Обзор практики рассмотрения дел Верховным Судом РФ

Определение от 15 июня 2015 г. N 307-ЭС15-1559

 

ОАО «М» с иском к ООО «Л» о признании прекращенным путем зачета требований обязательства ОАО «М» перед ООО «Л» в размере 11000000 руб. неустойки, взысканной на основании Постановления апелляционного суда по другому делу.

Решением суда, оставленным без изменения апелляционной и кассационной инстанциями, иск удовлетворен.

Постановлением апелляционного суда от 13.05.2013 по делу N А44-5693/2012 с ООО «С» в пользу ОАО «М» взыскано 15561224,69 руб. пени за нарушение сроков исполнения обязательств по договору от 18.10.2010 и 52820,96 руб. госпошлины. ОАО «М» выдан исполнительный лист от 11.06.2013.

Определением суда от 20.11.2012 возбуждено производство по делу N А56-67816/2012 по иску ООО «С» о взыскании с ОАО «М» 2217144 руб. пеней по договору от 02.08.2010.

Определением суда от 17.04.2013 дело N А56-67816/2012 присоединено к делу N А56-1586/2013, в рамках которого 04.09.2013 произведена замена ООО «С» на ООО «Л» в связи с уступкой прав на взыскание задолженности по договору от 02.08.2010, а также принято увеличение размера иска до 22906241 руб. пеней.

Постановлением апелляционного суда от 31.10.2013 по делу N А56-1586/2013 с ОАО «М» в пользу ООО «Л» взыскано 11000000 руб. неустойки за нарушение сроков оплаты выполненных работ по договору от 02.08.2010 и 950,43 руб. госпошлины, в остальной части иска отказано. ООО «Л» выдан исполнительный лист от 12.11.2013.

Письмом от 05.11.2013 ОАО «М» уведомило ООО «Л» о зачете требования нового кредитора (ООО «Л») об оплате неустойки в размере 11000000 руб. по договору от 02.08.2010 против требования истца к первоначальному кредитору (ООО «С») по договору от 18.10.2010 в части суммы 11000000 руб. неустойки.

Истец, считая, что долгового обязательства перед ответчиком у него более не имеется, обратился в суд с заявлением о признании обязательства прекращенным путем зачета требований.

Статья 410 ГК РФ предусмотрено, что обязательство прекращается полностью или частично зачетом встречного однородного требования, срок которого наступил либо срок которого не указан или определен моментом востребования. В случаях, предусмотренных законом, допускается зачет встречного однородного требования, срок которого не наступил. Для зачета достаточно заявления одной стороны.

В соответствии со ст. 412 ГК РФ в случае уступки требования должник вправе зачесть против требования нового кредитора свое встречное требование к первоначальному кредитору. Зачет производится, если требование возникло по основанию, существовавшему к моменту получения должником уведомления об уступке требования, и срок требования наступил до его получения либо этот срок не указан или определен моментом востребования.

Случаи недопустимости зачета перечислены в ст. 411 ГК РФ.

Действующее законодательство не ограничивает право должника на применение ст. 412 ГК РФ и зачет против требования нового кредитора своего встречного требования к первоначальному кредитору, подтвержденного судебными актами.

В соответствии с разъяснением, данным в п. 4 информационного письма Президиума ВАС РФ от 29.12.2001 N 65 «Обзор практики разрешения споров, связанных с прекращением обязательств зачетом встречных однородных требований», для прекращения обязательства зачетом заявление о зачете должно быть получено соответствующей стороной.

Судами установлено, что письмо от 05.11.2013 о зачете получено ООО «Л» 08.11.2013. Каких-либо возражений или претензий по предмету состоявшегося зачета ООО «Л» не направляло.

Таким образом, выводы судов о соответствии проведенного истцом зачета положениям закона являются правильными.

Ссылка ответчика на ст. 88.1 ФЗ от 02.10.2007 N 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» является ошибочной, поскольку эта статья введена ФЗ от 28.12.2013 N 411-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «Об исполнительном производстве», который вступил в силу 10.01.2014, то есть после проведения зачета.

Более того, ст. 88.1 Закона N 229-ФЗ определяет порядок проведения зачета подтвержденных исполнительными документами о взыскании денежных средств, на основании которых возбуждены исполнительные производства.

Вместе с тем судами установлено, что исполнительное производство в отношении истца не возбуждалось.

Довод о том, что на момент принятия решения суда первой инстанции по существу обязательство ОАО «М» прекращено фактическим исполнением путем предъявления исполнительного листа к исполнению в банк, подлежит отклонению, поскольку судами установлено, что уведомление о зачете было получено ответчиком 08.11.2013, то есть до предъявления им исполнительного листа к исполнению.

Таким образом, на момент исполнения банком исполнительного документа обязательства ОАО «М» перед ООО «Л» были прекращены зачетом встречного однородного требования с соблюдением истцом ст. 412 ГК РФ.

Судебная коллегия оставила судебные акты по делу без изменения.

 

Постановление от 15 июня 2015 г. по делу N 305-АД14-299

 

ЗАО «Н» обратилось с заявлением о признании незаконным постановления службы Банка России по финансовым рынкам о привлечении к ответственности по ч. 1 ст. 15.19 КоАП РФ в виде штрафа в размере 500000 руб.

Решением суда, оставленным без изменения апелляционной и кассационной инстанциями, в удовлетворении требования отказано.

В соответствии с ч. 1 ст. 15.19 КоАП РФ (в редакции, действующей в спорный период) непредставление или нарушение эмитентом, профессиональным участником рынка ценных бумаг, клиринговой организацией, акционерным инвестиционным фондом, управляющей компанией акционерного инвестиционного фонда, паевого инвестиционного фонда или негосударственного пенсионного фонда либо специализированным депозитарием акционерного инвестиционного фонда, паевого инвестиционного фонда или негосударственного пенсионного фонда порядка и сроков представления информации (уведомлений), предусмотренной (предусмотренных) федеральными законами и принятыми в соответствии с ними иными нормативными правовыми актами, а равно представление информации не в полном объеме, и (или) недостоверной информации, и (или) вводящей в заблуждение информации, за исключением случаев, предусмотренных ст. 19.7.3 КоАП РФ, если эти действия (бездействие) не содержат уголовно наказуемого деяния, влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от 20000 до 30000 руб. или дисквалификацию на срок до одного года, на юридических лиц — от 500000 до 700000 руб.

В соответствии с выписками из реестра Д. являлся владельцем 12500 акций ЗАО «Н» (по состоянию на 03.04.2013), 12484 акций ЗАО «Н» (по состоянию на 10.10.2013), что составляет 5% от зарегистрированного уставного капитала общества.

Акционер 03.04.2013 обратился к ЗАО «Н» с требованием о предоставлении ему для ознакомления документов. Требование Д. было получено ЗАО «Н» 15.04.2013.

Согласно ФЗ от 26.12.1995 N 208-ФЗ «Об акционерных обществах» (в редакции, действующей в спорный период) общество обязано обеспечить акционерам доступ к документам, предусмотренным п. 1 ст. 89 Закона. К документам бухгалтерского учета и протоколам заседаний коллегиального исполнительного органа имеют право доступа акционеры (акционер), имеющие в совокупности не менее 25% голосующих акций общества (п. 1 ст. 91).

Документы, предусмотренные п. 1 данной статьи, должны быть предоставлены обществом в течение семи дней со дня предъявления соответствующего требования для ознакомления в помещении исполнительного органа общества. Общество обязано по требованию лиц, имеющих право доступа к документам, предусмотренным п. 1, предоставить им копии указанных документов (п. 2).

Пункт 1 ст. 89 Закона N 208-ФЗ (в редакции, действующей в спорный период) предусматривает, что общество обязано хранить следующие документы: договор о создании общества; устав общества и внесенные в него изменения и дополнения, которые зарегистрированы в установленном порядке, решение о создании общества, документ о государственной регистрации общества; документы, подтверждающие права общества на имущество, находящееся на его балансе; внутренние документы общества; положение о филиале или представительстве общества; годовые отчеты; документы бухгалтерского учета; документы бухгалтерской отчетности; протоколы общих собраний акционеров (решения акционера, являющегося владельцем всех голосующих акций общества), заседаний совета директоров (наблюдательного совета) общества, ревизионной комиссии (ревизора) общества и коллегиального исполнительного органа общества (правления, дирекции); бюллетени для голосования, а также доверенности (копии доверенностей) на участие в общем собрании акционеров; отчеты независимых оценщиков; списки аффилированных лиц общества; списки лиц, имеющих право на участие в общем собрании акционеров, и лиц, имеющих право на получение дивидендов, а также иные списки, составляемые обществом для осуществления акционерами своих прав в соответствии с требованиями данного Закона; заключения ревизионной комиссии (ревизора) общества, аудитора общества, государственных и муниципальных органов финансового контроля; проспекты ценных бумаг, ежеквартальные отчеты эмитента и иные документы, содержащие информацию, подлежащую опубликованию или раскрытию иным способом в соответствии с данным Законом и другими федеральными законами; уведомления о заключении акционерных соглашений, направленные обществу, а также списки лиц, заключивших такие соглашения; судебные акты по спорам, связанным с созданием общества, управлением им или участием в нем; иные документы, предусмотренные данным Законом, уставом общества, внутренними документами общества, решениями общего собрания акционеров, совета директоров (наблюдательного совета) общества, органов управления общества, а также документы, предусмотренные правовыми актами РФ.

Пункт 16 информационного письма Президиума ВАС РФ от 18.01.2011 N 144 «О некоторых вопросах практики рассмотрения арбитражными судами споров о предоставлении информации участникам хозяйственных обществ» разъяснено, что при оценке правомерности требований акционера о получении доступа к документам общества и (или) изготовления их копий судам необходимо учитывать, что в силу абз. 19 п. 1 ст. 89 Закона N 208-ФЗ помимо прямо перечисленных в этом пункте документов общество обязано хранить иные документы, предусмотренные этим Законом, уставом общества, внутренними документами общества, решениями общего собрания акционеров, совета директоров (наблюдательного совета) общества, органов управления общества, а также документы, предусмотренные правовыми актами РФ.

Дополнительный перечень документов, которые общество обязано хранить и предоставлять по требованию акционера, установлен Положением о порядке и сроках хранения документов акционерных обществ, утвержденным Постановлением ФКЦБ России от 16.07.2003 N 03-33/пс, а также Перечнем типовых управленческих архивных документов, образующихся в процессе деятельности государственных органов, органов местного самоуправления и организаций, с указанием сроков хранения, утвержденным Приказом Минкультуры России от 25.08.2010 N 558. В соответствии с этим Перечнем общество обязано хранить гражданско-правовые договоры, следовательно, они также должны предоставляться по требованию акционеров.

Акционер просил предоставить ему для ознакомления документы (акты, справки, счета) о приеме выполненных работ по договорам подряда за период с 01.01.2010 по 01.01.2013; переписку о сдаче и приеме зданий, помещенных в аренду, акты приема и передачи зданий, помещений, земельных участков и другого имущества в пользование, распоряжение, аренду от юридических и физических лиц за период с 01.01.2010 по 01.01.2013; документы, которыми оформляется оказание юридической помощи обществу по спорам с его акционерами (договоров (соглашений), платежных поручений, счетов, актов об оказанных услугах и иных) за 2009 — 2012 гг.

Должностное лицо, вынесшее Постановление от 12.09.2013, и согласившиеся с ним суды исходили из того, что ЗАО «Н» несвоевременно и не в полном объеме представило по требованию акционера копии запрашиваемых документов, обязанность представления которых предусмотрена Законом N 208-ФЗ, а именно ЗАО «Н» приняты меры по ознакомлению Д. с документами лишь после составления протокола об административном правонарушении (01.08.2013), то есть с нарушением срока, установленного п. 2 ст. 91 Закона N 208-ФЗ.

Исходя из изложенного, должностное лицо и суды сочли, что ЗАО «Н» не исполнило возложенной на него законом обязанности обеспечить акционеру реальную возможность в установленный срок ознакомиться с необходимыми документами, и пришли к выводу о доказанности вины ЗАО «Н» в совершении правонарушения.

ЗАО «Н» указывало, что запрашиваемые Д. документы относятся к документам бухгалтерского учета, которые в силу п. 1 ст. 91 Закона N 208-ФЗ не могли быть представлены для ознакомления ввиду наличия у акционера 5% акций общества.

Должностное лицо и суды исходили из того, что Д. как акционер имел право на получение документов и информации о деятельности общества, в том числе учредительных документов, документов бухгалтерской отчетности, а также иных документов, предусмотренных Законом N 208-ФЗ.

Таким образом, ЗАО «Н» было обязано своевременно предоставить истребуемые акционером документы для ознакомления.

Ссылка ЗАО «Н» на решение Арбитражного суда Московской области от 23.10.2012 по делу N А41-34289/2012 не может быть принята во внимание, поскольку по этому делу установлены иные конкретные обстоятельства, которые не были установлены при рассмотрения спора по настоящему делу, на что было указано, в частности, в Постановлении от 12.09.2013.

Согласно ч. 2 ст. 2.1 КоАП РФ юридическое лицо признается виновным в совершении правонарушения, если будет установлено, что у него имелась возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых КоАП РФ или законами субъекта РФ предусмотрена административная ответственность, но данным лицом не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению.

В ходе производства по данному делу должностное лицо и суды пришли к обоснованному выводу о том, что ЗАО «Н» не были предприняты все зависящие от него меры по соблюдению требований законодательства. Срок давности привлечения к ответственности соблюден.

Вместе с тем имеются основания для изменения состоявшихся по делу постановлений в части назначенного наказания.

ФЗ от 31.12.2014 N 515-ФЗ «О внесении изменений в статью 4.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» реализовано Постановление Конституционного Суда РФ от 25.02.2014 N 4-П, предусматривающее возможность назначения административного штрафа ниже низшего предела, установленного санкциями соответствующих норм КоАП РФ, ст. 4.1 КоАП РФ дополнена, в частности, ч. ч. 3.2 и 3.3.

В соответствии с ч. 3.2 ст. 4.1 при наличии исключительных обстоятельств, связанных с характером совершенного правонарушения и его последствиями, имущественным и финансовым положением привлекаемого к административной ответственности юридического лица, судья, орган, должностное лицо, рассматривающие дела об административных правонарушениях либо жалобы, протесты на постановления и (или) решения по делам об административных правонарушениях, могут назначить наказание в виде административного штрафа в размере менее минимального размера административного штрафа, предусмотренного соответствующей статьей или частью статьи раздела II КоАП РФ, в случае, если минимальный размер административного штрафа для юридических лиц составляет не менее 100000 руб.

Согласно ч. 3.3 ст. 4.1 при назначении административного наказания в соответствии с ч. 3.2 размер штрафа не может составлять менее половины минимального размера штрафа, предусмотренного для юридических лиц соответствующей статьей или частью статьи раздела II КоАП РФ.

При таких обстоятельствах назначенное ЗАО «Н» наказание в виде штрафа в сумме 500000 руб. в минимальном размере, предусмотренном санкцией ч. 1 ст. 15.19 КоАП РФ, не соответствует характеру совершенного им правонарушения, его материальному положению, характеру производственной деятельности, может повлечь избыточное ограничение прав юридического лица и с учетом конкретных обстоятельств дела подлежит снижению ниже низшего предела, предусмотренного санкцией данной статьи, но до размера не менее половины минимального размера.

Судья Верховного Суда РФ изменил оспариваемое постановление и судебные акты по делу и снизил размер штрафа до 250000 руб., в остальной части акты оставил без изменения.

 

Определение от 9 июня 2015 г. по делу N 307-ЭС15-795

 

ООО «Г» обратилось с иском к муниципальному предприятию «С» о взыскании 1963234,79 руб. задолженности по договору субподряда.

Решением суда, оставленным без изменения апелляционным судом, иск удовлетворен. Суд округа судебные акты отменил, в иске отказал.

30.05.2013 между предприятием «С» (генподрядчик) и ООО «Г» (субподрядчик) заключен договор субподряда на оказание услуг по текущему содержанию территорий общего пользования и земель резерва.

В силу договора оплата осуществляется путем перечисления денежных средств платежными поручениями на расчетный счет субподрядчика в течение 30 календарных дней с момента подписания акта о приемке оказанных услуг обеими сторонами на основании выставленного счета (счета-фактуры). Оплата производится после оказания субподрядчиком услуг, предусмотренных Техническим заданием, и устранения обнаруженных недостатков. Основанием для оплаты являются акт о приемке оказанных услуг (по форме N КС-2), справка о стоимости оказанных услуг (по форме N КС-3), подписанные генподрядчиком и субподрядчиком, счет-фактура (счет), при наличии подписанных муниципальным заказчиком (Департаментом жилищно-коммунального хозяйства) актов выполненных работ по форме N КС-2 и справок по форме N КС-3.

В соответствии с договором за нарушение сроков оказания услуг по заявкам генподрядчика, нарушение сроков устранения выявленных и надлежащим образом зафиксированных недостатков субподрядчик уплачивает за каждый день просрочки пени в размере 3% от стоимости данного вида услуг согласно расчету стоимости услуг. При этом генподрядчик вправе, не освобождая субподрядчика от ответственности, потребовать исполнения невыполненных обязательств в следующем отчетном периоде.

Согласно договору основанием для расчета генподрядчиком неустоек являются протоколы комиссионных объездов, акты контрольных проверок, в том числе односторонние.

Договором предусмотрено, что в случае отказа субподрядчика от добровольной уплаты неустойки в размере, предусмотренном договором, генподрядчик вправе уменьшить сумму, подлежащую уплате за оказанные услуги, на сумму начисленной неустойки, направив субподрядчику уведомление о зачете встречных взаимных требований в порядке ст. 410 ГК РФ.

Предприятие «С», ссылаясь на некачественное выполнение ООО «Г» работ по договору, оплатило данные работы не в полном объеме и удержало в одностороннем порядке начисленную на основании договора неустойку в размере неоплаченных работ в общей сумме 1963234,79 руб.

Суды первой и апелляционной инстанций, руководствуясь ст. ст. 307, 309, 310, 702, 740, 711 и 746 ГК РФ, пришли к выводу о том, что выполненные ООО «Г» работы предприятием «С» приняты без замечаний по объему и качеству и подлежат оплате.

Довод предприятия «С» о том, что на основании ст. 410 ГК РФ спорная задолженность зачтена им в счет не уплаченной в добровольном порядке неустойки, отклонен, поскольку требование о зачете путем направления ООО «Г» претензионных писем от 25.07.2013, 30.08.2013, 27.09.2013, 28.10.2013, 05.12.2013, 17.01.2014, 17.01.2014 заявлено предприятием «С» после предъявления к нему иска о взыскании задолженности, при этом встречный иск не предъявлен. Суды отметили, что сделка по зачету встречных однородных требований считается совершенной в момент получения контрагентом заявления о зачете, несмотря на то, что обязательства считаются прекращенными с иной даты.

При этом суды сослались на п. 1 информационного письма Президиума ВАС РФ от 29.12.2001 N 65 «Обзор практики разрешения споров, связанных с прекращением обязательств зачетом встречных однородных требований», в котором разъяснено, что обязательство не может быть прекращено зачетом встречного однородного требования, срок которого наступил, после предъявления иска к лицу, имеющему право заявить о зачете. В этом случае зачет может быть произведен при рассмотрении встречного иска.

Суд округа, не опровергая выводов судов нижестоящих инстанций о принятии предприятием «С» выполненных ООО «Г» работ без возражений по их качеству, не согласился с выводом о наличии у предприятия «С» задолженности по их оплате. Суд отметил, что стороны, согласовав в договоре условие о праве генподрядчика удержать за нарушение принятых обязательств в счет причитающихся платежей сумму неустойки, предусмотрели условие о прекращении встречных денежных требований, что не противоречит ст. ст. 330 и 421 ГК РФ и не требует заявления о зачете или предъявления встречного иска. Суд указал, что предприятие «С» при оплате выполненных работ воспользовалось своим правом, предусмотренным в договоре, и уменьшило сумму, подлежащую уплате, на сумму неустойки в размере 1963234,79 руб., начисленной за июнь — декабрь 2013 года.

ООО «Г» считает, что уменьшение задолженности за выполненные работы на размер требований в сумме начисленной неустойки должно осуществляться с соблюдением требований ст. ст. 407, 333, 1102 ГК РФ, что возможно путем предъявления самостоятельного иска или встречного иска с учетом представленных сторонами в обоснование своих требований и возражений доказательств. Кроме того, ООО «Г» сослалось на то, что такое уменьшение производится при доказанности факта ненадлежащего выполнения работ, что судами не установлено, и только в порядке ст. 410 ГК РФ, что предусмотрели стороны в договоре.

Согласно ст. 410 ГК РФ обязательство прекращается полностью или частично зачетом встречного однородного требования, срок которого наступил либо срок которого не указан или определен моментом востребования. Для зачета достаточно заявления одной стороны.

В п. 1 информационного письма N 65 разъяснено, что обязательство не может быть прекращено зачетом встречного однородного требования, срок которого наступил, после предъявления иска к лицу, имеющему право заявить о зачете. В этом случае зачет может быть произведен при рассмотрении встречного иска, который принимается судом на основании п. 1 ч. 3 ст. 132 АПК РФ.

Встречного иска предприятие «С» не заявило. Требования о зачете заявлены ответчиком после предъявления к нему иска о взыскании задолженности, поэтому обязательство предприятия «С» по оплате выполненных работ в сумме начисленной им неустойки не прекратилось.

Таким образом, Постановление кассационной инстанции нарушает права и законные интересы субподрядчика, который надлежащим образом выполнил работу, и результат принят генподрядчиком без каких-либо замечаний, однако субподрядчик лишен возможности получить оплату за эти работы, что противоречит ст. ст. 711, 720 ГК РФ.

Судебная коллегия отменила Постановление кассационной инстанции, оставив в силе решение суда первой инстанции и Постановление апелляционной инстанции.

 

Определение от 5 июня 2015 г. N 307-ЭС14-2603

 

ОАО «М» (порт) обратилось с иском к ОАО «РЖД» о взыскании 394518,24 руб. пеней за просрочку доставки груза.

Решением суда иск удовлетворен. Апелляционный суд решение оставил без изменения. Суды исходили из того, что груз принят к перевозке 27.12.2013 и должен прибыть на станцию 07.01.2013; фактически груз прибыл 09.01.2013, то есть с просрочкой в 2 суток. При удовлетворении иска суды руководствовались ст. ст. 33, 97 ФЗ от 10.01.2003 N 18-ФЗ «Устав железнодорожного транспорта Российской Федерации» (далее — УЖТ), Правилами исчисления сроков доставки грузов железнодорожным транспортом, утвержденными Приказом МПС России от 18.06.2003 N 27 (далее — Правила).

Суд округа судебные акты отменил, в иске отказал, посчитав, что при исчислении срока доставки груза применима ст. 193 ГК РФ, согласно которой, если последний день срока приходится на нерабочий день, днем окончания срока считается ближайший следующий за ним рабочий день.

С 1 по 8 января 2013 года являлись нерабочими днями (новогодние каникулы).

Поскольку последний день нормативного срока доставки груза приходится на нерабочий день, а доставка была осуществлена 09.01.2013 (ближайший следующий за ним рабочий день), оснований для взыскания пеней по правилам ст. 97 УЖТ не имеется.

Порт указывает на неправильное применение судом кассационной инстанции ст. 193 ГК РФ, поскольку имеет место железнодорожная перевозка, а поэтому при исчислении сроков доставки груза необходимо руководствоваться УЖТ и Правилами. Данные нормативные акты не содержат нормы, продлевающие срок доставки груза в нерабочие дни, поскольку перевозка груза — это непрерывный транспортный процесс.

ОАО «Р» (грузоотправитель) со станции железной дороги отгрузил груз по 25 транспортным железнодорожным накладным в адрес порта.

Согласно отметкам в транспортных железнодорожных накладных груз в вагонах был принят перевозчиком 27.12.2012, доставлен на станцию назначения 09.01.2013.

По факту просрочки грузополучатель в соответствии со ст. 97 УЖТ начислил пени в сумме 394518,24 руб., предъявил перевозчику претензии от 16.01.2013, от 18.01.2013. Претензии оставлены ОАО «РЖД» без ответа.

В соответствии со ст. 785 ГК РФ по договору перевозки груза перевозчик обязуется доставить вверенный ему отправителем груз в пункт назначения и выдать его управомоченному на получение груза лицу (получателю), а отправитель обязуется уплатить за перевозку груза установленную плату.

Заключение договора перевозки подтверждается составлением и выдачей отправителю груза транспортными железнодорожными накладными.

Согласно ст. 33 УЖТ перевозчики обязаны доставлять грузы по назначению и в установленные сроки.

Сроки доставки грузов и правила исчисления таких сроков утверждаются федеральным органом исполнительной власти в области железнодорожного транспорта по согласованию с федеральным органом исполнительной власти в области экономики. Грузоотправители, грузополучатели и перевозчики могут предусмотреть в договорах иной срок доставки грузов.

Исчисление срока доставки грузов начинается с 24 часов дня приема грузов для перевозки.

Дату приема грузов для перевозки и расчетную дату исчисления срока доставки грузов, определенную исходя из правил перевозок грузов железнодорожным транспортом или на основании соглашения сторон, указывает перевозчик в транспортной железнодорожной накладной и выданных грузоотправителям квитанциях о приеме грузов.

Грузы считаются доставленными в срок, если до истечения указанного в транспортной железнодорожной накладной и квитанции о приеме грузов срока доставки перевозчик обеспечил выгрузку грузов на железнодорожной станции назначения или вагоны, контейнеры с грузами поданы для выгрузки грузополучателям или владельцам железнодорожных путей необщего пользования для грузополучателей.

В соответствии со ст. 97 УЖТ за просрочку доставки грузов или не принадлежащих перевозчику порожних вагонов, контейнеров перевозчик (при перевозках в прямом смешанном сообщении — перевозчик соответствующего вида транспорта, выдавший груз) уплачивает пени в размере 9% платы за перевозку грузов, доставку каждого порожнего вагона, контейнера за каждые сутки просрочки (неполные сутки считаются за полные), но не более чем в размере платы за перевозку данных грузов, доставку каждого порожнего вагона, контейнера, если не докажет, что просрочка произошла вследствие предусмотренных ч. 1 ст. 29 УЖТ обстоятельств.

Пункты 2.1, 2.3 Правил предусмотрено, что сроки доставки грузов определяются исходя из норм суточного пробега вагона в километрах на весь путь следования в зависимости от расстояния перевозки и видов отправки.

В транспортных железнодорожных накладных ОАО «РЖД» указаны платежи за перевозку груза исходя из расстояния 4393 км, что соответствует суточному пробегу — 550 км/сутки, фактически груз прибыл на станцию назначения 09.01.2013. Просрочка в доставке груза составила 2 суток.

Перевозчик обязан доставить груз в пункт назначения в сроки, определенные в порядке, предусмотренном транспортными уставами и кодексами, а при отсутствии таких сроков — в разумный срок (ст. 792 ГК РФ).

Следовательно, железнодорожная перевозка груза регулируется специальными нормами права, поэтому при просрочке в доставке груза ст. 193 ГК РФ не подлежит применению.

Судебная коллегия отменила Постановление кассационной инстанции, оставив в силе решение суда первой инстанции и Постановление апелляционной инстанции.

 

Определение от 3 июня 2015 г. N 310-ЭС15-1168

 

Управление Россельхознадзора обратилось к ООО «Б» с иском о возмещении вреда, причиненного окружающей среде нарушением земельного законодательства, в сумме 2800000 руб., обязании восстановить нарушенное состояние окружающей среды путем проведения технической и биологической рекультивации нарушенного земельного участка, с представлением сведений о фактических затратах на восстановление нарушенного состояния окружающей среды в соответствии с проектом рекультивационных (восстановительных) работ.

Решением суда требование удовлетворено в части обязания ООО «Б» восстановить нарушенное состояние окружающей среды путем проведения технической и биологической рекультивации нарушенного земельного участка в соответствии с проектом рекультивационных (восстановительных) работ, в остальной части иска отказано. Апелляционный суд решение оставил без изменения. Суд округа оставил судебные акты без изменения.

Суды пришли к выводу о том, что требование в части взыскания 2800000 руб. не обосновано, так как ООО «Б» произвело рекультивацию земельных участков.

Суды сослались на то, что в силу п. 1 ст. 77 ФЗ от 10.01.2002 N 7-ФЗ «Об охране окружающей среды» юридические и физические лица, причинившие вред окружающей среде в результате ее загрязнения, истощения, порчи, уничтожения, нерационального использования природных ресурсов, деградации и разрушения естественных экологических систем, природных комплексов и природных ландшафтов и иного нарушения законодательства в области охраны окружающей среды, обязаны возместить его в полном объеме в соответствии с законодательством.

Размер вреда окружающей среде, причиненного нарушением законодательства в области охраны окружающей среды, осуществляется и в соответствии с проектами рекультивационных и иных восстановительных работ (п. 1 ст. 78 Закона N 7-ФЗ).

Пункт 2 ст. 78 Закона N 7-ФЗ предусмотрено, что вред окружающей среде, причиненный нарушением законодательства в области охраны окружающей среды, может быть возмещен посредством возложения на причинившее вред лицо обязанности по восстановлению нарушенного состояния окружающей среды за счет его средств в соответствии с проектом восстановительных работ.

Согласно позиции Верховного Суда РФ, изложенной в п. 37 Постановления Пленума от 18.10.2012 N 21 «О применении судами законодательства об ответственности за нарушения в области охраны окружающей среды и природопользования» (далее — Постановление Пленума N 21), и по смыслу п. 2 ст. 78 Закона N 7-ФЗ вред, причиненный окружающей среде, на основании решения суда может быть возмещен посредством возложения на виновное лицо обязанности по восстановлению нарушенного состояния окружающей среды за счет его средств в соответствии с проектом восстановительных работ в случае, если восстановление окружающей среды объективно возможно и правонарушитель в состоянии в течение разумного срока провести необходимые работы по восстановлению нарушенного состояния окружающей среды.

Возмещение вреда в натуре — это один из способов возмещения вреда, предусмотренного ст. 1082 ГК РФ.

Судами установлено, что по договору от 25.11.2013 по заказу ООО «Б» ОАО «Р» разработан и выполнен проект рекультивации спорного участка, которым предусмотрено выполнение действий по техническому и биологическому этапу рекультивации с указанием конечного срока мероприятий по рекультивации — 11.06.2017.

Согласно проекту работы проводятся в два этапа: технический и биологический. На техническом этапе проводятся работы, в том числе покрытие рекультивируемой площади плодородным слоем почвы. Биологический этап рекультивации включает комплекс агротехнических и фитомелиоративных мероприятий по восстановлению плодородия нарушенных земель.

Технический этап рекультивации земель проведен на основании заключенного с ОАО «Ц» договора от 10.12.2013 и завершен, что подтверждается актом выполненных работ от 11.06.2014.

Поскольку ООО «Б» восстановление плодородного слоя почвы произведено не в полном объеме, суды обязали его в срок до 11.06.2017 провести все восстановительные работы.

Использование управлением методики исчисления размера вреда суды признали неправомерным, поскольку в данном случае порча земель сельскохозяйственного назначения произошла в результате снятия и перемещения верхнего слоя почвы, химическое загрязнение и порча почвы отсутствуют, в связи с чем отказали во взыскании 2800000 руб. ущерба.

Управление указывает, что суды не применили абз. 2 п. 37 Постановления Пленума N 21, согласно которому отсутствие такс и методик исчисления размера вреда окружающей среде не является основанием для отказа в удовлетворении исковых требований о возмещении вреда, причиненного окружающей среде. В этом случае определение размера вреда окружающей среде, причиненного нарушением законодательства в области охраны окружающей среды и природопользования, осуществляется исходя из фактических затрат на восстановление нарушенного состояния окружающей среды с учетом понесенных убытков, в том числе упущенной выгоды, а также в соответствии с проектами рекультивационных и иных восстановительных работ.

Суды ограничили область применения и неправомерно отклонили для использования Методику исчисления размера вреда на том основании, что в формуле расчета фигурирует коэффициент — Kr (показатель в зависимости от глубины химического загрязнения или порчи почв). Судами не принято во внимание, что данный коэффициент устанавливает повышенную ответственность за загрязнение или порчу почвы на глубину более 20 см. При отсутствии таких проявлений применяется (и применен управлением) коэффициент равный единице, не изменяющий рассчитанный ущерб. Область применения данной Методики закреплена в п. 1, а исключения из области ее применения — в п. 3.

Суды не установили возможность полного устранения последствий причиненного вреда, не приняли во внимание всю экологическую опасность нанесенного вреда, представленного негативными изменениями окружающей среды, деградацией естественных экологических систем и истощением природных ресурсов, процесс восстановления которых занимает достаточно длительный период времени.

Действия нарушителя земельного законодательства по рекультивации направлены исключительно на восстановление вреда земельному участку как объекту гражданских прав, но не как объекта окружающей природной среды. Предписание осуществить меры по рекультивации участка направлены на поверхностное устранение последствий, учитывая уже произошедшие неустранимые негативные изменения в окружающей среде, что нашло свое отражение в применяемой методике расчета причиненного ущерба.

Проведение только одной рекультивации не является способом полного возмещения экологического вреда, а лишь средством устранения препятствий к воссозданию экологической системы.

ООО «Б» указывает на то, что оно добровольно предприняло необходимые действия по восстановлению нарушенного участка, а возмещение вреда окружающей природной среде, носящее компенсационный характер, должно устанавливаться на основе принципа эквивалентности исходя из вида и объема негативного воздействия на окружающую среду. Действия ООО «Б» по снятию и перемещению плодородного слоя почвы привели к незначительному ухудшению плодородного слоя почвы, но никак не причинили вреда природной среде в том смысле, в котором понимается и определяется вред на основании Закона N 7-ФЗ.

На арендованном ООО «Б» земельном участке сельскохозяйственного назначения, был снят и перемещен верхний плодородный слой почвы. Поврежденный участок перекрыт песком и его невозможно использовать по назначению ввиду физического и биологического состояния.

Постановлением от 09.08.2013 по делу об административном правонарушении ООО «Б» признано виновным в совершении правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 8.6 КоАП РФ, ему выдано предписание провести восстановление нарушенного участка в срок до 02.10.2013 путем проведения рекультивации.

Управление предъявило ООО «Б» требование о возмещении ущерба, причиненного окружающей среде. ООО «Б» в добровольном порядке ущерб не возместило.

В соответствии с п. 1 ст. 1064 ГК РФ вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

Согласно п. 1 ст. 77 Закона N 7-ФЗ юридические и физические лица, причинившие вред окружающей среде в результате ее загрязнения, истощения, порчи, уничтожения, нерационального использования природных ресурсов, деградации и разрушения естественных экологических систем, природных комплексов и природных ландшафтов и иного нарушения законодательства в области охраны окружающей среды, обязаны возместить его в полном объеме в соответствии с законодательством.

Вред окружающей среде, причиненный субъектом хозяйственной и иной деятельности, возмещается в соответствии с утвержденными в установленном порядке таксами и методиками исчисления размера вреда окружающей среде, а при их отсутствии — исходя из фактических затрат на восстановление нарушенного состояния окружающей среды, с учетом понесенных убытков, в том числе упущенной выгоды (п. 3 ст. 77 Закона).

В соответствии со ст. 42 ЗК РФ лица, не являющиеся собственниками земельных участков, обязаны использовать участки в соответствии с их целевым назначением и принадлежностью к той или иной категории земель и разрешенным использованием способами, которые не должны наносить вред окружающей среде, в том числе земле как природному объекту.

Нормы природоохранного законодательства о возмещении вреда окружающей среде применяются с соблюдением правил, установленных общими нормами гражданского законодательства, регулирующими возмещение ущерба, в том числе внедоговорного вреда. Доказывание таких убытков производится в общем порядке, установленном ст. ст. 15 и 1064 ГК РФ.

В соответствии с п. 1 ст. 78 Закона N 7-ФЗ компенсация вреда окружающей среде, причиненного в результате нарушения законодательства в области охраны окружающей среды, осуществляется добровольно либо по решению суда или арбитражного суда.

Определение размера вреда окружающей среде, причиненного нарушением законодательства в области охраны окружающей среды, осуществляется исходя из фактических затрат на восстановление нарушенного состояния окружающей среды, с учетом понесенных убытков, в том числе упущенной выгоды, а также в соответствии с проектами рекультивационных и иных восстановительных работ, при их отсутствии в соответствии с таксами и методиками исчисления размера вреда окружающей среде, утвержденными органами исполнительной власти, осуществляющими государственное управление в области охраны окружающей среды.

Закон не предусматривает оснований для зачета понесенных нарушителем затрат по ликвидации последствий в сумму ущерба, поскольку такая сумма в силу закона определяется самостоятельно по факту затрат именно на восстановление нарушенного состояния, а не непосредственно на ликвидацию последствий нанесенного вреда, либо по установленным законом таксам и методикам исчисления размера вреда.

Для восстановления нарушенных земель осуществляется их рекультивация. Рекультивации подлежат земли, нарушенные при ликвидации последствий загрязнения земель (п. п. 3, 5, 6 Основных положений о рекультивации земель, снятии, сохранении и рациональном использовании плодородного слоя почвы, утвержденных Приказом Минприроды России от 22.12.1995 N 525).

Восстановление нарушенного состояния окружающей среды не тождественно процедуре ликвидации последствия загрязнения окружающей среды (земель). Такое восстановление осуществляется после процедуры ликвидации последствий загрязнения окружающей среды (земель). Размер вреда, рассчитанный на основании Методики исчисления размера вреда, причиненного почвам как объекту охраны окружающей среды, утвержденной Приказом Минприроды России от 08.07.2010 N 238, является правильным, поскольку рекультивация земель полностью не возмещает вред в смысле, придаваемом этому понятию п. 1 ст. 1064 ГК РФ и п. 3 ст. 77 Закона N 7-ФЗ. При определении экологического вреда в денежном выражении подлежат учету не только затраты на восстановление нарушенной природной среды, но и экологические потери, которые невосполнимы или трудновосполнимы.

Судебная коллегия отменила все судебные акты по делу в части отказа во взыскании 2800000 руб. и в этой части иск удовлетворила, в остальной части оставила судебные акты без изменения.

С.Ю.Карасева

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code