Комментарий к статье 14 ФЗ «О защите конкуренции»

  1. Частью 2 комментируемой статьи в качестве недобросовестной конкуренции рассматриваются действия, связанные с приобретением и использованием исключительного права на средства индивидуализации юридического лица, средства индивидуализации продукции, работ или услуг.

Следует отметить, что для целей применения данного законодательного запрета следует рассматривать исключительно совокупность действий по приобретению и использованию исключительных прав на средство индивидуализации, а не одно из них. На данный факт было обращено внимание в п. 63 Постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 26 марта 2009 г. N 5/29 «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации».

Термин «приобретение исключительных прав на средства индивидуализации» понимается исходя из соответствующих положений ГК РФ. Так, приобретением исключительных прав на фирменное наименование в соответствии со ст. 1473 ГК РФ является государственная регистрация юридического лица и указание фирменного наименования в его учредительных документах. Приобретением исключительных прав на товарный знак является его государственная регистрация и получение свидетельства (ст. ст. 1477, 1480 ГК РФ), а также его приобретение по договору об отчуждении исключительных прав в соответствии со ст. 1490 ГК РФ.

Под использованием исключительных прав на средства индивидуализации исходя, в частности, из ст. 1484 ГК РФ, понимается в том числе их размещение на этикетках, упаковках товаров, в документации, в доменных именах, т.е. выполнение ими непосредственной задачи по отличию их обладателя и реализуемых им товаров (услуг) от других хозяйствующих субъектов и их товаров (услуг).

Однако для целей применения положений комментируемой статьи под недобросовестным приобретением исключительных прав на средства индивидуализации понимаются действия хозяйствующего субъекта, выразившиеся в умышленном приобретении исключительных прав на обозначение, которое уже определенное время использовалось конкурентом в качестве средства индивидуализации своей деятельности, производимых и реализуемых товаров, приобрело определенную узнаваемость у потребителей. При этом в случае недобросовестного приобретения исключительных прав на товарный знак такое обозначение ранее не было зарегистрировано в установленном порядке в качестве товарного знака, несмотря на широкое его использование его обладателем в предпринимательской деятельности.

Использование исключительных прав на такие обозначения в целях недобросовестной конкуренции влечет возникновение вероятности или фактическое наступление последствий в виде смешения на рынке и введения в заблуждение в отношении производителя товара (услуги).

В этой связи в полной мере прецедентными можно назвать случаи рассмотрения в качестве недобросовестной конкуренции действий хозяйствующего субъекта, направленных на возникновение смешения с товарами конкурента, с помощью размещения принадлежащего ему товарного знака на однородных товарах, при котором сходство такого товарного знака с товарным знаком конкурента, также зарегистрированным в патентном ведомстве, значительно усиливается.

Так, ФАС МО (Постановление от 5 сентября 2013 г. по делу N А40-131848/12-149-1248) было поддержано ранее принятое решение ФАС России, в котором был сделан вывод о том, что действия ответчика по приобретению исключительных прав на товарные знаки N 419863, N 419864 и N 419865 и их использованию в качестве средств индивидуализации майонеза «Майонез» являются недобросовестной конкуренцией, так как данные действия направлены на заимствование репутации, узнаваемости продукции добросовестного конкурента, производителя майонеза «Махеевъ», и как следствие, на получение преимуществ в предпринимательской деятельности и причинение убытков конкуренту в результате перераспределения спроса, вызванного оттока потребителей, введенных в заблуждение сходством оформления продукции заявителя и ответчика.

Аналогичная правовая позиция содержится в решении ФАС России от 23 мая 2014 г. по делу N 1-14-128/00-08-12, которым недобросовестной конкуренцией были признаны действия «Компании Ваказим Пропертиз Лимитед», связанные с приобретением и использованием исключительных прав на товарные знаки «Stahler» по свидетельствам N 437591 и 437592 <1>.

———————————

<1> http://solutions.fas.gov.ru/ca/upravlenie-kontrolya-reklamy-i-nedobrosovestnoy-konkurentsii/1-14-128-00-08-12; Постановление СИП от 1 апреля 2014 г. по делу N А40-76177/2013.

 

Подход к квалификации в качестве недобросовестной конкуренции действий хозяйствующего субъекта, связанных с приобретением и использованием исключительных прав на фирменное наименование, является сходным.

Так, п. 3 ст. 1474 ГК РФ указывает на недопустимость использования юридическим лицом фирменного наименования, тождественного фирменному наименованию другого юридического лица или сходного с ним до степени смешения, если указанные юридические лица осуществляют аналогичную деятельность и фирменное наименование второго юридического лица было включено в единый государственный реестр юридических лиц ранее, чем фирменное наименование первого юридического лица.

Из приведенной нормы ГК РФ следует, что для выявления недобросовестной конкуренции необходимо доказать наличие конкурентных отношений между заявителем и ответчиком, а также факт преждепользования обозначением со стороны заявителя <1>.

———————————

<1> См., напр., Постановление ФАС ЦО от 3 июня 2013 г. по делу N А09-7629/2012.

 

Под использованием для целей установления акта недобросовестной конкуренции в соответствии с комментируемой статьей также понимаются действия правообладателя товарного знака, прямо направленные на причинение убытков или нанесение ущерба деловой репутации конкурента, использующего данный знак задолго до подачи заявки на его регистрацию для целей индивидуализации товаров или услуг, однородных товарам или услугам, на которые распространяется правовая охрана данного товарного знака.

То есть речь идет о препятствовании со стороны правообладателя в использовании конкурентом такого обозначения.

Данное препятствование может быть выражено в направлении писем, претензий, требований заключить лицензионный договор на право использования данного товарного знака, подаче искового заявления в арбитражный суд о прекращении незаконного использования товарного знака и выплате компенсации, направлении обращений в правоохранительные органы, осуществлении действий по включению данного товарного знака в Таможенный реестр прав на интеллектуальную собственность, а также направлении заявлений о недобросовестной конкуренции в антимонопольный орган.

Так, ФАС России было вынесено решение от 21 ноября 2011 г. по делу N 1 14/152-11 о действиях ЗАО «Натур Продукт Интернэшнл», связанных с приобретением и использованием исключительных прав на словесный товарный знак «АнтиГриппин» по свидетельству от 20 апреля 2010 г. N 406816 (дата приоритета 3 июня 2009 г.) и комбинированные товарные знаки, содержащие охраняемый словесный элемент «АнтиГриппин» по свидетельствам от 20 марта 2009 г. N 375093, 375094 (дата приоритета 27 марта 2007 г.) <1>. Ранее ФАС России по заявлению ЗАО «Натур Продукт Интернэшнл» было возбуждено дело N 1 14/116-11 о нарушении антимонопольного законодательства в отношении ЗАО «НПО «Антивирал» по признакам нарушения п. 4 ч. 1 ст. 14 Закона о защите конкуренции, выразившегося в реализации лекарственных препаратов, маркированных обозначением «Антигриппин-АНВИ» и «Антигриппин-Максимум», сходных до степени смешения с товарными знаками по свидетельствам N 375093, 375094, 406816.

———————————

<1> Постановление ФАС МО от 18 октября 2012 г. по делу N А40-4504/2012.

 

Однако в ходе рассмотрения дела N 1 14/116-11 о нарушении антимонопольного законодательства ЗАО «НПО «Антивирал» в ФАС России были представлены материалы, доказывающие, что ЗАО «НПО «Антивирал» использовал наименование «Антигриппин» до даты регистрации ЗАО «Натур Продукт Интернэшнл» лекарственного средства под торговым наименованием «Антигриппин», до начала введения ответчиком зарегистрированного им препарата в гражданский оборот на территории РФ и вплоть до даты приоритета товарных знаков по свидетельствам N 375093, 375094, 406816. Указанные обстоятельства стали основанием для возбуждения дела N 114/152-11 и вынесения итогового решения <1>.

———————————

<1> http://fas.gov.ru/solutions/solutions_33701.html

 

В случае осуществления правообладателем действий, направленных на препятствование тем или иным образом в использовании обозначения, тождественного или сходного до степени смешения с товарным знаком, в случае его использования до даты приоритета товарного знака такие действия могут причинить убытки хозяйствующему субъекту (например, в случае осуществления таможенными органами действий по приостановлению выпуска товара данного хозяйствующего субъекта <1>, с размещением на них обозначения, тождественного или сходного до степени смешения с товарным знаком, включенным в таможенный реестр объектов интеллектуальной собственности) или вред его деловой репутации (например, в случае возбуждения в отношении него дела об административном правонарушении, судебного разбирательства сведения об указанных фактах могут стать известными контрагентам и потребителям).

———————————

<1> См., напр., Постановление ФАС МО от 16 марта 2012 г. по делу N А40-54063/11-147-461.

 

При этом в качестве недобросовестной конкуренции антимонопольным органом были рассмотрены действия не по отношению к одному из конкурентов, а по отношению к нескольким компаниям одновременно, в виде действий одного из поставщиков (импортеров) товара иностранного производства, который умышленно приобрел исключительные права на товарный знак, индивидуализирующий поставляемые товары без разрешения правообладателя (производителя), и предъявил требования к иным поставщикам данного товара по прекращению его поставок ввиду незаконного использования последними вновь зарегистрированного товарного знака <1>.

———————————

<1> Постановление Президиума ВАС РФ от 23 апреля 2013 г. N 14186/12.

 

Таким образом, правовая конструкция комментируемой статьи в данной части является близкой правовой конструкции ст. 10 ГК РФ, установившей запрет на злоупотребление гражданскими правами, на их недобросовестное использование и использование в целях ограничения конкуренции.

Данный факт неоднократно подтвержден правоприменительной практикой и подчеркнут в том числе в п. 8 информационного письма Президиума ВАС РФ от 25 ноября 2008 г. N 127 «Обзор практики применения арбитражными судами ст. 10 Гражданского кодекса Российской Федерации», в котором дается описание спора, связанного с приобретением компанией «Акай Юниверсал Индастриз Лтд» (Гонконг) исключительных прав на товарный знак «Akai».

Данная правовая позиция находит свое отражение также в практике антимонопольного органа по делам о так называемых советских товарных знаках.

Так, недобросовестной конкуренцией ФАС России признаются действия по приобретению и использованию исключительных прав на советский товарный знак, которые совершены хозяйствующим субъектом, не являющимся правопреемником советского предприятия, которое разработало данное обозначение <1>.

———————————

<1> См., напр., дело о плавленых сырах «Омичка» — Постановление 9 ААС от 24 мая 2010 г. N 09АП-6100/2010-АК; дело о детских велосипедах «Конек-Горбунок» — Постановление ФАС МО от 10 декабря 2012 г. по делу N А40-16148/12-130-149.

 

Вместе с тем преимущественно в практике антимонопольного органа встречаются ситуации, когда правовой оценке на предмет соответствия требованиям ч. 2 ст. 14 Закона о защите конкуренции подлежат действия по недобросовестному приобретению и использованию советского товарного знака хозяйствующим субъектом, являющимся правопреемником советского предприятия, которое не разработало данное обозначение, а только лишь его использовало на основании распорядительных документов государственных органов СССР. То есть правообладатель советского товарного знака использовал данное обозначение наряду с другими советскими предприятиями, также получившими его в директивном порядке, но не имел отношения к разработке данного обозначения. Получив исключительные права на такой советский товарный знак, правообладатель зачастую предпринимает действия по недопущению использования тождественных или сходных до степени смешения обозначений для индивидуализации однородных товаров хозяйствующими субъектами — конкурентами, которые также являются правопреемниками соответствующего советского предприятия.

Важной для данной категории дел стала правовая позиция КС РФ, изложенная в его Определении от 1 апреля 2008 г. N 450-ОО «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы ЗАО «Московский завод плавленых сыров «Карат» на нарушение конституционных прав и свобод положениями ст. 4 и пункта 2 ст. 10 Закона РСФСР «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках», ст. 4 и ч. 2 ст. 14 Закона о защите конкуренции».

Следует отметить, что основанием для обращения ЗАО «Московский завод плавленых сыров «Карат» в КС РФ было решение Краснодарского УФАС России от 2 ноября 2005 г. N 124, в соответствии с которым действия данного хозяйствующего субъекта по приобретению и использованию комбинированных товарных знаков со словесными обозначениями «Дружба» и «Карат» были признаны актом недобросовестной конкуренции в соответствии с п. 2 ст. 10 Закона о конкуренции 1991 г. КС РФ указал, что как положения ранее действующего в данной части Закона о конкуренции 1991 г., так и положения ч. 2 ст. 14 Закона о защите конкуренции «как направленные на пресечение недобросовестной конкуренции, позволяющие признавать действия, в том числе связанные с регистрацией и (или) использованием известных советских товарных знаков, актом недобросовестной конкуренции с последующим рассмотрением федеральным патентным ведомством вопроса о полной или частичной недействительности регистрации средства индивидуализации продукции (выполнения работ, оказания услуг), не противоречат правовой природе товарного знака, не являются препятствием для реализации добросовестным правообладателем зарегистрированного товарного знака своего исключительного права использовать его любым не противоречащим закону способом, распоряжаться товарным знаком и разрешать или запрещать его использование другими лицами и ограничивают права хозяйствующих субъектов, закрепленные в статьях 17 (часть 3), 19 (часть 1) и 34 Конституции Российской Федерации, в той мере, в какой согласно статье 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации это необходимо в целях защиты прав и законных интересов других лиц».

Данная правовая позиция получила свое широкое развитие в правоприменительной практике.

Так, например, в качестве недобросовестной конкуренции в соответствии с ч. 2 ст. 14 Закона о защите конкуренции ФАС России были квалифицированы действия ОАО «Русский Продукт» (правопреемника Московского пищевого комбината — предприятия пищевой промышленности СССР), связанные с приобретением исключительных прав на словесный товарный знак «Летний» по свидетельству N 287331, представляющий собой словесное обозначение, широко используемое несколькими независимыми производственными предприятиями СССР в качестве средства индивидуализации производимых растворимых кофейных напитков, и использованием данных прав путем препятствования своему конкуренту ОАО «Комбинат детского питания и пищевых концентратов» (правопреемнику Ленинградского пищевого комбината — предприятия пищевой промышленности СССР) в использовании словесного обозначения «Летний» в качестве наименования кофейных напитков <1>.

———————————

<1> Постановление ФАС МО от 15 октября 2012 г. по делу N А40-10944/12-119-111.

 

Отдельно следует выделить дело, рассмотренное ФАС России по заявлению ОАО «Московская кондитерская фабрика «Красный Октябрь» о недобросовестной конкуренции со стороны ОАО «Оркла Брэндс Россия» <1>.

———————————

<1> Постановление ФАС МО от 28 мая 2013 г. по делу N А40-115053/12-154-1081.

 

Так, своим решением ФАС России признал, что действия ОАО «Оркла Брэндс Россия», связанные с использованием комбинированного обозначения (этикет шоколада «Крупская Аленка» в дизайне 2009 г.), сходного до степени смешения с товарными знаками по свидетельствам N 184515 и N 80 (этикетки шоколада «Аленка» производства Кондитерской фабрики «Красный Октябрь»), являются недобросовестной конкуренцией, поскольку нарушают требования п. 4 ч. 1 ст. 14 Закона о защите конкуренции (запрет на введение в оборот товара с незаконным использованием объектов интеллектуальных прав, принадлежащих конкуренту).

Вместе с тем Комиссия антимонопольного органа по рассмотрению данного дела установила, что Кондитерская фабрика имени Н.К. Крупской, правопреемником которой является ответчик, с 1965 г. выпускала шоколад «Аленка» в различных исторических этикетах, т.е. задолго до даты приоритета товарных знаков заявителя.

Более того, в ходе рассмотрения дела было установлено, что в СССР по утвержденной рецептуре с использованием утвержденного дизайна этикета шоколад «Аленка» мог выпускать любой производитель кондитерской продукции.

Таким образом, Комиссия антимонопольного органа пришла к выводу о том, что действия ОАО «Оркла Брэндс Россия» по использованию словесного обозначения «Аленка» в форме исторического этикета шоколада «Аленка», существовавшего в советский период времени до даты приоритета товарного знака по свидетельству N 184515, т.е. до 21 сентября 1999 г., не могут содержать признаки недобросовестной конкуренции.

Если тождественный или сходный до степени смешения товарный знак зарегистрирован хотя и не в отношении однородных товаров, но при этом создается угроза возникновения заблуждения потребителя относительно товара или его изготовителя, то такие действия могут быть признаны недобросовестной конкуренцией. В данном случае необходимо исследовать известность товарного знака в определенных кругах и возможность отнесения потребителями товаров, маркированных сходными знаками, к одному месту происхождения и изготовителю.

Речь идет, в частности, о концепции запрета на «паразитарную» конкуренцию, а также о значимости правового запрета на недобросовестную конкуренцию, который подлежит применению в качестве правовой защиты известности товарного знака, его коммерческой ценности в силу приобретения таковой хозяйствующим субъектом — их обладателем вне зависимости от его государственной регистрации. Такая концепция уже была поддержана Президиумом ВАС РФ в Постановлении от 24 апреля 2012 г. N 16912/11 по результатам пересмотра в порядке надзора дела о товарном знаке «Vecheron Constantin».

Президиум ВАС РФ, отменяя судебные акты судов нижестоящих инстанций, признал актом недобросовестной конкуренции в соответствии со ст. 10.bis Парижской конвенции по охране промышленной собственности приобретение ответчиком исключительных прав на словесный товарный знак «Vecheron Constantin» по свидетельству N 278829 для товаров 25-го класса МКТУ — одежда, обувь, головные уборы. Охраняемое данным товарным знаком словесное обозначение являлось сходным до степени смешения с имеющим мировую известность наименованием наручных часов премиум класса, производимых истцом на территории Швейцарии и поставляемых в том числе на территорию РФ. С учетом данных обстоятельств Президиум ВАС РФ указал, что действия ответчика по регистрации данного товарного знака не соответствовали требованиям должной осмотрительности и недопущения недобросовестного использования экономических преимуществ, полученных истцом в результате длительности реализации своего товара с наименованием «Vecheron Constantin» и полученной известности у потребителей.

В правоприменительной практике также неоднократно рассматривался вопрос о том, возможно ли квалифицировать в качестве недобросовестной конкуренции действия хозяйствующего субъекта по направлению заявки на регистрацию товарного знака, т.е. направленные на приобретение исключительных прав на товарный знак. На наш взгляд, такие действия действительно могут быть частью недобросовестной конкурентной тактики, однако будут квалифицированы как таковые не сами по себе, а исключительно в рамках правовой оценки совокупности действий, противоречащих «честным обычаям в промышленных и торговых делах». Представляется, что квалификация таких действий должна быть осуществлена в соответствии с общим запретом на недобросовестную конкуренцию, установленным в ч. 1 ст. 14 Закона о защите конкуренции и в ст. 10.bis Парижской конвенции по охране промышленной собственности.

Так, решением ФАС России по делу N 1-14-123/00-08-12 в качестве недобросовестной конкуренции была квалифицирована совокупность действий ответчика, выраженных в использовании деловой репутации Акционерного дружества «Булгартабак Холдинг», а именно широкой известности сигарет «Opal», «Родопи» («Rodopi»), «BT» («БТ»), «Интер», «Ти-134», «Стюардесса» («Stewardess»), производимых и реализуемых заявителем, путем предложений к продаже и введения ответчиком в гражданский оборот на территории РФ сигарет «Opal», «Родопи» («Rodopi»), «BT» («БТ»), «Интер», «Ти-134», «Стюардесса» («Stewardess») с копированием дизайна упаковок сигарет «Opal», «Родопи» («Rodopi»), «BT» («БТ»), «Интер», «Ти-134», «Стюардесса» («Stewardess»), производимых Акционерным дружеством «Булгартабак Холдинг», а также путем совершения действий, направленных на прекращение правовой охраны товарных знаков, принадлежащих Акционерному дружеству «Булгартабак Холдинг», используемых им в качестве средств индивидуализации производимых и реализуемых сигарет «Opal», «Родопи» («Rodopi»), «BT» («БТ»), «Интер», «ТИ-134», «Стюардесса» («Stewardess»), а также направленных на приобретение ответчиком исключительных прав на данные товарные знаки на территории РФ <1>.

———————————

<1> http://solutions.fas.gov.ru/ca/upravlenie-kontrolya-reklamy-i-nedobrosovestnoy-konkurentsii/1-14-123-00-08-12.

 

  1. Часть 3 комментируемой статьи устанавливает, что решение федерального антимонопольного органа о нарушении положений ч. 2 данной статьи в отношении приобретения и использования исключительного права на товарный знак направляется заинтересованным лицом в федеральный орган исполнительной власти по интеллектуальной собственности для признания недействительным предоставления правовой охраны товарному знаку.

Данная норма корреспондирует подп. 6 п. 2 ст. 1512 ГК РФ, который в качестве основания для частичного или полного прекращения правовой охраны товарного знака предусматривает признание действий по его государственной регистрации в установленном порядке злоупотреблением правом или недобросовестной конкуренцией.

При этом соответствующие решения могут быть приняты как Федеральной антимонопольной службой, так и ее территориальными органами.

Необходимо отметить, что прекращение правовой охраны товарного знака является соразмерной мерой гражданско-правовой ответственности хозяйствующего субъекта, совершившего такой акт недобросовестной конкуренции наряду с применением мер административной ответственности за совершение таких действий, предусмотренных ч. 1 ст. 14.33 КоАП РФ.

Под заинтересованным лицом в данном случае следует понимать хозяйствующего субъекта, товарный знак которого был недобросовестно зарегистрирован и которому предоставлена легальная возможность восстановить свое нарушенное право путем обращения в Федеральную службу по интеллектуальной собственности с заявлением о прекращении правовой охраны товарного знака в установленном ГК РФ порядке и дальнейшей подачи собственной заявки для приобретения на него исключительных прав.

Содержание

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code