Статья 1238 ГК РФ. Сублицензионный договор

Комментарий к статье 1238

 

В комментируемой статье содержатся унифицированные нормы о сублицензионном договоре, понятие которого введено в п. 1 данной статьи для обозначения договора о предоставлении лицензиатом права использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации другому лицу. До принятия комментируемой части такой договор регламентирован не был, хотя конструкция передачи полученных прав использования результата интеллектуальной деятельности предусматривалась. Так, в п. 4 ст. 31 Закона 1993 г. об авторском и смежных правах указывалось, что права, переданные по авторскому договору, могут передаваться полностью или частично другим лицам, но устанавливалось, что лишь в случае, если это прямо предусмотрено договором.

Пункт 1 комментируемой статьи в качестве условия заключения сублицензионного договора устанавливает необходимость получения письменного согласии лицензиара. Как разъяснено в п. 17 Постановления Пленума ВС России и Пленума ВАС России 2009 г. N 5/29, такое согласие может быть дано как в самом лицензионном договоре без указания конкретных сублицензиатов, так и отдельно — на заключение конкретного сублицензионного договора; при этом лицензиар вправе ограничить свое согласие возможностью заключения сублицензионных договоров о предоставлении только отдельных способов использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации из числа тех, которые были предоставлены лицензиату.

В соответствии с п. 2 комментируемой статьи по сублицензионному договору сублицензиату могут быть предоставлены права использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации только в пределах тех прав и тех способов использования, которые предусмотрены лицензионным договором для лицензиата.

В этом отношении представляется уместным обращение к следующим положениям п. 3.2.2 Рекомендаций по вопросам проверки договоров о распоряжении исключительным правом на результаты интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации, утв. Приказом Роспатента от 29 декабря 2009 г. N 186:

по сублицензионному договору лицензиат выступает в роли вторичного правообладателя — сублицензиара, а другая сторона — в роли вторичного лицензиата — сублицензиата. Предоставленные на основе сублицензии права производны от прав, полученных по лицензионному договору. По этой причине объем прав по сублицензии не может превышать пределы тех прав и тех способов использования, которые предусмотрены лицензионным договором для лицензиата;

выполнение этого условия, в частности, означает, что сублицензионный договор о предоставлении права использования товарного знака не может быть заключен в отношении большего количества товарных знаков, классов товаров и услуг, большей территории, на которой предоставляется право использования товарного знака, и большего срока заключения договора, чем лицензионный договор.

Пункт 3 комментируемой статьи предусматривает, что сублицензионный договор, заключенный на срок, превышающий срок действия лицензионного договора, считается заключенным на срок действия лицензионного договора. Как следует из положений п. 3.2.3 названных выше Рекомендаций, отсутствие в сублицензионном договоре указания на срок, на который заключается сублицензионный договор, не свидетельствует о незаключенности такого договора.

Сроку действия лицензионного договора посвящены положения п. 4 ст. 1235 комментируемой главы, согласно которым: срок, на который заключается лицензионный договор, не может превышать срок действия исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации; в случае, когда в лицензионном договоре срок его действия не определен, договор считается заключенным на пять лет, если ГК РФ не предусмотрено иное. С учетом данных положений в упомянутом п. 3.2.3 названных выше Рекомендаций сублицензионный договор, в котором не предусмотрен срок действия, рекомендовано считать заключенным на пять лет, если такой срок не превышает срок действия лицензионного договора, в противном случае — в пределах срока действия лицензионного договора.

В соответствии с п. 4 комментируемой статьи ответственность перед лицензиаром за действия сублицензиата возлагается на лицензиата. Данная норма сформулирована диспозитивно — предусмотрено, что лицензионным договором могут быть установлены отступления от этого общего правила. Речь идет прежде всего о возможности возложения ответственности перед лицензиаром непосредственно на сублицензиата.

Пункт 5 комментируемой статьи распространяет на сублицензионный договор действие правил ГК РФ о лицензионном договоре. Речь идет о необходимости применения общих положений ст. 1235 комментируемой главы о лицензионном договоре, положений ст. 1236 данной главы о видах лицензионных договоров и положений ст. 1237 данной главы об исполнении лицензионного договора.

 

Статья 1239. Принудительная лицензия

 

Комментарий к статье 1239

 

Комментируемая статья указывает на возможность принятия судом по требованию заинтересованного лица решения о предоставлении этому лицу на указанных в решении суда условиях права использования результата интеллектуальной деятельности, исключительное право на который принадлежит другому лицу. При этом в юридико-технических целях для обозначения такой процедуры введено понятие «принудительная лицензия».

Согласно данной статье такая процедура осуществляется в случаях, предусмотренных ГК РФ. Такие случаи определены положениями ст. ст. 1362 и 1423 комментируемой части, посвященными соответственно принудительной лицензии на изобретение, полезную модель или промышленный образец и принудительной лицензии на селекционное достижение.

На это обращено внимание в п. 18 Постановления Пленума ВС России и Пленума ВАС России 2009 г. N 5/29, в котором также разъяснено следующее: соответствующий спор рассматривается судом применительно к положениям п. 1 ст. 445 «Заключение договора в обязательном порядке» и ст. 446 «Преддоговорные споры» части первой ГК РФ; при этом, принимая решение о предоставлении лицу права использования результата интеллектуальной деятельности, суд должен в резолютивной части решения указать условия лицензионного договора о предоставлении простой (неисключительной) лицензии; с учетом этого предполагаемые условия предоставления такой лицензии должны быть приведены в исковом требовании (п. 1 ст. 1362 и п. 1 ст. 1423); суд же, установив право требовать предоставления принудительной лицензии, рассматривает имеющиеся разногласия сторон по отдельным условиям этой лицензии.

Согласно п. 1 названной ст. 445 в случаях, когда в соответствии с данным Кодексом или иными законами для стороны, которой направлена оферта (проект договора), заключение договора обязательно, эта сторона должна направить другой стороне извещение об акцепте, либо об отказе от акцепта, либо об акцепте оферты на иных условиях (протокол разногласий к проекту договора) в течение 30 дней со дня получения оферты; сторона, направившая оферту и получившая от стороны, для которой заключение договора обязательно, извещение о ее акцепте на иных условиях (протокол разногласий к проекту договора), вправе передать разногласия, возникшие при заключении договора, на рассмотрение суда в течение 30 дней со дня получения такого извещения либо истечения срока для акцепта. Названная ст. 446 предусматривает, что в случаях передачи разногласий, возникших при заключении договора, на рассмотрение суда на основании ст. 445 данного Кодекса либо по соглашению сторон условия договора, по которым у сторон имелись разногласия, определяются в соответствии с решением суда.

Там же, в п. 18 Постановления Пленума ВС России и Пленума ВАС России 2009 г. N 5/29, разъяснено, что отношения по принудительной лицензии могут быть прекращены применительно к положениям ст. 450 «Основания изменения и расторжения договора» части первой ГК РФ (в том числе в судебном порядке по иску патентообладателя на основании ч. 3 п. 1 ст. 1362, п. 4 ст. 1423); односторонний отказ от принудительной лицензии недопустим.

Согласно п. 2 указанной ст. 450 ГК РФ по требованию одной из сторон договор может быть изменен или расторгнут по решению суда только: 1) при существенном нарушении договора другой стороной; 2) в иных случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, другими законами или договором. Там же определено, что существенным признается нарушение договора одной из сторон, которое влечет для другой стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишается того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора.

 

Статья 1240. Использование результата интеллектуальной деятельности в составе сложного объекта

 

Комментарий к статье 1240

 

В комментируемой статье содержатся нововведения, определяющие порядок использования результата интеллектуальной деятельности в составе сложного объекта. Пункт 1 данной статьи определяет статус лица, организовавшего создание сложного объекта, включающего несколько охраняемых результатов интеллектуальной деятельности. Как разъяснено в п. 19.1 Постановления Пленума ВС России и Пленума ВАС России 2009 г. N 5/29, под лицом, организовавшим создание сложного объекта, понимается лицо, ответственное за организацию процесса создания такого объекта, в частности лицо, взявшее на себя инициативу и ответственность за создание соответствующего объекта (продюсер и т.п.).

Часть 1 п. 1 комментируемой статьи предусматривает, что лицо, организовавшее создание сложного объекта, включающего несколько охраняемых результатов интеллектуальной деятельности, приобретает право использования указанных результатов на основании договоров об отчуждении исключительного права или лицензионных договоров, заключаемых таким лицом с обладателями исключительных прав на соответствующие результаты интеллектуальной деятельности.

Данная часть определяет следующий перечень сложных объектов, право использования которых принадлежит лицу, организовавшему создание сложного объекта: кинофильмы, иные аудиовизуальные произведения, театрально-зрелищные представления, мультимедийные продукты, база данных. Данный перечень претерпел изменения с принятием Закона 2014 г. N 35-ФЗ — включенная позиция «база данных» и исключена позиция «единые технологии». Этот перечень сложных объектов является исчерпывающим, с учетом чего в Постановлении Президиума ВАС России от 30 ноября 2010 г. N 10521/10 по делу N А23-4426/09Г-20-2381 отмечено, что компакт-диск, содержащий музыкальные произведения и фонограммы, представляет собой материальный носитель, используемый для их воспроизведения, и не является самостоятельным объектом авторского права.

Часть 2 п. 1 комментируемой статьи определяет договор, заключаемый в случае, когда лицо, организовавшее создание сложного объекта, приобретает право использования результата интеллектуальной деятельности, специально созданного или создаваемого для включения в такой сложный объект, в качестве договора об отчуждении исключительного права. Данная норма сформулирована диспозитивно — предусмотрено, что соглашением сторон может быть установлено иное. При этом прежде всего подразумевается, что стороны могут определить этот договор как лицензионный договор.

Указанный в ч. 2 п. 1 комментируемой статьи договор, заключаемый в отношении права использования результата интеллектуальной деятельности, специально созданного или создаваемого для включения в сложный объект, указан в п. 3 ст. 1233 комментируемой главы в качестве исключения из правила о том, что договор, в котором прямо не указано, что исключительное право на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации передается в полном объеме, считается лицензионным договором, за исключением.

В части 3 п. 1 комментируемой статьи определены особенности лицензионного договора, предусматривающего использование результата интеллектуальной деятельности в составе сложного объекта: такой договор заключается на весь срок и в отношении всей территории действия соответствующего исключительного права; данная норма сформулирована диспозитивно — предусмотрено, что договором могут быть установлены отступления от этих общих правил.

Пункт 2 комментируемой статьи предусматривает недействительность условий лицензионного договора, ограничивающих использование результата интеллектуальной деятельности в составе сложного объекта. При применении положений ч. 3 п. 1 и п. 2 данной статьи в п. 19.2 Постановления Пленума ВС России и Пленума ВАС России 2009 г. N 5/29 предписано учитывать следующее: п. 2 данной статьи, определяющий, что условия лицензионного договора, ограничивающие использование результата интеллектуальной деятельности в составе сложного объекта, недействительны, предусматривает запрет на ограничение лицензионным договором способов использования такого результата; часть 3 п. 1 данной статьи допускает возможность определения в договоре иного срока и иной территории действия исключительного права на указанный результат, нежели установлены законом.

В пункте 3 комментируемой статьи установлено, что при использовании результата интеллектуальной деятельности в составе сложного объекта за автором такого результата сохраняются право авторства и другие личные неимущественные права на такой результат.

Согласно рекомендации, изложенной на примере конкретного дела в п. 2 Обзора судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за второй квартал 2012 года, утв. Президиумом ВС России 10 октября 2012 г., автор произведения, вошедшего в сложный объект, не обладает правом на его отзыв независимо от того, кому принадлежат интеллектуальные права на сам сложный объект; при этом сложный объект должен представлять собой единое целое завершенное произведение, в котором невозможность использования хотя бы одной составляющей его части приведет к утрате авторского замысла создателя сложного объекта и повлечет невозможность его дальнейшего применения.

Пункт 4 комментируемой статьи предусматривает право лица, организовавшего создание сложного объекта, указывать свое имя или наименование либо требовать такого указания при использовании результата интеллектуальной деятельности в составе этого объекта.

В пункте 5 комментируемой статьи определены особенности применения правил данной статьи к праву использования результатов интеллектуальной деятельности в составе единой технологии, созданной за счет или с привлечением средств федерального бюджета: эти правила применяются к указанному праву постольку, поскольку иное не установлено правилами гл. 77 комментируемой части.

Указанная гл. 77 посвящена праву использования результатов интеллектуальной деятельности в составе единой технологии. Как определено в п. 1 ст. 1542 этой главы, единой технологией в смысле данной главы признается выраженный в объективной форме результат научно-технической деятельности, который включает в том или ином сочетании изобретения, полезные модели, промышленные образцы, программы для ЭВМ или другие результаты интеллектуальной деятельности, подлежащие правовой охране в соответствии с правилами настоящего раздела, и может служить технологической основой определенной практической деятельности в гражданской или военной сфере (единая технология); в состав единой технологии могут входить также результаты интеллектуальной деятельности, не подлежащие правовой охране на основании правил настоящего раздела, в том числе технические данные, другая информация.

Согласно разъяснению, данному в п. 19.3 Постановления Пленума ВС России и Пленума ВАС России 2009 г. N 5/29, особенности правового режима сложных объектов определены положениями не только указанной гл. 77 комментируемой части, но и ст. ст. 1263, 1269, п. 2 ст. 1289 данной части.

 

Статья 1241. Переход исключительного права к другим лицам без договора

 

Комментарий к статье 1241

 

Комментируемая статья содержит общую норму, регламентирующую переход исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации к другим лицам без заключения договора с правообладателем.

В соответствии с данной статьей такой переход исключительного права допускается в случаях и по основаниям, которые установлены законом. При этом прямо указано на два возможных способа такого перехода — в порядке универсального правопреемства (наследование, реорганизация юридического лица) и при обращении взыскания на имущество правообладателя. Как предусмотрено в п. 1 ст. 129 части первой ГК РФ (в ред. Федерального закона от 2 июля 2013 г. N 142-ФЗ), объекты гражданских прав могут свободно отчуждаться или переходить от одного лица к другому в порядке универсального правопреемства (наследование, реорганизация юридического лица) либо иным способом, если они не ограничены в обороте.

В пункте 20 Постановления Пленума ВС России и Пленума ВАС России 2009 г. N 5/29 отмечено, что в силу комментируемой статьи при обращении взыскания на имущество правообладателя исключительное право на результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации, на которое может быть обращено взыскание в предусмотренных ГК РФ случаях, к другому лицу переходит без заключения договора. Там же разъяснено следующее: согласно части 3 ст. 87 Федерального закона от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» <1> реализация имущественных прав осуществляется путем проведения открытых торгов в форме аукциона; исходя из п. 5 ст. 448 части первой ГК РФ лицо, выигравшее торги, и организатор торгов подписывают в день проведения аукциона протокол о результатах торгов. Если переход исключительного права на соответствующий результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации без договора с учетом положений ст. 1232 комментируемой части подлежит государственной регистрации, основанием для такой регистрации служит указанный протокол о результатах торгов; ч. 14 ст. 87 Федерального закона от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» предусмотрено, что передача нереализованного имущества должника взыскателю оформляется актом приема-передачи; в этом случае основанием для государственной регистрации является указанный акт.

———————————

<1> СЗ РФ. 2007. N 41. 4849.

 

Разъяснения в отношении наследования исключительного права даны в разд. «Наследование интеллектуальных прав» Постановления Пленума ВС России 2012 г. N 9. Так, в п. 83 данного Постановления указано следующее:

исключительное право на результат интеллектуальной деятельности, созданный творческим трудом наследодателя, включается в состав наследства без подтверждения какими-либо документами, за исключением случаев, когда названное право признается и охраняется при условии государственной регистрации такого результата (например, в соответствии со ст. 1353 комментируемой части);

при возникновении спора о принадлежности наследодателю исключительного права на результат интеллектуальной деятельности, который не подлежит в соответствии с ГК РФ государственной регистрации (в частности, на произведение науки, литературы, искусства), судам следует учитывать, что факт принадлежности исключительного права конкретному лицу может быть подтвержден любыми доказательствами (ст. 55 ГПК РФ): объяснениями сторон и других лиц, участвующих в деле, показаниями свидетелей, письменными и вещественными доказательствами;

факт учета произведения в организации по управлению правами на коллективной основе (в том числе получившей государственную аккредитацию) подлежит оценке наряду с другими доказательствами по делу (п. 4 ст. 1259 комментируемой части, ст. 67 ГПК РФ);

принадлежность наследодателю исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации юридических лиц, товаров, работ, услуг и предприятий, переданного ему по договору об отчуждении исключительного права, подтверждается соответствующим договором, заключенным в письменной форме, который подлежит государственной регистрации в случаях, предусмотренных п. 2 ст. 1232 комментируемой главы.

 

Статья 1242. Организации, осуществляющие коллективное управление авторскими и смежными правами

 

Комментарий к статье 1242

 

В комментируемой статье предусмотрены и регламентированы создание и осуществление деятельности организаций по управлению правами на коллективной основе. До принятия комментируемой части соответствующая регламентация устанавливалась положениями ст. 44 «Цели коллективного управления имущественными правами», п. п. 1 и 2 ст. 45 «Организации, управляющие имущественными правами на коллективной основе» Закона 1993 г. об авторском и смежных правах, но эта регламентация претерпела изменения.

Часть 1 п. 1 комментируемой статьи предусматривает возможность создания авторами, исполнителями, изготовителями фонограмм и иными обладателями авторских и смежных прав основанных на членстве некоммерческих организаций, на которые в соответствии с полномочиями, предоставленными им правообладателями, возлагается управление соответствующими правами на коллективной основе (при этом в юридико-технических целях введено сокращенное обозначение «организации по управлению правами на коллективной основе»). В качестве случаев или целей создания таких организаций указано на ситуации, когда осуществление соответствующих прав в индивидуальном порядке затруднено или когда ГК РФ допускается использование объектов авторских и смежных прав без согласия обладателей соответствующих прав, но с выплатой им вознаграждения.

Подобным образом в п. 1 ст. 44 Закона 1993 г. об авторском и смежных правах предусматривалось, что в целях обеспечения имущественных прав авторов, исполнителей, производителей фонограмм и иных обладателей авторских и смежных прав могут создаваться организации, управляющие имущественными правами указанных лиц на коллективной основе. В качестве случаев или целей создания таких организаций указывалось только на ситуации, когда практическое осуществление прав в индивидуальном порядке затруднительно, но при этом пояснялось, что речь идет о публичном исполнении, в том числе на радио и телевидении, воспроизведении произведения путем механической, магнитной и иной записи, репродуцировании и других случаях. Там же устанавливалось, что такие организации создаются непосредственно обладателями авторских и смежных прав и действуют в пределах полученных от них полномочий на основе устава, утверждаемого в порядке, установленном законодательством.

Как видно, в п. 1 ст. 44 Закона 1993 г. об авторском и смежных правах не говорилось о том, что организации, управляющие имущественными правами на коллективной основе, могут создаваться лишь как некоммерческие организации. В то же время п. 1 ст. 45 данного Закона устанавливал, что организация, управляющая имущественными правами на коллективной основе, не вправе заниматься коммерческой деятельностью.

В части 2 п. 1 комментируемой статьи установлено, что создание организаций по управлению правами на коллективной основе не препятствует осуществлению представительства обладателей авторских и смежных прав другими юридическими лицами и гражданами. Из данных положений, которые в Законе 1993 г. об авторском и смежных правах лишь подразумевались, следует, что организации по управлению правами на коллективной основе, собственно, и осуществляют представительство обладателей авторских и смежных прав.

Пункт 2 комментируемой статьи предусматривает возможность создания организаций по управлению правами на коллективной основе для управления правами, относящимися к одному или нескольким видам объектов авторских и смежных прав, для управления одним или несколькими видами таких прав в отношении определенных способов использования соответствующих объектов либо для управления любыми авторскими и (или) смежными правами. Подобные положения были закреплены в п. 2 ст. 44 Закона 1993 г. об авторском и смежных правах: допускается создание либо отдельных организаций по различным правам и различным категориям обладателей прав, либо организаций, управляющих разными правами в интересах разных категорий обладателей прав, либо одной организации, одновременно управляющей авторскими и смежными правами.

В части 1 п. 3 комментируемой статьи в качестве основания возникновения полномочий организации по управлению правами на коллективной основе предусмотрено заключение такой организацией с правообладателем в письменной форме договора о передаче полномочий по управлению правами.

Исключением в силу прямого указания в данной части является случай, предусмотренный ч. 1 п. 3 ст. 1244 комментируемой главы. Речь идет о праве организации по управлению правами на коллективной основе, получившей государственную аккредитацию (аккредитованной организации), наряду с управлением правами тех правообладателей, с которыми она заключила договоры в порядке, предусмотренном п. 3 комментируемой статьи, осуществлять управление правами и сбор вознаграждения для тех правообладателей, с которыми у нее такие договоры не заключены.

В соответствии с ч. 2 п. 3 комментируемой статьи указанный договор о передаче полномочий по управлению правами может быть заключен как с правообладателями, являющимися членами такой организации, так и с правообладателями, не являющимися ее членами. При этом закреплена обязанность организации по управлению правами на коллективной основе принять на себя управление этими правами, если управление такой категорией прав относится к уставной деятельности этой организации. В данной части также предусмотрено, что основанием полномочий организации по управлению правами на коллективной основе может быть также договор с другой организацией, в том числе иностранной, управляющей правами на коллективной основе.

Часть 3 п. 3 комментируемой статьи распространяет на договоры, указанные в ч. ч. 1 и 2 данного пункта, действие общих положений об обязательствах (подразд. 1 «Общие положения об обязательствах» разд. III «Общая часть обязательственного права» (ст. ст. 307 — 419) части первой ГК РФ) и о договоре (подразд. 2 «Общие положения о договоре» (ст. ст. 420 — 453) данного раздела), но постольку, поскольку иное не вытекает из содержания или характера права, переданного в управление. При этом исключено применение к указанным договорам правил комментируемой части о договорах об отчуждении исключительных прав и о лицензионных договорах.

В рамках такой регламентации в п. 2 ст. 45 Закона 1993 г. об авторском и смежных правах предусматривалось следующее:

полномочия на коллективное управление имущественными правами передаются непосредственно обладателями авторских и смежных прав добровольно на основе письменных договоров, а также по соответствующим договорам с иностранными организациями, управляющими аналогичными правами. Такие договоры не являются авторскими, и на них не распространяются положения ст. ст. 30 — 34 данного Закона;

любой автор, его наследник или иной обладатель авторских и смежных прав, охраняемых в соответствии с разд. III данного Закона, вправе передать по договору осуществление своих имущественных прав такой организации, а организация обязана принять на себя осуществление этих прав на коллективной основе, если управление такой категорией прав относится к уставной деятельности этой организации.

Согласно разъяснению, данному в п. 92 Постановления Пленума ВС России 2012 г. N 9, обязательственные права, возникшие у авторов-наследодателей из договоров, заключенных ими в соответствии с п. 3 комментируемой статьи с организациями по управлению правами на коллективной основе, входят в состав наследства.

В пункте 4 комментируемой статьи установлен запрет использования организациями по управлению правами на коллективной основе объектов авторских и смежных прав, исключительные права на которые переданы им в управление. Такие же положения содержались в п. 2 ст. 45 Закона 1993 г. об авторском и смежных правах: организации, управляющие имущественными правами на коллективной основе, не вправе осуществлять использование произведений и объектов смежных прав, полученных для управления на коллективной основе. В основе данных положений видится общая норма ч. 1 п. 3 ст. 182 части первой ГК РФ (в ред. Федерального закона от 7 мая 2013 г. N 100-ФЗ): представитель не может совершать сделки от имени представляемого в отношении себя лично, а также в отношении другого лица, представителем которого он одновременно является, за исключением случаев, предусмотренных законом.

Часть 1 п. 5 комментируемой статьи, определяя особенности правоспособности организации по управлению правами на коллективной основе, предусматривает право такой организации предъявлять требования в суде от имени правообладателей или от своего имени, а также совершать иные юридические действия, необходимые для защиты прав, переданных им в управление на коллективной основе.

В части 2 данного пункта предусмотрено, что аккредитованная организация (такой организации посвящена ст. 1244 комментируемой главы, к которой и сделана отсылка) также вправе от имени неопределенного круга правообладателей предъявлять требования в суде, необходимые для защиты прав, управление которыми осуществляет такая организация.

Вместо такого регулирования в ст. 46 Закона 1993 г. об авторском и смежных правах устанавливалось, что организация, управляющая имущественными правами на коллективной основе, должна выполнять от имени представляемых ею обладателей авторских и смежных прав и на основе полученных от них полномочий следующие функции:

1) согласовывать с пользователями размер вознаграждения и другие условия, на которых выдаются лицензии;

2) предоставлять лицензии пользователям на использование прав, управлением которых занимается такая организация;

3) согласовывать с пользователями размер вознаграждения в тех случаях, когда эта организация занимается сбором такого вознаграждения без выдачи лицензии (п. 2 ст. 26, п. п. 2 и 3 ст. 39 данного Закона);

4) собирать предусмотренное лицензиями вознаграждение и (или) вознаграждение, предусмотренное п. 3 данной статьи;

5) распределять и выплачивать собранное в соответствии с п. 4 настоящей статьи вознаграждение представляемым ею обладателям авторских и смежных прав;

6) совершать любые юридические действия, необходимые для защиты прав, управлением которых занимается такая организация;

7) осуществлять иную деятельность в соответствии с полномочиями, полученными от обладателей авторских и смежных прав.

Разъяснения о применении положений п. 5 комментируемой статьи даны в п. 21 Постановления Пленума ВС России и Пленума ВАС России 2009 г. N 5/29:

организация, осуществляющая коллективное управление авторскими и смежными правами, вправе на основании п. 5 комментируемой статьи предъявлять требования в суде от имени правообладателей или от своего имени для защиты прав, управление которыми она осуществляет;

по смыслу п. 1 комментируемой статьи указанные организации действуют в интересах правообладателей;

при этом такая организация, независимо от того, выступает она в суде от имени правообладателей или от своего имени, действует в защиту не своих прав, а прав лиц, передавших ей в силу п. 1 комментируемой статьи право на управление соответствующими правами на коллективной основе;

в случае если указанная организация обращается в защиту прав физических лиц или одновременно физических и юридических лиц либо неопределенного круга лиц, такие споры подведомственны судам общей юрисдикции. Если же она обращается в защиту прав только юридических лиц в связи с их предпринимательской и иной экономической деятельностью, споры подведомственны арбитражным судам;

аккредитованная организация (ст. 1244 комментируемой главы) действует без доверенности, подтверждая свое право на обращение в суд за защитой прав конкретного правообладателя (или неопределенного круга лиц в случае, предусмотренном ч. 2 п. 5 комментируемой статьи) свидетельством о государственной аккредитации;

организация, не являющаяся аккредитованной, также действует без доверенности, но для подтверждения права на обращение в суд за защитой прав конкретного правообладателя представляет свой устав, а также договор с соответствующим правообладателем о передаче полномочий по управлению правами или договор с другой организацией, в том числе иностранной, управляющей правами такого правообладателя на коллективной основе (п. 3 комментируемой статьи);

спор с участием организации, осуществляющей коллективное управление авторскими и смежными правами, может быть рассмотрен судом и без участия конкретного правообладателя.

Эти разъяснения частично продублированы в п. 1 Постановления Пленума ВАС России 2014 г. N 51, в котором также разъяснено следующее:

в связи с тем что организация по управлению правами на коллективной основе действует в защиту прав иных лиц, ее право на обращение в суд за защитой нарушенных прав правообладателей (ст. ст. 1252, 1301, 1311 комментируемой части) обусловлено положениями ч. 2 ст. 4, ч. 2 ст. 53 АПК РФ;

организация по управлению правами на коллективной основе пользуется процессуальными правами и несет процессуальные обязанности истца (ч. 4 ст. 53 АПК РФ);

данная организация при обращении в суд в защиту прав конкретного правообладателя применительно к п. 2 ч. 2 ст. 125 АПК РФ обязана указать сведения о нем, позволяющие идентифицировать его (фамилию, имя и отчество или фирменное наименование), и направить этому правообладателю судебное извещение. Если организация по управлению правами на коллективной основе действует на основании договора с другой организацией, в том числе иностранной, управляющей правами на коллективной основе (п. 3 комментируемой статьи), указываются сведения о фамилии, имени и отчестве или фирменном наименовании правообладателя, а также сведения о наименовании и местонахождении этой организации. В случае несоблюдения такого требования суд оставляет заявление без движения в соответствии со ст. 128 АПК РФ.

Приведенное выше разъяснение п. 21 Постановления Пленума ВС России и Пленума ВАС России 2009 г. N 5/29 о том, что спор с участием организации по управлению правами на коллективной основе может быть рассмотрен судом и без участия конкретного правообладателя, продублировано в п. 2 Постановления Пленума ВАС России 2014 г. N 51. При этом также даны следующие разъяснения:

вместе с тем, если иск заявлен в защиту прав конкретного правообладателя, такой правообладатель обладает процессуальными правами истца, извещается судом о времени и месте рассмотрения дела путем направления ему (или иностранной организации, управляющей соответствующими его правами на коллективной основе) определения о принятии искового заявления организации по управлению правами на коллективной основе к производству с указанием на то, что он имеет право принимать участие в судебных заседаниях, приводить свои доводы и соображения относительно требований, предъявленных организацией по управлению правами на коллективной основе, в том числе поддерживать или не поддерживать требования организации;

неявка правообладателя в суд не препятствует рассмотрению такого дела (ч. 1 ст. 136, ч. 3 ст. 156 АПК РФ).

В пункте 6 комментируемой статьи определены правовые акты, которыми устанавливаются правовое положение организаций по управлению правами на коллективной основе, функции этих организаций, права и обязанности их членов: это ГК РФ, законы о некоммерческих организациях и уставы соответствующих организаций.

Норма п. 7 ст. 1244 комментируемой главы предусматривает утверждение типового устава организации по управлению правами на коллективной основе, получившей государственную аккредитацию (аккредитованной организации). На основе данной нормы Приказом Минкультуры России от 19 февраля 2008 г. N 30 утвержден Типовой устав аккредитованной организации по управлению правами на коллективной основе, в котором говорится о создании такой организации в организационно-правовой форме общественной организации, некоммерческого партнерства и ассоциации (см. комментарий к указанной статье).

С учетом того что в соответствии с подп. 3 п. 3 ст. 50 части первой ГК РФ (здесь и далее в ред. Федерального закона от 5 мая 2014 г. N 99-ФЗ) некоммерческие партнерства относятся к ассоциациям (союзам), в п. 6 комментируемой статьи прежде всего речь идет о положениях подпараграфов 3 «Общественные организации» (ст. ст. 123.4 — 123.7) и 4 «Ассоциации и союзы» (ст. ст. 123.8 — 123.11) § 6 «Некоммерческие корпоративные организации» гл. 4 «Юридические лица» данного Кодекса.

В пункте 6 комментируемой статьи также подразумеваются: Федеральный закон от 12 января 1996 г. N 7-ФЗ «О некоммерческих организациях» <1>, который согласно п. 1 ст. 1 определяет правовое положение, порядок создания, деятельности, реорганизации и ликвидации некоммерческих организаций как юридических лиц, формирования и использования имущества некоммерческих организаций, права и обязанности их учредителей (участников), основы управления некоммерческими организациями и возможные формы их поддержки органами государственной власти и органами местного самоуправления; Федеральный закон от 19 мая 1995 г. N 82-ФЗ «Об общественных объединениях» <2>, предметом регулирования которого в соответствии с его ст. 1 являются общественные отношения, возникающие в связи с реализацией гражданами права на объединение, создание, деятельность, реорганизацию и (или) ликвидацию общественных объединений.

———————————

<1> СЗ РФ. 1996. N 3. Ст. 145.

<2> СЗ РФ. 1995. N 21. Ст. 1930.

Содержание

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code