Регистрация юридических лиц. Актуальная судебная практика

Налоговые органы во исполнение положений Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» и на основании положений Постановления Правительства РФ от 17.05.2002 N 319 «Об уполномоченном федеральном органе исполнительной власти, осуществляющем государственную регистрацию юридических лиц, крестьянских (фермерских) хозяйств, физических лиц в качестве индивидуальных предпринимателей» уполномочены осуществлять государственную регистрацию юридических лиц при их создании, реорганизации и ликвидации, при внесении изменений в их учредительные документы; а также ведение Единого государственного реестра юридических лиц (ЕГРЮЛ).

 

При реализации вышеуказанных полномочий нередко возникают споры о правомерности и последовательности применения налоговыми органами положений действующего законодательства — один из таких споров дошел до Конституционного Суда РФ, который разрешил дело в пользу заинтересованного лица и запретил регистрирующим (налоговым) органам исключать из ЕГРЮЛ фактически прекратившие деятельность юридические лица, находящиеся в процедуре банкротства. Также в данной статье приведен судебный спор, рассмотренный арбитражными судами в пользу регистрирующего (налогового) органа, принявшего решение об отказе в регистрации юридического лица, в сокращенном фирменном наименовании которого содержалась аббревиатура «РФ».

 

Спор, рассмотренный в КС РФ

 

Правоприменительная практика, позволяющая налоговым органам исключать юридические лица из ЕГРЮЛ, если в отношении их судом введена процедура банкротства, признана Конституционным Судом РФ недопустимой. Производство по делу о банкротстве юридического лица получило приоритет над процедурами принудительной ликвидации юридического лица.

Конституционным Судом РФ проведена проверка конституционности п. 2 ст. 21.1 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» (далее — Федеральный закон от 08.08.2001 N 129-ФЗ), согласно которой регистрирующий орган принимает решение о предстоящем исключении юридического лица из ЕГРЮЛ при наличии одновременно всех указанных в п. 1 данной статьи признаков недействующего юридического лица, к которым отнесены:

— непредставление в течение последних двенадцати месяцев, предшествующих моменту принятия регистрирующим органом соответствующего решения, документов отчетности, предусмотренных законодательством РФ о налогах и сборах;

— неосуществление операций хотя бы по одному банковскому счету.

Такое юридическое лицо признается фактически прекратившим свою деятельность и может быть исключено из ЕГРЮЛ в порядке, предусмотренном Федеральным законом от 08.08.2001 N 129-ФЗ.

По результатам проверки конституционности п. 2 ст. 21.1 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ Конституционным Судом РФ принято Постановление от 18.05.2015 N 10-П.

 

Предыстория обращения в Конституционный Суд РФ

 

Заявитель выиграл в арбитражном суде спор о взыскании с контрагента задолженности и пени и обратился в арбитражный суд с заявлением о признании контрагента несостоятельным (банкротом) в связи с тем, что денежные средства в ходе исполнительного производства взысканы с контрагента не были; определением арбитражного суда в отношении должника (контрагента Заявителя) была введена процедура наблюдения и утвержден временный управляющий. В рамках данного дела арбитражный суд удовлетворил требование налогового органа о включении в реестр требований кредиторов задолженности, образовавшейся у должника по обязательному социальному страхованию.

Затем налоговым органом на основании п. 2 ст. 21.1 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ было принято решение о предстоящем исключении должника (контрагента Заявителя), имеющего признаки недействующего юридического лица, из ЕГРЮЛ, которое было опубликовано в журнале «Вестник государственной регистрации», а также размещено в сети Интернет (на сайте www.vestnik-gosreg.ru). Решением арбитражного суда должник признан несостоятельным (банкротом), в отношении его было открыто конкурсное производство, утвержден конкурсный управляющий; финансирование процедуры банкротства осуществлялось за счет Заявителя-кредитора.

Почти одновременно, в отсутствие направляемых в соответствии с п. п. 3 и 4 ст. 21.1 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ заявлений кредиторов и иных заинтересованных лиц, чьи права и законные интересы могли быть затронуты исключением должника из ЕГРЮЛ, налоговым органом была внесена запись об исключении из ЕГРЮЛ должника (контрагента Заявителя), фактически прекратившего свою деятельность.

Ввиду исключения должника (контрагента Заявителя) из ЕГРЮЛ определением арбитражного суда прекращено производство по делу о привлечении к субсидиарной ответственности бывшего руководителя должника.

Арбитражный суд отказал Заявителю в удовлетворении заявления о признании незаконным решения налогового органа и обязании восстановить запись о контрагенте Заявителя в ЕГРЮЛ, руководствуясь положениями Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ, в том числе п. 2 ст. 21.1, и разъяснениями Высшего Арбитражного Суда РФ (Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 17.01.2006 N 100 «О некоторых особенностях, связанных с применением статьи 21.1 Федерального закона «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» и Постановление Пленума ВАС РФ от 20.12.2006 N 67 «О некоторых вопросах практики применения положений законодательства о банкротстве отсутствующих должников и прекращении недействующих юридических лиц»).

Заявитель был не согласен с тем, что налоговый орган в административном порядке вправе принимать решение об исключении из ЕГРЮЛ юридического лица, имеющего признаки недействующего, в отношении которого судом по заявлению кредитора введена процедура банкротства, что является основанием для прекращения, в частности, производства по делу о признании данного юридического лица несостоятельным (банкротом).

 

Позиция Конституционного Суда РФ

 

Убыточная предпринимательская деятельность, осуществляемая юридическим лицом, а равно деятельность, в результате которой коммерческая организация не способна выполнять свои обязательства, а также налоговые обязанности и реально нести имущественную ответственность в случае их невыполнения, не соответствует ее предназначению как коммерческой организации, преследующей в качестве основной цели извлечение прибыли (п. 1 ст. 50 Гражданского кодекса РФ — далее ГК РФ).

В соответствии со ст. ст. 61 и 65 ГК РФ юридическое лицо по решению суда может быть признано несостоятельным (банкротом) и ликвидировано в случаях и в порядке, которые предусмотрены законодательством о несостоятельности (банкротстве).

Принудительная ликвидация юридического лица по решению суда (как мера воздействия) должна быть соразмерна и адекватна тому, чтобы потери кредиторов в связи с неспособностью коммерческой организации платить по долгам могли быть предотвращены либо уменьшены, а также чтобы обеспечивалось выполнение коммерческой организацией обязанностей по платежам в бюджет и внебюджетные фонды.

Федеральный законодатель вправе принимать меры, направленные на минимизацию негативных последствий — неплатежеспособности отдельных субъектов предпринимательской деятельности. К числу таких мер относятся меры, предусмотренные ГК РФ и Федеральным законом от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Федеральный закон от 26.10.2002 N 127-ФЗ) для случаев банкротства участников экономической деятельности, они направлены на предотвращение банкротства и восстановление платежеспособности должника, а при признании должника банкротом — на создание условий для справедливого обеспечения экономических и юридических интересов всех кредиторов, включая лиц, нуждающихся в дополнительных гарантиях социальной защиты (Постановления Конституционного Суда РФ от 12.03.2001 N 4-П, от 31.01.2011 N 1-П).

Специальный режим предъявления в арбитражном суде имущественных требований к должнику в рамках процедур банкротства не допускает удовлетворения имущественных требований к должнику в индивидуальном порядке, позволяет обеспечивать определенность объема его имущества в течение всей процедуры банкротства, создавая необходимые условия как для принятия мер к преодолению неплатежеспособности должника, так и для возможно более полного удовлетворения требований всех кредиторов (Постановление Конституционного Суда РФ от 12.03.2001 N 4-П).

Наряду с институтом ликвидации юридического лица ГК РФ законодательство о регистрации юридических лиц предусматривает механизм признания юридического лица недействующим и исключения его из ЕГРЮЛ в административном порядке, по решению наделенного соответствующими полномочиями регистрирующего органа, при наличии совокупности признаков, позволяющих установить, что данное лицо фактически прекратило свою деятельность: непредставление юридическим лицом в течение двенадцати месяцев, предшествующих его исключению из указанного реестра, документов отчетности, предусмотренных законодательством РФ о налогах и сборах, и неосуществление им операций хотя бы по одному банковскому счету (п. 1 ст. 64.2 ГК РФ и ст. 21.1 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ); исключение недействующего юридического лица из ЕГРЮЛ влечет правовые последствия, предусмотренные ГК РФ и другими законами применительно к ликвидированным юридическим лицам (п. 2 ст. 64.2 ГК РФ).

Нормативные положения, позволяющие исключать юридическое лицо из ЕГРЮЛ в упрощенном — внесудебном порядке (по решению уполномоченного органа исполнительной власти), были введены в Федеральный закон от 08.08.2001 N 129-ФЗ Федеральным законом от 02.07.2005 N 83-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» и в статью 49 Гражданского кодекса Российской Федерации» с целью актуализации данных ЕГРЮЛ (его очистки от сведений о значительном числе юридических лиц, фактически прекративших свою деятельность). Такое правовое регулирование направлено на обеспечение достоверности сведений, содержащихся в ЕГРЮЛ (в том числе о прекращении деятельности юридического лица), поддержание доверия к этим сведениям со стороны третьих лиц, предотвращение недобросовестного использования фактически недействующих юридических лиц и тем самым — на обеспечение стабильности гражданского оборота (Постановление Конституционного Суда РФ от 06.12.2011 N 26-П; Определения Конституционного Суда РФ от 17.01.2012 N 143-О-О и от 17.06.2013 N 994-О).

Оспариваемое Заявителем положение п. 2 ст. 21.1 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ о вынесении решения о предстоящем исключении юридического лица из ЕГРЮЛ применяется с учетом предусмотренных п. п. 3 и 4 данной статьи гарантий, направленных на защиту кредиторов и иных лиц, чьи права и законные интересы затрагиваются таким исключением. Так, решение о предстоящем исключении должно быть опубликовано в органах печати, в которых публикуются данные о государственной регистрации юридического лица, в течение трех дней с момента принятия такого решения; одновременно с решением о предстоящем исключении должны быть опубликованы сведения о порядке и сроках направления заявлений недействующим юридическим лицом, кредиторами или иными лицами, чьи права и законные интересы затрагиваются в связи с исключением недействующего юридического лица из ЕГРЮЛ, с указанием адреса, по которому могут быть направлены заявления; заявления могут быть направлены в срок не позднее чем три месяца со дня опубликования решения о предстоящем исключении; в случае направления заявлений решение об исключении недействующего юридического лица из ЕГРЮЛ не принимается — такое юридическое лицо может быть ликвидировано в установленном гражданским законодательством порядке.

Кроме того, в соответствии с п. 8 ст. 22 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ исключение недействующего юридического лица из ЕГРЮЛ может быть обжаловано кредиторами или иными лицами, чьи права и законные интересы затрагиваются этим актом, в течение года со дня, когда они узнали или должны были узнать о нарушении своих прав.

Указанные гарантии в части возможности предъявления регистрирующему органу возражений относительно предстоящего исключения юридического лица (как фактически не действующего) из ЕГРЮЛ направлены на выявление лиц, заинтересованных в сохранении правоспособности должника и в защите своих прав и законных интересов в судебном порядке, а в части судебного обжалования исключения — на обеспечение возможности восстановления регистрационного учета по обращению этих лиц на основании решения суда.

С учетом изложенного, положение п. 2 ст. 21.1 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ само по себе не может рассматриваться как противоречащее Конституции РФ, поскольку направлено на обеспечение достоверности сведений, содержащихся в ЕГРЮЛ, а совокупность действий регистрирующего (налогового) органа по исключению юридического лица из ЕГРЮЛ является признанием со стороны государства публично-правового интереса в выявлении фактически недействующих юридических лиц в установленном законом порядке с учетом прав и законных интересов заинтересованных лиц.

Защищая свои имущественные права, кредитор вправе обратиться в суд с заявлением о признании должника несостоятельным (банкротом) либо заявить требования как конкурсный кредитор в рамках уже возбужденного дела в порядке, предусмотренном Федеральным законом от 26.10.2002 N 127-ФЗ. Реализуя указанное право, кредитор тем самым выражает свою волю на проведение предусмотренных Федеральным законом от 26.10.2002 N 127-ФЗ процедур и удовлетворение своих требований к должнику именно в рамках дела о банкротстве, проводимого под контролем суда. Регламентируя правоотношения, связанные с банкротством, Федеральный закон от 26.10.2002 N 127-ФЗ устанавливает основания для признания должника несостоятельным (банкротом), регулирует порядок и условия осуществления мер по предупреждению несостоятельности (банкротства), порядок и условия проведения процедур, применяемых в деле о банкротстве, и иные отношения, возникающие при неспособности должника удовлетворить в полном объеме требования кредиторов; в рамках конкретного дела о банкротстве арбитражным управляющим проводится анализ финансового состояния должника, выявляются кредиторы, устанавливается размер их требований, публикуются необходимые сведения, осуществляются иные мероприятия, направленные на реализацию целей тех или иных процедур банкротства. Кроме того, именно в рамках дела о банкротстве кредиторы получают возможность в установленных Законом случаях при недостаточности имущества должника привлечь к субсидиарной ответственности контролирующих должника лиц.

При этом полномочие принимать окончательные решения по вопросу обеспечения защиты прав участников гражданского оборота в связи с подачей кредитором заявления о несостоятельности (банкротстве) должника принадлежит суду.

Действующим законодательством (ст. 28 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ) предусмотрен механизм раскрытия информации по делам о банкротстве юридических лиц, направленный на своевременное информирование участников гражданско-правовых отношений и налоговых органов, наделенных полномочиями по ведению ЕГРЮЛ, о фактах деятельности юридических лиц и о введенных в отношении их процедурах банкротства: сведения о введении наблюдения, внешнего управления, о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства включаются в Единый федеральный реестр сведений о банкротстве и публикуются в официальном издании. Единый федеральный реестр сведений о банкротстве, являясь неотъемлемой частью Единого федерального реестра сведений о фактах деятельности юридических лиц, представляет собой федеральный информационный ресурс, сведения которого являются открытыми и общедоступными, за исключением сведений, относящихся к информации, доступ к которой ограничен в соответствии с законодательством РФ, подлежат размещению в сети Интернет. Его формирование и ведение осуществляются оператором Единого федерального реестра сведений о банкротстве, который обеспечивает свою ответственность перед третьими лицами в порядке и в размере, установленных регулирующим органом, и ежеквартально представляет в федеральные органы исполнительной власти, уполномоченные Правительством РФ, в том числе в ФНС России, сводную информацию за соответствующий период.

Предусмотренное ст. 21.1 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ исключение юридического лица из ЕГРЮЛ в административном порядке обусловлено установлением указанных в Законе признаков недействующего юридического лица и отсутствием возражений заинтересованных лиц (кредиторов и др.) на опубликованное решение о предстоящем исключении.

В то же время наличие официальных сведений (в частности, из Единого федерального реестра сведений о банкротстве), которыми располагает и которые должен использовать налоговый орган, в том числе в отсутствие обращений кредиторов, не является препятствием для вынесения решения о предстоящем исключении и для исключения из ЕГРЮЛ юридического лица, в отношении которого по заявлению кредитора введена процедура банкротства.

Ликвидация должника — юридического лица, в отношении которого по заявлению кредитора возбуждено дело о банкротстве, и — как следствие — исключение его из ЕГРЮЛ возможны лишь по завершении процедуры конкурсного производства, в рамках которой должна быть обеспечена надлежащая защита имущественных прав кредиторов, прекращение правоспособности данного юридического лица в административном порядке на основании ст. 21.1 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ в период осуществления процедур банкротства приводит к необоснованному ограничению прав кредитора.

Принятие регистрирующим (налоговым) органом в порядке ст. 21.1 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ решения об исключении юридического лица из ЕГРЮЛ — несмотря на то, что в рамках дела о несостоятельности (банкротстве), принятого ранее к производству арбитражным судом по заявлению кредитора (до решения об исключении), выносились судебные акты, а требования кредитора включены в реестр кредиторов — предопределяет вынесение судебного решения о прекращении производства по делу о банкротстве данного юридического лица ввиду отсутствия должника, что не гарантирует эффективную защиту прав кредитора, несовместимо с конституционными принципами самостоятельности судебной власти, независимости суда.

Конституционный Суд РФ пришел к выводу, что оспариваемый заявителем п. 2 ст. 21.1 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ не соответствует Конституции РФ в той мере, в какой допускает исключение в административном порядке (по решению регистрирующего (налогового) органа) из ЕГРЮЛ юридического лица, имеющего признаки недействующего, в отношении которого судом по заявлению кредитора введена процедура банкротства, поскольку это приводит к утрате права кредитора в процедурах банкротства под контролем суда разрешить вопросы об удовлетворении своих имущественных требований по обязательствам должника за счет его имущества и (или) имущества лиц, несущих субсидиарную ответственность по его обязательствам.

Конституционный Суд РФ подчеркнул, что федеральный законодатель вправе установить правовое регулирование, направленное на обеспечение баланса прав и законных интересов кредиторов, обратившихся в арбитражный суд с заявлениями о признании банкротом должника, обладающего признаками недействующего юридического лица.

 

Вывод

 

На основании позиции Конституционного Суда РФ можно сделать вывод, что суд отдал безусловный приоритет процедуре банкротства, отметив, что именно она создает необходимые условия как для мер к преодолению неплатежеспособности должника, так и для более полного удовлетворения требований всех кредиторов (при недостаточности имущества должника существует возможность привлечь к субсидиарной ответственности контролирующих должника лиц).

Налоговый орган, являясь участником процесса по банкротству (в рассмотренном случае должник имел задолженность по обязательному социальному страхованию), не вправе принимать решения об исключении юридического лица из ЕГРЮЛ в период проведения мероприятий банкротства (в рамках которых идет поиск и возврат имущества должника, удовлетворение требований кредиторов и др.), поскольку дело о банкротстве свидетельствует о реализации кредитором права на защиту своих интересов в суде.

Внесудебное исключение должника из ЕГРЮЛ в период осуществления процедур банкротства (наличие сведений о банкротстве, несмотря на их опубликование и доступность для налоговых органов, не является препятствием для вынесения налоговым органом решения об исключении юридического лица из ЕГРЮЛ) приводит к необоснованному ограничению прав кредиторов и является способом законной ликвидации организации с долгами.

Регистрирующий (налоговый) орган не вправе исключать юридические лица, имеющие признаки недействующего (наличие одновременно двух признаков: непредставление в течение последних двенадцати месяцев, предшествующих моменту принятия регистрирующим органом соответствующего решения, документов отчетности, предусмотренных законодательством РФ о налогах и сборах, и неосуществление операций хотя бы по одному банковскому счету) из ЕГРЮЛ, если судом в отношении их введена процедура банкротства. Если же наличие дела о банкротстве обнаружилось после исключения налоговым органом должника из ЕГРЮЛ, нарушения гарантий защиты права собственности кредитора в суде подлежат устранению (на основании п. 8 ст. 22 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ) путем признания решений регистрирующего (налогового) органа незаконными и восстановления записи о регистрации должника в ЕГРЮЛ.

 

Спор, рассмотренный арбитражными судами

 

Включение в фирменное наименование юридического лица аббревиатуры «РФ» допускается по разрешению, выдаваемому в порядке, установленном Правительством РФ.

Арбитражные суды трех инстанций (Решение Арбитражного суда г. Москвы от 19.09.2014, Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 22.12.2014, Постановление Арбитражного суда Московского округа (кассационной инстанции) от 13.05.2015), принимая судебные акты по делу N А40-113289/14, пришли к выводу, что наименование общества (сокращенное наименование содержало аббревиатуру «РФ» при отсутствии у общества соответствующего разрешения), указанное в документах, представленных для государственной регистрации, не соответствует требованиям п. 4 ст. 1473 ГК РФ, в связи с чем налоговым органом правомерно отказано в государственной регистрации юридического лица при его создании.

 

Суть спора

 

Учредитель организации обратился в арбитражный суд с заявлением о признании недействительным решения налогового органа об отказе в государственной регистрации юридического лица и обязании налогового органа произвести государственную регистрацию.

Налоговым органом решение об отказе в регистрации юридического лица при внесении в ЕГРЮЛ сведений о создании юридического лица было вынесено на основании несоответствия сокращенного фирменного наименования юридического лица п. 4 ст. 1473 ГК РФ, согласно которому включение в фирменное наименование юридического лица официального наименования «Российская Федерация» или «Россия», а также слов, производных от этого наименования, допускается по разрешению, выдаваемому в порядке, установленном Правительством РФ.

Следует отметить, что учредитель указывал на то, что для использования в наименовании общества аббревиатуры «РФ» не требуется специального разрешения, ссылаясь на наличие в ЕГРЮЛ сведений о других обществах, использующих в своем сокращенном наименовании аббревиатуру «РФ», образованную в результате использования первых букв от слов «ресурсная фирма», «рекламная фирма», «риелторская фирма» и «региональный фонд». Однако данные доводы не убедили арбитражные суды.

 

Позиция арбитражных судов

 

Отношения, возникающие в связи с регистрацией юридического лица, регулируются Федеральным законом от 08.08.2001 N 129-ФЗ, а также Правилами ведения Единого государственного реестра юридических лиц и предоставления содержащихся в нем сведений, утвержденными Постановлением Правительства РФ от 19.06.2002 N 438. При принятии решения об отказе в государственной регистрации налоговый орган руководствовался следующим.

В заявлении и в уставе регистрируемого юридического лица ООО «РУССКИЙ ФОРМАТ-КОНСАЛТИНГ» содержалось сокращенное фирменное наименование юридического лица — ООО «РФ-КОНСАЛТ».

В соответствии с положениями пп. «ж» п. 1 ст. 23 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ отказ в государственной регистрации допускается в случае несоответствия наименования юридического лица требованиям федерального закона. Требования к фирменному наименованию общества с ограниченной ответственностью установлены положениями ст. 4 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью», а также нормами частей первой и четвертой ГК РФ.

Согласно п. 1 ст. 1473 ГК РФ юридическое лицо, являющееся коммерческой организацией, выступает в гражданском обороте под своим фирменным наименованием, которое определяется в его учредительных документах и включается в единый государственный реестр юридических лиц при государственной регистрации юридического лица.

В силу п. 3 ст. 1473 ГК РФ юридическое лицо должно иметь полное и вправе иметь сокращенное фирменное наименование на русском языке. Юридическое лицо вправе иметь также полное и (или) сокращенное фирменное наименование на языках народов Российской Федерации и (или) иностранных языках.

Фирменное наименование юридического лица на русском языке и языках народов Российской Федерации может содержать иноязычные заимствования в русской транскрипции или соответственно в транскрипциях языков народов Российской Федерации, за исключением терминов и аббревиатур, отражающих организационно-правовую форму юридического лица.

Пунктом 4 ст. 1473 ГК РФ предусмотрено, что включение в фирменное наименование юридического лица официального наименования «Российская Федерация» или «Россия», а также слов, производных от этого наименования, допускается по разрешению, выдаваемому в порядке, установленном Правительством РФ. Порядок использования наименований «Россия», «Российская Федерация» и производных от них в названиях создаваемых организаций установлен Постановлением Правительства РФ от 03.02.2010 N 52 «Об утверждении Правил включения в фирменное наименование юридического лица официального наименования «Российская Федерация» или «Россия», а также слов, производных от этого наименования».

В соответствии с п. 2 Правил использования наименований «Россия», «Российская Федерация» и производных от них в названиях создаваемых организаций, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 03.02.2010 N 52 разрешение на включение в фирменное наименование юридического лица официального наименования «Российская Федерация» или «Россия», а также слов, производных от этого наименования, выдается Министерством юстиции РФ в том случае, если юридическое лицо имеет филиалы и (или) представительства на территории более чем половины субъектов РФ, либо юридическое лицо, в соответствии с законодательством РФ, отнесено к крупнейшему налогоплательщику, либо юридическое лицо включено в реестр хозяйствующих субъектов, имеющих долю на рынке определенного товара в размере более чем 35%, или занимает доминирующее положение на рынке определенного товара, а также в том случае, если более 25% голосующих акций акционерного общества или более 25% уставного капитала иного хозяйственного общества находятся в собственности РФ.

В п. 58.3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 5, Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ N 29 от 26.03.2009 «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации» разъяснено, что под словами, производными от официального наименования «Российская Федерация» или «Россия», в смысле абз. 7 п. 4 ст. 1473 ГК РФ следует понимать в том числе слово «российский» (и производные от него) как на русском языке, так и на иностранных языках в русской транскрипции, но не слово «русский» (и производные от него).

В рассматриваемом случае использование заявителем аббревиатуры «РФ» признано судами нарушением п. 4 ст. 1473 ГК РФ, поскольку применение данной аббревиатуры является общепринятым сокращением наименования «Российская Федерация».

При представлении в налоговый орган пакета документов о регистрации общества с ограниченной ответственностью — сокращенное фирменное наименование ООО «РФ-КОНСАЛТ» — соответствующее разрешение на использование наименования, производного от официального наименования «Россия», «Российская Федерация», представлено не было. Заявитель разрешение на использование в сокращенном наименовании общества слова «РФ» не получал и установленную пп. 71 п. 1 ст. 333.33 Налогового кодекса РФ государственную пошлину за использование производного наименования от «Российская Федерация» слова не уплачивал.

 

Вывод

 

Из рассмотренного спора видно, что арбитражные суды пришли к выводу, что юридическим лицом неправомерно использована (отсутствовало соответствующее разрешение Минюста России на использование наименования, производного от официального наименования «Россия», «Российская Федерация») в сокращенном наименовании юридического лица аббревиатура «РФ», которая является общепринятым сокращением наименования «Российская Федерация», в связи с чем налоговым органом было правомерно отказано в государственной регистрации юридического лица. При этом использование в полном наименовании юридического лица слова «русский» (и производных от него) не требует получения соответствующего разрешения.

Следует отметить, что заявитель вправе повторно представить документы на государственную регистрацию создания организации после устранения недостатков, указанных налоговым органом в решении об отказе в государственной регистрации юридического лица.

 

Л.Чулкова

«Налоговый вестник», 2015, N 8

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code