Глава 8. ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА НАРУШЕНИЕ АНТИМОНОПОЛЬНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА

Статья 36. Обязательность исполнения решений и предписаний антимонопольного органа

 

Комментарий к статье 36

 

  1. В ст. 36 Закона о защите конкуренции закреплена обязательность исполнения решений и предписаний антимонопольного органа.

Аналогичная норма об обязательности предписаний антимонопольного органа содержалась и в ст. 22 ранее действовавшего Закона о конкуренции. По сравнению с ранее действовавшим Законом в комментируемой статье незначительно изменилась лишь формулировка соответствующего положения. В целом же смысл и назначение данной нормы не поменялись.

  1. Комментируемая статья предусматривает широкий перечень лиц (субъектов), которые обязаны исполнять решения и предписания антимонопольного органа. Среди указанных субъектов Закон о защите конкуренции называет коммерческие и некоммерческие организации (их должностные лица), федеральные органы исполнительной власти, органы исполнительной власти субъектов РФ, органы местного самоуправления (должностные лица перечисленных органов), иные осуществляющие функции указанных органов органы или организации (их должностные лица), а также государственные внебюджетные фонды (их должностные лица), физические лица, в том числе индивидуальные предприниматели.
  2. В комментируемой статье говорится об обязательности исполнения в принципе любых решений и предписаний антимонопольных органов в установленный такими решениями и предписаниями срок. Обязанность исполнения предписаний по делу о нарушении антимонопольного законодательства более подробно регламентирована в ст. 51 комментируемого Закона.

В соответствии с ч. 4 названной статьи под неисполнением в срок предписания по делу о нарушении антимонопольного законодательства понимается исполнение предписания лишь частично в указанный этим предписанием срок или полное уклонение от его исполнения. В этой норме подчеркивается, что неисполнение указанного предписания в срок является нарушением антимонопольного законодательства.

  1. Невыполнение в установленный срок законного решения, предписания федерального антимонопольного органа, его территориального органа влечет за собой привлечение лица, не исполнившего в срок решение или предписание антимонопольного органа, к административной ответственности в соответствии с ч. ч. 2.1 — 2.3, 2.5 — 2.6 ст. 19.5 КоАП РФ.

В силу перечисленных норм административно наказуемым является неисполнение следующих решений и (или) предписаний антимонопольного органа:

— о прекращении ограничивающих конкуренцию соглашений и (или) согласованных действий и совершении действий, направленных на обеспечение конкуренции, или законного решения, предписания, выданного при осуществлении контроля за использованием государственной или муниципальной преференции (ч. 2.1);

— о прекращении злоупотребления хозяйствующим субъектом доминирующим положением на товарном рынке (ч. 2.2);

— о прекращении нарушения правил недискриминационного доступа к товарам (работам, услугам) (ч. 2.3);

— о прекращении недобросовестной конкуренции (ч. 2.5);

— о прекращении нарушения антимонопольного законодательства, прекращении либо недопущении ограничивающих конкуренцию действий или законного решения, предписания о совершении предусмотренных законодательством РФ действий, за исключением случаев, предусмотренных ч. ч. 2.1 — 2.6 ст. 19.5 КоАП РФ.

  1. Необходимо особо отметить, что согласно диспозиции перечисленных частей ст. 19.5 КоАП РФ лицо может быть привлечено к административной ответственности только за неисполнение законного решения и предписания антимонопольного органа. Таким образом, в случае оспаривания в суде правомерности привлечения к административной ответственности за такое неисполнение суд обязан проверить законность соответствующего решения и предписания антимонопольного органа.

Незаконность решения и предписания антимонопольного органа должна влечь отмену судом постановления о привлечении лица к административной ответственности за неисполнение такого незаконного решения или предписания (см. Постановления ФАС ВСО от 11 марта 2013 г. по делу N А58-3696/2012, ФАС СЗО от 4 июля 2011 г. по делу N А05-10839/2010 и др.).

  1. Важным элементом законности предписания антимонопольного органа является его исполнимость. Неисполнимые положения предписания антимонопольного органа не могут возлагать на хозяйствующего субъекта какие-либо обязанности, влечь ответственность за неисполнение такого предписания и подлежат признанию недействительными в судебном порядке.

Так, например, в деле АС Оренбургской области N А47-32/2010 была рассмотрена следующая ситуация.

После состоявшегося аукциона на право аренды земельных участков антимонопольный орган принял решение о нарушении региональным министерством при проведении этого аукциона ч. 1 ст. 15 Закона о защите конкуренции (проект договора аренды лесного участка не соответствовал условиям аукциона, нарушал интересы потенциальных арендаторов).

Выданное на основании этого решения предписание обязывало министерство внести изменения в аукционную документацию.

При рассмотрении дела суд отметил, что «предписание выносится на основании решения антимонопольного органа о признании лица нарушившим нормы антимонопольного законодательства, должно быть логически согласовано с решением и направлено на устранение нарушений, установленных антимонопольным органом в рамках конкретного дела, а требования, изложенные в предписании, должны быть определенными и исполнимыми».

В данном случае решение и предписание антимонопольного органа были приняты (выданы) после состоявшегося аукциона. Соответственно, на момент рассмотрения дела о нарушении антимонопольного законодательства и вынесения предписания антимонопольному органу было известно, что требование предписания о внесении изменений в аукционную документацию не может быть исполнено.

В результате предписание антимонопольного органа было признано неисполнимым и незаконным (см. Постановление ФАС УО от 22 декабря 2010 г. по делу N А47-32/2010).

Проверка предписания антимонопольного органа на исполнимость является одним из важных вопросов многих судебных разбирательств (см. Определение ВАС РФ от 23 января 2013 г. N ВАС-18351/12, Постановление ФАС СЗО от 16 ноября 2012 г. по делу N А52-1920/2012 и др.).

  1. С вопросом обязательности решений и предписаний антимонопольного органа тесно связан вопрос о том, должны ли исполняться такие решения и предписания в случае их судебного обжалования.

Так, в ч. 2 ст. 52 Закона о защите конкуренции прямо закреплено, что оспаривание решения и предписания в судебном порядке приостанавливает исполнение предписания до дня вступления решения суда в законную силу. Таким образом, комментируемый Закон предусмотрел автоматическое приостановление исполнения только в отношении предписания антимонопольного органа.

Что касается приостановления исполнения решения антимонопольного органа в случае оспаривания такого решения в суде, то в п. 10.1 Постановления Пленума ВАС РФ N 30 разъясняется, что обжалование решения само по себе не откладывает его вступление в законную силу, а следовательно, и необходимость исполнения обжалуемого решения.

Кроме того, Пленум ВАС РФ прямо указал, что с момента изготовления своего решения в полном объеме антимонопольный орган вправе возбудить дело об административном правонарушении независимо от того, обжаловано ли соответствующее решение в судебном порядке.

  1. Обязательность исполнения решений и предписаний антимонопольного органа, о которой говорится в комментируемой статье, означает также и то, что антимонопольный орган вправе в судебном порядке принудить лицо исполнить соответствующее решение или предписание. Такое полномочие антимонопольного органа закреплено подп. «и» п. 6 ч. 1 ст. 23 комментируемого Закона.

При этом согласно разъяснениям, данным в п. 23 Постановления Пленума ВАС РФ N 30, право антимонопольного органа обращаться в арбитражный суд с исками, заявлениями о понуждении к исполнению своих решений и предписаний с учетом положений АПК РФ не может рассматриваться как предоставляющее указанному органу возможность заявлять требования о подтверждении законности своего решения и (или) о выдаче исполнительного листа.

Как указал Пленум ВАС РФ, данное право предполагает в случае неисполнения лицом выданного ему предписания, помимо привлечения данного лица к административной ответственности, право антимонопольного органа обратиться в арбитражный суд с самостоятельным требованием к нарушителю, связанным с исполнением решения и направленным на устранение и (или) предотвращение нарушения антимонопольного законодательства, в рамках полномочий антимонопольного органа, определенных п. 6 ч. 1 ст. 23 Закона о защите конкуренции.

Так, могут быть заявлены требования о признании недействительными полностью или частично договоров, не соответствующих антимонопольному законодательству, об обязательном заключении договора, об изменении или о расторжении договора, о признании торгов недействительными и др.

Суды последовательно придерживаются данной позиции.

Например, в деле АС Новосибирской области N А45-17614/2012 было отказано в удовлетворении иска антимонопольного органа о понуждении ООО к исполнению решения и предписания по делу о нарушении антимонопольного законодательства.

Соответствующим решением ООО было признано нарушающим п. п. 2 и 4 ч. 1 ст. 14 Закона о защите конкуренции. Предписание обязывало компанию прекратить выявленное нарушение. Неисполнение решения и предписания в установленный срок послужило основанием для обращения УФАС с иском о понуждении к их исполнению.

Отказывая в иске, суды отметили, что подобные иски недопустимы, а самостоятельных требований, направленных на устранение или предотвращение нарушения антимонопольного законодательства и предусмотренных п. 6 ч. 1 ст. 23 Закона о защите конкуренции, УФАС не заявляло (Постановление ФАС ЗСО от 4 апреля 2013 г. по делу N А45-17614/2012).

Схожая ситуация была рассмотрена, например, в деле АС Республики Тыва N А69-1987/2011. Антимонопольный орган выдал ГУП предписание о направлении в адрес республиканских министерств и ведомств, глав администраций районов и потребителей определенной информации. В связи с невыполнением предписания был подан иск о понуждении к его исполнению.

Суды указали, что, обращаясь с требованием о понуждении к исполнению собственного предписания, антимонопольный орган, по существу, исходил из цели получения исполнительного листа, что законом не предусмотрено (Постановление ФАС ВСО от 13 сентября 2012 г. по делу N А69-1987/2011).

 

Статья 37. Ответственность за нарушение антимонопольного законодательства

 

Комментарий к статье 37

 

Комментируемая статья устанавливает, что нарушение антимонопольного законодательства является основанием для юридической ответственности, предусмотренной законодательством РФ, а именно административной, гражданско-правовой и уголовной.

Одним из наиболее эффективных механизмов, позволяющих обеспечить соблюдение антимонопольного законодательства, является механизм административной ответственности.

Административная ответственность представляет собой обязанность юридического лица и (или) физического лица понести административное наказание за совершение административного правонарушения.

Следует отметить, что в России отсутствует уголовная ответственность юридических лиц. Поэтому существующие административные санкции за нарушение антимонопольного законодательства в отношении компаний (юридических лиц) позволяют обеспечить соблюдение установленных в данной сфере запретов.

Общая характеристика административных правонарушений, связанных с нарушением антимонопольного законодательства.

КоАП РФ закрепил ряд составов административных правонарушений, предусматривающих административную ответственность за нарушение антимонопольного законодательства (ст. ст. 14.9, 14.31, 14.31.1 — 14.33, 14.40, 19.5, 19.8).

Основанием для привлечения к административной ответственности по указанным статьям КоАП РФ является нарушение норм материального права, закрепленных в Законе о защите конкуренции, а также других федеральных законов, предусматривающих антимонопольные требования и являющихся частью антимонопольного законодательства. КоАП РФ предусматривает два вида наказания в сфере антимонопольного регулирования — административный штраф и дисквалификация.

Соотношение требований антимонопольного законодательства и административной ответственности за их несоблюдение выглядит следующим образом.

Административная ответственность органов государственной власти и местного самоуправления.

Статья 14.9 КоАП РФ предусматривает административную ответственность должностных лиц органов власти за совершение действий (бездействие), недопустимых в соответствии с антимонопольным законодательством РФ и приводящих или способных привести к недопущению, ограничению или устранению конкуренции, а равно к ограничению свободного перемещения товаров (работ, услуг), свободы экономической деятельности.

К административной ответственности с учетом положений ст. 2.4 КоАП РФ за административные правонарушения по ст. 14.9 привлекаются должностные лица федеральных органов исполнительной власти, органов исполнительной власти субъектов РФ, органов местного самоуправления, иных осуществляющих функции указанных лиц органов или организаций, государственных внебюджетных фондов, а также организаций, участвующих в предоставлении государственных или муниципальных услуг.

Основанием административной ответственности является совершение указанными должностными лицами следующих действий, запрещенных антимонопольным законодательством:

— принятие актов и (или) осуществление действий (бездействие), которые приводят или могут привести к недопущению, ограничению, устранению конкуренции, в том числе введение ограничений в отношении создания хозяйствующих субъектов в какой-либо сфере деятельности, а также установление запретов или введение ограничений в отношении осуществления отдельных видов деятельности или производства определенных видов товаров; необоснованное препятствование осуществлению деятельности хозяйствующими субъектами, в том числе путем установления не предусмотренных законодательством РФ требований к товарам или к хозяйствующим субъектам; установление запретов или введение ограничений в отношении свободного перемещения товаров в РФ, иных ограничений прав хозяйствующих субъектов на продажу, покупку, иное приобретение, обмен товаров; дача хозяйствующим субъектам указаний о первоочередных поставках товаров для определенной категории покупателей (заказчиков) или о заключении в приоритетном порядке договоров; установление для приобретателей товаров ограничений выбора хозяйствующих субъектов, которые предоставляют такие товары; предоставление хозяйствующему субъекту доступа к информации в приоритетном порядке; создание дискриминационных условий; установление или взимание не предусмотренных законодательством РФ платежей при предоставлении государственных или муниципальных услуг, а также услуг, которые являются необходимыми и обязательными для предоставления государственных или муниципальных услуг; дача хозяйствующим субъектам указаний о приобретении товара, за исключением случаев, предусмотренных законодательством (ч. 1 ст. 15 Закона о защите конкуренции);

— предоставление государственной или муниципальной преференции в нарушение требований, установленных Законом о защите конкуренции (ч. 1 ст. 15, ст. ст. 19 — 21);

— наделение органов государственной власти субъектов РФ, органов местного самоуправления полномочиями, осуществление которых приводит или может привести к недопущению, ограничению, устранению конкуренции, за исключением случаев, установленных федеральными законами (ч. 2 ст. 15 Закона о защите конкуренции);

— совмещение функций федеральных органов исполнительной власти, органов исполнительной власти субъектов РФ, иных органов власти, органов местного самоуправления и функций хозяйствующих субъектов, за исключением случаев, установленных федеральными законами, указами Президента РФ, постановлениями Правительства РФ, а также наделение хозяйствующих субъектов функциями и правами указанных органов, в том числе функциями и правами органов государственного контроля и надзора (ч. 3 ст. 15 Закона о защите конкуренции);

— действия при проведении торгов (запроса котировок цен на товары), которые приводят или могут привести к недопущению, ограничению или устранению конкуренции, в том числе координация организаторами торгов, запроса котировок или заказчиками деятельности их участников; создание участнику (участникам) торгов, запроса котировок преимущественных условий участия в торгах, запросе котировок; нарушение порядка определения победителя или победителей торгов, запроса котировок; участие организаторов торгов, запроса котировок или заказчиков и (или) работников организаторов торгов, запроса котировок или работников заказчиков в торгах, запросе котировок, а также не предусмотренное федеральными законами или иными нормативными правовыми актами ограничение доступа к участию в торгах, запросе котировок и включение в состав лотов продукции (товаров, работ, услуг), технологически и функционально не связанной с товарами, работами, услугами поставки, выполнение (оказание) которых является предметом торгов, запроса котировок (ст. 17 Закона о защите конкуренции);

— заключение договоров аренды, безвозмездного пользования, доверительного управления имуществом, иных договоров, предусматривающих переход прав владения и (или) пользования в отношении государственного или муниципального имущества без проведения конкурсов или аукционов на право заключения этих договоров (ст. 17.1 Закона о защите конкуренции);

— отбор без проведения открытого конкурса или открытого аукциона финансовых организаций для оказания следующих финансовых услуг: привлечение денежных средств юридических лиц во вклады; открытие и ведение банковских счетов, осуществление расчетов по этим счетам; услуги по ведению реестра владельцев ценных бумаг; доверительное управление ценными бумагами; негосударственное пенсионное обеспечение (ст. 18 Закона о защите конкуренции).

За совершение указанных административных правонарушений должностные лица органов власти, местного самоуправления, государственных внебюджетных фондов и организаций, участвующих в предоставлении государственных или муниципальных услуг, несут административную ответственность в виде штрафа в размере от 15 тыс. до 30 тыс. руб.

При повторном совершении аналогичного административного правонарушении указанные должностные лица могут быть привлечены к административной ответственности в виде штрафа в размере от 30 тыс. до 50 тыс. руб. либо дисквалификацию таких должностных лиц на срок до трех лет.

Соглашения между федеральными органами исполнительной власти, органами государственной власти субъектов РФ, органами местного самоуправления, иными осуществляющими функции указанных органов органами или организациями, а также государственными внебюджетными фондами, Банком России или между ними и хозяйствующими субъектами либо осуществление этими органами и организациями согласованных действий, если такие соглашения или осуществление согласованных действий приводят или могут привести к недопущению, ограничению, устранению конкуренции (ст. 16 Закона о защите конкуренции), влекут административную ответственность виновных должностных лиц органов власти по ч. 3 ст. 14.32 КоАП РФ. За такие административные правонарушения должностные лица несут административную ответственность в виде штрафа в размере от 20 тыс. до 50 тыс. руб. либо дисквалификацию на срок до трех лет.

Статья 2.4 КоАП, Федеральный закон от 27 июля 2004 г. N 79-ФЗ «О государственной службе в Российской Федерации», Федеральный закон от 2 марта 2007 г. N 25-ФЗ «О муниципальной службе в Российской Федерации» устанавливают критерии, которые позволяют установить, какое должностное лицо органа государственной или исполнительной власти может стать субъектом административного правонарушения. Правоприменительная практика против должностных лиц органов власти за нарушения антимонопольного законодательства позволяет сделать вывод о том, что, как правило, ответственными становятся лица, принимающие организационно-распорядительные функции в органе власти. Антимонопольный орган рассматривает представителей власти наравне с другими нарушителями антимонопольного законодательства, которые могут ограничивать или устранять конкуренцию. В 2012 г. количество дел, возбужденных против органов власти, составило около 50% <1>.

———————————

<1> См.: стенограмму выступления руководителя ФАС И.Ю. Артемьева на Коллегии ФАС России в 2013 г.: http://www.fas.gov.ru/analytical-materials/analytical-materials_30943.html.

 

Необходимо отметить существующие отличия между Законом о защите конкуренции и КоАП РФ в части субъектов административного правонарушения на уровне субъектов РФ. Так, в КоАП ответственность предусмотрена только для должностных лиц органов исполнительной власти субъектов, в то время как в Законе о защите конкуренции в качестве нарушителей указаны органы государственной власти субъектов РФ. В соответствии со ст. 77 Конституции РФ и ст. 2 Федерального закона от 6 октября 1999 г. N 184-ФЗ «Об общих принципах законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» систему органов государственной власти субъекта РФ составляют: законодательный (представительный) орган, высший исполнительный орган, иные органы государственной власти субъекта РФ, образуемые в соответствии с конституцией (уставом) субъекта РФ. Таким образом, КоАП РФ ограничивает субъектный состав ответственных лиц, исключая должностных лиц законодательного (представительного) органа субъекта РФ.

Административная ответственность за злоупотребление хозяйствующими субъектами доминирующим положением.

Статьи 14.31 и 14.31.1 КоАП РФ предусматривают административную ответственность за совершение занимающим доминирующее положение на товарном рынке хозяйствующим субъектом действий, признаваемых злоупотреблением доминирующим положением и недопустимых в соответствии с антимонопольным законодательством РФ.

Доминирующее положение хозяйствующего субъекта определяется по правилам, предусмотренным ст. 5 Закона о защите конкуренции.

Основанием для привлечения хозяйствующего субъекта, занимающего доминирующее положение, к административной ответственности по указанным статьям служит злоупотребление им своим доминирующим положением (см. ст. 10 Закона о защите конкуренции и комментарий к ней).

Стоит отметить, что КоАП РФ дифференцирует размеры административной ответственности, предусмотренной за злоупотребление доминирующим положением в зависимости от последствий такого злоупотребления, вида хозяйствующего субъекта, совершившего административное правонарушение и особенностей установления доминирующего положения.

Так, в случае если в результате злоупотребления хозяйствующим субъектом своим доминирующим положением происходит ущемление интересов других лиц и при этом результатом таких действий не является и не может являться недопущение, ограничение или устранение конкуренции, то на юридических лиц может быть наложен административный штраф в размере от 300 тыс. до 1 млн., а на должностных лиц — в размере от 15 тыс. до 20 тыс. руб.

Если в результате злоупотребления доминирующим положением происходит или может произойти недопущение, ограничение или устранение конкуренции, то в этом случае должностные лица могут быть привлечены к административной ответственности в виде штрафа в размере от 20 тыс. до 50 тыс. руб. или в виде дисквалификации на срок до трех лет, а юридические лица — к ответственности в виде «оборотного» штрафа. КоАП РФ предусматривает ответственность юридических лиц в виде штрафа в размере от 1/100 до 15/100 размера суммы выручки правонарушителя от реализации товара (работы, услуги), на рынке которого совершено административное правонарушение, либо размера суммы расходов правонарушителя на приобретение товара (работы, услуги), на рынке которого совершено административное правонарушение, но не более 1/50 совокупного размера суммы выручки правонарушителя от реализации всех товаров (работ, услуг) и не менее 100 тыс. руб., а в случае, если сумма выручки правонарушителя от реализации товара (работы, услуги), на рынке которого совершено административное правонарушение, либо сумма расходов правонарушителя на приобретение товара (работы, услуги), на рынке которого совершено административное правонарушение, превышает 75% совокупного размера суммы выручки правонарушителя от реализации всех товаров (работ, услуг) или административное правонарушение совершено на рынке товаров (работ, услуг), реализация которых осуществляется по регулируемым в соответствии с законодательством РФ ценам (тарифам), — в размере от 3/1000 до 3/100 размера суммы выручки правонарушителя от реализации товара (работы, услуги), на рынке которого совершено административное правонарушение, либо размера суммы расходов правонарушителя на приобретение товара (работы, услуги), на рынке которого совершено административное правонарушение, но не более 1/50 совокупного размера суммы выручки правонарушителя от реализации всех товаров (работ, услуг) и не менее 100 тыс. руб.

Аналогичное наказание предусмотрено для субъектов естественных монополий, злоупотребивших своим доминирующим положением. При этом не имеют значения последствия такого злоупотребления (связано оно с недопущением, ограничением, устранением конкуренции или нет). Поэтому субъекты естественных монополий (юридические лица) всегда отвечают «оборотным» штрафом за злоупотребление доминирующим положением.

Для расчета «оборотного» административного штрафа используется сумма выручки правонарушителя от реализации товара, на рынке которого совершено административное правонарушение, за календарный год, предшествующий году, в котором было выявлено административное правонарушение, либо за предшествующую дате выявления административного правонарушения часть календарного года, в котором было выявлено административное правонарушение, если правонарушитель не осуществлял деятельность по реализации товаров в предшествующем календарном году. При этом в соответствии со сложившейся судебной практикой при привлечении к административной ответственности за злоупотребление доминирующим положением на товарном рынке штраф исчисляется исходя из выручки правонарушителя за год, предшествующий году издания антимонопольным органом приказа о возбуждении дела по признакам нарушения антимонопольного законодательства <1>. Аналогичным образом определяется выручка для исчисления размера «оборотного» штрафа и за другие антимонопольные правонарушения (ст. 14.32 КоАП) <2>.

———————————

<1> См.: Постановление Президиума ВАС РФ от 13 декабря 2011 г. N 11132/11 по делу N А26-9462/2010.

<2> Об особенностях определения выручки для расчета размера административного штрафа за недобросовестную конкуренцию, выразившуюся во введении в оборот товара с незаконным использованием результатов интеллектуальной деятельности см. далее.

 

Следует отметить, что хозяйствующие субъекты, доминирующее положение которых установлено по правилам ч. 6.1 ст. 5 Закона о защите конкуренции (с долей менее 35%), несут за злоупотребление доминирующим положением менее строгую административную ответственность по ст. 14.31.1 КоАП РФ. Указанной статьей предусмотрена административная ответственность для должностных лиц в размере от 15 тыс. до 20 тыс. руб., а для юридических лиц — в размере от 300 тыс. до 1 млн. руб.

В случае если доминирующее положение хозяйствующего субъекта с долей менее 35% определено иным федеральным законом (например, Федеральными законами от 26 марта 2003 г. N 35-ФЗ «Об электроэнергетике», от 7 июля 2003 г. N 126-ФЗ «О связи»), субъект, злоупотребивший своим доминирующим положением, установленным на основании специального закона, будет нести административную ответственность по ст. 14.31 КоАП РФ.

Хозяйствующие субъекты, доминирующее положение которых определено по правилам, предусмотренным ч. 3 ст. 5 Закона о защите конкуренции (коллективное доминирование), привлекаются к административной ответственности по ст. 14.31 КоАП РФ, поскольку минимальный порог совокупной доли на товарном рынке, которую занимают участники коллективного доминирования, составляет более 50%, а имеющаяся у каждого участника рыночная доля не позволяет им индивидуально доминировать на рынке. Такая трактовка положений антимонопольного законодательства разделяется и судебной практикой <1>.

———————————

<1> См., напр.: Постановления Президиума ВАС РФ от 25 мая 2010 г. N 16678/09, от 15 февраля 2011 г. по делу N 12221/10.

 

Навязывание хозяйствующим субъектом, осуществляющим торговую деятельность по продаже продовольственных товаров посредством организации торговой сети, или хозяйствующим субъектом, осуществляющим поставки продовольственных товаров в торговые сети, дискриминационных условий, в том числе создание препятствий для доступа на товарный рынок или выхода из товарного рынка другим хозяйствующим субъектам, а также установление ими контрагенту условий, запрещенных федеральным законом (Законом о торговле), в случае если такой хозяйствующий субъект не доминирует на товарном рынке (отсутствует доминирующее положение), влечет административную ответственность на основании ст. 14.40 КоАП РФ.

Административная ответственность за антиконкурентные соглашения и согласованные действия.

Статья 14.32 КоАП РФ предусматривает административную ответственность за антиконкурентные соглашения и антиконкурентные согласованные действия, а также за координацию экономической деятельности.

Основаниями административной ответственности по данной статье являются:

— картели, т.е. соглашения между хозяйствующими субъектами — конкурентами, если такие соглашения приводят или могут привести к: 1) установлению или поддержанию цен (тарифов), скидок, надбавок (доплат) и (или) наценок; 2) повышению, снижению или поддержанию цен на торгах; 3) разделу товарного рынка по территориальному принципу, объему продажи или покупки товаров, ассортименту реализуемых товаров либо составу продавцов или покупателей (заказчиков); 4) сокращению или прекращению производства товаров; 5) отказу от заключения договоров с определенными продавцами или покупателями (заказчиками);

— «вертикальные» соглашения между хозяйствующими субъектами (за исключением «вертикальных» соглашений, которые признаются допустимыми в соответствии со ст. 12 Закона о защите конкуренции), если: 1) такие соглашения приводят или могут привести к установлению цены перепродажи товара, за исключением случая, если продавец устанавливает для покупателя максимальную цену перепродажи; 2) таким соглашением предусмотрено обязательство покупателя не продавать товар хозяйствующего субъекта, который является конкурентом продавца. Данный запрет не распространяется на соглашения об организации покупателем продажи товаров под товарным знаком либо иным средством индивидуализации продавца или производителя (ч. 2 ст. 11 Закона о защите конкуренции);

— соглашения хозяйствующих субъектов, являющихся участниками оптового и (или) розничных рынков электрической энергии (мощности), организациями коммерческой инфраструктуры, организациями технологической инфраструктуры, сетевыми организациями, если такие соглашения приводят к манипулированию ценами на оптовом и (или) розничных рынках электрической энергии (мощности);

— иные соглашения между хозяйствующими субъектами (за исключением «вертикальных» соглашений, которые признаются допустимыми в соответствии со ст. 12 Закона о защите конкуренции), если установлено, что такие соглашения приводят или могут привести к ограничению конкуренции (ч. 4 ст. 11 Закона о защите конкуренции);

— соглашения между федеральными органами исполнительной власти, органами государственной власти субъектов РФ, органами местного самоуправления, иными осуществляющими функции указанных органов органами или организациями, а также государственными внебюджетными фондами, Банком России или между ними и хозяйствующими субъектами либо осуществление этими органами и организациями согласованных действий, если такие соглашения или осуществление согласованных действий приводят или могут привести к недопущению, ограничению, устранению конкуренции, в частности к: 1) повышению, снижению или поддержанию цен (тарифов), за исключением случаев, если такие соглашения предусмотрены федеральными законами или нормативными правовыми актами Президента РФ, Правительства РФ; 2) экономически, технологически и иным образом не обоснованному установлению различных цен (тарифов) на один и тот же товар; 3) разделу товарного рынка по территориальному принципу, объему продажи или покупки товаров, ассортименту реализуемых товаров либо по составу продавцов или покупателей (заказчиков); 4) ограничению доступа на товарный рынок, выхода из товарного рынка или устранению с него хозяйствующих субъектов (ст. 16 Закона о защите конкуренции);

— координация экономической деятельности хозяйствующих субъектов, если такая координация приводит или может привести к последствиям, указанным в ч. ч. 1 — 3 ст. 11 Закона о защите конкуренции (ч. 5 ст. 11);

— согласованные действия хозяйствующих субъектов, ограничивающие конкуренцию (ст. 11.1 Закона о защите конкуренции).

Положения ст. 14.32 КоАП РФ дифференцируют ответственность хозяйствующих субъектов и должностных лиц органов власти. В частности, хозяйствующие субъекты, участвующие в антиконкурентных соглашениях (согласованных действиях), запрещенных ст. ст. 11, 11.1 и 16 Закона о защите конкуренции, несут административную ответственность по ч. 1 ст. 14.32 КоАП РФ, а должностные органы власти за нарушение ст. 16 Закона о защите конкуренции отвечают по ч. 3 ст. 14.32 КоАП РФ.

За указанные правонарушения КоАП РФ предусматривает ответственность хозяйствующих субъектов юридических лиц в виде административного штрафа в размере от 1/100 до 15/100 размера суммы выручки правонарушителя от реализации товара (работы, услуги), на рынке которого совершено административное правонарушение, либо размера суммы расходов правонарушителя на приобретение товара (работы, услуги), на рынке которого совершено административное правонарушение, либо от 1/10 до 1/2 начальной стоимости предмета торгов, но не менее 100 тыс. руб., а в случае, если сумма выручки правонарушителя от реализации товара (работы, услуги), на рынке которого совершено административное правонарушение, либо сумма расходов правонарушителя на приобретение товара (работы, услуги), на рынке которого совершено административное правонарушение, превышает 75% совокупного размера суммы выручки правонарушителя от реализации всех товаров (работ, услуг) или административное правонарушение совершено на рынке товаров (работ, услуг), реализация которых осуществляется по регулируемым в соответствии с законодательством РФ ценам (тарифам), — в размере от 3/1000 до 3/100 размера суммы выручки правонарушителя от реализации товара (работы, услуги), на рынке которого совершено административное правонарушение, либо размера суммы расходов правонарушителя на приобретение товара (работы, услуги), на рынке которого совершено административное правонарушение, но не менее 100 тыс. руб. Одновременно для должностных лиц хозяйствующих субъектов предусмотрен административный штраф в размере от 20 тыс. до 50 тыс. руб. либо дисквалификация на срок до трех лет.

За координацию экономической деятельности, недопустимую в соответствии с антимонопольным законодательством, административная ответственность установлена в виде административного штрафа на должностных лиц в размере от 20 тыс. до 50 тыс. руб. либо дисквалификации на срок до трех лет. Для юридических лиц предусмотрен штраф от 1 млн. до 5 млн. руб.

Следует помнить, что для антиконкурентных соглашений хозяйствующих субъектов предусмотрены специфические обстоятельства, смягчающие и отягчающие административную ответственность участвующих в них юридических лиц. Так, согласно примеч. 4 к ст. 14.32 КоАП РФ организация лицом, совершившим административное правонарушение, ограничивающих конкуренцию соглашения или согласованных действий, является отягчающим ответственность обстоятельством. В то же время если лицо, совершившее административное правонарушение, не является организатором ограничивающих конкуренцию соглашения или согласованных действий, получило обязательные для исполнения указания участвовать в них либо не приступило к исполнению заключенного им ограничивающего конкуренцию соглашения, то такие обстоятельства рассматриваются КоАП РФ как обстоятельства, смягчающие административную ответственность нарушителя — юридического лица (примеч. 3 к ст. 14.32 КоАП РФ).

Что касается должностных лиц органов власти, то для ч. 3 ст. 14.32 КоАП РФ за антиконкурентные соглашения и согласованные действия таких лиц установлена административная ответственность в виде штрафа в размере от 20 тыс. до 50 тыс. руб. либо дисквалификация на срок до трех лет.

Административная ответственность за недобросовестную конкуренцию.

Статья 14.33 КоАП РФ предусматривает административную ответственность за недобросовестную конкуренцию.

Запрет недобросовестной конкуренции установлен ст. 14 Закона о защите конкуренции, которая с учетом ст. 4 Закона запрещает недобросовестную конкуренцию (т.е. любые действия хозяйствующих субъектов (группы лиц), которые направлены на получение преимуществ при осуществлении предпринимательской деятельности, противоречат законодательству РФ, обычаям делового оборота, требованиям добропорядочности, разумности и справедливости и причинили или могут причинить убытки другим хозяйствующим субъектам — конкурентам либо нанесли или способны нанести вред их деловой репутации), в том числе: 1) распространение ложных, неточных или искаженных сведений, которые могут причинить убытки хозяйствующему субъекту либо ущерб его деловой репутации; 2) введение в заблуждение в отношении характера, способа и места производства, потребительских свойств, качества и количества товара или в отношении его производителей; 3) некорректное сравнение хозяйствующим субъектом производимых или реализуемых им товаров с товарами, производимыми или реализуемыми другими хозяйствующими субъектами; 4) продажа, обмен или иное введение в оборот товара, если при этом незаконно использовались результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации юридического лица, средства индивидуализации продукции, работ, услуг; 5) незаконное получение, использование, разглашение информации, составляющей коммерческую, служебную или иную охраняемую законом тайну.

Недобросовестная конкуренция, за исключением недобросовестной конкуренции, связанной с введением в оборот товара, если при этом незаконно использовались результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации юридического лица, влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от 12 тыс. до 20 тыс. руб.; на юридических лиц — от 100 тыс. до 500 тыс. руб.

Недобросовестная конкуренция, выразившаяся во введении в оборот товара с незаконным использованием результатов интеллектуальной деятельности и приравненных к ним средств индивидуализации юридического лица, средств индивидуализации продукции, работ, услуг, влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере 20 тыс. руб. либо дисквалификацию на срок до трех лет; на юридических лиц — от 1/100 до 15/100 размера суммы выручки правонарушителя от реализации товара (работы, услуги), на рынке которого совершено правонарушение, но не менее 100 тыс. руб.

При этом ВАС РФ уточнен порядок исчисления выручки, из которой подлежит исчислению административный штраф. Так, в п. 18 Постановления Пленума ВАС РФ от 17 февраля 2011 г. N 11 «О некоторых вопросах применения особенной части Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» отмечается, что для целей исчисления административного штрафа, предусмотренного санкцией ч. 2 ст. 14.33 КоАП РФ, при определении суммы выручки правонарушителя от реализации товара (работы, услуги), на рынке которого совершено нарушение, судам следует исходить из того, что по смыслу указанной нормы учитывается только выручка от реализации товара с незаконным использованием результатов интеллектуальной деятельности и приравненных к ним средств индивидуализации юридического лица, средств индивидуализации продукции, работ, услуг. При этом ВАС РФ указал, что данное разъяснение не применяется для целей исчисления административного штрафа, установленного ст. 14.31 и ч. ч. 1 и 2 ст. 14.32 КоАП РФ, учитывая иную диспозицию соответствующих норм.

Поэтому при исчислении размера выручки правонарушителя от реализации товара (работы, услуги), на рынке которого совершено правонарушение по ч. 2 ст. 14.33 КоАП РФ, учитывается прибыль, полученная правонарушителем от реализации товара с незаконным использованием результатов интеллектуальной деятельности, за календарный год, предшествующий году, в котором было выявлено административное правонарушение, либо за предшествующую дате выявления административного правонарушения часть календарного года, в котором было выявлено административное правонарушение, если правонарушитель не осуществлял реализации товара с незаконным использованием результатов интеллектуальной деятельности в предшествующем календарном году.

Содержание

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code