Статья 1252 ГК РФ. Защита исключительных прав

Комментарий к статье 1252

 

В комментируемой статье закреплены общие унифицированные нормы о защите исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и на средства индивидуализации. Положения п. 1 данной статьи определяют способы защиты исключительных прав, предусматривая виды возможных предъявляемых требований. Этот пункт изложен Законом 2014 г. N 35-ФЗ полностью в новой редакции, в которой в том числе уточнено, что соответствующие требования подлежат предъявлению в порядке, предусмотренном ГК РФ.

В соответствии с п. 1 комментируемой статьи в рамках защиты исключительных прав могут быть предъявлены требования:

1) о признании права — к лицу, которое отрицает или иным образом не признает право, нарушая тем самым интересы правообладателя. В этот подпункт Законом 2014 г. N 35-ФЗ изменения не внесены;

2) о пресечении действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения, — к лицу, совершающему такие действия или осуществляющему необходимые приготовления к ним, а также к иным лицам, которые могут пресечь такие действия. Указание на «иных» лиц, которые могут пресечь такие действия, является нововведением Закона 2014 г. N 35-ФЗ;

3) о возмещении убытков — к лицу, неправомерно использовавшему результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации без заключения соглашения с правообладателем (бездоговорное использование) либо иным образом нарушившему его исключительное право и причинившему ему ущерб, в том числе нарушившему его право на вознаграждение, предусмотренное положениями ст. 1245, п. 3 ст. 1263 и ст. 1326 комментируемой части. Указание на лиц, нарушивших право правообладателя на вознаграждение, предусмотренное соответствующими положениями данной части, введено в подпункт Законом 2014 г. N 35-ФЗ;

4) об изъятии материального носителя в соответствии с п. 4 данной статьи — к его изготовителю, импортеру, хранителю, перевозчику, продавцу, иному распространителю, недобросовестному приобретателю. Прежняя (первоначальная) редакция этого подпункта отсылала к п. 5, а не к п. 4 данной статьи. Соответственно, ранее шла речь об оборудовании, прочих устройствах и материалах, главным образом используемых или предназначенных для совершения нарушения исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и на средства индивидуализации, а в настоящее время говорится о признаваемых контрафактными материальных носителях, в которых выражены результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации;

5) о публикации решения суда о допущенном нарушении с указанием действительного правообладателя — к нарушителю исключительного права. Данный подпункт не претерпел изменений с принятием Закона 2014 г. N 35-ФЗ.

Пункт 2 комментируемой статьи, изложенный Законом 2014 г. N 35-ФЗ полностью в новой редакции, содержит общие нормы об обеспечительных мерах, принимаемых по делу о нарушении исключительного права:

данным пунктом предусмотрено, что в порядке обеспечения иска по делу о нарушении исключительного права могут быть приняты соразмерные объему и характеру правонарушения обеспечительные меры, установленные процессуальным законодательством. Указание на то, что такие меры принимаются соразмерно объему и характеру правонарушения, введено в пункт Законом 2014 г. N 35-ФЗ;

в качестве возможных обеспечительных мер в данном пункте непосредственно указаны наложение ареста на материальные носители, оборудование и материалы, запрета на осуществление соответствующих действий в информационно-телекоммуникационных сетях. В прежней (первоначальной) редакции указывалось только на наложение ареста на материальные носители, оборудование и материалы;

данный пункт также определяет условия наложения указанных мер — если в отношении таких материальных носителей, оборудования и материалов или в отношении таких действий выдвинуто предположение о нарушении исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации. Указание на такие условия в отношении действий введено соответственно Законом 2014 г. N 35-ФЗ.

К этому следует добавить, что порядок принятия обеспечительных мер определяется соответствующим процессуальным законодательством. Речь идет о необходимости обращения к положениям гл. 13 «Обеспечение иска» ГПК РФ или гл. 8 «Обеспечительные меры арбитражного суда» АПК РФ.

Положения п. 3 комментируемой статьи содержат общие положения о возможности предъявления правообладателем при нарушении исключительного права требования не возмещения нарушителем убытков, а взыскания с него компенсации за нарушение указанного права. В соответствии с ч. 1 данного пункта такое право предоставляется правообладателю в случаях, предусмотренных ГК РФ для отдельных видов результатов интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации. Взыскание такой компенсации предусмотрено положениями ст. ст. 1299 — 1301, 1309 — 1311, 1515 и 1537 комментируемой части, разъяснения о применении которых даны в п. 43 Постановления Пленума ВС России и Пленума ВАС России 2009 г. N 5/29.

Как установлено в ч. 1 п. 3 комментируемой статьи, компенсация подлежит взысканию при доказанности факта правонарушения. При этом предусмотрено, что правообладатель, обратившийся за защитой права, освобождается от доказывания размера причиненных ему убытков. На данные положения обращено внимание в п. 43.2 Постановления Пленума ВС России и Пленума ВАС России 2009 г. N 5/29, а в п. 43.1 данного Постановления разъяснено следующее: требование о взыскании компенсации носит имущественный характер, несмотря на то что размер подлежащей взысканию компенсации определяется по усмотрению суда; в исковом заявлении должна быть указана цена иска в твердой сумме; исходя из размера заявленного требования определяется подлежащая уплате государственная пошлина; если истцом не указана цена иска (размер требуемой компенсации), суд выносит определение об оставлении соответствующего искового заявления без движения (ст. 136 ГПК РФ, ст. 128 АПК РФ).

В части 2 п. 3 комментируемой статьи предусмотрено, что размер компенсации подлежит определению судом в пределах, установленных ГК РФ, в зависимости от характера нарушения и иных обстоятельств дела с учетом требований разумности и справедливости. С учетом данных положений в п. 43.3 Постановления Пленума ВС России и Пленума ВАС России 2009 г. N 5/29 разъяснено, что размер подлежащей взысканию компенсации должен быть судом обоснован; при определении размера компенсации суд, учитывая, в частности, характер допущенного нарушения, срок незаконного использования результата интеллектуальной деятельности, степень вины нарушителя, наличие ранее совершенных лицом нарушений исключительного права данного правообладателя, вероятные убытки правообладателя, принимает решение, исходя из принципов разумности и справедливости, а также соразмерности компенсации последствиям нарушения.

Часть 3 п. 3 комментируемой статьи определяет особенности определения судом размера компенсации в случае, когда одним действием нарушены права на несколько результатов интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации: размер компенсации подлежит определению за каждый неправомерно используемый результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации; в случае если права на соответствующие результаты или средства индивидуализации принадлежат одному правообладателю, общий размер компенсации за нарушение прав на них с учетом характера и последствий нарушения может быть снижен судом ниже пределов, установленных ГК РФ, но не может составлять менее 50% суммы минимальных размеров всех компенсаций за допущенные нарушения.

Эти положения являются нововведениями Закона 2014 г. N 35-ФЗ, изложившего данную часть полностью в новой редакции. В прежней (первоначальной) редакции этой части устанавливалось, что правообладатель вправе требовать от нарушителя выплаты компенсации за каждый случай неправомерного использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации либо за допущенное правонарушение в целом. Видимо, в настоящее время подразумевается, что эти положения очевидны и не требуют их специального закрепления.

В пункте 4 комментируемой статьи определены последствия ситуации, когда изготовление, распространение или иное использование, а также импорт, перевозка или хранение материальных носителей, в которых выражены результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации, приводят к нарушению исключительного права на такой результат или на такое средство: такие материальные носители считаются контрафактными и по решению суда подлежат изъятию из оборота и уничтожению без какой бы то ни было компенсации, если иные последствия не предусмотрены ГК РФ.

На необходимость учета данных положений указано в п. 25 Постановления Пленума ВС России и Пленума ВАС России 2009 г. N 5/29, в котором также разъяснено следующее: соответствующие «иные» последствия установлены п. 2 ст. 1515 комментируемой части для случаев, когда введение контрафактных товаров в оборот необходимо в общественных интересах; материальный носитель может быть признан контрафактным только судом; при необходимости суд вправе назначить экспертизу для разъяснения вопросов, требующих специальных знаний.

В соответствии с п. 5 комментируемой статьи оборудование, прочие устройства и материалы, главным образом используемые или предназначенные для совершения нарушения исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и на средства индивидуализации, по решению суда подлежат изъятию из оборота и уничтожению за счет нарушителя, если законом не предусмотрено их обращение в доход России. На данные положения обращено внимание в п. 26 Постановления Пленума ВС России и Пленума ВАС России 2009 г. N 5/29, где также отмечено, что такое решение суда выносится в том числе и при отсутствии соответствующего заявления обладателя исключительного права.

Положения п. 6 комментируемой статьи предусматривают разрешение ситуации, когда различные средства индивидуализации (фирменное наименование, товарный знак, знак обслуживания, коммерческое обозначение) либо средство индивидуализации и промышленный образец оказываются тождественными или сходными до степени смешения и в результате такого тождества или сходства могут быть введены в заблуждение потребители и (или) контрагенты. Данный пункт изложен Законом 2014 г. N 35-ФЗ полностью в новой редакции, основным (но не единственным) нововведением которой являются положения, касающиеся второй из указанных ситуаций, т.е. тождества или сходства средства индивидуализации и промышленного образца.

На случай, когда оказываются тождественными или сходными до степени смешения различные средства индивидуализации и в результате такого тождества или сходства могут быть введены в заблуждение потребители и (или) контрагенты, в прежней (первоначальной) редакции ч. 1 п. 6 комментируемой статьи предусматривалось, что преимущество имеет средство индивидуализации, исключительное право на которое возникло ранее. Законом 2014 г. N 35-ФЗ данная часть дополнена положениями, согласно которым в случаях установления конвенционного или выставочного приоритета в указанной ситуации преимущество имеет средство индивидуализации, которое имеет более ранний приоритет.

Часть 2 п. 6 комментируемой статьи, соответственно, содержит нововведения Закона 2014 г. N 35-ФЗ, по сути, устанавливающие те же правила для ситуации, когда оказываются тождественными или сходными до степени смешения средство индивидуализации и промышленный образец и в результате такого тождества или сходства могут быть введены в заблуждение потребители и (или) контрагенты: преимущество имеют средство индивидуализации или промышленный образец, исключительное право в отношении которых возникло ранее, либо в случаях установления конвенционного, выставочного или иного приоритета средство индивидуализации или промышленный образец, в отношении которых установлен более ранний приоритет.

В части 3 п. 6 комментируемой статьи предусмотрено, что обладатель такого исключительного права в порядке, установленном ГК РФ, может требовать признания недействительным предоставления правовой охраны товарному знаку, знаку обслуживания, признания недействительным патента на промышленный образец либо полного или частичного запрета использования фирменного наименования или коммерческого обозначения. Практически такие же положения содержались в ч. 1 данного пункта в прежней (первоначальной) редакции. Законом 2014 г. N 35-ФЗ лишь наряду с незначительными редакционными поправками соответственно новым положениям ч. 2 данного пункта включено указание на возможность предъявлений требования признания недействительным патента на промышленный образец.

Положения ч. 4 п. 6 комментируемой статьи определяют, что именно для целей данного пункта понимается под частичным запретом использования: в отношении фирменного наименования запрет его использования в определенных видах деятельности; в отношении коммерческого обозначения запрет его использования в пределах определенной территории и (или) в определенных видах деятельности. Точно такие же положения содержались в ч. 2 данного пункта в прежней (первоначальной) редакции.

В пункте 6.1 комментируемой статьи, введенном Законом 2014 г. N 35-ФЗ, определены особенности защиты исключительных прав в случае, если одно нарушение исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации совершено действиями нескольких лиц совместно: такие лица отвечают перед правообладателем солидарно. Солидарные обязательства регламентированы положениями ст. 322 гл. 22 части первой ГК РФ.

Пункт 7 комментируемой статьи предусматривает, что в случаях, когда нарушение исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации признано в установленном порядке недобросовестной конкуренцией, защита нарушенного исключительного права может осуществляться как способами, предусмотренными ГК РФ, так и в соответствии с антимонопольным законодательством.

Понятие «недобросовестная конкуренция» определено в п. 9 ст. 4 Федерального закона «О защите конкуренции» — это любые действия хозяйствующих субъектов (группы лиц), которые направлены на получение преимуществ при осуществлении предпринимательской деятельности, противоречат законодательству РФ, обычаям делового оборота, требованиям добропорядочности, разумности и справедливости и причинили или могут причинить убытки другим хозяйствующим субъектам — конкурентам либо нанесли или могут нанести вред их деловой репутации.

Запрет на недобросовестную конкуренцию установлен положениями ст. 14 данного Закона, в соответствии с ч. 1 которой не допускается недобросовестная конкуренция, в том числе:

1) распространение ложных, неточных или искаженных сведений, которые могут причинить убытки хозяйствующему субъекту либо нанести ущерб его деловой репутации;

2) введение в заблуждение в отношении характера, способа и места производства, потребительских свойств, качества и количества товара или в отношении его производителей;

3) некорректное сравнение хозяйствующим субъектом производимых или реализуемых им товаров с товарами, производимыми или реализуемыми другими хозяйствующими субъектами;

4) продажа, обмен или иное введение в оборот товара, если при этом незаконно использовались результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации юридического лица, средства индивидуализации продукции, работ, услуг;

5) незаконное получение, использование, разглашение информации, составляющей коммерческую, служебную или иную охраняемую законом тайну.

 

Статья 1253. Ликвидация юридического лица и прекращение деятельности индивидуального предпринимателя в связи с нарушением исключительных прав

 

Комментарий к статье 1253

 

Комментируемая статья предусматривает ликвидацию юридического лица и прекращение деятельности индивидуального предпринимателя в связи с нарушением исключительных прав. Данная статья изложена Законом 2014 г. N 35-ФЗ полностью в новой редакции. Изменения внесены в том числе и в название статьи — ранее в ней говорилось об ответственности юридических лиц и индивидуальных предпринимателей за нарушения исключительных прав.

В комментируемой статье предусмотрено такое основание ликвидации юридического лица, как неоднократное или грубое нарушение этим юридическим лицом исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и на средства индивидуализации. Законом 2014 г. N 35-ФЗ в данную статью включено положение, уточняющее, что указанные нарушения могут являться основанием для ликвидации юридического лица лишь при наличии вины такого юридического лица в нарушении исключительных прав.

Решение о ликвидации юридического лица в указанном случае согласно комментируемой статье принимает суд по требованию прокурора. При этом сделана отсылка к п. 2 ст. 61 части первой ГК РФ, но эта отсылка не учитывает, что указанная статья изложена Федеральным законом от 5 мая 2014 г. N 99-ФЗ полностью в новой редакции. В комментируемой статье подразумевается отсылка к положению п. 2 ст. 61 ГК РФ (в ред. Федерального закона от 10 января 2006 г. N 18-ФЗ <1>), предусматривавшему, что юридическое лицо может быть ликвидировано по решению суда в случае осуществления деятельности с неоднократными или грубыми нарушениями закона или иных правовых актов. Эти положения вошли в новую редакцию подп. 3 п. 3 указанной статьи, согласно которому юридическое лицо ликвидируется по решению суда по иску государственного органа или органа местного самоуправления, которым право на предъявление требования о ликвидации юридического лица предоставлено законом, в случае осуществления юридическим лицом деятельности, запрещенной законом, либо с нарушением Конституции РФ, либо с другими неоднократными или грубыми нарушениями закона или иных правовых актов.

———————————

<1> СЗ РФ. 2006. N 3. Ст. 282.

 

Комментируемая статья также предусматривает, что допущенное гражданином при осуществлении им предпринимательской деятельности в качестве индивидуального предпринимателя неоднократное или грубое нарушение исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и на средства индивидуализации является основанием для прекращения деятельности гражданина в качестве индивидуального предпринимателя. Аналогично сказанному выше следует отметить, что Законом 2014 г. N 35-ФЗ в данную статью включено положение, уточняющее, что указанные нарушения могут являться основанием для прекращения деятельности гражданина в качестве индивидуального предпринимателя лишь при наличии его вины в нарушении исключительных прав.

Прекращение деятельности гражданина в качестве индивидуального предпринимателя в указанном случае согласно комментируемой статье осуществляется по решению или приговору суда в установленном законом порядке. Государственная регистрация при прекращении физическим лицом деятельности в качестве индивидуального предпринимателя в принудительном порядке по решению суда и в связи с вступлением в силу приговора суда, которым ему назначено наказание в виде лишения права заниматься предпринимательской деятельностью на определенный срок, регламентирована положениями п. п. 4 и 5 ст. 22.3 Федерального закона от 8 августа 2001 г. N 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» (наименование в ред. Федерального закона от 23 июня 2003 г. N 76-ФЗ) <1>.

———————————

<1> СЗ РФ. 2001. N 33 (часть I). Ст. 3431; 2003. N 26. Ст. 2565.

 

Статья 1253.1. Особенности ответственности информационного посредника

 

Комментарий к статье 1253.1

 

В комментируемой статье определены особенности ответственности информационного посредника, понятием которого согласно п. 1 комментируемой статьи обозначаются лицо, осуществляющее передачу материала в информационно-телекоммуникационной сети, в том числе в сети Интернет, лицо, предоставляющее возможность размещения материала или информации, необходимой для его получения с использованием информационно-телекоммуникационной сети, лицо, предоставляющее возможность доступа к материалу в этой сети. Пункт 5 данной статьи распространяет правила статьи также на лиц, предоставляющих возможность доступа к материалу или информации, необходимой для его получения с использованием информационно-телекоммуникационной сети.

Введение комментируемой статьи предусматривалось законопроектом, принятым в качестве Закона 2014 г. N 35-ФЗ, однако реализовано это предложение было не указанным Законом, а с опережением — Федеральным законом от 2 июля 2013 г. N 187-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам защиты интеллектуальных прав в информационно-телекоммуникационных сетях» <1>.

———————————

<1> www.pravo.ru. 2013. 3 июля.

 

Тем самым был реализован следующий подход, обозначенный в п. 2.5 разд. VII Концепции развития гражданского законодательства РФ: одним из важнейших вопросов, без решения которого невозможно обеспечить эффективную защиту результатов интеллектуальной деятельности в информационно-телекоммуникационных сетях, является определение условий привлечения к ответственности лиц, обеспечивающих доступ к информационно-телекоммуникационной сети, функционирование ресурсов в сети и размещение на них соответствующих объектов (провайдеров); в той мере, в какой это возможно осуществить в пределах юрисдикции России, целесообразно предусмотреть ответственность провайдера за размещение в сети без согласия правообладателя соответствующего результата интеллектуальной деятельности, но только при четком определении в законе условий применения такой ответственности; в этом случае правообладатель будет гарантированно иметь эффективный инструмент пресечения нарушений его прав, так как провайдер будет обязан оперативно реагировать на его претензии под угрозой привлечения к ответственности за нарушение исключительного права; в то же время провайдер будет в достаточной мере защищен против предъявления к нему необоснованных претензий, так как действия, которые он должен предпринять, будут ему заранее известны.

В развитие изложенного подхода в пояснительной записке к законопроекту, принятому в качестве Закона 2014 г. N 35-ФЗ, отмечалось следующее:

положения комментируемой части в недостаточной мере приспособлены к решению вопросов, возникающих в связи с использованием результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации в электронно-цифровой форме и в информационно-телекоммуникационных сетях. Проблема, связанная с массовым нарушением интеллектуальных прав в сети Интернет, стоит перед всем мировым сообществом и должна решаться при помощи целого комплекса мер, в числе которых совершенствование положений гражданского законодательства является одним из необходимых составных элементов;

в комментируемой части предлагается закрепить ряд положений, которые могут послужить отправными точками для дальнейшего совершенствования правового регулирования в намеченных направлениях. Прежде всего вводится новая ст. 1253.1, предусматривающая общие принципы ответственности информационных посредников (интернет-провайдеров). Ее суть в том, что информационные посредники, осуществляющие передачу материалов в сети Интернет или предоставляющие третьим лицам возможность размещения материалов в сети Интернет, несут ответственность за нарушение интеллектуальных прав на общих основаниях, предусмотренных ГК РФ, при наличии вины. Однако они могут быть освобождены от ответственности за нарушения интеллектуальных прав, происшедшие в связи с осуществляемой ими деятельностью, при соблюдении условий, перечисленных в упомянутой статье. Меры, которые должен принять информационный посредник, получивший письменное заявление правообладателя о нарушении его интеллектуальных прав, должны быть предусмотрены законодательством об информации.

Соответственно обозначенным принципам в п. 1 комментируемой статьи установлено, что информационный посредник несет ответственность за нарушение интеллектуальных прав в информационно-телекоммуникационной сети на общих основаниях, предусмотренных ГК РФ, при наличии вины, но при этом в п. п. 2 и 3 данной статьи применительно к видам информационных посредников определены условия, при соблюдении которых информационный посредник не несет ответственность за такое нарушение:

в п. 2 статьи — условия, при одновременном соблюдении которых информационный посредник, осуществляющий передачу материала в информационно-телекоммуникационной сети, не несет ответственность за нарушение интеллектуальных прав, произошедшее в результате этой передачи;

в п. 3 статьи — условия, при одновременном соблюдении которых информационный посредник, предоставляющий возможность размещения материала в информационно-телекоммуникационной сети, не несет ответственность за нарушение интеллектуальных прав, произошедшее в результате размещения в информационно-телекоммуникационной сети материала третьим лицом или по его указанию.

Вместе с тем п. 4 комментируемой статьи предусматривает возможность предъявления к информационному посреднику, который в соответствии с приведенными выше положениями не несет ответственность за нарушение интеллектуальных прав, требований о защите интеллектуальных прав (при этом сделаны отсылки к положениям п. 1 ст. 1250, п. 1 ст. 1251, п. 1 ст. 1252 комментируемой главы, посвященным защите соответственно интеллектуальных прав, личных неимущественных прав и исключительных прав), не связанных с применением мер гражданско-правовой ответственности, в том числе об удалении информации, нарушающей исключительные права, или об ограничении доступа к ней.

В этой связи представляется целесообразным упомянуть, что названным выше Федеральным законом от 2 июля 2013 г. N 187-ФЗ в Федеральный закон от 27 июля 2006 г. N 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» <1> введена ст. 15.2, определяющая порядок ограничения доступа к информации, распространяемой с нарушением исключительных прав на фильмы, в том числе кинофильмы, телефильмы. К этой статье и подразумевалась отсылка в п. 3 комментируемой статьи в прежней редакции. В части 1 указанной ст. 15.2 предусмотрено, что правообладатель в случае обнаружения в информационно-телекоммуникационных сетях, в том числе в сети Интернет, фильмов, в том числе кинофильмов, телефильмов, или информации, необходимой для их получения с использованием информационно-телекоммуникационных сетей, которые распространяются без его разрешения или иного законного основания, вправе обратиться в федеральный орган исполнительной власти, осуществляющий функции по контролю и надзору в сфере средств массовой информации, массовых коммуникаций, информационных технологий и связи, с заявлением о принятии мер по ограничению доступа к информационным ресурсам, распространяющим такие фильмы или информацию, на основании вступившего в силу судебного акта. На основании данной статьи Приказом Роскомнадзора от 12 августа 2013 г. N 912 утвержден Порядок функционирования информационной системы взаимодействия <2>.

———————————

<1> СЗ РФ. 2006. N 31 (ч. 1). Ст. 3448.

<2> БНА ФОИВ. 2013. N 50.

 

Статья 1254. Особенности защиты прав лицензиата

 

Комментарий к статье 1254

 

Комментируемая статья определяет особенности защиты прав лицензиата. В рамках такой регламентации данная статья предоставляет лицензиатам — обладателям исключительной лицензии возможность в случае, когда нарушение третьими лицами исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации, на использование которых выдана лицензия, затрагивает права такого лицензиата, наряду с другими способами защиты защищать свои права способами, предусмотренными положениями ст. ст. 1250 и 1252 комментируемой главы. Положения первой из указанных статей регламентируют защиту интеллектуальных прав в целом, а второй из них — защиту исключительных прав (см. комментарий к указанным статьям).

В прежней (первоначальной) редакции комментируемой статьи говорилось также о ст. 1253 комментируемой главы, однако отсылка к этой статье исключена Законом 2014 г. N 35-ФЗ, поскольку в этой статье идет речь не о способах защиты интеллектуальных прав, а об ответственности юридических лиц и индивидуальных предпринимателей за нарушения исключительных прав.

В комментируемой статье идет речь о правах лишь лицензиатов — обладателей исключительной лицензии. В связи с этим в п. 27 Постановления Пленума ВС России и Пленума ВАС России 2009 г. N 5/29 при применении данной статьи предписано учитывать, что она не предоставляет лицензиатам — обладателям простой (неисключительной) лицензии — право защищать свои права способами, предусмотренными ст. ст. 1250 и 1252 комментируемой главы. Условиями исключительной лицензии согласно подп. 2 п. 1 ст. 1236 комментируемой главы является предоставление лицензиату права использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации без сохранения за лицензиаром права выдачи лицензий другим лицам.

Содержание

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code