Статья 1235 ГК РФ. Лицензионный договор

Комментарий к статье 1235

 

Комментируемая статья содержит общие унифицированные нормы о лицензионном договоре, который наряду с договором об отчуждении исключительного права указан в ч. 1 п. 1 ст. 1233 комментируемой главы в качестве двух основных способов распоряжения правообладателем принадлежащим ему исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации. В соответствии с п. 3 указанной статьи договор, в котором прямо не указано, что исключительное право на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации передается в полном объеме, считается лицензионным договором, за исключением договора, заключаемого в отношении права использования результата интеллектуальной деятельности, специально созданного или создаваемого для включения в сложный объект.

В части 1 п. 1 комментируемой статьи определено понятие лицензионного договора: по такому договору одна сторона — обладатель исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (лицензиар) предоставляет или обязуется предоставить другой стороне (лицензиату) право использования такого результата или такого средства в предусмотренных договором пределах.

Подобным образом в п. 1 ст. 13 Патентного закона 1992 г. (в ред. Федерального закона от 7 февраля 2003 г. N 22-ФЗ) было определено, что по лицензионному договору патентообладатель (лицензиар) обязуется предоставить право на использование охраняемого изобретения, полезной модели, промышленного образца в объеме, предусмотренном договором, другому лицу (лицензиату), а последний принимает на себя обязанность вносить лицензиару обусловленные договором платежи и (или) осуществлять другие действия, предусмотренные договором. Часть 1 ст. 16 Закона 1993 г. о селекционных достижениях содержала гораздо менее детальное определение понятия лицензионного договора: по лицензионному договору (исключительная или неисключительная лицензия) патентообладатель (лицензиар) передает право на использование селекционного достижения другому лицу (лицензиату) в порядке расчетов, обусловленных договором, или безвозмездно.

Часть 2 п. 1 комментируемой статьи устанавливает, что лицензиат может использовать результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации только в пределах тех прав и теми способами, которые предусмотрены лицензионным договором. При этом предусмотрено, что право использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации, прямо не указанное в лицензионном договоре, не считается предоставленным лицензиату.

Положения п. 2 комментируемой статьи устанавливают требования к форме лицензионного договора:

в соответствии с ч. 1 данного пункта лицензионный договор подлежит заключению в письменной форме. При этом предусмотрено, что ГК РФ могут быть установлены иные требования к форме лицензионного договора. Так, в п. 2 ст. 1286 комментируемой части предусмотрено, что договор о предоставлении права использования произведения в периодическом печатном издании может быть заключен в устной форме. Как установлено в п. 1 ст. 160 части первой ГК РФ, сделка в письменной форме должна быть совершена путем составления документа, выражающего ее содержание и подписанного лицом или лицами, совершающими сделку, или должным образом уполномоченными ими лицами. Там же предусмотрено, что двусторонние (многосторонние) сделки могут совершаться способами, установленными п. п. 2 и 3 ст. 434 данного Кодекса. Речь идет о том, что договор в письменной форме может быть заключен путем составления одного документа, подписанного сторонами, а также путем обмена документами посредством почтовой, телеграфной, телетайпной, телефонной, электронной или иной связи, позволяющей достоверно установить, что документ исходит от стороны по договору;

часть 1 данного пункта также устанавливает, что несоблюдение письменной формы влечет недействительность лицензионного договора. Возможность установления указанного последствия несоблюдения письменной формы договора прямо предусмотрена в п. 2 ст. 162 части первой ГК РФ. Согласно же общему правилу п. 1 указанной статьи несоблюдение простой письменной формы сделки лишает стороны права в случае спора ссылаться в подтверждение сделки и ее условий на свидетельские показания, но не лишает их права приводить письменные и другие доказательства;

в части 2 данного пункта указано, что предоставление права использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации по лицензионному договору подлежит государственной регистрации в случаях и в порядке, которые предусмотрены ст. 1232 комментируемой главы (см. комментарий к указанной статье). Пункт 2 комментируемой статьи изложен Законом 2014 г. N 35-ФЗ полностью в новой редакции, соответствующей новой редакции указанной ст. 1232 (т.е. в редакции того же Закона). В прежней (первоначальной) редакции данного пункта устанавливалось, что лицензионный договор подлежит государственной регистрации в случаях, предусмотренных п. 2 ст. 1232 комментируемой главы. При этом указывалось, что недействительность лицензионного договора влечет несоблюдение не только письменной формы, но и требования о государственной регистрации.

В пункте 3 комментируемой статьи установлено, что в лицензионном договоре должна быть указана территория, на которой допускается использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации. При этом на случай, когда территория, на которой допускается использование такого результата или такого средства, в договоре не указана, данный пункт предусматривает, что лицензиат вправе осуществлять их использование на всей территории РФ. Подобное правило устанавливалось в п. 1 ст. 31 Закона 1993 г. об авторском и смежных правах: при отсутствии в авторском договоре условия о территории, на которую передается право, действие передаваемого по договору права ограничивается территорией РФ.

Положения п. 4 комментируемой статьи регламентируют срок действия лицензионного договора. Подобное регулирование содержалось в п. 1 ст. 31 Закона 1993 г. об авторском и смежных правах, предусматривавшем, что при отсутствии в авторском договоре условия о сроке, на который передается право, договор может быть расторгнут автором по истечении пяти лет с даты его заключения, если пользователь будет письменно уведомлен об этом за шесть месяцев до расторжения договора.

В рамках регламентации срока действия лицензионного договора п. 4 комментируемой статьи устанавливает следующее:

в соответствии с ч. 1 данного пункта срок, на который заключается лицензионный договор, не может превышать срок действия исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации. С учетом этого в п. 13.5 Постановления Пленума ВС России и Пленума ВАС России 2009 г. N 5/29 разъяснено, что лицензионный договор, содержащий условие о сроке его действия, превышающем срок действия исключительного права, считается заключенным на срок, равный сроку действия исключительного права;

на случай, когда в лицензионном договоре срок его действия не определен, часть 2 данного пункта предусматривает, что договор считается заключенным на пять лет. При этом предусмотрено, что ГК РФ могут быть установлены иные правила. Такие иные правила закреплены в п. 2 ст. 1469 комментируемой части в отношении срока действия лицензионного договора о предоставлении права использования секрета производства. Так, согласно указанному пункту указанный лицензионный договор может быть заключен как с указанием, так и без указания срока его действия; в случае, когда срок, на который заключен лицензионный договор, не указан в этом договоре, любая из сторон вправе в любое время отказаться от договора, предупредив об этом другую сторону не позднее чем за шесть месяцев, если договором не предусмотрен более длительный срок;

часть 3 данного пункта предусматривает прекращение лицензионного договора в случае прекращения исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации. Речь идет как об истечении срока действия исключительного права (этот случай предусмотрен также в ч. 1 данного пункта), так и о досрочном прекращении исключительного права.

В положениях п. 5 комментируемой статьи регламентирована выплата вознаграждения по лицензионному договору:

часть 1 данного пункта устанавливает, что по лицензионному договору лицензиат обязуется уплатить лицензиару обусловленное договором вознаграждение. Эта норма сформулирована диспозитивно — предусмотрено, что договором могут быть установлены отступления от этого общего правила. Речь идет прежде всего о возможности установления договором отсутствия вознаграждения. Таким образом, по общему правилу договор об отчуждении исключительного права является возмездным, но может быть определен сторонами договора как безвозмездный. Рассматриваемые положения основаны на норме п. 3 ст. 423 части первой ГК РФ, согласно которой договор предполагается возмездным, если из закона, иных правовых актов, содержания или существа договора не вытекает иное. Согласно определениям, данным в п. п. 1 и 2 указанной статьи, договор, по которому сторона должна получить плату или иное встречное предоставление за исполнение своих обязанностей, является возмездным, а безвозмездным признается договор, по которому одна сторона обязуется предоставить что-либо другой стороне без получения от нее платы или иного встречного предоставления;

в части 2 данного пункта на случай отсутствия в возмездном лицензионном договоре условия о размере вознаграждения или порядке его определения предусмотрено, что такой договор считается незаключенным. При этом исключено применение в этом случае правил определения цены, предусмотренных п. 3 ст. 424 части первой ГК РФ. Речь идет о положениях, предусматривающих, что в случаях, когда в возмездном договоре цена не предусмотрена и не может быть определена исходя из условий договора, исполнение договора должно быть оплачено по цене, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за аналогичные товары, работы или услуги. Таким образом, условия о размере вознаграждения или порядке его определения являются существенными условиями возмездного лицензионного договора (как и условия, о которых говорится в п. 6 комментируемой статьи; см. ниже). Соответственно, в п. 13.6 Постановления Пленума ВС России и Пленума ВАС России 2009 г. N 5/29 разъяснено, что в случае, когда лицензионным договором прямо не предусмотрена его безвозмездность, но при этом в нем не согласовано условие о размере вознаграждения или о порядке его определения, соответствующий договор в силу ч. 2 п. 5 комментируемой статьи считается незаключенным;

часть 3 данного пункта допускает возможность определения выплаты вознаграждения по лицензионному договору в форме фиксированных разовых или периодических платежей, процентных отчислений от дохода (выручки) либо в иной форме. Данная часть введена Законом 2014 г. N 35-ФЗ. Указанные формы выплат предусматривались положениями ч. 2 п. 4 ст. 1286 комментируемой части для лицензионного договора о предоставлении права использования произведения. В пункте 13.7 Постановления Пленума ВС России и Пленума ВАС России 2009 г. N 5/29 в отношении этих положений разъяснялось, что в случае, когда стороны лицензионного договора согласовали размер вознаграждения в форме процентных отчислений от дохода (выручки), а соответствующее использование произведения не осуществлялось, сумма вознаграждения определяется исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование произведения.

Согласно разъяснению, данному в п. 13.7 Постановления Пленума ВС России и Пленума ВАС России 2009 г. N 5/29, по смыслу п. 5 комментируемой статьи в его взаимосвязи с п. 4 ст. 1237 комментируемой главы вознаграждение по возмездному лицензионному договору уплачивается за предоставление права использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации; в связи с этим лицензиару не может быть отказано в требовании о взыскании вознаграждения по мотиву неиспользования лицензиатом соответствующего результата или средства.

Пункт 5.1 комментируемой статьи устанавливает запрет безвозмездного предоставления права использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации в отношениях между коммерческими организациями на территории всего мира и на весь срок действия исключительного права на условиях исключительной лицензии. При этом предусмотрено, что ГК РФ могут быть установлены изъятия из этого запрета. Данный пункт введен Законом 2014 г. N 35-ФЗ, авторами проекта которого отмечалось, что, поскольку ранее действовавшая редакция комментируемой части допускала заключение безвозмездных договоров отчуждения исключительного права и безвозмездных лицензионных договоров, на практике неоднократно возникали вопросы о допустимости заключения таких безвозмездных договоров между коммерческими организациями. Соответственно, тем же Законом в ст. 1234 комментируемой главы включен п. 3.1, не допускающий безвозмездное отчуждение исключительного права в отношениях между коммерческими организациями, если ГК РФ не предусмотрено иное.

Положения п. 6 комментируемой статьи определяют требования к содержанию лицензионного договора. Так, установлено, что лицензионный договор должен предусматривать:

1) предмет договора путем указания на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации, право использования которых предоставляется по договору, с указанием в соответствующих случаях номера документа, удостоверяющего исключительное право на такой результат или на такое средство (патент, свидетельство). Законом 2014 г. N 35-ФЗ из данного подпункта исключено указание на такие сведения, как дата выдачи такого документа;

2) способы использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации.

Соответственно, указанные условия являются существенными условиями лицензионного договора, т.е. условиями, без которых такой договор не может считаться заключенным. Согласно части 1 п. 1 ст. 432 части первой ГК РФ договор считается заключенным, если между сторонами в требуемой в подлежащих случаях форме достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора. В части 2 указанного пункта определено, что существенными являются условия о предмете договора, условия, которые названы в законе или иных правовых актах как существенные или необходимые для договоров данного вида, а также все те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение.

В пункте 3 Обзора судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за второй квартал 2012 года <1>, утв. Президиумом ВС России 10 октября 2012 г., на примере конкретного дела разъяснено, что отсутствие в лицензионном договоре, заключенном организацией по управлению правами на коллективной основе и пользователем, указания на использование конкретных произведений конкретных авторов и перечень обнародованных произведений не свидетельствует о том, что условие о предмете договора сторонами не согласовано.

———————————

<1> БВС РФ. 2013. N 1.

 

Пункт 7 комментируемой статьи устанавливает, что переход исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации к новому правообладателю не является основанием для изменения или расторжения лицензионного договора, заключенного предшествующим правообладателем. На данные положения обращено внимание в разъяснениях, данных в п. 13.8 Постановления Пленума ВС России и Пленума ВАС России 2009 г. N 5/29. Там же отмечено, что ГК РФ не предусматривает необходимости получения согласия лицензиата (при наличии заключенных ранее лицензионных договоров) на заключение договора об отчуждении исключительного права.

Как указано в п. 3.3.8 Рекомендаций по вопросам проверки договоров о распоряжении исключительным правом на результаты интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации, утв. Приказом Роспатента от 29 декабря 2009 г. N 186, положения п. 7 комментируемой статьи не следует понимать буквально. Переход исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации, являющиеся предметом лицензионного договора, не является существенным изменением обстоятельств в смысле ст. 451 части первой ГК РФ, влияющим на судьбу лицензионного договора, если иное прямо не предусмотрено лицензионным договором. В соответствии с принципом свободы договора (ст. 421 части первой ГК РФ) лицензиар и лицензиат вправе обусловить изменение или расторжение лицензионного договора наступлением юридического факта перехода исключительного права к другому лицу (п. 2 ст. 157, ч. 1 п. 1 и п. 4 ст. 421 ГК РФ). В этом случае лицензионный договор должен содержать специальное условие о том, что переход исключительного права к новому правообладателю влечет за собой изменение или прекращение договора или требует получения согласия лицензиата. Если в лицензионном договоре отсутствует такое условие, то ни новый правообладатель, ни лицензиат не вправе требовать изменения или расторжения лицензионного договора.

 

Статья 1236. Виды лицензионных договоров

 

Комментарий к статье 1236

 

В комментируемой статье содержатся унифицированные нормы о видах лицензионных договоров. Ранее соответствующая регламентация содержалась в положениях п. п. 2 и 3 ст. 30 Закона 1993 г. об авторском и смежных правах, п. 1 ст. 13 Патентного закона 1992 г. и ст. 16 Закона 1993 г. о селекционных достижениях.

Положения п. 1 комментируемой статьи определяют два вида лицензионных договоров:

простая (неисключительная) лицензия (подп. 1) — лицензионный договор, предусматривающий предоставление лицензиату права использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации с сохранением за лицензиаром права выдачи лицензий другим лицам;

исключительная лицензия (подп. 2) — лицензионный договор, предусматривающий предоставление лицензиату права использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации без сохранения за лицензиаром права выдачи лицензий другим лицам (исключительная лицензия).

Подобным образом в п. п. 2 и 3 ст. 30 Закона 1993 г. об авторском и смежных правах предусматривалось, что:

авторский договор о передаче исключительных прав разрешает использование произведения определенным способом и в установленных договором пределах только лицу, которому эти права передаются, и дает такому лицу право запрещать подобное использование произведения другим лицам. Право запрещать использование произведения другим лицам может осуществляться автором произведения, если лицо, которому переданы исключительные права, не осуществляет защиту этого права;

авторский договор о передаче неисключительных прав разрешает пользователю использование произведения наравне с обладателем исключительных прав, передавшим такие права, и (или) другим лицам, получившим разрешение на использование этого произведения таким же способом.

Положениями п. 1 ст. 13 Патентного закона 1992 г. (в ред. Федерального закона от 7 февраля 2003 г. N 22-ФЗ) также устанавливалось, что при исключительной лицензии лицензиату передается право на использование изобретения, полезной модели или промышленного образца в пределах, оговоренных договором, с сохранением за лицензиаром права на его использование в части, не передаваемой лицензиату; при неисключительной лицензии лицензиар, предоставляя лицензиату право на использование изобретения, полезной модели или промышленного образца, сохраняет за собой все права, подтверждаемые патентом, в том числе и на предоставление лицензий третьим лицам.

Аналогичные положения содержались в ст. 16 Закона 1993 г. о селекционных достижениях: при исключительной лицензии лицензиату передается исключительное право на использование селекционного достижения в пределах, оговоренных договором, с сохранением за лицензиаром права на использование селекционного достижения в части, не передаваемой лицензиату; при неисключительной лицензии за лицензиаром остаются все права, предоставляемые патентом на селекционное достижение, в том числе право на предоставление лицензий третьим лицам.

Как отмечено в Постановлении Президиума ВАС России от 12 марта 2013 г. N 13921/12 по делу N А40-106575/11-26-8131, в комментируемой статье законодатель назвал такой способ распоряжения исключительным правом, как его передача посредством исключительной лицензии; при этом главной особенностью такой передачи является предоставление пользователю монопольной возможности (исключая любых третьих лиц) на использование объекта исключительного права в своей деятельности; правообладатель в этом случае лишен возможности передать права на использование такого объекта исключительных прав третьим лицам.

В разъяснении, данном в п. 14 Постановления Пленума ВС России и Пленума ВАС России 2009 г. N 5/29, при применении п. 1 комментируемой статьи судам предписано учитывать, что по общему правилу лицензионный договор (независимо от вида такого договора) предполагает сохранение за лицензиаром права самому использовать соответствующий результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации; вместе с тем договором об исключительной лицензии может быть специально предусмотрено, что такое право за лицензиаром не сохраняется.

Законом 2014 г. N 35-ФЗ комментируемая статья дополнена п. 1.1, прямо устанавливающим запрет самостоятельного использования лицензиаром результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации в тех пределах, в которых право использования такого результата или такого средства индивидуализации предоставлено лицензиату по договору на условиях исключительной лицензии. Данная норма сформулирована диспозитивно — предусмотрено, что этим договором могут быть установлены отступления от данного общего правила, т.е. изъятия из указанного запрета.

Пункт 2 комментируемой статьи закрепляет презумпцию оценки лицензии, если лицензионным договором прямо не предусмотрено иное, в качестве простой (неисключительной). Соответственно, в случае, если лицензионным договором не предусмотрено предоставление лицензиату права использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации без сохранения за лицензиаром права выдачи лицензий другим лицам, такой договор должен рассматриваться как простая (неисключительная) лицензия.

В соответствии с п. 3 комментируемой статьи допускается включение в один и тот же лицензионный договор в отношении различных способов использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации условия, предусмотренные п. 1 данной статьи для лицензионных договоров разных видов.

Такой договор будет являться смешанным договором, общие положения о котором закреплены в п. 3 ст. 421 части первой ГК РФ: стороны могут заключить договор, в котором содержатся элементы различных договоров, предусмотренных законом или иными правовыми актами (смешанный договор); к отношениям сторон по смешанному договору применяются в соответствующих частях правила о договорах, элементы которых содержатся в смешанном договоре, если иное не вытекает из соглашения сторон или существа смешанного договора.

В упомянутом выше Постановлении Президиума ВАС России от 12 марта 2013 г. N 13921/12 изложена следующая правовая позиция в отношении положений п. 3 комментируемой статьи: в комментируемой статье, а также в иных нормах ГК РФ отсутствуют положения относительно возможности заключения договоров о предоставлении исключительной лицензии в определенной сфере деятельности и в пределах, указанных непосредственно сторонами; вместе с тем в п. 3 данной статьи содержится положение, согласно которому в одном лицензионном договоре в отношении различных способов использования результата интеллектуальной деятельности могут содержаться условия для лицензионных договоров разных видов (исключительной и неисключительной лицензии), следовательно, законодатель допускает дифференциацию лицензионных договоров в зависимости от способа использования результата интеллектуальной деятельности.

Исходя из данной правовой позиции, Президиум ВАС России в данном Постановлении пришел к следующим выводам по конкретному делу: в спорном договоре стороны определили конкретный способ (сферу) использования такого результата — трансформаторы малой, средней и большой мощности; кроме того, стороны правомерно определили и вид заключаемого договора — договор на использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации без сохранения за лицензиаром права выдачи лицензий другим лицам (исключительная лицензия); такой договор не противоречит императивным нормам ГК РФ.

 

Статья 1237. Исполнение лицензионного договора

 

Комментарий к статье 1237

 

Комментируемая статья содержит унифицированные нормы, регламентирующие исполнение лицензионного договора. Эти нормы являются нововведениями, поскольку до принятия комментируемой части соответствующие положения законодательно закреплены не были.

Пункт 1 комментируемой статьи возлагает на лицензиата обязанность представлять лицензиару отчеты об использовании результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации. При этом установлено, что данные положения действуют постольку, поскольку иное не предусмотрено ГК РФ, а также предусмотрено, что иное может быть установлено лицензионным договором (т.е. рассматриваемая норма сформулирована диспозитивно).

На случай, когда в лицензионном договоре, предусматривающем представление отчетов об использовании результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации, отсутствуют условия о сроке и порядке их представления, в п. 1 комментируемой статьи установлена обязанность лицензиата представлять такие отчеты лицензиару по его требованию.

Пункт 1 комментируемой статьи изложен Законом 2014 г. N 35-ФЗ полностью в новой редакции, однако нововведением является лишь положение, указывающее на возможность установления ГК РФ отступлений от правила об обязанности лицензиата представлять лицензиару отчеты об использовании результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации.

В соответствии с п. 2 комментируемой статьи на лицензиара возлагается обязанность в течение срока действия лицензионного договора воздерживаться от каких-либо действий, способных затруднить осуществление лицензиатом предоставленного ему права использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации в установленных договором пределах. Данные положения корреспондируют с положениями ч. 2 п. 1 ст. 1235 комментируемой главы о праве лицензиата использовать результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации только в пределах тех прав и теми способами, которые предусмотрены лицензионным договором. Положения п. 2 комментируемой статьи закреплены в развитие следующих общих положений ст. 309 части первой ГК РФ об исполнении обязательств: обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований — в соответствии с обычаями делового оборота или иными обычно предъявляемыми требованиями.

Пункт 3 комментируемой статьи определяет последствия такого нарушения, как использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации способом, не предусмотренным лицензионным договором, либо по прекращении действия такого договора, либо иным образом за пределами прав, предоставленных лицензиату по договору: такое нарушение влечет ответственность за нарушение исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации, установленную ГК РФ, другими законами или договором.

Как разъяснено в п. 15 Постановления Пленума ВС России и Пленума ВАС России 2009 г. N 5/29, если указанное в п. 3 комментируемой статьи нарушение исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации лицензиатом допускается (осуществляется использование соответствующего результата или средства за пределами прав, предоставленных лицензиату по договору) и за такое нарушение лицензионным договором предусмотрена ответственность в дополнение к установленной частью четвертой ГК РФ, то это обстоятельство подлежит учету при определении размера денежной компенсации в случае ее взыскания (п. 3 ст. 1252 комментируемой главы). В этих же разъяснениях указано, что применение данной гражданско-правовой ответственности не исключает возможности применения мер административно-правовой или уголовной ответственности за эти нарушения.

В пункте 4 комментируемой статьи предусмотрено право лицензиара отказаться в одностороннем порядке от лицензионного договора и потребовать возмещения убытков, причиненных его расторжением, при существенном нарушении лицензиатом обязанности выплатить лицензиару в установленный лицензионным договором срок вознаграждение за предоставление права использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации.

Данный пункт изложен Законом 2014 г. N 35-ФЗ полностью в новой редакции. В прежней (первоначальной) редакции пункта предусматривалось, что такое право предоставляется лицензиару при нарушении лицензиатом обязанности уплатить лицензиару в установленный лицензионным договором срок вознаграждение за предоставление права использования произведения науки, литературы или искусства (гл. 70) либо объектов смежных прав (гл. 71). Соответственно, утратило свою практическую значимость данное в п. 16 Постановления Пленума ВС России и Пленума ВАС России 2009 г. N 5/29 разъяснение о том, что указанное право на односторонний отказ от лицензионного договора и на возмещение причиненных его расторжением убытков не зависит от продолжительности допущенной просрочки.

Нововведениями Закона 2014 г. N 35-ФЗ являются положения п. 4 комментируемой статьи, определяющие, что лицензионный договор прекращается по истечении 30-дневного срока с момента получения уведомления об отказе от договора, если в этот срок лицензиат не исполнил обязанность выплатить вознаграждение. В условиях же действия прежней (первоначальной) редакции данного пункта в п. 16 Постановления Пленума ВС России и Пленума ВАС России 2009 г. N 5/29 разъяснялось, что такой односторонний отказ лицензиара от лицензионного договора с учетом положений п. 3 ст. 450 части первой ГК РФ считается состоявшимся с момента получения лицензиатом уведомления о нем.

Упомянутая норма п. 3 ст. 450 ГК РФ определяет, что в случае одностороннего отказа от исполнения договора полностью или частично, когда такой отказ допускается законом или соглашением сторон, договор считается соответственно расторгнутым или измененным. Согласно разъяснению, данному в п. 1 Постановления Пленума ВАС России от 6 июня 2014 г. N 35 «О последствиях расторжения договора» <1>, в соответствии со ст. 310 и п. 3 ст. 450 ГК РФ односторонний отказ от исполнения договора, когда такой отказ допускается законом или соглашением сторон, влечет те же последствия, что и расторжение договора по соглашению его сторон или по решению суда, и к ним подлежат применению правовые позиции, сформулированные в данном Постановлении.

———————————

<1> ВВАС РФ. 2014. N 8.

Содержание

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code