О необходимости криминализации предложения несовершеннолетнему вступить в сексуальный контакт

Статья написана в рамках госзадания проекта N 3299. Российская Федерация, ратифицировав Федеральным законом от 07.05.2013 N 76-ФЗ Конвенцию Совета Европы о защите детей от сексуальной эксплуатации и сексуальных злоупотреблений, заключенную в г. Лансароте 25.10.2007, взяла на себя обязательство принять необходимые законодательные или иные меры, обеспечивающие установление уголовной ответственности, в том числе за домогательство в отношении детей с сексуальными целями в сети Интернет, а также иных информационно-телекоммуникационных сетей. По существу, это и есть разновидность противоправных интеллектуальных действий. Для подготовки статьи авторами были использованы следующие методологические основы: совокупность общенаучных и специальных методов познания социально-правовой действительности. Методологический базис исследования представлен диалектическим методом с присущими ему требованиями объективности, всесторонности, историзма, конкретности истины. Из числа общенаучных методов исследования использовались методы анализа, синтеза, сравнения, измерения. В качестве частно-научного метода применялся метод сравнительно-правовой. Предлагается признать, что преступление, предусмотренное ст. 135 УК, может быть совершено с использованием сети Интернет и других информационно-телекоммуникационных сетей. В статье на основании положений Конвенции, российского законодательства и примеров судебной практики сформулировано предложение об имплементации ст. 23 Конвенции в отечественное уголовное законодательство.

 

Основываясь на Декларации прав ребенка от 20 ноября 1959 года, где согласно преамбуле ребенок ввиду его физической и умственной незрелости нуждается в специальной охране и заботе, включая надлежащую правовую защиту, как до, так и после рождения, Конвенции о правах ребенка от 20 ноября 1989 года, которая обязывает государства-участники обеспечить ребенку такую защиту и заботу, которые необходимы для его благополучия, принимать все необходимые законодательные, административные, социальные и просветительные меры с целью защиты ребенка от всех форм физического или психологического насилия, оскорбления или злоупотребления, включая сексуальное злоупотребление (статья 19), защищать ребенка от всех форм сексуальной эксплуатации и сексуального совращения (статья 34), Российская Федерация должна стремится к совершенствованию действующего законодательства, учитывая новые способы совершения преступлений, например в сети Интернет.

В Определении Конституционного Суда от 21.10.2008 N 568-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Павлова Ивана Васильевича на нарушение его конституционных прав статьей 134 Уголовного кодекса Российской Федерации», сказано, что устанавливая уголовную ответственность за половое сношение и иные действия сексуального характера с лицом, не достигшим шестнадцатилетнего возраста, хотя и не имеющие насильственный характер, законодатель исходил из того, что потерпевшее лицо в силу психологической незрелости не осознает в полной мере характер совершаемых с ним действий и их физические, нравственные, психологические, социальные и иные последствия (лишение подростка детства и отрочества, торможение личностного развития, сокращение его социальных перспектив, препятствие получению образования) и, соответственно, выступает жертвой осознанных и волевых действий совершеннолетнего лица.

Российская Федерация, ратифицировав Федеральным законом от 07.05.2013 N 76-ФЗ Конвенцию Совета Европы о защите детей от сексуальной эксплуатации и сексуальных злоупотреблений (CETS N 201), заключенную в г. Лансароте 25.10.2007, взяла на себя обязательство принять необходимые законодательные или иные меры, обеспечивающие установление уголовной ответственности, в том числе за деяния, предусмотренные ст. 23 Конвенции.

Статья 23 указанной Конвенции поднимает важную проблему ответственности за домогательство в отношении детей с сексуальными целями. В ней говорится, что каждая из Сторон принимает необходимые законодательные или иные меры для установления уголовной ответственности за любое умышленное предложение о встрече, с которым взрослый при помощи информационно-коммуникационных технологии обращается к ребенку, не достигшему возраста, до которого запрещено вступать в действия сексуального характера с ребенком, установленного в каждой стране, с целью совершения против него или нее любого из следующих преступлений, если за таким предложением последовали практические действия, направленные на проведение такой встречи. Таковыми преступлениями признаны: занятие деятельностью сексуального характера с ребенком, который, согласно соответствующим положениям национального законодательства, не достиг установленного законом возраста для занятия деятельностью сексуального характера; занятие деятельностью сексуального характера с ребенком, когда: используются принуждение, сила или угрозы; или имеет место злоупотребление признанным доверием, властью или влиянием на ребенка, в том числе внутри семьи; или имеет место злоупотребление особо уязвимым положением ребенка, в частности в силу его ограниченных умственных и физических возможностей или в случае его зависимого положения; а также вовлечение ребенка в проституцию или склонение ребенка к занятию проституцией; принуждение ребенка к занятию проституцией или извлечение выгоды из нее или иная эксплуатация ребенка для этих целей; использование услуг детской проституции.

Действительно, серьезной проблемой следует признать отсутствие эффективного противодействия половым преступлениям в отношении несовершеннолетних с использованием сети Интернет, а также иных информационно-телекоммуникационных сетей.

Глава 18 УК РФ устанавливает следующие специальные виды половых преступлений в отношении: п. «а» ч. 3 ст. 131 — изнасилование несовершеннолетних, п. «б» ч. 4 ст. 131 — изнасилование потерпевшей, не достигшей четырнадцатилетнего возраста: ч. 5 ст. ст. 131 — деяние, предусмотренное пунктом «б» части четвертой настоящей статьи, совершенное лицом, имеющим судимость за ранее совершенное преступление против половой неприкосновенности несовершеннолетнего. В примечании к ст. 131 УК РФ сказано, что к преступлениям, предусмотренным пунктом «б» части четвертой настоящей статьи, а также пунктом «б» части четвертой статьи 132 УК РФ, относятся также деяния, подпадающие под признаки преступлений, предусмотренных частями третьей — пятой статьи 134 и частями второй — четвертой статьи 135 УК РФ, совершенные в отношении лица, не достигшего двенадцатилетнего возраста, поскольку такое лицо в силу возраста находится в беспомощном состоянии, то есть не может понимать характер и значение совершаемых с ним действий.

Пункт «а» ч. 3 статьи 132 УК РФ признает преступлением насильственные действия сексуального характера, совершенные в отношении несовершеннолетнего (несовершеннолетней); а п. «б» ч. 4 — деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, если они совершены в отношении лица, не достигшего четырнадцатилетнего возраста, а ч. 5 — деяния, предусмотренные пунктом «б» части четвертой настоящей статьи, совершенные лицом, имеющим судимость за ранее совершенное преступление против половой неприкосновенности несовершеннолетнего. Статья 133 УК РФ — понуждение лица к половому сношению, мужеложству, лесбиянству или совершению иных действий сексуального характера путем шантажа, угрозы уничтожением, повреждением или изъятием имущества либо с использованием материальной или иной зависимости потерпевшего (потерпевшей), совершенное в отношении несовершеннолетнего (несовершеннолетней).

Статья 134 УК РФ устанавливает ответственность за половое сношение и иные действия сексуального характера с лицом, не достигшим шестнадцатилетнего возраста, а ст. 135 УК РФ — за совершение развратных действий без применения насилия лицом, достигшим восемнадцатилетнего возраста, в отношении лица, не достигшего шестнадцатилетнего возраста (ч. 1) и в отношении лица, достигшего двенадцатилетнего возраста, но не достигшего четырнадцатилетнего возраста (ч. 2).

В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 04.12.2014 N 16 «О судебной практике по делам о преступлениях против половой неприкосновенности и половой свободы личности» справедливо указано, что развратными могут признаваться и такие действия, при которых непосредственный физический контакт с телом потерпевшего лица отсутствовал, включая действия, совершенные с использованием сети Интернет, иных информационно-телекоммуникационных сетей (п. 17). При этом к развратным действиям в статье 135 УК РФ относятся любые действия, кроме полового сношения, мужеложства и лесбиянства, совершенные в отношении лиц, достигших двенадцатилетнего возраста, но не достигших шестнадцатилетнего возраста, которые были направлены на удовлетворение сексуального влечения виновного, или на вызывание сексуального возбуждения у потерпевшего лица, или на пробуждение у него интереса к сексуальным отношениям. Однако, на наш взгляд, нельзя ограничиться только вниманием к ответственности за развратные действия в отношении несовершеннолетних.

С.В. Тычинин прав, что доступ к сети Интернет пропагандируется как наилучший инструмент информационной подпитки современного человека, в том числе и несовершеннолетних, но при этом не создан четкий механизм по ограничению несовершеннолетних детей к информации. Складывается впечатление, что в Интернете действует целая индустрия нравственной деградации несовершеннолетних [1].

Следует согласиться с С. Тасаковым и Р. Кочетовым, что существуют специальные компьютерные программы (например, «skype», «viber»), позволяющие дистанционно связаться с любым человеком, обладающим компьютером или мобильным устройством, поддерживающим необходимую программу, а также сопутствующими приспособлениями в виде микрофона и камеры. Тем самым преступник получает возможность дистанционно связаться с лицом и осуществить в отношении его развратные действия, а именно продемонстрировать материалы эротического и порнографического содержания, продемонстрировать свои половые органы, осуществить разговор на эротические темы и многое другое [2].

Рассмотрим существующую судебную практику: в 2014 г. в РФ впервые был вынесен приговор за насильственные действия сексуального характера в отношении малолетней в Интернете. Мосгорсуд рассмотрел уголовное дело 21-летнего А. Мельникова и установил, что в декабре 2012 года он начал переписываться в одной из социальных сетей с 10-летней жительницей Казани. Молодой человек отправлял девочке порнографические материалы в виде текстовых, графических, фото и видео-файлов, тем самым он оказывал психологическое воздействие, «направленное на побуждение малолетней к совершению сексуальных действий». При этом Мельников зарегистрировался в соцсети под вымышленными анкетными данными. Суд признал его виновным по п. «б» ч. 4 ст. 132 УК РФ (действия сексуального характера, с использованием беспомощного состояния потерпевшей, в отношении лица, не достигшего 14-летнего возраста) и назначил наказание в виде 6 лет колонии строгого режима с ограничением свободы на 2 года [3].

В Свердловской области суд вынес приговор 30-летнему И. Макурину за совершение преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 135 УК РФ и назначил наказание в виде 2 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима. Сексуальные сообщения и фотографии он направлял 13-летней девочке с помощью общения в соцсети. Макурин начал с ней общаться путем обмена текстовыми сообщениями, в ходе этого общения у него возник умысел на совершение в отношении своей малолетней собеседницы развратных действий. С этой целью с 11 по 15 октября 2011 года он ежедневно направлял через сайт социальной сети малолетней потерпевшей сексуальные сообщения и фотографии. Данное преступление было выявлено родителями потерпевшей [4].

36-летний житель Красноярска был признан виновным в серии развратных и сексуальных действий с использованием сети Интернет в отношении несовершеннолетних и малолетних детей. В 2012 году в отдел «К» БСТМ ГУ МВД России по Красноярскому краю поступила оперативная информация о том, что житель г. Красноярска совершает развратные действия в отношении лиц, не достигших четырнадцатилетнего возраста, путем электронной переписки и видеотрансляции по веб-камере.

В ходе проведения обыска на жестком диске компьютера злоумышленника оперативники обнаружили электронную переписку на сексуальные темы с несовершеннолетними лицами в сети Интернет, а также записи видеотрансляции по веб-камере с участием обнаженных детей. Всего правоохранители выявили 15 эпизодов преступной деятельности в отношении 10 несовершеннолетних и малолетних лиц. Красноярским краевым судом в отношении указанного гражданина вынесен приговор — 16 лет лишения свободы с отбыванием наказания в колонии строго режима [5].

Считаем общественно опасным тот факт, что интернет-знакомства зачастую перерастают в личные встречи, на которых совершаются иные половые преступления в отношении несовершеннолетних. Например, 14.01.2014 прокуратурой Новомосковского административного округа г. Москвы было утверждено обвинительное заключение по уголовному делу по обвинению А.Д. Оленева по ч. 1 ст. 30, ч. 2 ст. 134 и ч. 1 ст. 135 УК РФ. Он познакомился с несовершеннолетним и потерпевшим С. на одном из сайтов интернет-знакомств. Интернет-знакомство переросло в переписку сексуального характера и последующую личную встречу. Следствием были установлены аналогичные эпизоды преступной деятельности обвиняемого в отношении подростков обоего пола, проживающих вне территории Московского региона. Приговором Щербинского районного суда г. Москвы А.Д. Оленева был признан виновным в совершении мужеложства и развратных действий в отношении несовершеннолетнего, не достигшего 16-летнего возраста, и осужден к длительному сроку лишения свободы [6].

В теории уголовного права признано, что развратные действия могут носить не только физический, но и интеллектуальный характер, под ними можно понимать и разговоры в сети Интернет на интимные темы с ребенком, незаметно подталкивающие его к встрече, на которой виновные совершают задуманные преступления против половой неприкосновенности несовершеннолетних.

Статья 135 УК РФ предусматривает ответственность за развратные действия, разнообразные по характеру, по содержанию, по форме. По мнению А.О. Безверхова, следует различать следующие их варианты: (1) совершение виновным действий сексуального характера в отношении жертвы; (2) совершение сексуальных действий в присутствии жертвы (эксгибиционизм, скотоложство, совершение полового акта и др.); (3) склонение жертвы к совершению сексуальных действий в отношении виновного; (4) склонение жертв к совершению сексуальных действий между собой; (5) развратные действия так называемого интеллектуального характера (ознакомление с порнографической литературой, фильмами, аудиозаписями, демонстрация порнографических изображений, различного рода предметов и др.).

В соответствии с еще одной классификацией автора целесообразно различать развратные действия в виде (I) телесного (физического) сексуального воздействия и (II) бестелесного (интеллектуального) сексуального воздействия. При этом физическое развратное воздействие может состоять в (1) сексуальном телесном проникновении, (2) сексуальных прикосновениях (поглаживаниях, дотрагиваниях), (3) обнажении тела самого потерпевшего, виновного или другого лица, (4) демонстративном совершении сексуальных действий и склонении жертвы к наблюдению за этим поведением [7].

Таким образом, следует признать, что преступление, предусмотренное ст. 135 УК, может быть совершено с использованием сети Интернет и других информационно-телекоммуникационных сетей. По существу, это и есть разновидность противоправных интеллектуальных действий. Считаем, что развратные действия в отношении несовершеннолетних не менее общественно опасны, чем, например, посредничество во взяточничестве, предусмотренное ст. 291.1 УК РФ. В ч. 5 указанной статьи установлена ответственность, в частности лишение свободы на срок до семи лет, за обещание или предложение посредничества во взяточничестве.

Поэтому, учитывая положения ст. 23 Конвенции Совета Европы о защите детей от сексуальной эксплуатации и сексуальных злоупотреблений, считаем необходимым включить в УК РФ статью 135.1 «Домогательство несовершеннолетнего с сексуальными целями», в которой установить ответственность за любое умышленное предложение о встрече, с которым лицо, достигшее 18 летнего возраста при помощи сети Интернет или иных информационно-коммуникационных технологий обращается к несовершеннолетнему, с целью совершения против него или нее полового преступления.

 

Библиография

 

  1. Тычинин С.В. Право ребенка на нравственное благополучие // Семейное право на рубеже XX — XXI веков: к 20-летию Конвенции ООН о правах ребенка: Материалы Международной научно-практической конференции / И.Ф. Александров, О.С. Алферова, З.А. Ахметьянова и др.; отв. ред. О.Н. Низамиева. М.: Статут, 2011. 446 с.
  2. Тасаков С., Кочетов Р. Развратные действия в сети Интернет // Уголовное право. 2014. N 5. С. 96 — 97.
  3. По первому в России приговору за побуждение ребенка к сексу в Интернете назначено 6 лет строгого режима // Право.РУ. 2014. 20 фев.
  4. В Екатеринбурге передано в суд уголовное дело в отношении местного жителя, развращавшего 13-летнюю школьницу в одной из социальных сетей в Интернете // Ведомости-Урал. 2011. 23 дек.
  5. Житель Красноярска приговорен к 16 годам тюрьмы за серию развратных действий в отношении детей // Пресс-служба ГУ МВД России по Красноярскому краю // Официальный сайт главного управления МВД России по Красноярскому краю. URL: http://24.mvd.ru/news/item/1194539 (дата обращения: 08.06.2015).
  6. Ответственность за преступления против половой свободы и половой неприкосновенности несовершеннолетних. URL: http://sosenskoe-omsu.ru/upload/iblock/628/otvetstvennost-za-prestupleniya-protiv-polovoj-svobodyi-i-polovoj-neprikosnovennosti-nesovershennoletnih.docx.

7. Безверхов А. О некоторых вопросах квалификации насильственных преступлений против половой неприкосновенности и половой свободы личности // Уголовное право. 2014. N 5. С. 18 — 24.

Л.А.Букалерова, доктор юридических наук, профессор, кафедра уголовного права и уголовного процесса, Российский университет дружбы народов.

А.А.Атабекова, доктор филологических наук, профессор, кафедра иностранных языков юридического факультета, РУДН.

М.А.Симонова, кандидат педагогических наук, доцент, кафедра административного права, РУДН.

Ключевые слова: Конвенция, защита, сексуальная эксплуатация, Уголовный кодекс, статья, несовершеннолетний, сексуальный контакт, предложение, Интернет, запрет.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code