содержавшееся в п. 2 ст. 4 Закона 1992 г. о товарных знаках. Речь идет о положении, определявшем, что товары, этикетки, упаковки этих товаров, на которых незаконно используется товарный знак или сходное с ним до степени смешения обозначение, являются контрафактными.

 

Статья 1485. Знак охраны товарного знака

 

Комментарий к статье 1485

 

В комментируемой статье предусмотрен знак охраны товарного знака — знак, который может использовать правообладатель для оповещения о своем исключительном праве на товарный знак. Такие положения ранее содержались в ст. 24 Закона 1992 г. о товарных знаках (в ред. Федерального закона от 11 декабря 2002 г. N 166-ФЗ), но в них говорилось не о знаке охраны товарного знака, а о предупредительной маркировке.

В соответствии с комментируемой статьей знак охраны указывает на то, что применяемое обозначение является товарным знаком, охраняемым на территории РФ. Использование знака охраны является правом, а не обязанностью правообладателя, что соответствует положению п. «D» ст. 5 Парижской конвенции, согласно которому для признания прав не требуется помещения на продукте какого-либо обозначения или указания на патент, полезную модель, регистрацию товарного знака или депонирование промышленного образца.

Знак охраны товарного знака согласно комментируемой статье представляет собой латинскую букву «R» или латинскую букву «R» в окружности (R как начальная буква слова «Registered» (англ. «зарегистрировано»)) либо словесное обозначение «товарный знак» или «зарегистрированный товарный знак». Как предусмотрено в данной статье, знак охраны подлежит помещению рядом с товарным знаком. В мировой практике принято знак охраны размещать непосредственно справа вверху от изображения товарного знака.

Наряду с описанным знаком охраны в мировой практике в качестве знаков предупредительной маркировки используются буквенные сочетания «TM» (сокращение от англ. «trademark» или «trade mark», в дословном, прямом переводе — «торговая марка»), «SM» (сокращение от «service mark»), а также слова «Trademark», «Registered Trademark», «Marque deposee», «Marca registrada». Указанные виды маркировок законодательством РФ не предусмотрены, соответственно, их использование выполняет лишь информативную функцию.

 

Статья 1486. Последствия неиспользования товарного знака

 

Комментарий к статье 1486

 

Комментируемая статья предусматривает последствия неиспользования товарного знака. Ранее соответствующая регламентация содержалась в положениях п. 3 ст. 22 Закона 1992 г. о товарных знаках, но они претерпели изменения, о чем подробнее сказано ниже.

В рамках определения таких последствий в ч. 1 п. 3 ст. 22 Закона 1992 г. о товарных знаках (здесь и далее в ред. Федерального закона от 11 декабря 2002 г. N 166-ФЗ) предусматривалось, что правовая охрана товарного знака может быть прекращена досрочно в отношении всех или части товаров в связи с неиспользованием товарного знака непрерывно в течение любых трех лет после его регистрации. Эти положения воспроизведены в п. 1 комментируемой статьи с уточнением о том, что речь идет о тех товарах или их части, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован. Согласно разъяснению, данному в п. 2.4 Постановления Пленума ВС России и Пленума ВАС России 2009 г. N 5/29, решая вопрос о прекращении правовой охраны товарного знака досрочно вследствие его неиспользования, суды должны исходить из трехлетнего срока такого неиспользования вне зависимости от даты подачи заявки на товарный знак.

Пункт 1 комментируемой статьи, воспроизводя соответствующие положения ч. 1 п. 3 ст. 22 Закона 1992 г. о товарных знаках, также регламентирует процедуру досрочного прекращения правовой охраны товарного знака вследствие его неиспользования: досрочное прекращение правовой охраны по такому основанию осуществляется в судебном порядке; рассмотрение соответствующих дел отнесено к подведомственности арбитражных судов; правом на обращение в арбитражный суд обладает любое заинтересованное лицо; соответствующее заявление подается по истечении трех лет после регистрации товарного знака при условии, что вплоть до подачи такого заявления товарный знак не использовался.

В прежней (первоначальной) редакции п. 1 комментируемой статьи (как и в ч. 1 п. 3 ст. 22 Закона 1992 г. о товарных знаках) предусматривалось, что заявление о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака вследствие его неиспользования подлежит подаче в палату по патентным спорам, а не в арбитражный суд. Изменение внесено Федеральным законом от 8 декабря 2011 г. N 422-ФЗ <1> в связи с созданием в системе арбитражных судов Суда по интеллектуальным правам. Этим же Законом внесены изменения в АПК РФ, в результате которых дела о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака вследствие его неиспользования отнесены к компетенции Суда по интеллектуальным правам, который рассматривает их в качестве суда первой инстанции. Постановлением Пленума ВАС России от 8 октября 2012 г. N 59 «О некоторых вопросах, возникающих в связи с принятием Федерального закона от 08.12.2011 N 422-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с созданием в системе арбитражных судов Суда по интеллектуальным правам» <2> даны разъяснения в связи с вопросами, возникающими в связи с принятием Федерального закона от 8 декабря 2011 г. N 422-ФЗ.

———————————

<1> www.pravo.gov.ru. 2011. 8 декабря.

<2> ВВАС РФ. 2012. N 12.

 

В информационном письме Роспатента от 20 мая 2009 г. N 3 «Об определении заинтересованности лица, подавшего заявление о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака в связи с его неиспользованием» <1> изложены сохраняющие свою практическую значимость рекомендации, которые могут быть учтены при определении заинтересованности лица, имеющего право на обращение с заявлением о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака вследствие его неиспользования. Как отмечено в данном письме, из п. 1 комментируемой статьи следует, что факт регистрации товарного знака не только имеет правоустанавливающее значение, но и предполагает обязанность использования данного товарного знака его правообладателем; возможность досрочного прекращения правовой охраны товарного знака служит инструментом, препятствующим установлению монополии на обозначения, которые не используются правообладателями в целях индивидуализации товаров и услуг.

———————————

<1> Патенты и лицензии. 2009. N 6.

 

В положениях п. 2 комментируемой статьи определено, какие виды использования товарного знака признаются использованием товарного знака для целей данной статьи, т.е. в каких случаях не может идти речь о неиспользовании товарного знака. В частности, это использование товарного знака правообладателем или лицом, которому такое право предоставлено на основании лицензионного договора в соответствии со ст. 1489 комментируемого параграфа, либо другим лицом, осуществляющим использование товарного знака под контролем правообладателя, при условии, что использование товарного знака осуществляется в соответствии с п. 2 ст. 1484 данного параграфа (т.е. для индивидуализации товаров, работ или услуг, в отношении которых товарный знак зарегистрирован, в частности путем размещения товарного знака в местах по перечню, определенному в указанном пункте), за исключением случаев, когда соответствующие действия не связаны непосредственно с введением товара в гражданский оборот, а также использование товарного знака с изменением его отдельных элементов, не меняющим существа товарного знака (до внесения Законом 2014 г. N 35-ФЗ изменения говорилось о таком изменении, которое не влияет на различительную способность товарного знака) и не ограничивающим охрану, предоставленную товарному знаку.

Ранее в части 3 п. 3 ст. 22 Закона 1992 г. о товарных знаках содержалась гораздо менее детальная регламентация. Так, было определено лишь то, что для целей данного пункта использованием товарного знака признается также его использование с изменением отдельных элементов товарного знака, не меняющим его существа.

Пункт 3 комментируемой статьи, воспроизводя с терминологическими изменениями соответствующие положения ч. ч. 2 и 4 п. 3 ст. 22 Закона 1992 г. о товарных знаках, возлагает бремя доказывания использования товарного знака на правообладателя (ч. 1), а также предусматривает, что при решении вопроса о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака вследствие его неиспользования могут быть приняты во внимание представленные правообладателем доказательства того, что товарный знак не использовался по независящим от него обстоятельствам. В Постановлении Президиума ВАС России от 17 сентября 2013 г. N 5793/13 по делу N А40-53262/2012-19-370 <1> рассмотрена ситуация, когда в нарушение требования ч. 1 п. 3 комментируемой статьи суды со ссылкой на отсутствие в деле доказательств неиспользования спорного обозначения отказали истцу в удовлетворении его требования, фактически возложив на него бремя доказывания факта неиспользования правообладателем товарного знака.

———————————

<1> ВВАС РФ. 2013. N 12.

 

В пункте 4 комментируемой статьи определено последствие прекращения правовой охраны товарного знака — это прекращение исключительного права на этот товарный знак. Данный пункт дублирует более общее положение п. 4 ст. 1514 комментируемого параграфа, устанавливающее, что прекращение правовой охраны товарного знака означает прекращение исключительного права на этот товарный знак.

Подпункт 3 п. 1 указанной ст. 1514 предусматривает, что правовая охрана товарного знака прекращается на основании принятого в соответствии с комментируемой статьей решения о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака в связи с его неиспользованием. В пункте 3 ст. 22 Закона 1992 г. о товарных знаках не содержалось положение, которое вошло в п. 4 комментируемой статьи, но в п. 1 ст. 29 данного Закона указывалось на соответствующее основание прекращения правовой охраны товарного знака.

 

Статья 1487. Исчерпание исключительного права на товарный знак

 

Комментарий к статье 1487

 

В комментируемой статье предусмотрено состояние исчерпания исключительного права на товарный знак, которое ранее в ст. 23 Закона 1992 г. о товарных знаках обозначалось как исчерпание прав, основанных на регистрации товарного знака.

Согласно комментируемой статье исчерпание исключительного права на товарный знак заключается в том, что в случае, если непосредственно правообладателем или с его согласия товары введены в гражданский оборот на территории РФ, то дальнейшее использование соответствующего товарного знака не является нарушением исключительного права на этот товарный знак.

Данное правило в ст. 23 Закона 1992 г. о товарных знаках (в ред. Федерального закона от 11 декабря 2002 г. N 166-ФЗ) формулировалось несколько иначе: регистрация товарного знака не дает права правообладателю запретить использование этого товарного знака другими лицами в отношении товаров, которые были введены в гражданский оборот на территории РФ непосредственно правообладателем или с его согласия. В условиях действия этих положений в п. 7 информационного письма Президиума ВАС России от 29 июля 1997 г. N 19 изложена рекомендация, согласно которой изготовление товара с использованием обозначения, зарегистрированного впоследствии в качестве товарного знака, не является нарушением прав на товарный знак, если оно осуществляется по ранее заключенному договору с владельцем товарного знака. Эта рекомендация представляется сохраняющей свою практическую значимость.

 

Статья 1488. Договор об отчуждении исключительного права на товарный знак

 

Комментарий к статье 1488

 

Комментируемая статья, посвященная договору об отчуждении исключительного права на товарный знак, и следующая статья, посвященная лицензионному договору о предоставлении права использования товарного знака, регламентируют распоряжение правами на товарный знак. Ранее в рамках такой регламентации в ч. 1 ст. 25 Закона 1992 г. о товарных знаках (в ред. Федерального закона от 11 декабря 2002 г. N 166-ФЗ) предусматривалось, что исключительное право на товарный знак в отношении всех или части товаров, для которых он зарегистрирован, может быть передано правообладателем другому юридическому лицу или осуществляющему предпринимательскую деятельность физическому лицу по договору о передаче исключительного права на товарный знак (договору об уступке товарного знака).

В пункте 1 комментируемой статьи определено понятие договора об отчуждении исключительного права на товарный знак. Данный пункт воспроизводит применительно к исключительному праву на товарный знак общие положения п. 1 ст. 1234 комментируемой части, определяющие понятие договора об отчуждении исключительного права: по договору об отчуждении исключительного права одна сторона (правообладатель) передает или обязуется передать принадлежащее ей исключительное право на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации в полном объеме другой стороне (приобретателю). Соответственно, в отношении регламентации договора об отчуждении исключительного права на топологию необходимо обращение к положениям указанной ст. 1234.

Пункт 2 комментируемой статьи устанавливает запрет отчуждения исключительного права на товарный знак по договору в том случае, если оно может явиться причиной введения потребителя в заблуждение относительно товара или его изготовителя. Такой же запрет, но сформулированный как запрет уступки товарного знака, содержался в ч. 2 ст. 25 Закона 1992 г. о товарных знаках. С учетом данного положения в п. 8 информационного письма Президиума ВАС России от 29 июля 1997 г. N 19 была изложена следующая рекомендация, которая сохраняет свою практическую значимость: изготовление продукции ненадлежащего качества новым владельцем товарного знака не может служить основанием для признания сделки по уступке товарного знака недействительной, так как условие о качестве товара не является содержанием такой сделки, в отличие от лицензионного договора.

В соответствии с п. 9.9.9 Регламента Минобрнауки России по регистрации договоров (2008 г.) отчуждение исключительного права на товарный знак по договору может рассматриваться как вводящее в заблуждение потребителя относительно товара или его изготовителя в случаях, когда товарный знак содержит:

обозначение, представляющее собой государственный герб, флаг или другой государственный символ и знак, официальное название государства, эмблему, сокращенное или полное наименование международной и межправительственной организации, их гербы, флаги, другие символы и знаки, официальное контрольное, гарантийное или пробирное клеймо, печать, награду и другой знак отличия или сходное с ними до степени смешения обозначение, которое было включено как неохраняемый элемент на основании согласия соответствующего компетентного органа или его правообладателя, если товарный знак уступается лицу, которому такое согласие не предоставлено;

обозначение, указывающее на место производства или сбыта товара и включенное в товарный знак как неохраняемый элемент, если товарный знак уступается лицу, находящемуся в другом географическом объекте;

обозначение, тождественное или сходное до степени смешения с официальными наименованиями и изображениями особо ценных объектов культурного наследия народов России либо объектов всемирного культурного или природного наследия, а также с изображениями культурных ценностей, хранящихся в коллекциях, собраниях и фондах, если товарный знак уступается лицу, не имеющему согласия собственника.

Там же установлено, что отчуждение исключительного права на товарный знак может рассматриваться как вводящее в заблуждение, когда оно также осуществляется в отношении:

части товаров и услуг, являющихся однородными с товарами и услугами, в отношении которых правообладатель товарного знака сохраняет за собой право на товарный знак;

товарного знака, признанного в установленном порядке общеизвестным; товарного знака, воспроизводящего или сходного до степени смешения с промышленным образцом, право на который принадлежит лицу, уступающему товарный знак, но сохраняющий за собой право на промышленный образец;

товарного знака, воспроизводящего фирменное наименование (или его отдельные элементы), право на которое принадлежит лицу, уступающему товарный знак, но сохраняющему за собой право на фирменное наименование;

товарного знака, сходного до степени смешения с товарным знаком в отношении однородных товаров и услуг, права на который сохраняются за первоначальным правообладателем.

В пункте 3 комментируемой статьи содержится нововведение комментируемой части, устанавливающее условие отчуждения исключительного права на товарный знак, включающий в качестве неохраняемого элемента наименование места происхождения товара, которому на территории РФ предоставлена правовая охрана (речь идет о случае, предусмотренном в п. 7 ст. 1483 комментируемого параграфа, к которому и сделана отсылка): отчуждение такого исключительного права возможно лишь при наличии у приобретателя исключительного права на такое наименование.

 

Статья 1489. Лицензионный договор о предоставлении права использования товарного знака

 

Комментарий к статье 1489

 

В комментируемой статье говорится о лицензионном договоре о предоставлении права использования товарного знака. Ранее ст. 26 Закона 1992 г. о товарных знаках в рамках подобной регламентации предусматривала предоставление лицензии на использование товарного знака. Так, в части 1 указанной статьи (в ред. Федерального закона от 11 декабря 2002 г. N 166-ФЗ) устанавливалось, что право на использование товарного знака может быть предоставлено правообладателем (лицензиаром) другому юридическому лицу или осуществляющему предпринимательскую деятельность физическому лицу (лицензиату) по лицензионному договору в отношении всех или части товаров, для которых он зарегистрирован.

Пункт 1 комментируемой статьи определяет понятие лицензионного договора о предоставлении права использования товарного знака. В данный пункт Законом 2014 г. N 35-ФЗ внесено изменение — в прежней (первоначальной) редакции пункта говорилось о предоставлении права использования товарного знака применительно к определенной сфере предпринимательской деятельности, а не в отношении всех или части товаров, для которых зарегистрирован товарный знак.

В пункте 1 комментируемой статьи воспроизведены применительно к исключительному праву на топологию следующие общие положения ч. 1 п. 1 ст. 1235 комментируемой части, определяющие понятие лицензионного договора: по лицензионному договору одна сторона — обладатель исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (лицензиар) предоставляет или обязуется предоставить другой стороне (лицензиату) право использования такого результата или такого средства в предусмотренных договором пределах. Соответственно, в отношении регламентации лицензионного договора о предоставлении права использования топологии интегральной микросхемы необходимо обращение к положениям указанной ст. 1235.

Пункт 1.1 комментируемой статьи, введенный Законом 2014 г. N 35-ФЗ, устанавливает дополнительное требование к содержанию лицензионного договора о предоставлении права использования товарного знака: такой договор наряду с условиями, предусмотренными п. 6 ст. 1235 комментируемой части, должен содержать перечень товаров, в отношении которых предоставляется право использования товарного знака. Соответственно, перечень товаров, в отношении которых предоставляется право использования товарного знака, относится к существенным условиям лицензионного договора о предоставлении права использования товарного знака и без согласования этого условия такой договор не может считаться заключенным (см. комментарий к ст. 1235).

В пункте 2 комментируемой статьи содержится регулирование, которое ранее сводилось к следующим положениям ч. 2 ст. 26 Закона 1992 г. о товарных знаках: лицензионный договор должен содержать условие о том, что качество товаров лицензиата будет не ниже качества товаров лицензиара и что лицензиар будет осуществлять контроль за выполнением этого условия. Вместо этого п. 2 комментируемой статьи закрепляет обязанность лицензиата обеспечить соответствие качества производимых или реализуемых им товаров, на которых он помещает лицензионный товарный знак, требованиям к качеству, устанавливаемым лицензиаром, а также предусматривает право лицензиара на осуществление контроля за соблюдением этого условия. Кроме того, в п. 2 комментируемой статьи закреплено нововведение о солидарной ответственности лицензиата и лицензиара по требованиям, предъявляемым к лицензиату как изготовителю товаров. Солидарные обязательства регламентированы положениями ст. 322 гл. 22 части первой ГК РФ.

Пункт 3 комментируемой статьи содержит нововведение комментируемой части (аналогичное нововведение содержит п. 3 предыдущей статьи), устанавливающее условие предоставления права использования товарного знака, включающего в качестве неохраняемого элемента наименование места происхождения товара, которому на территории РФ предоставлена правовая охрана (речь идет о случае, предусмотренном в п. 7 ст. 1483 комментируемого параграфа, к которому и сделана отсылка): предоставление такого права возможно лишь при наличии у лицензиата исключительного права на такое наименование. В данный пункт Законом 2014 г. N 35-ФЗ также внесено изменение — в прежней (первоначальной) редакции пункта говорилось о наличии у лицензиата права пользования соответствующим наименованием, а не права на наименование.

 

Статья 1490. Форма договора о распоряжении исключительным правом на товарный знак и государственная регистрация перехода исключительного права на товарный знак, залога исключительного права на товарный знак и предоставления права использования товарного знака

 

Комментарий к статье 1490

 

Комментируемая статья устанавливает требования к форме договора о распоряжении исключительным правом на товарный знак и предусматривает государственную регистрацию перехода исключительного права на товарный знак, залога исключительного права на товарный знак и предоставления права использования товарного знака. Данная статья изложена Законом 2014 г. N 35-ФЗ полностью в новой редакции. В прежней редакции статьи говорилось о форме и государственной регистрации договоров о распоряжении исключительным правом на товарный знак.

В пункте 1 комментируемой статьи применительно к договору об отчуждении исключительного права на товарный знак и лицензионному договору продублированы общие положения п. 2 ст. 1234 и п. 2 ст. 1235 комментируемой части об обязательной письменной форме договора об отчуждении исключительного права и лицензионного договора, а также установлена письменная форма для других договоров, посредством которых осуществляется распоряжение исключительным правом на товарный знак. Законом 1992 г. о товарных знаках на необходимость соблюдения письменной формы таких договоров прямо не указывалось, но с очевидностью подразумевалась в положениях ч. 1 его ст. 27 (здесь и далее в ред. Федерального закона от 11 декабря 2002 г. N 166-ФЗ).

В соответствии с п. 1 ст. 160 части первой ГК РФ сделка в письменной форме должна быть совершена путем составления документа, выражающего ее содержание и подписанного лицом или лицами, совершающими сделку, или должным образом уполномоченными ими лицами. Там же предусмотрено, что двусторонние (многосторонние) сделки могут совершаться способами, установленными п. п. 2 и 3 ст. 434 данного Кодекса. Речь идет о том, что договор в письменной форме может быть заключен путем составления одного документа, подписанного сторонами, а также путем обмена документами посредством почтовой, телеграфной, телетайпной, телефонной, электронной или иной связи, позволяющей достоверно установить, что документ исходит от стороны по договору.

Рассматриваемое положение об обязательной письменной форме договоров, посредством которых осуществляется распоряжение исключительным правом на товарный знак, содержалось и в прежней (первоначальной) редакции п. 1 комментируемой статьи. Законом 2014 г. N 35-ФЗ данный пункт дополнен положением о том, что несоблюдение письменной формы влечет недействительность договора (кстати говоря, такое положение содержалось в ч. 1 ст. 27 Закона 1992 г. о товарных знаках). Аналогично сказанному выше следует отметить, что это положение дублирует соответствующие общие положения п. 2 ст. 1234 и п. 2 ст. 1235 комментируемой части. Возможность установления указанного последствия несоблюдения письменной формы договора прямо предусмотрена в п. 2 ст. 162 части первой ГК РФ. Согласно же общему правилу п. 1 указанной статьи несоблюдение простой письменной формы сделки лишает стороны права в случае спора ссылаться в подтверждение сделки и ее условий на свидетельские показания, но не лишает их права приводить письменные и другие доказательства.

В прежней (первоначальной) редакции п. 1 комментируемой статьи говорилось о необходимости государственной регистрации договоров, посредством которых осуществляется распоряжение исключительным правом на товарный знак, в федеральном органе исполнительной власти по интеллектуальной собственности (еще ранее такое положение содержалось в ч. 1 ст. 27 Закона 1992 г. о товарных знаках). Вместо этого Законом 2014 г. N 35-ФЗ в новой редакции п. 2 данной статьи установлена необходимость государственной регистрации отчуждения и залога исключительного права на товарный знак, предоставления по договору права его использования, перехода исключительного права на товарный знак без договора. В отношении порядка такой государственной регистрации данный пункт отсылает к ст. 1232 комментируемой части, определяющей общий порядок государственной регистрации результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации.

Положения п. 2 комментируемой статьи закреплены соответственно положениям п. 2 указанной ст. 1232, которым предусмотрено, что в случаях, когда результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации подлежит в соответствии с ГК РФ государственной регистрации, отчуждение исключительного права на такой результат или на такое средство по договору, залог этого права и предоставление права использования такого результата или такого средства по договору, а равно и переход исключительного права на такой результат или на такое средство без договора, также подлежат государственной регистрации, порядок и условия которой устанавливаются Правительством РФ (см. комментарий к указанной статье).

В пункте 2 комментируемой статьи в первоначальной редакции предусматривалось, что порядок государственной регистрации договоров, указанных в п. 1 данной статьи, устанавливается федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим нормативно-правовое регулирование в сфере интеллектуальной собственности (еще ранее такое положение содержалось в ч. 2 ст. 27 Закона 1992 г. о товарных знаках). Этот пункт признан утратившим силу Федеральным законом от 21 февраля 2010 г. N 13-ФЗ <1>, в обоснование чего авторами проекта изменений указывалось, что согласно общим положениям ст. 1232 комментируемой части правила регистрации договоров о распоряжении исключительным правом, а также перехода без договора исключительного права на все объекты интеллектуальной собственности, включая товарные знаки, подлежали установлению Правительством РФ.

———————————

<1> СЗ РФ. 2010. N 8. Ст. 777.

 

Статья 1491. Срок действия исключительного права на товарный знак

 

Комментарий к статье 1491

 

В комментируемой статье регламентирован срок действия исключительного права на товарный знак. Подобная регламентация содержалась в ст. 16 Закона 1992 г. о товарных знаках, но как регламентирующая срок действия регистрации товарного знака.

Первоначальная редакция п. 1 комментируемой статьи, воспроизводя с соответствующим терминологическим изменением положение п. 1 ст. 16 Закона 1992 г. о товарных знаках, устанавливала, что исключительное право на товарный знак действует в течение 10 лет со дня подачи заявки на государственную регистрацию товарного знака в Роспатент. Законом 2014 г. N 35-ФЗ п. 1 комментируемой статьи изложен полностью в новой редакции, предусматривающей, что в случае регистрации товарного знака по выделенной заявке срок действия исключительного права на товарный знак исчисляется с даты подачи первоначальной заявки. Возможность оформления выделенных заявок предусмотрена положениями п. 5 ст. 1384 комментируемого параграфа.

Уместно упомянуть, что в соответствии со ст. 18 «Срок охраны» Соглашения ТРИПС срок действия первоначальной регистрации и каждого возобновления регистрации товарного знака составляет не менее семи лет. В рамках Мадридской системы международной регистрации товарных знаков и знаков обслуживания (о такой системе см. комментарий к ст. 1507) предусмотрено, что регистрация знака в Международном бюро производится сроком на двадцать лет с возможностью продления на соответствующих условиях (п. 1 ст. 6 Мадридского соглашения о международной регистрации знаков). По истечении срока в пять лет, считая с даты международной регистрации, эта регистрация становится независимой от национального знака, предварительно зарегистрированного в стране происхождения, с учетом соответствующих положений (п. 2 этой же статьи).

В положениях п. 2 комментируемой статьи, воспроизводящих с соответствующими терминологическими изменениями положения п. 2 ст. 16 Закона 1992 г. о товарных знаках, регламентировано продление срока действия исключительного права на товарный знак:

продление срока действия исключительного права осуществляется по заявлению правообладателя, поданному в течение последнего года действия этого права. Срок действия исключительного права продлевается на 10 лет (ч. 1);

продление срока действия исключительного права на товарный знак возможно неограниченное число раз (ч. 2). Такое положение в ст. 16 Закона 1992 г. о товарных знаках не содержалось, но подразумевалось;

по ходатайству правообладателя ему может быть предоставлено шесть месяцев по истечении срока действия исключительного права на товарный знак для подачи заявления (ч. 3). Законом 2014 г. N 35-ФЗ из данного положения исключено указание на такое условие, как уплаты пошлины.

Примечательно, что часть 3 п. 2 комментируемой статьи в прежней редакции (с указанием на такое условие, как уплаты пошлины) соответствовала положениям п. 1 ст. 5.bis Парижской конвенции, устанавливающим, что для уплаты пошлин, предусмотренных для сохранения прав промышленной собственности, предоставляется льготный срок, составляющий не менее шести месяцев, при условии уплаты дополнительной пошлины, если такая пошлина устанавливается национальным законодательством.

Положения п. 2 комментируемой статьи детализированы в п. 13 «Продление срока действия исключительного права на товарный знак» Регламента Минобрнауки России по продлению срока действия патента, свидетельства (2008 г.). В приложении 4 к данному Регламенту приведена форма заявления о продлении срока действия исключительного права на товарный знак.

Пункт 3 комментируемой статьи, воспроизводя с соответствующим терминологическим изменением положение п. 3 ст. 16 Закона 1992 г. о товарных знаках, закрепляет необходимость внесения Роспатентом записи о продлении срока действия исключительного права на товарный знак в Государственный реестр товарных знаков и в свидетельство на товарный знак. Действия Роспатента по внесению такой записи в Государственный реестр товарных знаков и в свидетельство на товарный знак регламентированы Регламентом Минобрнауки России по ведению реестров и публикации сведений (2007 г.).

Содержание

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code