Статья 41.1. Сроки давности рассмотрения дела о нарушении антимонопольного законодательства

Комментарий к статье 41.1 ФЗ «О защите конкуренции»

 

  1. Комментируемая статья Закона о защите конкуренции регламентирует порядок исчисления срока давности рассмотрения антимонопольным органом дел о нарушении антимонопольного законодательства.

В указанной статье законодатель предусмотрел — в зависимости от характера нарушения (оконченное или длящееся) — два разных порядка исчисления срока давности рассмотрения дела о нарушении антимонопольного законодательства.

Применительно к оконченным (недлящимся) нарушениям дело о нарушении антимонопольного законодательства не может быть возбуждено, и возбужденное дело подлежит прекращению по истечении трех лет со дня совершения нарушения антимонопольного законодательства.

Вместе с тем применительно к длящимся нарушениям антимонопольного законодательства указанный трехлетний срок подлежит исчислению со дня окончания нарушения или его обнаружения.

Следует отметить, что аналогичная норма содержится и в п. 3.48 Административного регламента ФАС России по исполнению государственной функции по возбуждению и рассмотрению дел о нарушениях антимонопольного законодательства РФ, утв. Приказом ФАС России от 25 мая 2012 г. N 339.

  1. Комментируемая статья была включена в Закон о защите конкуренции после того, как КС РФ указал на соответствующий пробел в правовом регулировании вопроса о привлечении к ответственности за нарушение антимонопольного законодательства.

В результате КС РФ распространил (до внесения соответствующих изменений в Закон о защите конкуренции) установленный гражданским законодательством общий трехлетний срок исковой давности на отношения, связанные с рассмотрением антимонопольными органами дел о нарушении антимонопольного законодательства <1>.

———————————

<1> Постановление КС РФ от 24 июня 2009 г. N 11-П «По делу о проверке конституционности положений пунктов 2 и 4 статьи 12, статей 221 и 231 Закона РСФСР «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках» и статей 23, 37 и 51 Федерального закона «О защите конкуренции» в связи с жалобами ОАО «Газэнергосеть» и ОАО «Нижнекамскнефтехим».

 

Как указал КС РФ в п. 6 Постановления от 24 июня 2009 г. N 11-П, целью установления института исковой давности, давности взыскания налоговых санкций и давности привлечения к административной и уголовной ответственности является «как обеспечение эффективности реализации публичных функций, стабильности правопорядка и рациональной организации деятельности правоприменителя, так и сохранение необходимой стабильности правовых отношений и гарантирование конституционных прав лица, совершившего деяние, влекущее для него соответствующие правовые последствия, поскольку никто не может быть поставлен под угрозу возможного обременения на неопределенный или слишком длительный срок (Постановления от 27 апреля 2001 года N 7-П и от 14 июля 2005 года N 9-П, Определение от 3 ноября 2006 года N 445-О). Наличие сроков, в течение которых для лица во взаимоотношениях с государством могут наступить неблагоприятные последствия, представляет собой необходимое условие применения этих последствий».

Безусловно, все названные КС РФ цели института исковой давности, давности взыскания налоговых санкций и давности привлечения к административной и уголовной ответственности актуальны и в случае установления срока давности рассмотрения дел о нарушении антимонопольного законодательства.

В этой связи закрепление срока давности рассмотрения антимонопольным органом дела о нарушении антимонопольного законодательства призвано установить максимально понятный с точки зрения процессуального права механизм, позволяющий однозначным образом определить принцип применения антимонопольного законодательства во времени.

  1. Пропуск антимонопольным органом трехлетнего срока давности при вынесении решения по делу о нарушении антимонопольного законодательства может являться основанием для признания его незаконным в судебном порядке вне зависимости о того, насколько обоснованны выводы такого решения о допущенных лицом нарушениях.

Характерный пример такой ситуации — судебные акты по делу АС Карачаево-Черкесской Республики N А25-1774/2012. Антимонопольный орган установил, что субъект естественной монополии и банковская организация заключили договор банковского счета с нарушением ст. ст. 11, 18 (в редакции до вступления в силу Третьего антимонопольного пакета) Закона о защите конкуренции.

Рассматривая дело по заявлению субъекта естественной монополии и банка, суды согласились с фактом нарушения законодательства о конкуренции, но тем не менее признали незаконными вынесенные антимонопольным органом решение и предписание по причине пропуска срока давности <1>.

———————————

<1> Постановление ФАС СКО от 23 мая 2013 г. по делу N А25-1774/2012.

 

Учитывая изложенное, в каждом конкретном кейсе необходимо проанализировать сущность соответствующих действий хозяйствующих субъектов или органов власти, в которых содержатся признаки совершенного нарушения антимонопольного законодательства.

Данная необходимость обусловлена императивными указаниями Закона о защите конкуренции о необходимости принятия решения об отказе в возбуждении дела либо о прекращении его рассмотрения в случае истечения сроков давности, установленных комментируемой статьей.

Так, для длящегося правонарушения характерно начало его осуществления — с момента, когда лицо нарушило закон, и фактическое окончание его совершения — когда лицо само перестало его совершать или правонарушение было пресечено. При этом на всем протяжении (от начала до окончания) длящееся правонарушение является юридически оконченным, что определяет возможность привлечения лица к ответственности. То есть с момента начала совершения противоправного деяния длящееся правонарушение является юридически оконченным, но деяние продолжает осуществляться дальше, до его фактического прекращения.

Соответствующее толкование длящегося правонарушения дано в п. 19 Постановления Пленума ВАС РФ от 27 января 2003 г. N 2 «О некоторых вопросах, связанных с введением в действие Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях».

У недлящихся правонарушений момент начала совершения противоправного деяния совпадает с моментом юридического окончания правонарушения и моментом фактического окончания осуществления правонарушения.

Так, например, в качестве недлящегося нарушения антимонопольного законодательства можно рассмотреть злоупотребление хозяйствующим субъектом доминирующим положением путем экономически или технологически не обоснованного отказа либо уклонения от заключения договора с отдельными покупателями (заказчиками).

Напротив, к длящимся нарушениям антимонопольного законодательства может быть отнесено поддержание монопольно высокой (низкой) цены, когда нарушитель в течение длительного времени, непрерывно в нарушение требований антимонопольного законодательства поддерживает свои цены на монопольно высоком (низком) уровне.

Также на практике суды признавали длящимися нарушениями антимонопольного законодательства, например:

— заключение антиконкурентных соглашений, которые привели или могут привести к установлению и поддержанию цен (тарифов) на услуги, навязыванию клиентам невыгодных условий договора (п. п. 1, 5 ч. 1 ст. 11 Закона о защите конкуренции) <1>;

———————————

<1> Постановление ФАС МО от 29 августа 2011 г. по делу N А40-140303/2010.

 

— предоставление (путем заключения договора о передаче муниципального имущества в безвозмездное пользование) муниципальной преференции в нарушение требований, установленных гл. 5 Закона о защите конкуренции (п. 7 ч. 1 ст. 15 Закона о защите конкуренции) <1>;

———————————

<1> Постановление ФАС ВСО от 8 мая 2013 г. по делу N А19-16624/2012.

 

— совмещение в течение определенного времени хозяйствующим субъектом функций органа исполнительной власти (ч. 3 ст. 15 Закона о защите конкуренции) <1>.

———————————

<1> Постановление ФАС УО от 28 августа 2012 г. по делу N А71-9441/2011.

 

Говоря о квалификации нарушения антимонопольного законодательства в качестве длящегося следует отметить, что срок давности следует отсчитывать либо со дня окончания нарушения, либо со дня его обнаружения. В этой связи необходимо определить, в каких случаях для данных целей нужно применять тот или иной из обозначенных критериев.

Полагаем, что ответ на данный вопрос может быть дан с учетом приведенной выше правовой позиции КС РФ из Постановления от 24 июня 2009 г. N 11-П.

Так, если длящееся нарушение антимонопольного законодательства было обнаружено после его окончания (например, после того, как лицо прекратило поддерживать монопольно высокие (низкие) цены или прекратилось действие антиконкурентного соглашения), то срок давности должен течь с момента окончания нарушения, а не его обнаружения.

Аналогичная правовая позиция должна применяться и в отношении длящихся антимонопольных правонарушений, не оконченных на момент их обнаружения. Но в таком случае срок давности должен, напротив, исчисляться с момента обнаружения таких нарушений.

Этот подход разделяется и судебной практикой.

Так, в деле АС Иркутской области N А19-13663/2012 отмечается, что «судами обоснованно не принят во внимание довод Комитета о пропуске антимонопольным органом предусмотренного статьей 41.1 Закона о защите конкуренции срока давности рассмотрения дела о нарушении антимонопольного законодательства, поскольку, как правильно указали суды, нарушение антимонопольного законодательства выразилось в заключении договора аренды, действовавшего в том числе и на момент возбуждения дела, вследствие этого нарушение носило длящийся характер и срок давности подлежал исчислению с момента выявления нарушения» <1>.

———————————

<1> Постановление ФАС ВСО от 20 марта 2013 г. по делу N А19-13663/2012.

 

  1. Отдельного внимания требует разъяснение того, когда нарушение антимонопольного законодательства следует считать обнаруженным.

По данному вопросу высказался Президиум ВАС РФ, который в своем Постановлении от 13 декабря 2011 г. N 11132/11 по результатам пересмотра судебных актов арбитражных судов нижестоящих инстанций указал на то, что нарушение антимонопольного законодательства следует считать обнаруженным с момента издания антимонопольным органом приказа о возбуждении дела и создании комиссии по его рассмотрению.

Такое толкование данной нормы, данное ВАС РФ, не могло не касаться неотъемлемо связанного с ним вопроса о сроках привлечения к административной ответственности за нарушения антимонопольного законодательства.

В силу ч. 6 ст. 4.5 КоАП РФ срок давности привлечения к административной ответственности за административные правонарушения, предусмотренные ст. ст. 14.9, 14.31, 14.31.1 — 14.33 указанного Кодекса, начинает исчисляться со дня вступления в силу решения комиссии антимонопольного органа, которым установлен факт нарушения антимонопольного законодательства РФ <1>.

———————————

<1> Подробные разъяснения касательно момента, с которого начинает течь срок давности привлечения к административной ответственности, содержатся в письме ФАС России от 28 августа 2009 г. N ИА/29631 «О применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях».

 

Как следует из п. 10.1 Постановления Пленума ВАС РФ N 30, днем вступления в силу решения комиссии антимонопольного органа является дата принятия этого решения (т.е. дата его изготовления в полном объеме).

С этой же даты на основании ч. 6 ст. 4.5 КоАП РФ исчисляется срок давности привлечения к административной ответственности за административные правонарушения, предусмотренные названными выше ст. ст. 14.9, 14.31, 14.31.1 — 14.33 КоАП РФ. Привлечение лица к административной ответственности за пределами исчисленного таким образом срока недопустимо.

В этой связи исходя из сложившейся правоприменительной практики, а также норм КоАП РФ, следует сделать вывод о том, что обнаружение нарушения антимонопольного законодательства и установление факта его совершения с правовой точки зрения являются различными юридическими фактами, наступление которых в каждом случае имеет самостоятельное значение и сферу применения.

В первом случае обнаружение длящегося нарушения антимонопольного законодательства является точкой отсчета для целей применения Закона о защите конкуренции в части возбуждения и рассмотрения дела о его нарушении.

Во втором случае установление факта нарушения антимонопольного законодательства решением комиссии антимонопольного органа открывает отсчет сроку давности привлечения нарушителя к административной ответственности.

 

Статья 42. Лица, участвующие в деле о нарушении антимонопольного законодательства

 

Комментарий к статье 42

 

  1. Комментируемая статья закрепляет принцип состязательности рассмотрения дел о нарушении антимонопольного законодательства.

Так, из ч. 1 комментируемой статьи следует, что при возбуждении дела о нарушении антимонопольного законодательства должен быть определен круг лиц, участвующих в деле.

Перечень таких лиц является закрытым и включает в себя заявителя, ответчика и заинтересованных лиц. Именно данные лица обладают всей полнотой процессуальных прав в рамках рассмотрения дела о нарушении антимонопольного законодательства, которыми их наделяет Закон о защите конкуренции.

Как видно, к заявителям Закон о защите конкуренции относит любых лиц, направивших заявление в антимонопольный орган, т.е. как физических и юридических лиц, так и органы власти независимо от того, причинен ли таким лицам или органам убыток действиями, которые предполагаются нарушением антимонопольного законодательства, были ли их права и законные интересы нарушены такими действиями.

В данном ключе можно отличать заявителей от заинтересованных лиц, т.е. лиц, чьи права и законные интересы могут быть затронуты в связи с рассмотрением дела о нарушении антимонопольного законодательства.

Следовательно, заявитель по делу о нарушении антимонопольного законодательства является участником рассмотрения дела с момента его возбуждения, а заинтересованное лицо может быть привлечено к участию в деле в ходе его рассмотрения, если такие лица будут выявлены комиссией антимонопольного органа.

Так, например, в случае выявления картельного соглашения на торгах между несколькими его участниками, что привело к установлению антиконкурентной цены и обеспечению победы одного из них, в качестве заинтересованного лица антимонопольным органом может быть привлечен заказчик, поскольку установление факта нарушения антимонопольного законодательства затрагивает его законные интересы.

Ответчиком является лицо, чьи действия рассматриваются на предмет наличия нарушения антимонопольного законодательства, в отношении которого подано заявление, материалы, либо привлеченное в качестве такового антимонопольным органом самостоятельно ввиду обнаружения в действиях данного лица признаков его нарушения.

  1. Согласно ч. 2 комментируемой статьи Законом о защите конкуренции допускается осуществление лицами, участвующими в деле, своих прав как самостоятельно, так и при помощи представителей. В последнем случае представитель должен обладать полномочиями, позволяющими ему представлять интересы такого лица, осуществлять юридически значимые действия.
  2. Из ч. 3 комментируемой статьи следует, что антимонопольный орган в ходе рассмотрения дела о нарушении антимонопольного законодательства, а также при рассмотрении заявления вправе выявить признаки его нарушения в действиях иных лиц. В этой связи рассматриваемое дело должно быть отложено для привлечения такого лица в качестве ответчика и предоставления ему возможности подготовки правовой позиции по делу.

Уже при рассмотрении дела о нарушении антимонопольного законодательства комиссия вправе привлекать экспертов, переводчиков, а также лиц, располагающих сведениями о рассматриваемых комиссией обстоятельствах. Однако эксперты, переводчики, а также лица, располагающие сведениями о рассматриваемых комиссией обстоятельствах, не являются лицами, участвующими в деле.

 

Статья 43. Права и обязанности лиц, участвующих в деле о нарушении антимонопольного законодательства

 

Комментарий к статье 43

 

  1. Комментируемая статья определяет перечень прав и обязанностей лиц, участвующих в деле о нарушении антимонопольного законодательства.

Права лиц, участвующих в деле о нарушении антимонопольного законодательства, могут быть разделены на следующие группы:

1) право быть информированными о рассматриваемом антимонопольным органом деле, которое реализуется через права лиц, участвующих в деле, знакомиться с материалами дела и делать выписки из них.

Кроме этого, лица, участвующие в деле, при рассмотрении дела имеют право в письменной форме, а также с помощью средств аудиозаписи фиксировать ход его рассмотрения, а по отдельному разрешению председателя комиссии — осуществлять фотосъемку и видеозапись рассмотрения дела;

2) право получать информацию о позиции и доказательствах других лиц, участвующих в деле, которое осуществляется через права задавать вопросы другим лицам, участвующим в деле, знакомиться с ходатайствами и доказательствами других лиц, участвующих в деле;

3) право на защиту своих прав и законных интересов, реализуемое через права представлять доказательства, заявлять ходатайства, давать пояснения в письменной или устной форме, приводить свои доводы по всем возникающим в ходе рассмотрения дела вопросам, возражать против ходатайств и доводов других лиц, участвующих в деле.

При этом в рассматриваемой статье закреплены общие права, которыми лица, участвующие в деле, пользуются независимо от своего правового статуса (заявитель, ответчик, заинтересованное лицо) и стадии рассмотрения дела. Закон о защите конкуренции закрепляет и иные права лиц, участвующих в деле, а также раскрывает содержание прав, предусмотренных ст. 43 Закона о защите конкуренции, применительно к конкретным процессуальным ситуациям рассмотрения дела. Так, в Законе о защите конкуренции прямо указано на возможность заявления лицами, участвующими в деле, следующих ходатайств:

— об объявлении перерыва (п. 7 ч. 4 ст. 45, ст. 46);

— об отложении рассмотрения дела (п. 7 ч. 4 ст. 45, п. 1 ч. 1, ч. 1.1 ст. 47);

— о приостановлении рассмотрения дела (п. 7 ч. 4 ст. 45);

об объединении дел в одно производство или о выделении дела в отдельное производство (ч. 1 ст. 47.1).

  1. Юридические гарантии прав лиц, участвующих в деле, обеспечиваются обязанностями, возложенными на антимонопольный орган. Антимонопольный орган обязан разъяснить лицам, участвующим в деле, их права и обязанности (п. 5 ч. 3 ст. 45 Закона о защите конкуренции), известить лиц, участвующих в деле, о времени и месте рассмотрения дела о нарушении антимонопольного законодательства (ч. 2 ст. 45 Закона о защите конкуренции), заслушать лиц, участвующих в деле (ч. 4 ст. 45 Закона о защите конкуренции), оценить в акте, принимаемом по итогам рассмотрения дела, доказательства и доводы, представленные в материалы дела (ст. 49 Закона о защите конкуренции), отложить рассмотрение дела о нарушении антимонопольного законодательства в случае, если в качестве ответчика по данному делу привлекается лицо, ранее участвовавшее в данном деле в ином статусе (ч. 1.1 ст. 47 Закона о защите конкуренции) и др.
  2. Комментируемая статья определяет, что указанные в ней права, в том числе право на ознакомление с материалами дела, предоставляются с момента возбуждения антимонопольным органом дела о нарушении антимонопольного законодательства. В этой части нормы, регулирующие рассмотрение дел антимонопольным органом, отличаются от законодательного регулирования рассмотрения дел в судебном порядке. Так, согласно действующему процессуальному законодательству при обращении в суд лицо, подающее исковое заявление, должно обеспечить получение искового материала своим оппонентом — будущим ответчиком, а также иными заинтересованными лицами. В рамках АПК РФ данная обязанность осуществляется через направление истцом копии искового заявления и прилагаемых документов будущим участникам процесса, при этом отсутствие доказательств такой отправки будет являться основанием для оставления судом искового заявления без движения (ч. 1 ст. 126, ст. 128 АПК РФ). Согласно требованиям ГПК РФ при обращении в суд общей юрисдикции к исковому заявлению должны быть приложены его копии по числу лиц, участвующих в деле, которые при принятии искового заявления рассылаются судом в адрес данных лиц (ст. ст. 132, 136 ГПК РФ).

При обращении с заявлением о нарушении антимонопольного законодательства у заявителя отсутствует обязанность по направлению копии заявления лицу, в действиях которого, по мнению заявителя, содержатся признаки нарушения антимонопольного законодательства. При этом такая обязанность также отсутствует и у антимонопольного органа.

Для определения статуса лица до возбуждения дела о нарушении антимонопольного законодательства в антимонопольном регулировании используются такие понятия, как «лицо, в отношении которого осуществляются мероприятия по контролю», «физические и юридические лица, подавшие в антимонопольный орган заявление».

Пункт 1.9 Административного регламента ФАС России по рассмотрению дел о нарушениях антимонопольного законодательства <1> закрепляет права лиц, в отношении которых осуществляются мероприятия по контролю, в том числе рассматриваются заявления о нарушении антимонопольного законодательства. Такие лица вправе получать полную, актуальную и достоверную информацию о порядке исполнения государственной функции, представлять доказательства, что осуществляемые данными лицами действия не содержат нарушения антимонопольного законодательства, направить жалобу в антимонопольный орган о нарушении должностными лицами антимонопольного органа положений Административного регламента, а также вправе обратиться в установленном порядке в арбитражный суд с исками, в том числе с исками о восстановлении нарушенных прав, возмещении убытков, включая упущенную выгоду, возмещении вреда, причиненного имуществу.

———————————

<1> Административный регламент ФАС России по рассмотрению дел о нарушениях антимонопольного законодательства, утвержденный Приказом ФАС России от 25 мая 2012 г. N 339.

 

Отмечаем, что временной интервал реализации прав, связанных с получением информации о материалах дела о нарушении антимонопольного законодательства, не заканчивается моментом принятия антимонопольным органом акта (актов) по результатам рассмотрения дела о нарушении антимонопольного законодательства. Представляется, что лица, участвующие в деле, вправе знакомиться с материалами антимонопольного дела и по завершении его рассмотрения, подав соответствующее ходатайство в антимонопольный орган, а отказ антимонопольного органа в предоставлении материалов дела со ссылкой на окончание рассмотрения дела может быть оспорен в судебном порядке.

Так, в частности, при рассмотрении дела N А33-16762/2010 в Постановлении от 14 июля 2011 г. ФАС ВСО не согласился с позицией Красноярского УФАС, полагавшего, что поскольку Закон о защите конкуренции предоставляет права, в том числе право на ознакомление с материалами дела о нарушении антимонопольного законодательства, лицам, участвующим в деле, данные лица вправе воспользоваться правом на ознакомление в период с момента возбуждения дела о нарушении антимонопольного законодательства до принятия решения по делу. После принятия антимонопольным органом решения лица, участвовавшие в деле, утрачивают свой статус и не имеют права на ознакомление с материалами дела и их копирование. Как указал суд, ответчик по делу о нарушении антимонопольного законодательства вправе реализовывать свои права, предусмотренные ст. 43 Закона о защите конкуренции, в разумные сроки и после рассмотрения дела, в связи с чем суды двух инстанций признали незаконным бездействие антимонопольного органа, выразившееся в непредоставлении обществу возможности ознакомиться с материалами дела и осуществить их копирование путем фотографирования.

Закон о защите конкуренции также содержит указание на права лиц, участвующих в деле, которые они приобретают после рассмотрения дела о нарушении антимонопольного законодательства. К ним относятся:

— право подать в антимонопольный орган заявление о даче разъяснения решения и (или) предписания (ст. 51.1);

— право подать заявление об исправлении описок, опечаток и (или) арифметических ошибок, допущенных в решении и (или) предписании (ст. 51.1);

— право подать заявление о пересмотре решения и (или) предписания по делу о нарушении антимонопольного законодательства по новым и (или) вновь открывшимся обстоятельствам (ст. 51.2).

Также ч. 5 ст. 51 Закона о защите конкуренции ответчику предоставлено право заявить ходатайство о продлении срока исполнения предписания, выданного ему по результатам рассмотрения дела.

Отдельно стоит выделить право на судебное обжалование решений и (или) предписаний антимонопольного органа. При этом указанным правом обладают не только лица, участвующие в деле о нарушении антимонопольного законодательства, но и любые иные лица, считающие, что решение и (или) предписание антимонопольного органа не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и нарушают их права и законные интересы в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, незаконно возлагают на них какие-либо обязанности, создают иные препятствия для осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности (ч. 1 ст. 198 АПК РФ).

Также в соответствии с п. 5.1 Административного регламента ФАС России по рассмотрению дел о нарушениях антимонопольного законодательства (утв. Приказом ФАС России от 25 мая 2012 г. N 339) заинтересованные лица вправе обжаловать действия (бездействие) антимонопольного органа, их должностных лиц и решений, принятых (осуществляемых) ими в ходе исполнения государственной функции, в досудебном (внесудебном) порядке. Под досудебным (внесудебным) порядком понимается подача жалобы в ФАС России и его территориальные органы <1>:

———————————

<1> Пункты 5.18 и 5.19 Административного регламента ФАС России по рассмотрению дел о нарушениях антимонопольного законодательства, утвержденного Приказом ФАС России от 25 мая 2012 г. N 339.

 

— на нарушения указанного Административного регламента антимонопольным органом должностными лицами ФАС России может быть подана жалоба в ФАС России;

— на нарушения указанного Административного регламента должностными лицами территориального органа ФАС России может быть подана жалоба в соответствующий территориальный орган.

Обжалованию во внесудебном порядке подлежат процессуальные действия должностных лиц на предмет их соответствия Административному регламенту. Решение антимонопольного органа по результатам рассмотрения дела о нарушении антимонопольного законодательства может быть обжаловано только в судебном порядке (ст. 52 Закона о защите конкуренции).

  1. Комментируемая статья содержит указание лишь на одну обязанность лиц, участвующих в деле, — такие лица обязаны пользоваться добросовестно своими правами при рассмотрении дела. Вместе с тем в других нормах Закона о защите конкуренции предусмотрены и иные обязанности лиц, участвующих в деле о нарушениях антимонопольного законодательства. Так, согласно ч. 1 ст. 25 Закона о защите конкуренции при рассмотрении дела о нарушении антимонопольного законодательства лица, участвующие в деле, обязаны представлять в антимонопольный орган (его должностным лицам) по его мотивированному требованию в установленный срок необходимые антимонопольному органу объяснения, информацию соответственно в письменной и устной форме. Согласно ч. 5 ст. 45 Закона о защите конкуренции при рассмотрении дела о нарушении антимонопольного законодательства комиссия вправе запрашивать у лиц, участвующих в деле, документы, сведения и пояснения в письменной или устной форме по вопросам, возникающим в ходе рассмотрения дела. В случае непредставления, несвоевременного либо неполного представления информации и документов, запрошенных антимонопольным органом, лица, участвующие в деле, могут быть привлечены к административной ответственности по ч. 5 ст. 19.8 КоАП РФ.

При этом на антимонопольный орган возложена обязанность по обоснованию необходимости запрашиваемых документов и обеспечению соблюдения режима коммерческой, служебной, иной охраняемой законом тайны при представлении в антимонопольный орган информации и документов, содержащих охраняемую законом тайну.

  1. Одним из ключевых является вопрос о том, являются ли и в какой степени нарушения прав лиц, участвующих в деле о нарушении антимонопольного законодательства, основанием для признания акта (актов), принятого (принятых) антимонопольным органом по результатам рассмотрения дела, недействительным.

В судебной практике выработался подход, согласно которому основанием для признания решения антимонопольного органа недействительным могут являться такие нарушения прав лиц, участвующих в деле, которые повлияли на результаты рассмотрения дела и привели к принятию незаконного акта.

Основаниями для признания решения антимонопольного органа недействительным могут являться:

1) рассмотрение дела о нарушении антимонопольного законодательства в отсутствие лица, в действиях которого обнаружены признаки нарушения антимонопольного законодательства, когда это лицо не было уведомлено о рассмотрении дела в установленном порядке <1>;

———————————

<1> См., в частности: Постановление ФАС ПО от 4 октября 2012 г. по делу N А65-4792/2012.

 

2) отказ ответчику в ознакомлении с материалами дела, которые послужили основанием для установления в его действиях нарушения антимонопольного законодательства и на которые имеются ссылки в решении антимонопольного органа <1>. При этом такой отказ не будет являться самостоятельным основанием для признания решения антимонопольного органа недействительным в случае, если материалы дела, с которыми не ознакомилось лицо, участвовавшее в деле, не были использованы антимонопольным органом при обосновании решения и на них отсутствуют ссылки в решении <2>;

———————————

<1> См., в частности: Постановление ФАС ВСО от 14 июля 2011 г. по делу N А33-16762/2010.

<2> См., в частности: Постановление ФАС МО от 19 мая 2011 г. N КА-А40/4684-11 по делу N А40-80422/10-92-429.

 

3) непредоставление возможности ответчику реализовать свои права в соответствии со ст. 43 Закона о защите конкуренции в случае переквалификации дела о нарушении антимонопольного законодательства. Суды отмечают, что в случае изменения существа обвинения ответчик должен иметь возможность квалифицированно возражать против новых обвинений, давать объяснения по существу вменяемого нарушения и представлять доказательства в свою защиту. Непредоставление такой возможности ответчику является самостоятельным основанием для признания решения антимонопольного органа недействительным <1>.

———————————

<1> См.: Постановления ФАС ПО от 1 апреля 2013 г. по делу N А65-7241/2012; 3 ААС от 14 декабря 2011 г. по делу N А33-17861/2010.

 

Статья 44. Рассмотрение заявления, материалов и возбуждение дела о нарушении антимонопольного законодательства

 

Комментарий к статье 44

 

  1. Комментируемая статья определяет требования к содержанию заявления, материалов о нарушении антимонопольного законодательства и порядку их рассмотрения антимонопольным органом.

В соответствии с п. 2 ч. 2 ст. 39 Закона о защите конкуренции определено, что при применении Закона о защите конкуренции под «заявлением» понимается заявление юридического или физического лица, указывающее на признаки нарушения антимонопольного законодательства.

Вместе с тем в п. 1 ч. 2 ст. 39 Закона о защите конкуренции к «материалам» законодатель относит поступившие из государственных органов, органов местного самоуправления материалы, также указывающие на наличие признаков нарушения антимонопольного законодательства.

Таким образом, разграничение понятий «заявление» и «материалы», свидетельствующих о признаках нарушения антимонопольного законодательства, следует проводить по субъекту, от которого они поступают в антимонопольную службу.

Закон о защите конкуренции благодаря новеллам Третьего антимонопольного пакета акцентировал внимание потенциальных заявителей на соблюдении требований к форме и содержанию заявлений в случае наличия намерений обратиться в антимонопольный орган.

Так, согласно ч. 1 комментируемой статьи заявление о нарушении антимонопольного законодательства может быть подано в письменной форме.

Вместе с тем в п. 3.4 Административного регламента ФАС России по исполнению государственной функции по возбуждению и рассмотрению дел о нарушении антимонопольного законодательства, утвержденный Приказом ФАС России от 25 мая 2012 г. N 339 (далее — Регламент), указывает, что заявление может быть подано также в форме электронного документа.

В последнем случае подача заявления в форме электронного документа с соблюдением требований Федерального закона от 6 апреля 2011 г. N 63-ФЗ «Об электронной подписи» позволяет признать такое заявление равнозначным документу, поданному на бумажном носителе.

К сведениям, подлежащим изложению в заявлении, комментируемая статья относит:

— сведения о заявителе (фамилия, имя, отчество и адрес места жительства для физического лица; наименование и место нахождения для юридического лица);

— имеющиеся у заявителя сведения о лице, в отношении которого подано заявление (наименование и его место нахождения, вид осуществляемой деятельности и т.д.);

— описание нарушения антимонопольного законодательства (фактическое изложение обстоятельств, послуживших основанием для обращения);

— существо требований, с которыми заявитель обращается (требование о признании лица, в отношении которого подано заявление, нарушившим антимонопольное законодательство с указанием конкретной статьи Закона о защите конкуренции, требования о выдаче предписания о прекращении противоправных действий и привлечении данного лица к ответственности);

— перечень прилагаемых документов.

Сведения о заявителе и лице, в отношении которого подается заявление, должны быть достоверными и подтверждены соответствующими документами (учредительные документы, выписки из ЕГРЮЛ и т.д.).

Отдельно отметим, что требование о наличии в заявлении описания нарушения антимонопольного законодательства означает необходимость изложения соответствующих обстоятельств, включая описание действий органа власти или хозяйствующего субъекта, которые, по мнению заявителя, нарушают прежде всего требования антимонопольного, а не какого-либо иного законодательства. При этом полагаем, что ошибка в конкретной квалификации заявляемого нарушения при относимости к компетенции антимонопольного органа изложенных фактических обстоятельств не является существенной в той степени, в которой это может определяющим образом отразиться на результатах рассмотрения данного заявления.

Аналогично следует указать на то, что отсутствие требований заявителя о привлечении лица, в отношении которого подано заявление, к административной ответственности за нарушение антимонопольного законодательства не может препятствовать привлечению его к такой ответственности при выявлении соответствующего факта антимонопольным органом самостоятельно.

Из ч. 2 комментируемой статьи следует, что недостаточно подать одно лишь заявление, содержащее требуемые сведения, поскольку к заявлению должны быть приложены документы, свидетельствующие о признаках нарушения антимонопольного законодательства. То есть доводы, изложенные в заявлении, должны быть сопровождены соответствующими доказательствами. При этом Законом о защите конкуренции сделана определенная оговорка в отношении документов, которые заявителем не могут быть представлены самостоятельно. В подобных случаях заявитель должен указать причину невозможности представления таких документов (например, их нахождение у какого-либо федерального органа исполнительной власти), а также, соответственно, предполагаемые лицо или орган, у которых документы могут быть получены.

Несоблюдение требований к содержанию заявления и непредставление доказательств, подтверждающих изложенные в нем доводы, являются самостоятельными основаниями для оставления антимонопольным органом такого заявления без рассмотрения, о чем заявителю должно быть сообщено в течение 10 рабочих дней со дня их поступления.

Данная процедура оставления антимонопольным органом заявления или материалов без рассмотрения аналогична оставлению заявления «без движения» судебными органами, предусмотренному, например, ст. 128 АПК РФ. Однако в Законе о защите конкуренции, в частности положениями ст. 44, не определена обязанность антимонопольного органа устанавливать заявителю в уведомлении срок для устранения недостатков, препятствующих рассмотрению заявления или материалов. Таким образом, заявитель вправе повторно подать заявление, устранив причины оставления его без рассмотрения, в разумный срок и учитывая сроки давности возбуждения дел о нарушении антимонопольного законодательства, установленные в ст. 41.1 Закона о защите конкуренции.

  1. В соответствии с ч. 4 комментируемой статьи антимонопольный орган рассматривает заявление или материалы в течение одного месяца со дня их представления.

Аналогичное требование закреплено в Регламенте N 339.

На основании п. 2.16 Регламента N 339 антимонопольный орган рассматривает заявление или материалы в течение одного месяца со дня их представления, причем п. 2.17 Регламента N 339 делается уточнение о том, что датой представления заявления или материалов является дата их регистрации в антимонопольном органе.

В случае недостаточности или отсутствия доказательств, позволяющих антимонопольному органу сделать вывод о наличии или об отсутствии признаков нарушения антимонопольного законодательства, антимонопольный орган вправе продлить срок рассмотрения заявления или материалов, но не более чем на два месяца. Таким образом, общий срок рассмотрения заявления или материалов не может превышать трех месяцев <1>.

———————————

<1> См., напр.: Постановления ФАС МО от 13 октября 2010 г. по делу N А40-112192/09-153-551, от 19 апреля 2012 г. по делу N А40-48140/11-106-169.

 

Нарушение отдельных положений ст. 44 Закона о защите конкуренции (в частности, рассмотрение заявления с превышением установленного срока) не может служить безусловным и единственным основанием для признания недействительными решения и предписания антимонопольного органа. Допущенные в ходе рассмотрения дела нарушения Закона о защите конкуренции могут являться основанием для признания недействительными ненормативных актов антимонопольного органа только в том случае, если они привели к неполному выяснению обстоятельств вмененного лицу нарушения, в том числе ввиду непредоставления возможности лицам, участвовавшим в деле, подавать объяснения, возражения и доказательства.

  1. На основании ч. 5 ст. 44 Закона о защите конкуренции при рассмотрении заявления или материалов антимонопольный орган:

1) определяет, относится ли рассмотрение заявления или материалов к его компетенции;

2) устанавливает наличие признаков нарушения антимонопольного законодательства и определяет нормы, которые подлежат применению.

При установлении невозможности рассмотрения представленных заявления или материалов антимонопольным органом может быть принято решение о направлении указанных документов в другой контрольно-надзорный орган для принятия решения в соответствии с его компетенцией. Если при поступлении заявления антимонопольным органом будет установлено, что его рассмотрение отнесено к компетенции другого антимонопольного органа (территориального управления) либо ФАС России, то данным органом принимается решение о передаче заявления в соответствующий уполномоченный антимонопольный орган <1>.

———————————

<1> См.: комментарий к ст. 39.

 

В силу п. 2 ч. 5 ст. 44 Закона о защите конкуренции на стадии рассмотрения заявления или материалов должно быть принято решение о возбуждении или об отказе в возбуждении дела по признакам нарушения антимонопольного законодательства. Следует иметь в виду, что трехмесячный срок для рассмотрения заявления или материалов не является пресекательным, следовательно, его пропуск не исключает возможности возбуждения дела о нарушении антимонопольного законодательства за пределами указанного срока.

Частью 6 ст. 44 Закона о защите конкуренции закреплено право антимонопольной службы на стадии рассмотрения заявления или материалов направлять запросы коммерческим/некоммерческим организациям, органам власти РФ, а также государственным внебюджетным фондам, физическим лицам, в том числе индивидуальным предпринимателям, о представлении документов и информации.

С данным правом антимонопольного органа корреспондирует установленная ч. 1 ст. 25 Закона о защите конкуренции обязанность для хозяйствующих субъектов, органов государственной власти и местного самоуправления, а также для иных лиц, указанных в данной статье, представлять в антимонопольный орган (его должностным лицам) по его мотивированному требованию в установленный срок необходимые антимонопольному органу в соответствии с возложенными на него полномочиями документы, объяснения, информацию соответственно в письменной и устной форме (в том числе информацию, составляющую коммерческую, служебную, иную охраняемую законом тайну), включая акты, договоры, справки, деловую корреспонденцию, иные документы и материалы, выполненные в форме цифровой записи или в форме записи на электронных носителях.

Часть 6 ст. 44 Закона о защите конкуренции не обусловливает возможность реализации антимонопольным органом указанного права обязанностью проведения проверки в соответствии со ст. 25.1 Закона о защите конкуренции, в том числе документарной проверки, что подтверждено судебной практикой <1>.

———————————

<1> См., напр.: Постановления ФАС СЗО от 10 июля 2014 г. по делу N А56-70550/2013, 9 ААС от 31 января 2013 г. по делу N А40-48218/12-120-460.

 

При этом в Постановлениях Президиума ВАС РФ от 16 ноября 2010 г. N 9532/10, от 27 ноября 2012 г. N 8039/12 отмечается, что в силу норм Закона о защите конкуренции и в целях реализации возложенных полномочий антимонопольный орган вправе запрашивать у хозяйствующих субъектов необходимую информацию как до начала рассмотрения, так и во время рассмотрения им соответствующего дела. Мотивирование требования антимонопольного органа о представлении документов по смыслу ч. 1 ст. 25 Закона о защите конкуренции не означает, что перед лицом, которому направлен соответствующий запрос, должна быть раскрыта полная информация о существе дела, целях и задачах истребования документов. Объем запрашиваемых сведений, порядок и сроки их представления определяются антимонопольным органом в каждом конкретном случае в зависимости от предмета рассмотрения соответствующего заявления или дела о нарушении антимонопольного законодательства и иных существенных обстоятельств.

Таким образом, непредставление в антимонопольный орган по его запросу сведений, имеющихся у запрашиваемого лица и необходимых для всестороннего рассмотрения заявления и принятия обоснованного решения о наличии либо об отсутствии признаков нарушения антимонопольного законодательства.

  1. Следует учесть, что при рассмотрении заявления, указывающего на наличие признаков нарушения ст. 10 Закона о защите конкуренции, антимонопольный орган устанавливает наличие доминирующего положения хозяйствующего субъекта, в отношении которого подано это заявление, за исключением случая, если антимонопольный орган принимает решение об отказе в возбуждении дела о нарушении антимонопольного законодательства (ч. 7 ст. 44 Закона).
  2. Часть 9 ст. 44 Закона о защите конкуренции определяет случаи, в которых антимонопольный орган принимает решение об отказе в возбуждении дела. Такие решения принимаются в следующих случаях:

1) вопросы, указанные в заявлении, материалах, не относятся к компетенции антимонопольного органа;

2) признаки нарушения антимонопольного законодательства отсутствуют;

3) по факту, явившемуся основанием для обращения с заявлением, материалами, дело возбуждено ранее;

4) по факту, явившемуся основанием для обращения с заявлением, материалами, имеется вступившее в силу решение антимонопольного органа, за исключением случая, если имеется решение антимонопольного органа об отказе в возбуждении дела о нарушении антимонопольного законодательства в соответствии с п. 2 ч. 9 комментируемой статьи или решение о прекращении рассмотрения дела в соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 48 Закона о защите конкуренции, и заявитель представляет доказательства нарушения антимонопольного законодательства, неизвестные антимонопольному органу на момент принятия такого решения;

5) по факту, явившемуся основанием для обращения с заявлением, материалами, истекли сроки давности, предусмотренные ст. 41.1 Закона о защите конкуренции;

6) отсутствие нарушения антимонопольного законодательства в действиях лица, в отношении которого поданы заявление, материалы, установлено вступившим в законную силу решением суда или арбитражного суда;

7) устранены признаки нарушения антимонопольного законодательства в результате выполнения предупреждения, выданного в порядке, установленном ст. 39.1 Закона о защите конкуренции.

Следует отметить, что представленный в ч. 9 ст. 44 Закона о защите конкуренции перечень оснований является исчерпывающим и расширительному толкованию не подлежит.

Антимонопольный орган отказывает в возбуждении дела о нарушении антимонопольного законодательства, если вопросы, содержащиеся в заявлении, не относятся к его компетенции. В данном случае речь идет о компетенции в сфере антимонопольного регулирования, которые отражены в ст. ст. 22, 23 Закона о защите конкуренции и корреспондируют с Положением о Федеральной антимонопольной службе, утвержденным Постановлением Правительства РФ от 30 июня 2004 г. N 331, Постановлением Правительства РФ от 7 апреля 2004 г. N 189 «Вопросы Федеральной антимонопольной службы».

Из указанного следует, что антимонопольный орган отказывает в возбуждении дела, если заявление указывает на совершение правонарушения, выявление которого относится к компетенции иного органа власти либо суда (например, правоохранительных органов, Роспотребнадзора и др.).

Так, при проверке законности принятого решения антимонопольного органа об отказе в возбуждении дела суды указали, что работы по перемещению высоковольтной линии электропередачи непосредственно не связаны с осуществлением обществом деятельности как субъектом естественных монополий по оказанию услуг по передаче электрической энергии, что исключает возможность признания общества злоупотребляющим доминирующим положением, и данные обстоятельства послужили правомерным основанием для вынесения антимонопольным органом оспариваемого решения <1>.

———————————

<1> См.: Постановление ФАС ВСО от 19 декабря 2013 г. по делу N А33-8122/2013.

 

В ином случае антимонопольный орган вправе со ссылкой на п. 5 Постановления Пленума ВАС РФ N 30 отказать в возбуждении дела о нарушении антимонопольного законодательства, если заявление, например, содержит указание на необходимость принуждения хозяйствующего субъекта выплатить денежные средства как исполнения встречного обязательства поставки такому хозяйствующему субъекту товара контрагентом, поскольку антимонопольный орган не вправе разрешать гражданско-правовые споры хозяйствующих субъектов.

В случае принятия решения об отказе в возбуждении дела в связи с отсутствием нарушения антимонопольного законодательства в обстоятельствах, изложенных в заявлении, антимонопольный орган обязан указать мотивы такого решения. То есть антимонопольным органом может быть изложена информация о предпринятых действиях по установлению наличия либо отсутствия признаков нарушения антимонопольного законодательства, полученных доказательствах и изученных фактических обстоятельствах, послуживших основанием для соответствующего вывода <1>.

———————————

<1> См., напр.: Постановления ФАС УО от 19 июля 2014 г. N А76-22807/2013, ФАС ВСО от 27 мая 2014 г. по делу N А19-4577/2013.

 

Антимонопольный орган отказывает в возбуждении дела, если по факту, явившемуся основанием для обращения с заявлением, материалами, дело возбуждено ранее. В данном случае речь идет о ситуациях, когда такое заявление поступило в момент рассмотрения антимонопольным органом соответствующего дела. При этом отказ в возбуждении дела по данным основаниям не является препятствием для приобщения заявления и приложенных к нему материалов к материалам данного дела и привлечения заявителя в качестве заинтересованного лица к такому ранее возбужденному делу.

Антимонопольный орган отказывает в возбуждении дела, если по факту, явившемуся основанием для обращения с заявлением, материалами, имеется вступившее в силу решение антимонопольного органа, за исключением случая, если имеется решение антимонопольного органа об отказе в возбуждении дела о нарушении антимонопольного законодательства или решение о прекращении рассмотрения дела в связи с отсутствием нарушения антимонопольного законодательства и заявитель представляет доказательства нарушения антимонопольного законодательства, неизвестные антимонопольному органу на момент принятия такого решения. Это означает, что антимонопольный орган принимает решение об отказе в возбуждении дела о нарушении антимонопольного законодательства прежде всего в том случае, когда факты, изложенные в обращении, совпадают с предметом рассмотрения дела, решением по которому, принятом ранее, действия хозяйствующего субъекта или органа власти уже были признаны нарушившими антимонопольное законодательство и такое решение уже вступило в силу <1>.

———————————

<1> См., напр.: Постановление ФАС ПО от 29 мая 2014 г. по делу N А72-9870/2013.

 

В ином случае действует правило, согласно которому принятие антимонопольным органом решения об отказе в возбуждении дела о нарушении антимонопольного законодательства либо принятие комиссией антимонопольного органа решения о прекращении рассмотрения дела в связи с отсутствием в действиях ответчика нарушения антимонопольного законодательства не являются препятствием для обращения, в том числе повторного обращения, заявителя в антимонопольный орган с соответствующим заявлением и приложением доказательств, ранее не известных антимонопольному органу, т.е. которым ранее не была дана правовая оценка.

В некоторой степени взаимосвязанным с этими положениями Закона о защите конкуренции видится основание для отказа в возбуждении дела о нарушении антимонопольного законодательства в случае, если отсутствие нарушения антимонопольного законодательства в действиях лица, в отношении которого поданы заявление, материалы, установлено вступившим в законную силу решением суда или арбитражного суда. Безусловно, судебное решение основано на результатах правовой оценки представленных сторонами доказательств и изучения фактических обстоятельств дела. Вступившее в силу судебное решение, установившее факт отсутствия нарушения антимонопольного законодательства, является обязательным для антимонопольного органа, в том числе согласно ст. 7 Федерального конституционного закона от 28 апреля 1995 г. N 1-ФКЗ «Об арбитражных судах в Российской Федерации».

Учитывая изложенное, даже если во вновь поданном в антимонопольный орган заявлении будет указано на факт представления в нем доказательств, которым ранее не давалась правовая оценка судом во вступившем в силу судебном акте, установившем отсутствие нарушения антимонопольного законодательства по фактам, изложенным в таком заявлении, антимонопольным органом будет приниматься решение об отказе в возбуждении дела о нарушении антимонопольного законодательства до тех пор, пока такие судебные решения не будут пересмотрены по новым или вновь открывшимся обстоятельствам в порядке, установленном процессуальным законодательством РФ.

Вместе с тем наличие вступившего в законную силу решения арбитражного суда, которым был установлен факт нарушения антимонопольного законодательства, не является препятствием для антимонопольного органа в возбуждении в отношении нарушителя дела, подтверждения факта нарушения решением комиссии и привлечения такого лица к административной ответственности.

При рассмотрении такого основания для отказа в возбуждении дела о нарушении антимонопольного законодательства, как истечение срока давности для возбуждения дела по факту, явившемуся основанием для обращения с заявлением, материалами, необходимо установить начало и окончание совершения правонарушения, являлось или не являлось правонарушение длящимся <1>.

———————————

<1> См.: комментарий к ст. 41.1.

 

Выполнение хозяйствующим субъектом предупреждения, выданного на основании заявления, указывающего на наличие признаков нарушения п. 3 и (или) п. 5 ч. 1 ст. 10 Закона о защите конкуренции, т.е. фактически совершение действий по устранению признаков такого нарушения, также является основанием для отказа в возбуждении дела о нарушении антимонопольного законодательства.

В случае принятия антимонопольным органом решения об отказе в возбуждении дела о нарушении антимонопольного законодательства (ч. 10 ст. 44 Закона о защите конкуренции), а также об отложении принятия решения по поступившему заявлению, материалу в соответствии с основаниями, изложенными в ч. 11 комментируемой статьи, об этом сообщается заявителю в письменном виде с указанием мотивов принятия такого решения.

Необходимо отметить, что антимонопольное законодательство не содержит специально установленной формы решений антимонопольного органа об отказе в возбуждении дела о нарушении антимонопольного законодательства, а лишь указывает на мотивированность данного решения.

  1. Процедура подготовки материалов к возбуждению дела о нарушении антимонопольного законодательства детализирована в п. п. 3.50 — 3.60 Административного регламента.

На основании ч. 12 комментируемой статьи, если антимонопольный орган установил наличие признаков нарушения антимонопольного законодательства из поступивших заявления, материалов, он выносит (издает) приказ о возбуждении дела о нарушении антимонопольного законодательства и создании комиссии, копию которого направляет заявителю и ответчику (ответчикам) по делу.

Приказ издается руководителем антимонопольного органа. Состав комиссии, порядок ее формирования определены ст. 40 Закона о защите конкуренции. Комиссия выступает от имени антимонопольного органа, принимает соответствующие акты (решения, предупреждения, определения, предписания).

  1. Частью 13 ст. 44 Закона о защите конкуренции закреплена обязанность председателя комиссии по рассмотрению дела в течение 15 дней со дня издания приказа о возбуждении дела о нарушении антимонопольного законодательства и создании комиссии вынести определение о назначении дела к рассмотрению.

Однако дополнительно в п. 3.80 Регламента установлен трехдневный срок для отправки копий соответствующих определений лицам, участвующим в деле, а также установлена обязанность антимонопольного органа разместить определение о назначении дела к рассмотрению на официальном сайте антимонопольного органа.

Таким образом, путем направления определения лица, участвующие в деле, впервые уведомляются о дате, времени и месте его рассмотрения.

Содержание

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code