Статья 1191 ГК РФ. Установление содержания норм иностранного права

Комментарий к статье 1191

 

  1. Комментируемая статья посвящена порядку установления содержания норм иностранного гражданского права, что необходимо для их применения судами РФ, нотариусами, органами записи актов гражданского состояния и иными лицами.

Иностранное право должно применяться так же, как оно применяется в соответствующем государстве, от которого оно исходит. Это основной принцип, который характерен для коллизионного права большинства государств.

Для установления содержания норм используются:

— официальное толкование;

— практика применения;

— доктрина.

Так, например, необходимо учитывать не только статутное, но и прецедентное право стран англосаксонской системы, имеющее важное значение для установления содержания конкретных норм права. Так, в деле N А40-11836/06-88-35Б, рассматривавшемся ФАС Московского округа, должник представил в целях установления содержания иностранного права энциклопедический труд для практикующих юристов Англии и Уэльса «Законы Англии по Халсбери», в котором был изложен судебный прецедент Апелляционного суда Англии по делу о ликвидации Компании «Paris Skating Rink» от 15 июня 1877 г. В соответствии с содержанием указанного в качестве прецедента судебного акта суда Англии не подлежат уступке «голые» права требования, т.е. покупка чужого судебного процесса <1>, как отмечено в постановлении арбитражного суда.

———————————

<1> Постановление ФАС Московского округа от 26 сентября 2006 г. N КГ-А40/7072-06-А по делу N А40-11836/06-88-35Б; Определение ВАС РФ от 19 декабря 2007 г. N 2243/07 по делу N А40-11836/ 06-88-35Б.

 

  1. Из комментируемой статьи можно сделать вывод, что установление содержания норм иностранного права является обязанностью суда. Во многих странах нормы об установлении права более императивно закреплены в законодательстве. Так, ст. 4 Закона Италии 1995 г. о реформе итальянской системы международного частного права рассматривает в качестве обязанности установление судом содержания норм иностранного права.
  2. Установление содержания норм иностранного права возможно разными способами. В этих целях суд вправе обратиться:

— в Министерство юстиции РФ, которое в соответствии с подп. 26, 27 п. 7 Положения о Министерстве юстиции РФ направляет в иностранные государства или в их компетентные органы запросы о правовой помощи по гражданским и иным делам, если иное не предусмотрено международным договором РФ или законодательством РФ; взаимодействует в установленном законодательством порядке с органами государственной власти иностранных государств и международными организациями по вопросам, относящимся к компетенции Минюста России, осуществляет обмен правовой информацией с иностранными государствами <1>. Согласно ст. 15 Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях стран СНГ (Минск, 1993 г.) (далее — Минская конвенция о правовой помощи 1993 г.) центральные учреждения юстиции Договаривающихся Сторон предоставляют друг другу сведения о действующем или действовавшем на их территориях внутреннем законодательстве и о практике его применения учреждениями юстиции.

———————————

<1> Подпункты 26, 27 п. 7 Положения о Министерстве юстиции Российской Федерации, утвержденного Указом Президента РФ от 13 октября 2004 г. N 1313 // Собрание законодательства РФ. 2004. N 42. Ст. 4108.

 

В соответствии с Европейской конвенцией об информации относительно иностранного законодательства 1968 г. в государствах-участниках назначаются национальные органы, в обязанности которых входит выполнение функций, связанных с обменом такой информацией. Каждое из государств-участников должно сообщить Генеральному секретарю Совета Европы названия и адреса соответствующих органов. Таким органом в Российской Федерации является Министерство юстиции РФ. Поэтому при поступлении соответствующего запроса об установлении содержания иностранного права от суда или иного органа Министерство юстиции РФ может запросить необходимую информацию от компетентного органа государства, содержание иностранного семейного права которого устанавливается. Такими органами являются:

— иные компетентные органы или организации в Российской Федерации (Министерство иностранных дел РФ, другие федеральные органы исполнительной власти — например, при необходимости получения информации о патентном законодательстве — Роспатент, консульство иностранного государства в Российской Федерации, Торгово-промышленная палата, научно-исследовательские организации и т.д.);

— иные компетентные органы или организации за рубежом. Например, консульские органы РФ, находящиеся в соответствующем государстве. Согласно п. 8 Положения о консульском учреждении Российской Федерации, утвержденного Указом Президента РФ от 5 ноября 1998 г. N 1330 <1>, в функции консульских учреждений входит формирование банков данных по законодательству государства пребывания. В соответствии с п. 5 ст. 2 Федерального закона от 31 мая 2002 г. N 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» <2> адвокаты иностранного государства могут оказывать юридическую помощь на территории РФ по вопросам права данного государства;

———————————

<1> Собрание законодательства РФ. 1998. N 45. Ст. 5509.

<2> Собрание законодательства РФ. 2002. N 23. Ст. 2102.

 

— эксперты. Эксперт может быть определен как по инициативе суда, так и по инициативе сторон, других заинтересованных лиц, участвующих в деле.

Суд может возложить обязанность по доказыванию содержания норм иностранного права на стороны только по требованиям, связанным с осуществлением сторонами предпринимательской деятельности. В том случае, если для одной из сторон отношения связаны с предпринимательской деятельностью, а для другой нет, бремя доказывания будет нести лишь та сторона, для которой требование носит предпринимательский характер.

Положения п. 2 комментируемой статьи практически дословно повторяют положения ст. 14 АПК РФ <1>, согласно которой лица, участвующие в деле, могут представлять документы, подтверждающие содержание норм иностранного права, на которые они ссылаются в обоснование своих требований или возражений, и иным образом содействовать суду в установлении содержания этих норм. По требованиям, связанным с осуществлением сторонами предпринимательской и иной экономической деятельности, обязанность доказывания содержания норм иностранного права может быть возложена судом на стороны.

———————————

<1> См.: Комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Под ред. П.В. Крашенинникова. М.: Статут, 2007.

 

В деле N А59-2444/05-С17 Определением ВАС РФ от 5 марта 2007 г. N 1640/07 при установлении содержания норм иностранного права была подтверждена правомерность отклонения письменных показаний под присягой (аффидевит), заверенных нотариусом, учитывая, что между Российской Федерацией и Турецкой Республикой действует Договор от 15 декабря 1997 г. о взаимном оказании правовой помощи по гражданским, торговым и уголовным делам, и в случае ее необходимости для данного судебного дела истец был вправе обратиться в Министерство юстиции Турецкой Республики с запросом об официальном толковании правовых норм <1>.

———————————

<1> Определение ВАС РФ от 5 марта 2007 г. N 1640/07 по делу N А59-2444/05-С17.

 

Представленные сторонами нормативные правовые акты, судебные прецеденты и другие источники права должны быть заверены соответствующими органами (например, консульскими органами, нотариусами и т.д.). Так, в одном из споров никем не заверенные ксерокопии отдельных статей из нормативных правовых актов Грузии без заключительных и переходных положений, определяющих порядок применения и вступления нормативного акта в силу, не были приняты судом во внимание <1>.

———————————

<1> Постановление ФАС РФ Московского округа от 15 декабря 2003 г. N КА-А40/9982-03-П.

 

  1. В случае неустановления содержания иностранного права или отсутствия в праве другого государства норм, регулирующих определенное отношение, суд применяет российское право. Законодательством не определен «разумный срок», по истечении которого в случае неустановления содержания норм иностранного права можно применять российское законодательство. В этом случае целесообразно руководствоваться сроком для подготовки дела к судебному разбирательству (два месяца со дня поступления заявления в арбитражный суд), который установлен ст. 134 АПК РФ.

Суд вправе применить нормы российского права и при возложении обязанности установления содержания норм иностранного права по требованиям, связанным с осуществлением предпринимательской деятельности, если сторона не выполняет данную обязанность. Так, Определением арбитражного суда г. Москвы по заявленным АКБ «Связь-Банк» ходатайствам, в том числе и о неприменении к спорным отношениям российского законодательства, на указанное лицо была возложена обязанность по предоставлению соответствующих иностранных законодательных актов. Однако заявителем указанная обязанность выполнена не была, в связи с чем ссылки заявителя на то, что требования истца должны быть рассмотрены с применением норм права Австрии, не могли быть признаны обоснованными судебной коллегией <3>.

———————————

<3> Постановление ФАС Московского округа от 1 апреля 2004 г. N КГ-А40/1950-04.

 

Другим основанием для неприменения норм иностранного права является противоречие этих норм основам правопорядка (публичному порядку) Российской Федерации. Оговорка о публичном порядке характерна для большинства стран, в частности Австрии, Бразилии, Германии, Греции, Италии, Португалии и др. (см. комментарий к ст. 1193 ГК).

 

Статья 1192. Применение императивных норм

 

Комментарий к статье 1192

 

  1. Положения комментируемой статьи посвящены особенностям применения императивных норм. В теории права императивная норма — это, как правило, норма, действие и условия которой не могут быть изменены участниками оборота посредством договоров, соглашений, уставов и т.д. Применительно к международному частному праву императивность понимается прежде всего как невозможность для участников отношений своим соглашением выбрать для себя применяемое право, т.е. ограничивается «автономия воли» (см. комментарии к ст. ст. 1210, 1211 ГК).

Однако комментируемая статья не запрещает сторонам договора выбирать применяемое право. Закон говорит лишь о том, что если в результате рассмотрения спора в суде будет установлено, что к правоотношениям должны применяться императивные нормы (правила), то соглашение сторон о выборе права другого государства и, как следствие, иного правила поведения не может быть препятствием к применению таких императивных норм. Не случайно в Концепции совершенствования гражданского законодательства Российской Федерации предлагается именовать настоящую статью иным образом — «Нормы непосредственного применения». Такая терминология представляется более удачной, нежели используемая законодателем сегодня.

  1. Законодатель в п. 1 комментируемой статьи указал, во-первых, когда именно должны применяться императивные нормы российского права: тогда, когда об этом сказано в самой императивной норме, т.е. если «она регулирует соответствующие отношения независимо от подлежащего применению иностранного права». Во-вторых, законодатель подчеркнул «особое значение» императивной нормы, которое, в частности, может быть выражено в направленности нормы на «обеспечение прав и охраняемых законом интересов участников гражданского оборота».

В качестве примера первой группы императивных норм в литературе <1> обычно делается указание на п. 3 ст. 162 ГК РФ, которая говорит о последствии несоблюдения простой письменной формы внешнеэкономической сделки в виде ее недействительности.

———————————

<> См., например: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. В 2 т. Т. 2. Части третья, четвертая / Под ред. Т.Е. Абовой, М.М. Богуславского, А.Г. Светланова. М.: Юрайт, 2009 // СПС «Гарант»; а также Канашевский В.А. Международное частное право. М.: Международные отношения, 2006. С. 130.

 

Строго говоря, в ст. 162 ГК РФ не сказано о невозможности выбора сторонами применяемого права к сделке. Такое ограничение сделано в п. 2 ст. 1209 ГК РФ, где определено, что форма внешнеэкономической сделки всегда подчиняется российскому праву, что в совокупности со ст. 162 ГК РФ и приводит к выводу о невозможности иной формы внешнеэкономической сделки, кроме письменной.

Примером более точным здесь будут нормы п. 2 ст. 414 Кодекса торгового мореплавания РФ, где определено, что «стороны договора… могут при заключении договора или в последующем избрать по соглашению между собой право, которое подлежит применению к их правам и обязанностям по данному договору. наличие такого соглашения не может повлечь за собой устранение или уменьшение ответственности, которую в соответствии с настоящим Кодексом перевозчик должен нести за вред, причиненный жизни или здоровью пассажира, утрату или повреждение груза и багажа либо просрочку их доставки». В данном случае видно, что возможность выбора сторонами применяемого права и как результат его применение для разрешения спора не могут повлечь за собой устранение или уменьшение ответственности, установленной российским законом.

Что касается императивных норм, применение которых обязательно ввиду их особого значения, в том числе для обеспечения прав и охраняемых законом интересов участников гражданского оборота, то, поскольку критерий их выделения неочевиден, возможность и необходимость их применения могут быть определены только судом исходя из конкретных обстоятельств дела. В качестве таковых могут быть нормы, устанавливающие обязательные государственные стандарты, нормативы и т.д., без следования которым невозможно обеспечение прав и охраняемых законом интересов участников оборота. Сюда можно также отнести нормы о защите прав потребителей, некоторые ограничения свободы договора. Кроме того, это могут быть и нормы публичного права, посредством которых вводятся антимонопольные ограничения, осуществляется экспортно-импортное регулирование и т.д.

Говоря о применении императивных норм в сфере брачно-семейных отношений, можно привести пример ст. 156 СК РФ, которой определено обязательное соблюдение положений ст. 14 СК РФ в отношении обстоятельства, препятствующего заключению брака российскими гражданами на территории Российской Федерации.

  1. Пункт 2 комментируемой статьи посвящен вопросам применения императивных норм иностранного права при рассмотрении дела в суде на территории России. В ходе рассмотрения спора может выясниться, что существуют императивные нормы иностранного права, регламентирующие спорные отношения. Однако в соответствии с нормами международного частного права к отношениям сторон должно применяться или российское право, или право третьего (по отношению к сторонам соглашения) государства, т.е. нормы иного правопорядка, нежели указанные императивные нормы.

В этом случае суд вправе применить императивные нормы, если установит, что они имеют тесную связь со спорным отношением. Следует заметить, что закон не обязывает суд применять такие нормы, так как сказано, что судебный орган лишь может принять во внимание императивные нормы права другой страны.

Суду необходимо учитывать и особенности применения императивных норм другого государства. Они заключаются в том, что суд должен учитывать назначение и характер таких норм, а также последствия их применения или неприменения. Иными словами, закон дает право суду отказать в применении таких императивных норм, если их применение существенно повлияет на права и интересы кого-либо из участников процесса.

  1. В российской судебной практике можно встретить немногочисленные примеры применения правил о действии императивных норм. При этом следует заметить, что судебные органы напрямую не ссылались на комментируемую статью.

Так, в одном из дел суд указал, что в ст. 12 Конвенции ООН о договорах международной купли-продажи товаров содержится норма императивного характера о письменной форме сделки. Российская Федерация при присоединении к Конвенции заявила о соблюдении требований ст. 12 Конвенции. Таким образом, возможность применения указанной Конвенции ООН к правоотношениям сторон возможна только в случае соблюдения сторонами письменной формы сделки купли-продажи (Постановление ФАС Московского округа от 14 сентября 2009 г. N КГ-А40/8830-09).

В другом деле судебный орган отметил, что «в соответствии с п. 1 ст. 2 Закона РСФСР «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках»… Закон распространяется на отношения, влияющие на конкуренцию на товарных рынках в Российской Федерации. Закон применяется и в тех случаях, когда действия и соглашения, соответственно совершаемые либо заключаемые указанными лицами за пределами территории Российской Федерации, приводят или могут привести к ограничению конкуренции или влекут за собой другие отрицательные последствия на рынках в Российской Федерации. Поэтому суды обоснованно не применили нормы статей 1210 и 1215 ГК РФ, а суд апелляционной инстанции правомерно отказал ОАО «ПК «Юкос» в ходатайстве о назначении экспертизы по определению содержания, концепций и практики применения норм английского права, поскольку вопросы заинтересованности в совершении сделок во взаимосвязи с конкуренцией находятся в области российского публичного законодательства» (Постановление ФАС Московского округа от 26 августа 2004 г. N КГ-А40/7182-04).

  1. Правила о применении императивных норм являются относительно новыми для нашего законодательства, поскольку ни ГК РФ 1964 г., ни Основы гражданского законодательства 1991 г. не содержали аналогичной нормы. Этот факт, а также немногочисленность судебной практики ее применения и отсутствие единства взглядов в доктрине позволяют сделать вывод о том, что заголовок и редакция данной статьи в будущем могут быть изменены <1>.

———————————

<1> См.: Концепция развития гражданского законодательства Российской Федерации. М.: Статут, 2009. С. 150 (вступ. ст. А.Л. Маковского).

 

Статья 1193. Оговорка о публичном порядке

 

Комментарий к статье 1193

 

  1. Правила о применении «оговорки о публичном порядке» не являются новыми для российского права. Так, ст. 568 ГК РСФСР 1964 г. содержала указание на возможность неприменения иностранного права в тех случаях, если его применение противоречило бы основам советского строя. При этом, как отмечалось в комментариях к указанной статье, применение этой оговорки «имеет место, лишь если отсылка к иностранному праву привела бы к результату, неприемлемому для советского правосознания» <1>. Как видно из текста комментария, речь прежде всего шла о противоречиях советскому правосознанию. В качестве примеров применения оговорки указывалось на противоречие основам советского строя (советского правосознания) института полигамного брака, ограничения завещательного права и дееспособности по признакам пола и расы.

———————————

<1> Комментарий к Гражданскому кодексу РСФСР. 3-е изд., испр. и доп. / Отв. ред. С.Н. Братусь, О.Н. Садиков. М.: Юрид. лит., 1982. С. 675 (автор комментария к ст. 568 — К.Б. Ярошенко).

 

  1. Сегодня законодатель также не раскрывает понятие «публичный порядок». Однако в комментируемой статье подчеркивается, что само по себе отличие правовой, политической или экономической системы иностранного государства от правовой, политической или экономической системы Российской Федерации не может явиться основанием для применения оговорки. Соответственно, необходимо, чтобы в силу указанных экономических и иных отличий в правовой системе иностранного государства существовали бы такие правовые нормы, применение которых на территории РФ было бы неприемлемо, поскольку они противоречат основам российского правопорядка.

Как правило, речь идет об основополагающих принципах гражданского права, закрепленных на уровне как Конституции РФ, так и Гражданского кодекса РФ. Это такие принципы, как равенство участников отношений и форм собственности, свобода договора, недопустимость произвольного вмешательства в частные дела, обеспечение восстановления нарушенного права. При этом противоречие отдельной норме российского права, в которой закреплено конкретное правило, не претендующее на характер основополагающего, например о размере процентов, сроке исполнения обязательств и т.д., нельзя рассматривать как противоречие публичному порядку.

В качестве примеров применения оговорки о публичном порядке в отношениях непредпринимательского, частного характера можно привести примеры невозможности применения на территории РФ норм иностранного права, регламентирующих заключение полигамных браков, а также «брачных союзов» физических лиц одного пола, использование рабского труда.

  1. В российской судебной практике категория «публичный порядок» используется, но достаточно редко. При этом следует отметить, что речь идет о ситуациях, когда решается вопрос об исполнении решений иностранных судов, в том числе коммерческих, на территории РФ, а не о собственно использовании оговорки о публичном порядке при разрешении споров. В последнем случае «обращение к публичному порядку происходит в исключительных случаях, особенно в том, что касается договорных отношений. Так, за время существования ВТАК и МКАС отсутствуют примеры применения оговорки о публичном порядке» <1>. В то же время те немногочисленные примеры использования исследуемой категории судами крайне важны для раскрытия ее содержания.

———————————

<1> Канашевский В.А. Внешнеэкономические сделки: материально-правовое и коллизионное регулирование. М.: Волтерс Клувер, 2008.

 

В частности, в одном из судебных актов указано, что «основы правопорядка Российской Федерации включают в себя помимо основ морали, главных религиозных постулатов, главных экономических и культурных традиций, сформировавших российское гражданское общество, и основополагающие принципы российского права». Одним из таких принципов, по мнению суда, является возложение ответственности за причинение вреда (деликтное обязательство) только при наличии вины его причинителя (ст. 1064 ГК), а также то, что лицо, не исполнившее или ненадлежащим образом исполнившее обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, несет ответственность, если не докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы (Постановление ФАС Северо-Западного округа от 24 апреля 2009 г. N А56-60007/2008).

При решении вопроса о возможности принудительного исполнения судебного акта Арбитражный суд усмотрел противоречие публичному порядку в решении Хозяйственного суда г. Киева от 25 июня 2007 г. по делу N 30/163 в том, что в соответствии с ним в качестве последствий признания сделки недействительной была указана односторонняя реституция. Было указано, что исполнение на территории России решения, «носящего, по сути, конфискационный характер, означало бы нарушение основополагающих принципов международного и российского права, поскольку в результате его исполнения будут совершены действия, прямо запрещенные законом, затрагивающие конституционные права и свободы граждан и юридических лиц, а также противоречащие основным принципам законодательства, таким, как равенство участников, неприкосновенность собственности, свобода договора (Постановление ФАС Центрального округа от 21 января 2009 г. N А09-7012/2008-35). В другом деле суд, отказывая в применении категории публичного порядка, отметил, что «арбитражное решение могло бы противоречить публичному порядку России лишь тогда, когда применение иностранного закона могло бы породить результат, недопустимый с точки зрения российского правосознания» (Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 23 апреля 2002 г. N 5-Г02-37).

При этом судами неоднократно подчеркивалось, что наличие принципиального различия между российским законом и законом другого государства само по себе не может быть основанием для применения оговорки о публичном порядке и что такое применение оговорки означает отрицание применения в Российской Федерации права иностранного государства вообще.

  1. Правовые последствия применения оговорки о публичном порядке просты и очевидны — в этом случае применяется соответствующая норма российского права. Однако, если суд не использовал оговорку о публичном порядке и, соответственно, применил нормы иностранного права, не подлежащие применению, это может явиться основанием для отмены решения суда. В равной мере это касается и случаев, когда в применении иностранного права необоснованно отказано со ссылкой на оговорку о публичном порядке.

 

Статья 1194. Реторсии

 

Комментарий к статье 1194

 

  1. Под реторсией в международном частном праве понимаются правомерные принудительные действия государства, совершаемые в ответ на недружественный акт другого государства, поставившего в дискриминационные условия физические или юридические лица первого государства.

Правило о реторсии было включено в Модель ГК для стран СНГ, а затем воспроизведено в Гражданских кодексах Армении 1999 г. (ст. 1261), Белоруссии 1998 г. (ст. 1102), Казахстана 1999 г. (ст. 1093), Киргизии 1998 г. (ст. 1176), Узбекистана 1996 г. (ст. 1167). Положение о возможности применения реторсии имеется в Законе Азербайджана от 6 июня 2000 г. «О международном частном праве» (ст. 7) и в законодательстве некоторых других государств (КНР, Монголии, Чехии, Словакии).

  1. По своему содержанию комментируемая статья охватывает более широкий круг отношений, чем ранее действовавшее положение Основ гражданского законодательства 1991 г. <1>. Если ранее предусматривалось применение ответных ограничений в случаях ограничения правоспособности граждан и юридических лиц, то теперь ГК РФ предусматривает возможность введения ответных ограничений во всех случаях установления в каком-либо государстве специальных ограничений имущественных и личных неимущественных прав российских граждан и юридических лиц. В комментируемой статье говорится именно о специальных ограничениях, установленных в отношении прав российских граждан и российских юридических лиц, а не об общих ограничениях, установленных в данном государстве в отношении всех иностранных граждан или всех юридических лиц (например, введение особого разрешительного порядка приобретения прав на земельные участки для иностранцев или полного запрета приобретения ими земли или иной недвижимости в данном государстве).

———————————

<1> В предыдущем гражданском законодательстве соответствующее положение содержалось в ст. 162 ОГЗ 1991 г., предусматривавшей, что «Правительством СССР могут быть установлены ответные ограничения правоспособности в отношении граждан и юридических лиц тех государств, в которых имеются специальные ограничения гражданской правоспособности советских граждан и юридических лиц».

 

Ответные ограничения должны быть соразмерны, иными словами, адекватны тем ограничениям, которые были введены дискриминационным актом иностранного государства. Введение ответных ограничений отнесено в России к компетенции органа исполнительной власти — Правительства РФ, что следует объяснить, с одной стороны, необходимостью обеспечения оперативности в принятии решений о введении этих мер, а с другой — конкретным разовым характером принятия таких ответных мер в отношении определенного государства. Закрепление в ГК РФ указанных полномочий правительства соответствует п. «ж» ст. 114 Конституции РФ, предусматривающему, что правительство осуществляет, в частности, полномочия, возложенные на него федеральными законами, поскольку ГК РФ является федеральным законом. Введение реторсий каким-либо иным органом не установлено.

Возможность установления ответных ограничений предусмотрена помимо ГК РФ и рядом других законодательных актов.

  1. Российское законодательство допускает возможность принятия ответных мер в области внешнеторговой деятельности согласно Федеральному закону от 8 декабря 2003 г. N 164-ФЗ «Об основах государственного регулирования внешнеторговой деятельности» <1> (в ред. от 22 августа 2004 г.).

———————————

<1> Собрание законодательства РФ. 2003. N 50. Ст. 4850.

 

В ст. 40 («Ответные меры») этого Закона предусмотрено, что Правительство РФ может вводить меры ограничения внешней торговли товарами, услугами и интеллектуальной собственностью (ответные меры) в случае, если иностранное государство, во-первых, не выполняет принятые им по международным договорам обязательства в отношении Российской Федерации; во-вторых, принимает меры, которые нарушают экономические интересы Российской Федерации, субъектов Федерации, муниципальных образований или российских лиц либо политические интересы Российской Федерации, в том числе меры, которые необоснованно закрывают российским лицам доступ на рынок иностранного государства или иным образом необоснованно дискриминируют российских лиц; в-третьих, не предоставляет российским лицам адекватную и эффективную защиту их законных интересов в этом государстве, например защиту от антиконкурентной деятельности других лиц; в-четвертых, не предпринимает разумных действий для борьбы с противоправной деятельностью физических или юридических лиц этого государства на территории Российской Федерации. До введения ответных мер Правительство РФ может принять решение о проведении переговоров с соответствующим иностранным государством.

Правительством РФ 14 июня 2001 г. было принято Постановление N 532 «О введении специальных пошлин на отдельные товары, происходящие из Венгерской Республики» <1>. Это Постановление было принято на основании действовавшего тогда Федерального закона от 13 октября 1995 г. N 157-ФЗ «О государственном регулировании внешнеторговой деятельности» <2> и в связи с введением Венгрией мер, нарушающих экономические интересы России и российских предприятий. После того как Венгрия прекратила действие таких мер, указанное Постановление было признано утратившим силу <3>.

———————————

<1> Собрание законодательства РФ. 2001. N 30. Ст. 368.

<2> Собрание законодательства РФ. 1995. N 42. Ст. 3923.

<3> Собрание законодательства РФ. 2002. N 21. Ст. 1999.

 

  1. По действующему процессуальному законодательству ответные ограничения могут быть установлены Правительством РФ в отношении иностранных лиц тех государств, в судах которых допускаются такие ограничения процессуальных прав российских граждан и организаций (п. 4 ст. 398 ГПК 2002 г.) <1>.

———————————

<1> См.: Научно-практический комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. В.М. Жуйкова, В.И. Пугинского, М.К. Треушникова. М., 2003. С. 802 — 803.

 

Несколько иначе сформулировано аналогичное правило в АПК РФ 2002 г. Согласно п. 4 ст. 254 АПК Правительством РФ ответные ограничения (реторсии) могут быть установлены в отношении иностранных лиц тех иностранных государств, в которых введены ограничения в отношении российских организаций и граждан. Тем самым в АПК РФ подчеркивается, что введение реторсий — это ответная мера на действие другого государства <1>.

———————————

<1> См.: Комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. В.Ф. Яковлева, М.К. Юкова. М., 2003. С. 668 (автор комментария к гл. 33 — Т.Н. Нешатаева); Комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Под ред. Г.А. Жилина. М., 2003. С. 649.

 

Следует обратить внимание на то, что эти ограничения могут быть введены только Постановлением Правительства РФ, а не по усмотрению конкретных судей.

В отношении дипломатических представителей иностранных государств установлено, что они подлежат юрисдикции российского суда по гражданским делам лишь в пределах, определяемых общепризнанными принципами и нормами международного права или международными соглашениями РФ (п. 3 ст. 401 ГПК 2002 г.). Если в иностранном государстве не будет обеспечена такая же судебная неприкосновенность, какая обеспечивается представителям иностранных государств в Российской Федерации, то по отношению к представителям такого государства возможно применение конкретных мер.

  1. Возможность введения ответных ограничений непосредственно связана с реализацией принципа взаимности в области международного частного права. Хотя требование взаимности не установлено относительно применения иностранного права (см. комментарий к ст. 1189 ГК), принцип взаимности действует в отдельных, указанных в законе, случаях определения гражданско-правового положения иностранных физических или юридических лиц. Согласно Конституции РФ иностранные граждане пользуются в Российской Федерации правами и несут обязанности наравне с гражданами РФ, кроме случаев, установленных федеральным законом или международным договором. Аналогичное положение установлено ст. 4 Закона о правовом положении иностранных граждан. Таким образом, им предоставляется так называемый национальный режим. По общему правилу в отношении имущественных и личных неимущественных прав требование взаимности не установлено. Оно предусмотрено лишь в некоторых федеральных законах, в частности в отношении прав на результаты интеллектуальной деятельности (см. комментарий к ст. 1189 ГК).

Однако, несмотря на то что предоставление национального режима не обусловлено требованием взаимности, путем применения реторсии может быть достигнут тот же результат, который достигается путем установления взаимности, а именно обеспечение недопущения дискриминации в отношении прав и интересов отечественных граждан и организаций за рубежом. В этих особых случаях путем применения реторсии законодатель преследует цель восстановления действия взаимности и недопущения ущемления прав российских граждан и организаций в соответствующем иностранном государстве.

Цель реторсии, как отмечалось в комментарии к ГК РФ под редакцией В.П. Мозолина, — «побудить соответствующее иностранное государство отменить дискриминационные положения в отношении российских лиц. Поэтому акт о реторсии принимается на определенный срок» <1>.

———————————

<> Виноградова Р.И., Дмитриева Г.С., Репин В.С. Указ. соч. С. 244.

 

Ответные ограничения могут быть использованы в случае нарушения законных прав и интересов соотечественников, проживающих за рубежом. Согласно Постановлению Правительства РФ от 31 августа 1994 г. «О мерах по поддержке соотечественников за рубежом» <1> возможно принятие в необходимых случаях определенных мер, допускаемых современным международным правом и используемых в мировой практике по отношению к тем государствам, в которых грубо нарушаются права соотечественников, в частности отмена льгот физическим и юридическим лицам соответствующих государств, осуществляющим свою деятельность на территории РФ.

———————————

<1> Собрание законодательства РФ. 1994. N 21. Ст. 2383.

 

Возможность применения ответных ограничений приобретает особое значение в связи с тем сложным положением, в котором оказались после распада СССР наши соотечественники в некоторых зарубежных странах. Государственная политика Российской Федерации в отношении соотечественников, проживающих за рубежом, предусматривает в необходимых случаях соответствующие меры, допускаемые современным международным правом и используемые в мировой практике по отношению к тем государствам, в которых грубо нарушаются права соотечественников. К числу таких мер относятся сокращение торгово-экономических связей, изменение таможенного режима, отмена льгот физическим и юридическим лицам соответствующих государств, осуществляющим свою деятельность на территории РФ.

Такой подход подтверждается развитием внешней политики РФ, в которой всегда предусматривается, что Российская Федерация будет добиваться адекватного обеспечения прав и свобод соотечественников в государствах, где они постоянно проживают. В Концепции внешней политики Российской Федерации, в частности, подчеркивается, что непременным условием развития отношений с Литвой, Латвией и Эстонией и взаимовыгодного сотрудничества с этими странами «является уважение данными государствами российских интересов, в том числе в стержневом вопросе о соблюдении прав русскоязычного населения».

6. В связи с тем что в комментируемой статье говорится об ответных ограничениях в отношении юридических лиц, возникает вопрос: могут ли такие меры приниматься в отношении иностранной организации, не являющейся юридическим лицом. Поскольку согласно ст. 1203 ГК РФ (см. комментарий к указанной статье) к деятельности такой организации, не являющейся юридическим лицом, применяется российское право, в том числе правила ГК РФ, которые регулируют деятельность юридических лиц, к таким организациям должны применяться и правила об ответных ограничениях (реторсии).

Содержание

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code