Статья 24. Права работников антимонопольного органа при осуществлении контроля за соблюдением антимонопольного законодательства

Комментарий к статье 24 ФЗ «О защите конкуренции»

 

  1. Комментируемая статья Закона о защите конкуренции во многом дублирует положения ст. 25.2 Закона, регламентирующей порядок доступа членов инспекции антимонопольного органа на территорию или в помещение проверяемого лица для проведения там проверки.

Но в отличие от указанной нормы комментируемая статья закрепляет полномочия сотрудников антимонопольного органа по беспрепятственному доступу при проведении проверки на территорию любого хозяйствующего субъекта или органа власти (помимо жилища физического лица), а не только в помещение, занимаемое самим проверяемым лицом.

Наличие такого права необходимо, в частности, в случае, когда занимаемое проверяемым лицом помещение находится на территории или в здании другого лица и, соответственно, доступ в такое помещение невозможен без беспрепятственного прохождения через территорию (помещения) третьих лиц.

При этом данное право не предоставляет должностным лицам антимонопольного органа полномочия по проведению контрольных мероприятий (осмотр помещений, территории и др.) в отношении субъектов, не являющихся проверяемыми лицами. Такие мероприятия должны проводиться только в отношении самого проверяемого лица.

  1. Необходимо отметить, что обязанность проверяемого лица предоставить проводящим проверку должностным лицам доступ в свои здания, помещения, на территорию предусмотрена также ч. 5 ст. 12 Закона о проверках.

В свою очередь ч. 4 ст. 1 указанного Закона устанавливает, что особенности организации и проведения проверок в части, касающейся вида, предмета, оснований проведения проверок, сроков и периодичности их проведения, уведомлений о проведении внеплановых выездных проверок и согласования проведения внеплановых выездных проверок с органами прокуратуры, могут устанавливаться другими федеральными законами при осуществлении государственного контроля за соблюдением антимонопольного законодательства РФ, за исключением государственного контроля за экономической концентрацией.

Таким «другим» федеральным законом является Закон о защите конкуренции.

Из процитированных положений Закона о проверках можно сделать вывод, что применение этого Закона к отношениям по антимонопольному контролю исключается далеко не полностью.

В частности, согласно ч. 2 ст. 1 указанного Закона он регулирует не только порядок организации и проведения проверок, но и порядок взаимодействия органов, уполномоченных на осуществление государственного контроля (надзора), муниципального контроля, при организации и проведении проверок; права и обязанности органов, уполномоченных на осуществление государственного контроля (надзора), муниципального контроля, их должностных лиц при проведении проверок; права и обязанности юридических лиц, индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора), муниципального контроля, меры по защите их прав и законных интересов.

В связи с этим судами сформирована позиция, что в части отношений, не отнесенных к регулированию Законом о защите конкуренции, к контролю за соблюдением антимонопольного законодательства РФ применяются правила Закона о проверках (см. Постановление ФАС ЦО от 6 сентября 2013 г. по делу N А35-12448/2012 и др.).

При этом нужно отметить, что отсутствие в Законе о проверках прямого указания на право доступа проверяющих на территорию лиц, не являющихся проверяемыми субъектами, не означает, что данное право не могло быть предусмотрено Законом о защите конкуренции (в том числе для случаев, когда такой доступ осуществляется до возбуждения антимонопольного дела).

Это связано в том числе с тем, что данный вопрос выходит за пределы защиты прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля, поскольку он касается не отношений проверяющего органа с проверяемым лицом, а отношений такого органа с третьими лицами, чьи права проверкой затрагиваться не должны.

Последнее, разумеется, не освобождает антимонопольный орган от ответственности за ущерб, вред (например, имущественный), который может быть противоправно причинен такому третьему лицу при доступе на его территорию.

  1. Комментируемая статья предусматривает, что работники антимонопольного органа при осуществлении контроля за соблюдением антимонопольного законодательства имеют право беспрепятственного доступа в федеральные органы исполнительной власти, органы исполнительной власти субъектов РФ, органы местного самоуправления, иные осуществляющие функции указанных органов органы или организации, а также в государственные внебюджетные фонды, коммерческие организации, некоммерческие организации для получения необходимых антимонопольному органу документов и информации.

Содержание права работников антимонопольного органа на беспрепятственный доступ в помещения (на территорию) самого проверяемого лица более детально раскрывается в ст. 25.2 Закона о защите конкуренции, а также в Административном регламенте ФАС России по исполнению государственной функции по проведению проверок соблюдения требований антимонопольного законодательства РФ, утвержденного Приказом ФАС России от 25 мая 2012 г. N 340 (далее по тексту комментария к настоящей статье — Административный регламент).

Согласно Административному регламенту должностные лица антимонопольного органа при осуществлении государственного контроля имеют право на беспрепятственный доступ на территорию и (или) в помещение, здание проверяемого лица (за исключением жилища проверяемого лица) при предъявлении ими служебных удостоверений и приказа руководителя антимонопольного органа о проведении проверки.

Таким образом, в Административном регламенте, как и в ст. 25.2 Закона о защите конкуренции, прямо указывается, что работникам антимонопольного органа предоставлено право на беспрепятственный доступ на территорию проверяемого лица, за исключением жилища. Это полностью соответствует и смыслу комментируемой статьи Закона о защите конкуренции, которая также не наделяет работников антимонопольного органа правом на доступ в жилище физического лица. Тем самым гарантируется неприкосновенность жилища. Этот запрет полностью распространяется и на доступ инспекции антимонопольного органа в жилища субъектов, не являющихся проверяемыми лицами.

  1. Согласно комментируемой статье право работников антимонопольного органа на беспрепятственный доступ в помещения (на территорию) ограничено следующими рамками:

а) во-первых, данное право предоставлено работникам антимонопольного органа только в процессе осуществления контроля за соблюдением антимонопольного законодательства (при проведении проверки соблюдения антимонопольного законодательства), но не в ходе выполнения иных возложенных на антимонопольные органы функций;

б) во-вторых, работники антимонопольного органа могут реализовать данное право только при предъявлении служебных удостоверений и приказа руководителя антимонопольного органа о проведении проверки соблюдения антимонопольного законодательства.

Следовательно, если эти условия не соблюдаются, перечисленные в комментируемой статье субъекты вправе не допускать сотрудников антимонопольного органа на свою территорию.

Обязанность сотрудников антимонопольного органа предъявлять при осуществлении контроля за соблюдением антимонопольного законодательства приказ о проведении проверки и служебные удостоверения сотрудников закреплена также в п. п. 1.5, 1.6, 3.35, 3.42 Административного регламента.

Незаконность гипотетического требования инспекции антимонопольного органа о получении доступа в помещения проверяемого или иного указанного в комментируемой статье лица без предъявления приказа о проведении проверки подтверждается и судебной практикой. Так, например, в Постановлении ФАС СЗО от 27 марта 2008 г. N А56-14679/2007 отмечается, что приказ о проведении проверки «является необходимой предпосылкой возникновения права работников антимонопольного органа на беспрепятственный доступ в органы и организации (статья 24 Закона)».

При этом на практике (например, при одновременном проведении проверки в отношении нескольких подразделений хозяйствующего субъекта или органа власти) у антимонопольного органа может отсутствовать возможность предъявления оригинала приказа о проведении проверки для получения доступа на территорию, в помещения хозяйствующего субъекта или органа власти.

Полагаем, что в данном случае для осуществления такого доступа может быть использована надлежащим образом заверенная копия этого приказа. Надлежаще заверенной будет считаться копия, имеющая дату ее заверения, надпись «копия верна», оригинал оттиска печати антимонопольного органа с подписью и расшифровкой подписи лица, уполномоченного в соответствии с должностным регламентом на заверение подобных документов (см. также п. 3.26 ГОСТ Р 6.30-2003 «Унифицированные системы документации. Унифицированная система организационно-распорядительной документации. Требования к оформлению документов», утвержденного Постановлением Госстандарта России от 3 марта 2003 г. N 65-ст), либо копия, заверенная нотариусом или судом.

Отметим, что возможность предоставления (вручения) проверяемому лицу именно заверенной копии приказа о проведении проверки предусмотрена и ч. 3 ст. 14 Закона о проверках.

Форма приказа о проведении проверки соблюдения антимонопольного законодательства содержится в приложении 3 к Административному регламенту.

  1. Очевидно, что закрепленное в комментируемой статье Закона о защите конкуренции право сотрудников антимонопольного органа на беспрепятственный доступ на территорию (в помещения) должно быть гарантировано действенной санкцией за нарушение этого права.

Как разъясняется в п. п. 3.45, 3.46 Административного регламента, при воспрепятствовании доступу должностных лиц антимонопольного органа, проводящих проверку, на территорию или в помещение проверяемого лица руководитель инспекции (которая формируется из сотрудников антимонопольного органа специально для проведения проверки) предупреждает лиц, препятствующих проведению проверки, о совершении ими административного правонарушения.

Аналогичным образом вправе действовать инспекция антимонопольного органа и в случае, когда происходит неправомерное воспрепятствование доступу инспекции не в помещение самого проверяемого лица, а в помещения иных указанных в комментируемой статье лиц.

В случае если соответствующие лица продолжают препятствовать доступу на их территорию или в помещение, руководитель инспекции составляет протокол об административном правонарушении, ответственность за которое предусмотрена ст. 19.4.1 КоАП РФ («Воспрепятствование законной деятельности должностного лица органа государственного контроля (надзора), органа муниципального контроля), и сообщает в органы внутренних дел о факте правонарушения и необходимости его пресечения.

В целях пресечения совершения выявленного административного правонарушения прибывшие по сообщению руководителя инспекции сотрудники полиции вправе, в рамках установленных законом полномочий, принять меры к виновным в совершении правонарушения лицам.

  1. Однако действующее законодательство устанавливает не только ответственность проверяемых субъектов. Пункт 3.37 Административного регламента предусматривает, что при проведении проверок должностные лица антимонопольного органа несут ответственность, предусмотренную законодательством РФ.

Полагаем, что в случае нарушения должностными лицами антимонопольного органа при проведении проверки требований законодательства РФ такие лица могут быть привлечены к административной ответственности, установленной ст. 19.6.1 КоАП РФ («Несоблюдение должностными лицами органов государственного контроля (надзора), органов муниципального контроля требований законодательства о государственном контроле (надзоре), муниципальном контроле»).

В соответствии с ч. 1 указанной статьи КоАП РФ нарушением является несоблюдение должностными лицами федеральных органов исполнительной власти, уполномоченных на осуществление государственного контроля (надзора), требований законодательства о государственном контроле (надзоре), выразившееся в проведении проверки при отсутствии оснований для ее проведения, нарушении сроков проведения проверки, отсутствии согласования внеплановой выездной проверки с органами прокуратуры, привлечении к проведению мероприятий по контролю не аккредитованных в установленном порядке граждан или организаций либо проведении плановой проверки, не включенной в ежегодный план проведения плановых проверок.

 

Статья 25. Обязанность представления информации в антимонопольный орган

 

Комментарий к статье 25

 

  1. Комментируемая статья устанавливает обязанность указанных в ней лиц по представлению информации в антимонопольный орган.

Основанием для возникновения обязанности по предоставлению информации является мотивированное требование антимонопольного органа. Закон не раскрывает, в каких случаях требование является мотивированным. Судебная практика исходит из того, что «указание в запросе на объективную необходимость представления запрашиваемых документов и информации для рассмотрения конкретных дел свидетельствует о соблюдении антимонопольным органом требований ч. 1 ст. 25 Закона о защите конкуренции о мотивированности запроса. Таким образом, запросы, содержащие указание на процессуальный повод истребования информации (например, ссылку на конкретное дело) и нормативно-правовое основание (статья 25 Закона о защите конкуренции) являются мотивированными» <1>.

———————————

<1> Постановление Президиума ВАС РФ от 27 ноября 2012 г. N 8039/12; аналогичный подход отражен в Постановлении ФАС УО от 20 декабря 2012 г. N Ф09-12438/12.

 

  1. Правом подписи требования о представлении информации обладает в соответствии с п. п. 1.6 и 1.10 Регламента, утвержденного Приказом ФАС России от 9 апреля 2007 г. N 105, руководитель ФАС России либо его заместитель, если круг запрашиваемой информации входит в круг обязанностей соответствующего заместителя в соответствии с Приказом ФАС России от 14 октября 2008 г. N 396 «О распределении обязанностей между руководителем Федеральной антимонопольной службы и заместителями руководителя Федеральной антимонопольной службы». Этот вывод подтверждается судебной практикой <1>.

———————————

<1> Постановления Президиума ВАС РФ от 2 ноября 2010 г. N 8124/10; ФАС ВВО от 14 апреля 2010 г. по делу N А29-11232/2009.

 

Полномочия руководителя территориального органа ФАС России на подписание запросов о представлении информации следуют из п. 8 Положения о территориальном органе ФАС. Заместители руководителя территориального органа вправе подписывать требования только на основании приказа о временном возложении на них обязанностей руководителя.

В случае если требование о предоставлении информации направляется проверяемому хозяйствующему субъекту в рамках проводимой проверки соблюдения антимонопольного законодательства, в соответствии с Административным регламентом ФАС России по исполнению государственной функции по проведению проверок соблюдения требований антимонопольного законодательства РФ, утвержденным Приказом ФАС России от 25 мая 2012 г. N 340, указанное требование может быть подписано руководителем инспекции, осуществляющей проверку <1>.

———————————

<1> Подробнее об этом см. комментарий к ст. 25.4.

 

  1. Закон о защите конкуренции не содержит специальных требований к наименованию требования о представлении информации. В этой связи указанное требование может именоваться «запрос», «запрос информации», «требование о представлении информации» или вообще не иметь наименования.

Исключение составляют «требования о предоставлении документов (информации)», направляемые проверяемому лицу в ходе плановых и внеплановых проверок, в соответствии со ст. 25.4 Закона о защите конкуренции. Указанные требования о представлении документов (информации) не могут носить иного наименования, так как направляются проверяемому лицу в соответствии с типовой формой, содержащейся в приложении 7 к Административному регламенту ФАС России по исполнению государственной функции по проведению проверок соблюдения требований антимонопольного законодательства Российской Федерации», утвержденного Приказом ФАС России от 25 мая 2012 г. N 340 (далее по тексту комментария к настоящей статье — Регламент).

  1. Комментируемая статья формулирует общую норму об обязательности представления информации по мотивированному запросу антимонопольного органа, если эти сведения необходимы антимонопольному органу в соответствии с возложенными на него полномочиями. То есть антимонопольные органы наделены полномочиями по направлению мотивированных требований, например, в рамках возбужденных дел о нарушении антимонопольного законодательства; в рамках рассмотрения заявлений в порядке ст. 44 Закона о защите конкуренции; в рамках проверок, проводимых антимонопольным органом по собственной инициативе; в рамках согласования сделок экономической концентрации и др.

У хозяйствующих субъектов, получивших указанные требования, возникает обязанность представить информацию, обозначенную в запросе, независимо от того, является ли их деятельность предметом проверки. То обстоятельство, что запрос содержит требование представить информацию о деятельности другого хозяйствующего субъекта, не освобождает получателя запроса от обязанности на него ответить, при наличии у него такой информации.

При отсутствии у запрашиваемого лица требуемой информации ему необходимо сообщить об ее отсутствии в установленный в запросе срок.

Судебная практика подтверждает вывод о том, что антимонопольный орган вправе затребовать информацию, необходимую для выполнения его задач и функций без ограничений по составу, срокам и объему <1>.

———————————

<1> Постановления ФАС ЗСО по делу от 8 августа 2011 г. по делу N А45-2108/2011; от 22 июня 2012 г. по делу N А72-9037/2011.

 

Срок исполнения требования о представлении информации устанавливается в самом запросе. При наличии уважительных причин невозможности исполнения требования в установленный срок адресат требования должен подать в антимонопольный орган ходатайство о продлении срока и обосновать в нем причины невозможности исполнения требования в установленный срок.

  1. Адресатами мотивированного требования являются любые органы государственной власти, органы местного самоуправления, юридические и физические лица.

При этом комментируемая статья не делает исключений для тех лиц, которые вообще не ведут никакой деятельности на товарных рынках. Например, антимонопольный орган вправе запросить информацию у иностранных лиц, которые не владеют имуществом на территории РФ, а также не ведут на товарных рынках в границах РФ никакой деятельности. И такое законодательное регулирование следует признать правильным, поскольку адресат требования, не ведущий деятельности на товарном рынке РФ, вполне может обладать информацией, необходимой антимонопольному органу для осуществления возложенных на него функций.

Между тем в судебной практике можно встретить дела, в которых суды придерживаются другой точки зрения. Так, ФАС МО пришел к выводу о том, что иностранная компания, которая не совершала действий и не заключала соглашений (которые в силу ч. 2 ст. 3 Закона о защите конкуренции оправдывают применение российского антимонопольного законодательства к иностранным лицам), не может являться адресатом требования антимонопольного органа <1>.

———————————

<1> Постановление ФАС МО от 23 января 2012 г. по делу N А40-152378/10-106-1052. Определением ВАС РФ от 5 июля 2012 г. N ВАС-6064/12 года было отказано в передаче указанного дела в Президиум ВАС РФ.

 

Представляется, что суд пришел в данном деле к ошибочным выводам, поскольку обладание иностранным лицом информацией, необходимой антимонопольному органу для осуществления возложенных на него функций, является достаточным основанием для направления ему запроса.

  1. Комментируемая статья устанавливает самый широкий круг сведений, которые могут быть запрошены антимонопольным органом.

При этом антимонопольный орган вправе как запрашивать уже имеющиеся у лица документы (акты, договоры, справки, деловую корреспонденцию), так и обязать лицо создать новый документ, содержащий интересующую антимонопольный орган информацию. Это следует из того, что в силу прямого указания ч. 1 ст. 25 Закона о защите конкуренции антимонопольный орган вправе запросить любую информацию, а также любые объяснения.

В судебной практике можно встретить примеры, когда суды приходили к выводу о том, что антимонопольный орган не вправе требовать представление информации в определенной форме.

Так, ФАС ПО указал, что «определением от 11.09.2007 антимонопольный орган затребовал представить информацию в новой форме — табличном сводном варианте. Обязанность заявителя по проведению анализа представляемой информации, а также по предоставлению информации в определенной форме действующим законодательством не предусмотрена» <1>.

———————————

<1> Постановление ФАС ПО от 22 мая 2008 г. N А65-30137/07-СА3-43. Определением ВАС РФ от 7 августа 2008 г. N 9913/08 отказано в передаче дела на рассмотрение Президиума ВАС РФ.

 

Объяснением следует считать выраженное в письменной или устной форме изложение фактов или причин событий, данное за подписью уполномоченного лица адресата требования либо за подписью того лица, которому требование специально адресовано.

В отличие от объяснения под информацией в контексте комментируемой статьи следует понимать сведения о фактах, содержащиеся в различных документах. Антимонопольный орган, как правило, запрашивает подобную информацию в тех случаях, когда точно идентифицировать документы, содержащие эту информацию, невозможно или затруднительно, либо когда информация содержится в очень большом массиве документов, которые в остальной части антимонопольному органу не нужны. Например, антимонопольный орган может запросить информацию об объемах поставки с разбивкой по различным видам, типам товаров, или потребовать представить объяснения относительно причин совершения или несовершения того или иного действия.

  1. В отношении такого адресата, как ЦБ РФ, ч. 2 комментируемой статьи установлены особые правила направления запросов о представлении информации <1>.

———————————

<1> В авторском коллективе нет единства во мнениях по поводу права территориальных органов ФАС России запрашивать информацию у ЦБ РФ. С точки зрения Г.П. Чернышова, территориальные органы таким правом не обладают. На это указывают следующие обстоятельства. Пункт 15 ст. 4 Закона о защите конкуренции различает федеральный антимонопольный орган и его территориальные подразделения, объединяя их в понятии «антимонопольный орган». Следовательно, когда Закон говорит об антимонопольном органе, то под этим подразумевается федеральный антимонопольный орган и его территориальные подразделения. А когда Закон говорит о федеральном антимонопольном органе, то имеется в виду только Центральный аппарат ФАС России, но не территориальные подразделения. Часть 2 ст. 25 говорит о праве федерального антимонопольного органа истребовать информацию у ЦБ РФ, а ч. 1 этой статьи говорит об обязанности всех прочих организаций представить информацию по требованию антимонопольного органа. Следовательно, территориальные подразделения не имеют права запрашивать информацию у ЦБ РФ.

 

Во-первых, запрос в ЦБ РФ в обязательном порядке должен быть облечен в письменную форму. В отношении других адресатов Закон о защите конкуренции не требует обязательной письменной формы запроса.

Во-вторых, информация от ЦБ РФ может быть затребована только для целей проведения анализа состояния конкуренции на рынке услуг, оказываемых поднадзорными ЦБ РФ финансовыми организациями.

Здесь следует отметить, что ст. 23 Закона о защите конкуренции, устанавливая полномочия антимонопольного органа, не предусматривает такого полномочия, как контроль за состоянием конкуренции, и не раскрывает его содержания. В ходе дальнейшего совершенствования антимонопольного законодательства следует раскрыть понятие контроля за состоянием конкуренции.

В-третьих, у ЦБ РФ нельзя истребовать информацию, составляющую банковскую тайну. В отличие от ЦБ РФ коммерческий банк обязан представить по требованию антимонопольного органа информацию, составляющую банковскую тайну, что подтверждается судебной практикой <1>.

———————————

<1> Постановление ФАС МО от 2 октября 2012 г. N А40-128442/11-144-1158.

 

Понятие банковской тайны раскрывается в ч. 1 ст. 857 ГК РФ, в силу которой «банк гарантирует тайну банковского счета и банковского вклада, операций по счету и сведений о клиенте». Отсюда можно заключить, что банковская тайна включает в себя сведения о банковском счете и банковском вкладе, а также об операциях по счету и о клиенте банка.

Вместе с тем ст. 26 Федерального закона «О банках и банковской деятельности» предусматривает более широкое понятие банковской тайны, говоря о том, что «кредитная организация, Банк России, организация, осуществляющая функции по обязательному страхованию вкладов, гарантируют тайну об операциях, о счетах и вкладах своих клиентов и корреспондентов. Все служащие кредитной организации обязаны хранить тайну об операциях, о счетах и вкладах ее клиентов и корреспондентов, а также об иных сведениях, устанавливаемых кредитной организацией, если это не противоречит федеральному закону».

Как видно, понятие банковской тайны, данное Законом о банках и банковской деятельности, отличается от понятия, данного ГК РФ, в двух отношениях.

Во-первых, Закон о банках и банковской деятельности к сведениям, составляющим банковскую тайну, относит также сведения о корреспондентах банка, а не только о его клиентах.

Во-вторых, Закон о банках и банковской деятельности позволяет банку устанавливать иные сведения, которые будут составлять банковскую тайну, если это не противоречит федеральному закону.

Полагаем, что сведения о банках-корреспондентах должны быть отнесены к банковской тайне, поскольку раскрытие сведений о корреспонденте может привести к раскрытию сведений о клиенте корреспондента, а эти сведения, вне всякого сомнения, охватываются понятием банковской тайны.

Что касается права банка установить иные сведения, которые будут составлять банковскую тайну, то это право не должно влиять на право антимонопольного органа истребовать эти сведения, поскольку действия частных лиц не могут определять круг полномочий органа публичной власти. Полномочия органа публичной власти определяются законом, а не действиями частных лиц.

Круг операций, которые входят в банковскую тайну, должен определяться ст. 848 ГК РФ. Банковские операции, перечисленные в ст. 5 Закона о банках и банковской деятельности, не должны входить в круг сведений, составляющих банковскую тайну, поскольку по смыслу этого понятия в банковскую тайну входят лишь сведения о клиенте или об операциях по счетам или вкладам клиента, а не сделки самого банка. Такой подход находит поддержку в судебной практике <1>.

———————————

<1> Постановление ФАС ЗСО от 20 ноября 2002 г. N Ф04/4244-959/А46-2002.

 

  1. Часть 3 ст. 25 Закона о защите конкуренции устанавливает правило о том, что информация, составляющая охраняемую законом тайну, представляется в антимонопольный орган в соответствии с требованиями, установленными федеральными законами.

Из толкования этой нормы следует как минимум два вывода.

Во-первых, если сведения для того, чтобы составлять охраняемую законом тайну, должны быть оформлены особым образом, то заявитель несет риск нарушения требований к форме таких сведений. Так, например, в силу п. 2 ч. 1 ст. 3 Закона о коммерческой тайне информация составляет коммерческую тайну только в том случае, если в отношении нее обладателем введен режим коммерческой тайны. В силу ч. 4 ст. 6 указанного Закона на документах, содержащих коммерческую тайну, должен быть нанесен гриф «Коммерческая тайна» с указанием ее обладателя. Если лицом, представившим коммерческую тайну в антимонопольный орган, не соблюдены указанные выше требования, то информация не будет считаться коммерческой тайной.

Во-вторых, антимонопольный орган несет обязанности по сохранению конфиденциальности полученной информации, составляющей охраняемую законом тайну. В частности, представление коммерческой тайны другим государственным органам, в том числе судам, возможно в соответствии с ч. 3 ст. 6 Закона о коммерческой тайне. А представление такой информации иным хозяйствующим субъектам, в том числе участникам дела о совершении антимонопольного правонарушения, не допускается.

Аналогичный подход должен применяться и к другим разновидностям охраняемой законом тайны.

При этом нужно иметь в виду, что перечень видов охраняемой законом тайны, приведенный в комментируемой статье, не является исчерпывающим. Если антимонопольный орган станет обладателем иной охраняемой законом тайны (например, тайны усыновления, тайны личной жизни), то такая информация не должна разглашаться.

Из анализа Инструкции о порядке учета, обращения и хранения документов, содержащих служебную информацию ограниченного распространения в Центральном аппарате ФАС России, утвержденной Приказом ФАС России от 10 апреля 2014 г. N 240/14 (далее — Инструкция), можно сделать общий вывод, что информация, содержащая коммерческую или иную тайну, должна храниться отдельно от остальных материалов дела и к ней может быть предоставлен доступ только тем должностным лицам антимонопольного органа, в производстве которых находится рассматриваемый материал. При наличии у документа грифа секретности ознакомление с ним осуществляется через отдел защиты информации ФАС России или ее территориальных органов и только лицами, имеющими оформленный допуск к секретным сведениям по соответствующей форме.

В соответствии с Инструкцией документам, содержащим коммерческую, служебную, налоговую или иную охраняемую законом тайну (помимо государственной или военной тайны), присваивается гриф «Для служебного пользования», который свидетельствует об ограниченном допуске к этим сведениям и определяет описанный выше особый порядок использования указанных документов и содержащейся в них информации. Данный порядок исключает утечку содержания этих документов и соответствует требованиям законодательства РФ, предъявляемым к хранению, обработке и использованию в интересах расследования и рассмотрения дел о нарушении антимонопольного законодательства информации, составляющей коммерческую, служебную, налоговую, нотариальную или иную охраняемую законом тайну.

Таким образом, информация, содержащая коммерческую или служебную тайну, должна быть представлена по требованию антимонопольного органа в том же порядке, что и любая другая информация, предусмотренная ст. 25 Закона о защите конкуренции.

Обязанность антимонопольного органа по соблюдению коммерческой, служебной или иной охраняемой законом тайны, а также виды ответственности за ее разглашение установлены ст. 26 Закона о защите конкуренции.

Содержание

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code